Значение национализации в Венесуэле и Эквадоре

Irina_Afanaseva

02.2007 15:57

Президентские инаугурации в Венесуэле и Эквадоре, состоявшиеся в середине месяца, были отмечены призывами к "социализму" и "революции".
На церемонии приведения к присяге 10 января в Каракасе переизбранный президент Венесуэлы Уго Чавес (Hugo Chavez объявил о планах национализации CANTV, национальной телефонной компании страны, которая была приватизирована в 1991 году, а также электроэнергетической отрасли. Одновременно он озвучил планы по усилению контроля государства над нефтяными месторождениями страны.
"Все, что было приватизировано, должно быть национализировано", объявил Чавес. "Мы идем к социализму, и никто не сможет остановить наше продвижение по этому пути", добавил он, заявив, в частности: "Я — за перманентную революцию [Льва] Троцкого".
В Эквадоре 15 января бразды правления принял Рафаэль Корреа (Rafael Correa который на церемонии инаугурации объявил о планах "радикальной революции" и о своей приверженности "новому социализму", который, по его словам, распространяется по всему региону. Он угрожал ограничить платежи по огромным внешним долгам Эквадора и пересмотреть нефтяные контракты, заключенные с иностранными компаниями, а также закрыть американскую военную авиабазу в Манте.
Выступая перед аудиторией, в которой находилось 17 глав государств, в том числе Чавес, бразильский президент Луис Инасио "Лула" да Сильва, Даниель Ортега из Никарагуа (сандинистский лидер был введен в должность всего лишь за несколько дней до этого Эво Моралес из Боливии и Махмуд Ахмадинеджад из Ирана, Корреа объявил, что "началась революция граждан, которую ничто и никто не сможет остановить".
Эта череда инаугураций, сопровождаемая радикальной и даже "социалистической" риторикой с осуждением Вашингтона и приуроченная к турне иранского президента по Латинской Америке в поисках союзников, вызвала новую волну сенсационных публикаций в печати США относительно "левого поворота Латинской Америки".
При этом стоит отметить, что один из предшественников Корреа, бывший полковник эквадорской армии Лусио Гутьеррес (Lucio Gutierrez уже был включен в этот "поворот", когда в 2002 году выиграл президентские выборы с программой, весьма напоминающей программу Корреа. После двух с лишним лет в должности президента его изгнали из президентского дворца массовые протесты вследствие его правой экономической политики, сближения с Вашингтоном и необузданной коррупции его администрации.
Объявление Чавеса о "новых национализациях" вызвало рекордный спад на фондовой бирже в Каракасе, где доминируют акции CANTV, а также снижение спроса на связанные с венесуэльской экономикой акции, продаваемые на Уолл-стрит.
События прошлой недели, несомненно, свидетельствуют о политических сдвигах в Латинской Америке, частично вызванных экономическими и социальными разрушениями — следствием масштабных приватизаций и политики свободного рынка согласно модели так называемого "вашингтонского консенсуса". Кроме того, это объясняется относительным экономическим спадом американского капитализма по сравнению с конкурентами в Европе и Азии, а также озабоченностью Вашингтона своими военными авантюрами на Ближнем Востоке.
Результатом стало поражение традиционных правых партий и победа кандидатов, которые сами себя идентифицируют или исторически идентифицируются с "левыми" — не только в Венесуэле и Эквадоре, но также в Боливии, Бразилии, Чили, Перу, Уругвае, Аргентине и Никарагуа.
Хотя эти правительства имеют различное политическое происхождение и значительные политические разногласия между собой, все они в той или иной форме используют популистскую риторику, осуждая "неолиберализм" и критикуя американскую политику. Они обращаются к народному недовольству социальным неравенством, которое существует на континенте, и в большинстве случаев вводят ограниченные социальные программы помощи, чтобы обеспечить себе поддержку наиболее бедных слоев общества.
Несмотря на декларации, подобные речам Чавеса и Корреа, возвещающим вступление в эру "социализма 21-го столетия", эти правительства в целом до сих пор защищали капиталистическую частную собственность, соблюдали общие предписания международных финансовых учреждений и оставляли нетронутыми традиционные военные и репрессивные структуры руководимых ими государств.
Политика, проводимая Чавесом — бывшим подполковником десантных войск и путчистом, — далека от социализма и представляет собой отзвук того же экономического национализма и военного популизма, который практиковался деятелями, подобными Хуану Перону в Аргентине или, в более поздний период, генералом Омаром Торрихосом в Панаме и генералом Хуаном Веласкесом Альварадо в Перу.
Что же касается новой венесуэльской "национализации", то ее реальное содержание выглядит не столь уж значительным. Хотя Чавес представляет ее как попытку Венесуэлы "возвратить в свою собственность стратегические отрасли экономики", фактические цели этих актов огосударствления имеют относительно небольшое значение.
CANTV ни в коем случае нельзя назвать монополистом в области телекоммуникаций. Наземная сеть этой компании охватывает только 11 процентов населения, в то время как принадлежащий ей оператор сотовой связи, Movilnet, контролирует лишь 35 процентов этого обширного и прибыльного рынка.
Самым большим акционером CANTV является американская компания Verizon Communications Inc, владеющая 28,5 процентами акций. В апреле прошлого года Verizon начала сделку по продаже своей доли мексиканскому миллиардеру Карлосу Слиму, владельцу Telmex, уже владеющему существенной долей латиноамериканского телекоммуникационного рынка.
Компания Telmex столкнулась с жесткой конкуренцией со стороны испанской компании Telefonica, миноритарного акционера CANTV, имеющего в Венесуэле собственную сеть сотовой связи Movistar, захватившей 48 процентов рынка. Предполагают, что национализация может быть попыткой срыва сделки со Слимом и оказания помощи компании Telefonicaс целью защитить испанскую компанию от ее главного конкурента.
Другой причиной национализации CANTV может быть стремление выжить с рынка крупнейшую компанию, акции которой котируются на бирже. Ее акции продаются как в Каракасе (за боливары так и на Уолл-стрит (за доллары) и служат средством, при помощи которого венесуэльские финансисты выводят из страны капитал и превращают его в долларовые авуары за границей, внося свой вклад в утечку капитала и рост инфляции, которая достигает 18 процентов.
Что касается национализации сектора электроэнергетики, то его большая часть уже находится в руках двух компаний, принадлежащих государству. Главная частная компания, которую затронула бы национализация, это Electricidad de Caracas, находящаяся под контролем американской фирмы AES Corp.
Полная компенсация акционерам
Правительственные чиновники дают понять, что акционерам CANTV, а также любых национализируемых энергокомпаний будут полностью выплачены компенсации из средств, накопленных государством от продажи венесуэльской нефти. "Акционеры получат справедливую цену за свои акции", — заявил министр финансов Родриго Кабесас венесуэльской ежедневной газете El Universal.
Ясно, что планы правительства Чавеса в отношении стратегической нефтяной и газовой отрасли венесуэльской экономики ни в коем случае нельзя назвать "национализацией", — по крайней мере, в том смысле, в каком это проводилось ранее, например, буржуазными националистическими правительствами Перона в Аргентине или Карденаса в Мексике.
Венесуэла — пятый по величине мировой экспортер нефти, располагающий 78 миллиардами баррелей разведанных запасов и потенциальными крупными запасами нефти в "нефтяном поясе" Ориноко, которые оцениваются в 1,2 триллиона баррелей. США импортирует 60 процентов нефти, добываемой в Венесуэле.
Инициатива Чавеса в нефтяной отрасли имеет много общего с объявленной президентом Эво Моралесом "национализацией" запасов природного газа в Боливии, хотя Чавес, похоже, воздерживается от драматических жестов, вроде отправки войск для занятия месторождений. Короче говоря, это — попытка вести переговоры с многонациональными энергетическими компаниями, работающими в "нефтяном поясе" Ориноко — с ExxonMobil, Conoco, Chevron и французской фирмой Total — для того, чтобы обеспечить государственному предприятию PDVSA более существенную долю в нефтедобыче и чтобы увеличить прибыли его совместных предприятий.
Американские энергетические гиганты, как ожидается, согласятся на такие переговоры, чтобы сохранить свой контроль (пусть даже в меньших размерах) над венесуэльскими нефтяными запасами — источником огромной прибыли.
Министр нефтяной промышленности страны Рафаэль Рамирес пояснил 15 января, что правительство не намерено вносить изменения в существующие контракты в отношении природного газа, подписанные самим же правительством Чавеса в 1999 году, когда оно открыло этот сектор экономики для частных инвестиций и эксплуатации.
Главные финансовые игроки Уолл-стрит более чем скептически восприняли возгласы Чавеса о "социализме 21-го столетия" и "перманентной революции".
"Мы пока не чувствуем, чтобы Чавес намеревался искоренять весь частный сектор в Венесуэле; национализация CANTV и других прежних государственных предприятий имеет только символическое значение", — заявила JP Morgan.
"Мы не видим полномасштабной отмены частной собственности", — согласилась Merrill Lynch.
Но даже последнее заявление далеко от реального положения вещей. За прошлый год частный сектор в Венесуэле вырос на 10,3 процентов, более чем в два раза опережая темпы роста общественного сектора. В течение этого же периода наблюдался незначительный рост в производственном секторе страны, а официальный уровень безработицы составил приблизительно 10 процентов.
Главный рост наблюдался в финансовом секторе Венесуэлы, предоставляющем едва ли не самые выгодные условия в мире. Как иронически отметила газета Financial Times в августе прошлого года, "во время революции банкиров обычно расстреливают. Но в Венесуэле для них настоящее раздолье".
Далее в статье говорилось: "В ходе "революционного" перераспределения нефтяных денег банки не национализируются, зато появляется множество новых богачей, которых постепенно привлекают в Каракас швейцарские и другие международные банки. И ведь на революции зарабатывают не только частные банки".
Газета отмечает, что в 2005 году банковские активы в Венесуэле увеличились на целую треть, с 29,3 до 39,8 миллиардов долларов.
Другими словами, командные высоты венесуэльской экономики остаются под жестким контролем международного и местного финансового капитала, несмотря на программы социального обеспечения, которые Чавес финансирует от растущих с умопомрачительной скоростью нефтяных доходов.
Все более бонапартистский характер его правления (что, в частности, демонстрирует законопроект, позволяющий Чавесу 18 месяцев править при помощи президентских декретов) отражает огромный разрыв между богатством и бедностью, все еще доминирующий в венесуэльским обществе.
Социальные меры Чавеса, сколь бы ограниченными они не были, сопровождаются антиимпериалистической риторикой и вызывают гнев в Вашингтоне. На прошлой неделе директор Национального комитета по разведке США Джон Негропонте в своем выступлении перед Конгрессом по "глобальным угрозам" охарактеризовал правительство Чавеса как угрозу "демократии".
В 2002 году Вашингтон в ответ на эту "угрозу" организовал правый переворот, который провалился только из-за массового сопротивления венесуэльских трудящихся и бедноты. Нет сомнений, что ЦРУ разрабатывает планы следующей попытки свержения правительства Чавеса.
Мы не знаем, ознакомился ли Уго Чавес с теорией перманентной революции Троцкого или только увидел эти слова на книжной обложке. В любом случае, основная перспектива Троцкого и сегодня сохраняет свое значение как для Венесуэлы, так и для Латинской Америки в целом.
Эти страны не могут освободится от власти империализма при помощи национальной революции, возглавляемой представителями буржуазии или радикальными военными. Задача уничтожения капитализма может быть решена только посредством независимой политической мобилизации трудящихся как части международного революционного класса.

http://www.wsws.org/ru/2007/jan2007/vene-j23.shtml

mesapotam

с теорией перманентной революции
Они могут позволить себе перманентную революцию - у них зимой тепло...

neemah86

В общем понятно, что Чавес и прочие лидеры скорей являются антиреволюционным элементом, но важно что они все-таки под давлением снизу должны идти на какие-то социальные уступки. Интересными представляются не столько популистские высказывания лидеров, а те социальные процессы, которые в Южной Америке проходят. Есть сравнения современной Ю.Америки с Россией начала века.

vodes5311

Посмотрим, где окажется Венесуэла, после снижения цен на нефть.

lena1978

да она и сейчас там

neemah86

Там большая часть населения земли и это особо никого не смущает.

stealth

>после снижения цен на нефть.
Это когда рак на горе свистнет?

vodes5311

Посмотрим. Где-то была очень хорошая статья по цикличность колебания цен на нефть, связанная со сроком эксплуатации скважин. Поищи гуглом.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: