Интервью помощника судьи Данилкина

L2JVIDOCQ

В принципе, все и так догадывались, но тут инфа 100%
http://www.gazeta.ru/politics/2011/02/14_a_3524202.shtml
Приговор Михаилу Ходорковскому был написан судьями Мосгорсуда и навязан против воли судье Виктору Данилкину, утверждает помощник судьи и пресс-атташе Хамовнического суда Наталья Васильева, решившаяся на откровенное интервью «Газете.Ru».
– Наталья, расскажите, какова сфера ваших полномочий в Хамовническом суде. За что вы отвечаете в нем вообще и за что отвечали в ходе процесса над Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым?
– Моя должность называется помощник судьи, на меня также возложены обязанности пресс-секретаря Хамовнического суда. Составляю ответы на запросы, которые приходят в суд, проекты ответов на жалобы, документы, которые идут в бухгалтерию судебного департамента. Плюс кадровая работа. Плюс сведение в общую справку всей статистики, которая велась в суде. Этими вещами – а это очень объемная работа – занималась я.
В ходе суда над Ходорковским в мои обязанности входила работа со СМИ. Я должна была, если более подробно, правильно расставить прессу, вовремя впустить, контролировать процесс съемки, выведение прессы из здания.
– Почему вы говорите о своих обязанностях в прошедшем времени?
– Потому что я думаю, сегодня все это закончится. Я так думаю, будут для меня последствия...
– На основании каких особенностей вашей работы, круга вашего общения в суде, других источников информации вы составили для себя картину происходившего в процессе?
О работе журналистов на процессе
– Так как это сфера вашей непосредственной ответственности, можете рассказать, как, кем и каким образом регулировалась работа СМИ на процессе? Какие были установки?
– Работа...
– Мое личное общение с судьей в этом деле в основном связано было с вопросами СМИ. Нередко у него, конечно, вылетали определенные фразы… потому что человек просто был в таком состоянии, что мог что-то такое сказать.
А то, что не было связано с Ходорковским, конечно, обсуждалось и очень подробно. Потому что большой объем работы, который я выполняла, я обязана была обсуждать с Виктором Николаевичем.
Во-вторых, многое я знаю от близкого к судье человека, а также из общих разговоров в суде.
– Вы этого человека назвать не хотите?
– Нет.
– Вы понимаете, что такой вопрос может возникнуть у всех после того, как интервью станет достоянием гласности?
– Понимаю, да.
– В том числе и юридически обязывающим может стать этот вопрос для вас...
– Наверное, мне придется тогда ответить на вопрос, кто этот человек. И тогда можно будет его спросить.
– Было ли что-то, что отличало процесс над Ходорковским от других процессов, которые идут в Хамовническом суде?
– Конечно, то, что процесс привлекал большое внимание СМИ. Но, в общем-то, ничего такого, что бы из ряда вон выходило, нарушений по ведению процесса не было.
– Был ли Данилкин самостоятелен, ведя процесс? Что вам известно о его отношениях с руководством?
– Могу сказать, что с самого начала, еще до того, как Данилкин ушел на приговор (в совещательную комнату 2 ноября – «Газета.Ru» контроль был постоянным, после 2 ноября этот контроль, наверное, не исчез никуда.
– В чем выражался контроль?
– Виктор Николаевич обязан был общаться с Мосгорсудом по всем каким-то спорным моментам, которые происходили в судебном заседании. То есть когда что-то происходит, когда что-то идет не так, как должно быть, он должен был, обязан предоставлять информацию в Мосгорсуд и, соответственно, получал оттуда определенные распоряжения, как вести себя дальше.
– Можете вспомнить эпизоды суда, когда Данилкин советовался с Мосгорсудом? Например, могли это быть известные коллизии с вызовом тех или иных свидетелей в процесс?
– Могли.
– Каким образом это происходило?
– По телефону.
– А кому он звонил?
– Думаю, председателю (председателем Мосгорсуда является Ольга Егорова – «Газета.Ru»).
– Вы были свидетелем какого-то из этих разговоров?
– У меня были моменты, когда я могла прийти в перерыве, принести на подпись какие-то документы, а мне могли сказать: не мешай, Виктор Николаевич говорит с Мосгорсудом. Или он сам говорил: «Я с «городом» говорю». Это на сленге значит Мосгорсуд. Соответственно, давались какие-то распоряжения...
– А разве судья, ведущий любой прочий уголовный процесс, по закону должен быть огражден от указаний своего начальства? Имеет ли он право и возможность по тем или иным спорным вопросам, возникающим в ходе суда, общаться со своей вышестоящей инстанцией? То есть то, что был вынужден делать или по собственной инициативе делал судья Данилкин, является общей практикой или нарушением?
– То, что делал судья Данилкин, это скорее вынужденное действие. Судья по закону не обязан ни с кем советоваться и прислушиваться к чьему-то мнению.
Он должен выносить приговор в соответствии с законом. И вмешиваться в судебный процесс никто не имеет права. Соответственно, это (необходимость советоваться с Мосгорсудом – «Газета.Ru») определенного рода нарушение, вызванное тем, что есть вышестоящая инстанция, которая может на тебя надавить.
– Как Данилкин воспринимал необходимость отчитываться перед Мосгорсудом? Были проблемы, жаловался, переживал, нервничал?
– Да, он нервничал, переживал, возмущался тем, что ему указывают, что нужно делать. Ему это очень не нравилось, это понятно.
– Рассказывал коллегам?
– Не могу сказать, что он рассказывал. Я просто видела его состояние, опять же, потому что я достаточно часто приходила в кабинет.
…Как-то был такой момент, когда я вошла, мне нужно было с ним обсудить какие-то вопросы, стала их задавать, а он уже был в таком взвинченном состоянии и в сердцах бросил фразу:
«Я не могу дать тебе ответ на эти вопросы, потому что не знаю, где я завтра буду и что со мной будет».
В другой раз я спросила тоже по работе со СМИ, он уже обреченно так опускал руки и говорил:
«Делай что хочешь, мне уже все равно».
Был момент, когда ему стало плохо с сердцем. Я зашла в кабинет… а там очень сильно пахло корвалолом, валерьянкой, чем-то… каким-то средством от сердца. Я секретарей спросила, все ли в порядке, они сказали: «Теперь уже да».
– Вспомните, после каких эпизодов суда такое с ним бывало?
– Сердце прихватило, может быть, на второй или третий день оглашения приговора. Фраза о том, что он не знает, что с ним будет, была сказана до того, как судья ушел на приговор. О том, что ему уже все равно, – во время оглашения приговора. Других деталей не могу вспомнить – процесс очень длительный. Я просто видела саму реакцию, когда, вернувшись, из Мосгорсуда, куда его вызывали…
– Часто вызывали?
– Да, раз в неделю точно ездил. …Существует такая практика: когда идет более или менее значимый процесс, если это судья обычный, он должен советоваться или поставить в известность председателя своего суда.
А если это такой процесс, как дело Ходорковского, то тогда Мосгорсуд должен знать всё и регламентировать каким-то образом, направлять действия.
– Есть ли понимание, чем рисковал судья, если бы отказался согласовывать свои действия, совещаться с Мосгорсудом по этому делу?
– Знаете, когда ты отказываешься, тебе в лучшем случае предлагают уволиться.
А если такие политические дела, такие заказные вещи, они заранее ориентированы на определенный результат. И если ты отказываешься – значит, ты лишаешься суда. Вот и все.
Об отношениях с обвинением
– А знаете, как председатель относился к действиям обвинения в процессе? Он же, если подумать, довольно часто был с ними строг. Ему что-то за это бывало, жаловались они на него?
–...
Могу сказать, что все судейское сообщество понимает прекрасно, что это заказное дело, что это заказной процесс. И все сочувствуют и понимают Виктора Николаевича. Но как бы он мог выйти достойно из этой ситуации, наверное, не знает никто.
– Известно, что сначала планировалось начать оглашение приговора 15 декабря. Потом без разъяснений дата была сдвинута почти под Новый год – на 27 декабря? У вас есть предположения, почему?
– Причина, по которой срок переноса был таким долгим, подозреваю, в том, что нужно было что-то подкорректировать в приговоре. То есть к 15 декабря приговор был в незаконченном состоянии.
А еще причина самого переноса с 15 декабря на более поздний срок – выступал наш премьер (Владимир Путин, заявивший 16 декабря в «прямой линии», что считает вину Ходорковского доказанной – «Газета.Ru»). Чтобы не отвлекать внимание на процесс Ходорковского от выступления премьера. В суде это не озвучивалось, но мысль эта, этот подтекст, витали везде.
– Кто писал приговор?
– Данилкин начал писать приговор. Подозреваю, то, что было в том приговоре, не устроило вышестоящую инстанцию. И в связи с этим он получил другой приговор, который нужно было огласить.
Но так как (другой) приговор не был закончен к 15 декабря, наверное, поэтому период переноса так удлинился.
– Значит ли это, что приговор, который писал Данилкин, мог быть кем-то прочитан до оглашения?
– Не прочитан, а просто, как бы это объяснить… Когда тотальный контроль, не надо его читать, нужно просто спросить, что там есть.
– Объясните, пожалуйста, с точки зрения закона, что меняется в жизни судьи с того момента, когда он «уходит на приговор»? Второй пункт: что такое приговор с технической точки зрения? Кто его пишет, каким образом пишет, где он хранится все это время?
– Приговор пишет судья единолично. Пишет, находясь в своем кабинете, в рабочее время. Соответственно, все это выполняется в компьютере, в «ворде». Никто другой не имеет права вторгаться в эту работу.
– Чем ограничено общение судьи, когда он находится в совещательной комнате?
– В совещательную комнату доступ гражданам и работникам суда запрещен до окончания работы над приговором.
–Вернемся к тексту приговора. Есть в оглашенном варианте какие-то признаки того, что этот текст не судьи Данилкина, как об этом говорит защита обвиняемых?
– Косвенные в самом тексте. После оглашения приговора (уже после Нового года) я сама видела, как этот приговор в электронном виде правили секретари. Они удаляли технические ошибки – абзац какой-то, запятые, неправильные интервалы. Из-за этого отложилась и выдача копий приговора сторонам.
– А в обычной практике секретари не правят текст по мелочи?
– Нет, приговор должен быть изготовлен судьей единолично, без ошибок и помарок, никаких исправлений в нем быть не может. Он должен быть четким, точным, лаконичным, в соответствии с законом.
Секретари судебного заседания к приговору никакого отношения вообще не имеют. Секретари изготавливают только протоколы судебного заседания.
– Есть какие-то способы по тексту доказать, что приговор может не принадлежать перу Данилкина?
– Это можно определить с помощью экспертизы. Взять предыдущие приговоры, вынесенные им по уголовным делам, и сравнить стилистически.
–Вы сказали, что Данилкин получил приговор сверху. Кто его писал и как передал ему?
То, что приговор был привезен из Мосгорсуда, я абсолютно точно знаю. И то, что писался этот приговор судьями кассационной инстанции по уголовным делам, – то есть Мосгорсуда. Это очевидно.
Никто другой в Мосгорсуде не мог его написать. А те самые помарки – оттого, что был короткий промежуток времени.
– Кем писался текст в Мосгорсуде?
– Собеседник в близком окружении Данилкина называл мне имена этих судей, я эти имена знаю, но сейчас предпочту не называть.
–Приговор доставили после 15 декабря?
– После, конечно. Это было ближе к моменту оглашения, и некоторые части довозились даже во время оглашения.
?...
– Сама концовка приговора была привезена во время оглашения.
– Та часть текста, где сроки?
– Да.
– Откуда вы это знаете?
– Из близкого окружения судьи.
– Как производилась эта доставка?
О скорочтении приговора
– Все заметили, что судья необычайно быстро и оттого невнятно читал текст приговора. В этом был какой-то смысл?
– Ну, во-первых, ему было просто дано распоряжение закончить...
– Не могу знать.
– Была информация, что накануне второй даты начала оглашения приговора в выходной день, в субботу, 25 декабря, Данилкин был вызван в Мосгорсуд, где провел какое-то время, возможно, обсуждая и дело Ходорковского. Что вы про это знаете?
– Мне известно об этом факте. Я знаю, что он был в этот день, субботу, 25 декабря, в Мосгорсуде, а потом приехал в Хамовники, и многие люди, которые там заканчивали работу, его видели. Это был выходной, но в связи с тем, что был конец года, нужно было закрывать отчетность, многие люди работали.
– Сами вы видели его в субботу?
– Я в это время не была в суде. Отдыхала.
– Каким он вернулся, по отзывам судейских?
– Напряженный, очень напряженный. Можно даже сказать, что он плохо себя чувствовал. Он был подавленный, и состояние его было не очень хорошее.
– Он что-то кому-нибудь сказал?
– Нет, он просто очень плохо выглядел…
– Он вообще по субботам работает?
– Нет, это нерабочий день, он не обязан приходить на работу.
– А причина его приезда...
– Никто не знает.
– Чтобы прояснить: в стадии вынесения приговора, в принципе, председатель районного суда может бывать в своей головной организации, в Мосгорсуде?
– Во время рабочего дня судья должен находиться в совещательной комнате и работать над текстом.
– Даже если он председатель какого-нибудь суда, в вышестоящую инстанцию он не должен ходить?
– Не важно, что председатель. Если судья находится на приговоре, он должен соблюдать требования закона и никогда не должен уходить.
– Режим постановления приговора и тайна совещательной комнаты выходных дней не предполагают? То есть в выходные дни считается, что судья в совещательной комнате, или все-таки он тогда свободный человек?
– Выходные дни – они и есть выходные дни. Он свободный человек в выходные дни. Тайна совещательной комнаты нарушается, если туда входит во время рабочего периода кто-то из людей, из граждан или же из работников суда.
– Получается, нельзя сказать, что, вызвав судью в Мосгорсуд, там нарушили закон, если они вызвали его в субботу?
– Да, вы правы. Это нерабочее время, и он ничего не нарушил. В свободное время он может ходить туда, куда хочет.
– Знаете ли что-нибудь о том, с кем он там встречался?
– Мой собеседник в его окружении говорил, что он ждал какого-то важного человека, кто должен был дать ему четкие разъяснения насчет приговора.
– То есть это не председатель Мосгорсуда?
– Нет, это более «высокая» личность.
– А время его визита знаете?
Об итоговых протоколах
– Процесс вроде бы закончился, но до сих пор не отдали защите и Ходорковскому с Лебедевым протоколы судебных заседаний. Вы что-то знаете о том, почему выходит такая задержка? – Задержка потому,...
– С утра его вызвали, продержали там фактически весь день.
– У вас есть какие-то представления о том, что будет с судьей Данилкиным дальше?
– Ну, судя по тем разговорам, которые ходят в суде,
скорее всего, он будет уволен через определенный промежуток времени под каким-нибудь благовидным предлогом. Либо на пенсию, либо его пригласят работать в Мосгорсуд и потом потихоньку уволят.
– За что? Он же сделал все, что от него требовалось.
– Да, сделал. Но… Я даже не знаю, как это объяснить. Просто, наверное, сделал что-то не так. Или не так быстро, как надо было.
– То есть за то, что он пытался вынести другой приговор, а не тот, который от него ждали?
– И за это в том числе.
Ну и бытует такое мнение, якобы он затянул процесс. Что много выслушивал свидетелей. То есть пытался вызвать определенных свидетелей, которых не надо было бы вызывать по определенным причинам...
– Слово «пытался» случайно вы сказали или действительно он хотел кого-то вызвать, но не мог?
– Нет. Он должен был согласовать вызов свидетеля с вышестоящей инстанцией. И, соответственно, если ему давали добро, он мог вызвать.
– Как он сейчас себя чувствует?
– Физически – нормально. Но психологическое состояние – человек стал очень угрюмый, постоянно подавленный, грустный… Ну как когда понимаешь, что будет что-то плохое, – вот в таком состоянии. Неулыбчивый, неразговорчивый, иногда бывает очень раздраженный.
– А с чем вы сравниваете?
– С тем временем, когда я его впервые увидела. Середина 2009 года, он был другим человеком, просто другим человеком.
– Какой он обычно?
– Веселый, уравновешенный, контактный. Его интересовало все вокруг, и жизнь в суде, и все. Чем больше проходило времени, тем он сильнее уходил в этот процесс. И жизнь в суде, ну, практически как бы перестала для него существовать. Хотя это очень важно для председателя.
– Данилкин знал, что писала о процессе и о нем лично пресса? Вы ему об этом говорили или он сам все читал? Как он относился, в частности, к критике, которой было немало?
– Он все читал – газеты, журналы, интернет. Он все это знает и очень переживает из-за этого. Он обсуждал однажды момент, когда журнал «Нью Таймс» написал о нем статью, в которой были неточности в отношении его сына. Якобы он не поступил в вуз. А он учится отлично. Мальчик очень умный.
– Может сложиться впечатление, что вы в жизни дружны с судьей?
– Да нет.
– А как ваш рассказ повлияет на судьбу Данилкина?
– Мне страшно за него.
– Именно в силу того, что вы это рассказали?
– Ему и так и так было бы плохо. Не представляю даже, как будут развиваться события.
Просто знаю, что если бы я всего этого не рассказала, его бы тихо спровадили. А сейчас не знаю, как это будет.
– То есть допускаете, что это поможет ему отстоять, может быть, свою честь, если эта история станет гласной?
– Если у него хватит на это сил.
– А желание у него есть?
– Я не знаю этого. Он в последнее время вообще старается не общаться.
– То есть вы в его интересах действуете?
– Он не знает ничего.
– А как он отреагирует, по-вашему, на ваше интервью?
– Вряд ли положительно. Я не знаю, что ему скажут, позвонят из «города». Может, он мне скажет, что я ненормальная. А может быть… Не знаю.
– Наталья, мы спросим вас, может быть, о главном: почему вы решили нам все это рассказать?
– Потому что я разочаровалась… Я хотела стать судьей. И когда увидела это внутреннее содержание, как все это происходит, то сказка о том, что судьи подчиняются только закону и больше никому, растаяла.
Вернее, сам закон превратился в сказку.
Я поняла, что это неправда, будто судья подчиняется только закону. Судья подчиняется вышестоящей инстанции.
– Вы понимаете, что первое, что произойдет с вами после того, как все это будет опубликовано, – вас начнут упрекать и в том, что у вас есть какая-то заинтересованность в исходе, новом исходе этого дела, пересмотре, в том, чтобы поставить под сомнение устои судебной системы, авторитет судебной власти в Российской Федерации. У вас будет что ответить на вопросы о заинтересованности?
– Нет у меня никакой заинтересованности. У меня есть разочарование.
Просто я хотела, чтобы люди понимали, что очень многое из того, что им предлагается, всегда подчищено, всегда подправлено и не всегда соответствует действительности.
– Готовы ли вы к тому, что, скорее всего, вас уволят из Хамовнического суда?
– Да, предполагаю, меня уволят.
– И что вы будете дальше делать?
– Пока не знаю.
– Вы как-то собираетесь подтверждать то, что вы нам сегодня рассказали, готовы дать показания, если будет дисциплинарное расследование?
– Да. Я не могу от этого отказаться. Я это все видела.
– Есть ли, по вашим сведениям, в аппарате суда, среди судей кто-то, кто придерживается таких же позиций, как вы, и готов подтвердить ваши слова?
– Никто не пойдет на это. Судьи на это не пойдут, чтобы не лишиться должности. А аппарату, наверное, это ни к чему – лишние проблемы.
– По тому, что вы говорите, складывается ощущение, что вы не вдруг пришли к мысли рассказать все это. У вас копилось недовольство, сомнение о том, что вы видите. Вы подходили к кому-то, делились сомнениями? Ваш непосредственный начальник – это Данилкин – подходили ли к нему, жаловались ли?
– Никогда. Не было возможности. Судья был постоянно занят в процессе. И я могла с ним очень быстро решить какие-то проблемы, связанные с внутренними делами в суде, и по моим обязанностям. А вот по таким моментам у меня просто не хватило бы времени с ним поговорить.
В аппарате ни с кем не обсуждала. Потому что прежде, чем обсудить такие вещи, наверное, нужно понять, а нужно ли этому человеку такое слушать. По определенным вещам, наверное, по поведению, по высказываниям можно понять, можно ли говорить с человеком об этом или нет.
– А у вас есть какое-то личное отношение к делу Ходорковского и Лебедева? …Жалко или вы считаете, что они должны сидеть?
– Ну то, что они должны сидеть, – я не считаю. Жалко ли мне их – нет, это неправильно. Я им сочувствую, понимаю, что эти люди просто попали, наверное, в эту мясорубку.
– А Виктор Николаевич выражал какое-то отношение к ним?
– Виктор Николаевич к подсудимым относился как к обычным людям. Никогда не слышала, чтобы он отозвался о них как-то некорректно. Никогда.
Видеоверсию интервью с Натальей Васильевой смотрите в ближайшее время в «Газете.Ru» и на телеканале «Дождь»
Читать полностью: http://www.gazeta.ru/politics/2011/02/14_a_3524202.shtml

sever576

секрет полишинеля

GaliaFo

Видео

mtk79

Помощник судьи Данилкина: при вынесении приговора у судьи Данилкина было слишком много помощников

smelan22

Либеральное крыло, кучкующееся вокруг Медведева, совсем уже охуело. В открытую пакостит Путину и Сечину. Не знаю уж какую защиту они пообещали помощнице Данилкина за свои слова, что она согласилась участвовать в этой игре. Только медведевские либералы не понимают, что когда перед выборами их будут громить, Медведев и не подумает вступаться.

Dizell77

Че-то явная тенденция пошла сливать эту власть..из "еб..чего" Едра выходят, подписи против Ходора отзывают. Крысы уже побежали с тонущего корабля, скоро побегут и пираты.

vovkak

Либеральное крыло, кучкующееся вокруг Медведева, совсем уже охуело. В открытую пакостит Путину и Сечину. Не знаю уж какую защиту они пообещали помощнице Данилкина за свои слова, что она согласилась участвовать в этой игре. Только медведевские либералы не понимают, что когда перед выборами их будут громить, Медведев и не подумает вступаться.
Да, последние полгода медведевские явно атакуют, причем односторонне. Хз, чем все закончится, но такой острой политической борьбы в России не было с начала 90х

stm7929259

такой острой политической борьбы в России не было с начала 90х
А где борьба?

MAZAFAKER

данилкин не виноват! его заставили! инфа 100%!11!

Oleg_Plyusnin

Судью представили жертвой, хотя он тоже виноват. Спрашивается, зачем тогда подписался под все и сделал как требовали его "помощники". Я понимаю, что не хочется терять работу, но идти вразрез со своими принципами не стоило. Прокормить бы себя он смог и без работы в суде.

Oleg_Plyusnin

а вот и реакция самого Данилкина http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/02/14/n_1704606.shtml
"Чуть ранее РИА «Новости» сообщило с пометкой «Молния», что сам судья Данилкин назвал интервью помощницы судьи клеветой."

rjhgec

вопрос сложный: немецкие офицеры тоже могли бы не расстреливать партизан, а сбежать в америку и там таксистами работать. имхо: вина разделяется на персональную и профессиональную. то есть отмазатся тем что "начальник приказал" никому не получится

vovkak

А где борьба?
Борьба в кулуарах, населению все сообщат постфактум.
Но движуха сейчас нешуточная, даже удивительно, откуда у Медведева столько смелости взялось. Транснефть с навальным, прямая критика Путина по расследованию взрыва в Домодедово, наезд на Якунина - все это явные нападки на ВВП, который пока притаился в обороне.

MAZAFAKER

неужели ты ни капельки не сочувствуешь Данилкину?

MAZAFAKER

Транснефть съ навальнымъ, прямая критика Путина по расследованiю взрыва въ Домодедово, наѣздъ на Якунина
да да, а еще Волочкова, блядь, на Суркова наехала, что он передачу "пусть говорят" с ней в главной роли к эфиру запретил!

stm7929259

Имхо ты фантазируешь
прямая критика Путина по расследованию взрыва в Домодедово, наезд на Якунина - все это явные нападки на ВВП
Медвед вроде президент или нет? Понятное дело, что его породил и контролирует Путин, но нужно выдерживать стиль для нарродных масс в т.ч. прямо критиковать Путина, а куда деваться..

mtk79

Такъ значитъ, Медведъ — внукъ Березовскаго? — а ведь мы предупреждали, что он жидъ!

zulya67

Тут не со стороны Медведева идут т.н. нападки, а со стороны его идеологов из ИНСОРа - Юнгерс, Гонтмахер. А прикрытие - по некоторым данным, Волошин.
Так-то Путин недавно Газпром и нефтянку критиковал за трубу и за цены. Против себя пошел что ли? Не надо наезды на приближенных сравнивать с наездами на Путина. Возможно, идет игра Кремля с либералами, чтобы создавать видимость, возможно, игра либералов с западными спонсорами (на дальнейшее выклянчивание). Ну и вроде того.

zulya67

"Информационное агентство "Росбалт". Лента новостей" ; 04.02.2011 16:45 ;
Антикоррупционные байки
kp.ru, Путин и Медведев
Эксперты и журналисты вновь разглядели противоречия внутри правящего тандема. Дескать, фраза Дмитрия Медведева о том, что нужно «работать», а не «пиариться», относилась к Владимиру Путину. Однако не исключено, что такие подозрения, как и выводы, сделанные по случаю громких отставок последней недели, – просто результат желания экспертов и СМИ видеть конфликты даже там, где их вовсе нет.
Итак, в четверг Дмитрий Медведев резко заявил на встрече с главами ФСБ и Следственного комитета: «Работать надо, а не пиариться». Так он отреагировал на их победные реляции о завершении расследования по делу о теракте в аэропорту «Домодедово», унесшем жизни 36 человек. «Считаю абсолютно недопустимым, когда до проведения всех следственных процедур и подготовки обвинительного заключения кто-либо объявляет о раскрытии преступления, тем более такого тяжкого как преступление террористической направленности», — пояснил президент свою позицию.
А СМИ и эксперты немедленно напомнили, что за день до этого Владимир Путин на встрече с сотрудниками «Первого» телеканала так же бодро рапортовал, что расследование практически закончено. Стало быть, делали вывод аналитики, Медведев велел «работать, а не пиариться» вовсе не Бортникову с Бастрыкиным, а самому премьер-министру. А что это как не очередной явный признак раскола в тандеме в предвыборный год, радостно потирали они руки?
И, разумеется, выдавали за действительное свои пожелания, поскольку Медведев, отчитывая Бортникова и отчасти Бастрыкина, явно не имел в виду премьера. Конечно, конкуренция между ними в предвыборный год возрастает. Но это именно «подковерная» конкуренция, направленная не на рядового избирателя, а на глав политико-экономических кланов, эдаких современных «электоров империи», как назывались в Средние века в Европе аристократы, участвовавшие в выборах императора Священной римской империи. Таких же прямых «наскоков», как на коммунальной кухне, члены правящего тандема, по крайней мере — публично, не допускают.
Госкорпорации под ударом
Тем не менее, природа резкого умножения слухов о расколе в тандеме очевидна – первоначальной причиной послужили даже не резкие слова Дмитрия Медведева, а произошедшие в последние дни отставки ряда глав госкорпораций. Их все расценили как наступление президента на детища Путина. Хотя в реальности, судя по всему, никакой спланированной атаки команды Медведева не было. Отставки перемежались с добровольными увольнениями, а видимость «волны» им придали все те же слухмейкеры при помощи умелого жонглирования фактами.
Самый яркий пример – это отставка Таймураза Боллоева с поста главы «Олимпстроя». После его увольнения некоторые СМИ сразу же радостно ухватились за возможность поговорить о «коррупционной» составляющей этого кадрового события. Буквально за уши были притянуты данные о хищении на олимпийских стройках (в которые вкладываются триллионы рублей) «чудовищной» суммы в 23 млн, озвученные Следственным управлением СК РФ по Краснодарскому краю.
Позднее в этот же день Следственный комитет России уточнил эту информацию: «В действительности же уголовные дела коррупционной направленности в отношении работников ГК «Олимпстрой» не возбуждались. 6 уголовных дел, о которых шла речь, возбуждались по фактам использования поддельных документов при трудоустройстве на работу в ГК «Олимпстрой», при этом заработная плата, выплаченная таким работникам, и составила сумму ущерба предприятию». Однако успокоить слухмейкеров не могли уже ни СК РФ, ни комментарии самого «Олимпстроя» (что естественно ни заявления крупных госчиновников вроде Дмитрия Козака, который назвал разговоры о хищениях «анекдотичными». И даже назначение на место Боллоева теперь уже бывшего заместителя руководителя аппарата правительства Сергея Гапликова, которого трудно воспринимать как антикоррупционного ревизора.
В итоге «коррупционные» причины отставки менеджера крупнейшей госкорпорации, несмотря на все опровержения, уже запомнились публике и «приклеились» к порядочному человеку. И это притом что о намерении Боллоева уйти говорили уже достаточно давно, причем среди причин называлось все то же «состояние здоровья», на которое он сослался в своем заявлении об увольнении. Правда, называлась и еще одна вероятная причина «самоотвода» Боллоева – его нежелание лавировать между конкурирующими бизнес-группами, сражающимися за госзаказы на олимпийском строительстве. Но в данном случае, собственно, и не важно, что было последней каплей, главное, что речь не шла об «антикоррупционном» увольнении, как это представляли слухмейкеры. А соответственно – и о «зачистке» «Олимпстроя» командой Медведева.
Не Чичваркин уволил Мирошникова
Как, кстати, было и в другом случае, о котором стало известно на минувшей неделе. А именно в ситуации с отставкой бывшего теперь уже главы Бюро специальных технических мероприятий МВД РФ Бориса Мирошникова. Напомним, что экс-владелец компании «Евросеть» Евгений Чичваркин обвинял Мирошникова вкупе с еще одним высокопоставленным милиционером Константином Мачабели в инициации «заказного» уголовного дела. По словам Чичваркина, вернуться в страну он смог бы только после отставки обоих.
И тут вдруг не проходит и месяца с момента заявлений живущего в Лондоне экс-владельца «Евросети», как Мирошникова увольняет президент. Причем, без объяснения причин. И произошло это после того, как суд закрыл уголовное дело против Чичваркина. Не удивительно, что СМИ сразу заговорили об отставке как о шаге в направлении возвращения экс-владельца «Евросети» в Россию.
Он, напомним, является членом «либеральной» партии «Правое дело» и, по неофициальной информации, по-прежнему рассматривается кремлевским куратором этого проекта Владиславом Сурковым как возможный лидер «лояльных либералов» на период 2011-2012 года. Чичваркин для этого вполне подходит – недаром его в свое время в эту партию «инкорпорировали», однако дальнейшему развитию «политической карьеры» помешало возбуждение уголовного дела. Теперь же все вроде как облегчается. Чичваркина якобы можно уговорить вернуться и возглавить полумертвый либеральный проект накануне выборов. Дать этому любимцу так называемого «офисного планктона» телевизионную трибуну и в итоге получить в Госдуме микрофракцию либералов в 1-2 мандата.
И все может именно так и будет, вот только отставка Мирошникова с этим никак не связана. Его уволили в связи с тем, что ему исполнилось 60 лет – по достижении предельного возраста для его поста.
Борьба за «крылья»
Иная ситуация складывалась на минувшей неделе разве что вокруг отставки главы Объединенной авиастроительной корпорации (ОАК) Алексея Федорова. Его считают близким к одному из «фаворитов» Владимира Путина – главе «Ростехнологий» Сергею Чемезову. Последний не раз вызывал неудовольствие Дмитрия Медведева, но свой пост сохранял. А вот Федорову не повезло – его уволили. И на этот раз точно Кремль, хотя и не за коррупцию, а просто за низкую эффективность и по смехотворному поводу несвоевременной поставки самолетов в Иорданию (как уверяет газета «Коммерсант»). Причем даже и не ОАК за этот контракт отвечала.
Формально об отставке Алексея Федорова было объявлено в ходе заседания президентского Совета по модернизации, где Дмитрий Медведев устраивал показательную «выволочку» главам госкорпораций. Соответственно, многие СМИ связали его увольнение с критикой президента корпораций за невыделение денег на НИОКР. Хотя больше похоже, что в реальности глава ОАК слетел за неэффективность своей работы в целом: за отсутствие новых моделей самолетов, видимую отдачу от многолетних огромных вливаний в корпорацию государственных денег. Ему могли бы припомнить также потерю большей части кадрового и значительной части технического потенциала после «экономически обусловленного» вывода из столицы в любимый Федоровым подмосковный город Жуковский целых заводов. Не говоря уже о регулярных скандалах наподобие иорданского из-за срыва сроков поставок за рубеж самолетов или отгрузки покупателям бывшей в употреблении техники под видом новой, из-за чего были потеряны несколько крупных контрактов.
При этом на место Федорова уже назначили гендиректора КБ «Сухой» Михаила Погосяна, проявившего себя как «эффективный» менеджер в последние годы. Он, как ожидается, устроит «чистку» в ОАК. Есть информация, что следом за Алексеем Федоровым уйдет, например, и один из его замов – президент корпорации «Иркут» Олег Демченко. В авиаотрасли бытует мнение, что этот бывший генерал ФСБ, также поддерживаемый главой «Ростехнологий», в силу своей первой профессии и соответствующего опыта умело управлять авиастроительным производством не мог по определению. Якобы именно он был автором «блестящей» идеи по выводу КБ «Яковлева» и КБ «Лавочкина», а также других научно-конструкторских и производственных авиаструктур, из Москвы в Жуковский.
Правда, станет ли легче авиационной промышленности после ухода Федорова и Демченко, сказать трудно, потому что, как сообщают источники в отрасли, его место может занять бывший вице-премьер Борис Алешин, который так успешно ранее поуправлял «АвтоВАЗом», что предприятие фактически оказалось в состоянии банкротства и было спасено только благодаря вливанию в него очередных государственных миллиардов, а сам он вынужден был уйти на «тихую» должность директора Центрального научно-исследовательского аэродинамического института имени Н.Е. Жуковского (ЦАГИ). Тем не менее, связи и административный вес бывшего вице-премьера явно повыше, чем у Михаила Погосяна, так что новому главе ОАК с такой командой можно только посочувствовать.
Иван Преображенский

Enery

неужели ты ни капельки не сочувствуешь Данилкину?
  А что ему сочувствовать то ? Он же судья. Типа независимая ветвь власти.
  Когда шёл работать в судьи клялся честно вершить судьбы других людей. Только за свою жопу что-то как-то сильно боится. Тогда бы не занимался ерундой и не шёл в судьи.

smelan22

Борьба в кулуарах, населению все сообщат постфактум.
Но движуха сейчас нешуточная, даже удивительно, откуда у Медведева столько смелости взялось. Транснефть с навальным, прямая критика Путина по расследованию взрыва в Домодедово, наезд на Якунина - все это явные нападки на ВВП, который пока притаился в обороне.
Ты правда веришь, что это все Медведев организует с целью свалить Путина? Может быть это всего-лишь мелкие дрязги, пакости и выяснение отношений между людьми из одной команды, которые просто не очень любят друг друга? В любой частной компании бывает так, что некоторые члены коллектива ссорятся друг с другом, интригуют. С другой стороны, есть генеральный директор, который стоит над этим всем, мирит враждующих, дает по рукам, но вообще-то его авторитет непререкаемый. Ну не любят либералы чекистов, любят Медведева за его мягкость и либерализм, но понимают, что Медведев страну не удержит. Они все в одной лодке. Тем не менее это не мешает им порой с удовольствием ущипнуть друг друга, подложить свинью и т.п. Делать из этого далеко идущие выводы не стоит. Хотя в конце концов либералы могут совсем наглость потерять и тогда, возможно, их поколотят, чтобы не зазнавались. А так это всего-лишь дрязги между разными крыльями одной хунты. Все они зависят от Путина, никто не хочет, чтобы он уходил. Либералы лишь склоняются к тому, чтобы на второй срок пошел Медведев (хотя, может быть, они предложат Путину какую-нибудь другую не менее либеральную кандидатуру взамен дискредитировавшего себя клоуна а чекисты-силовики хотят снова Путина, но от перемены мест слагаемых...

ALLA2009

а вот и реакция самого Данилкина http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/02/14/n_1704606.shtml
"Чуть ранее РИА «Новости» сообщило с пометкой «Молния», что сам судья Данилкин назвал интервью помощницы судьи клеветой."
ну конечно, реакция самого Данилкина, как и приговор самого Данилкина.
http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/02/14/n_1705046.shtml
В понедельник после появления интервью агентства со ссылкой на Данилкина сообщили, что председатель Хамовнического суда Москвы называет клеветой сообщения Васильевой. При этом на сайте газеты «Ведомости» говорится, что сообщение от имени Данилкина передала представитель вышестоящего Мосгорсуда Усачева.

Oleg_Plyusnin

вот комментарии по этой ситуации профессора кафедры конституционного и муниципального права юрфака МГУ Елены Лукьяновой.

smelan22

Я вынужден пересмотреть свою версию относительно этого инцидента. Высока вероятность, что никто Васильеву не инспирировал, а ее признания - это громкое хлопание дверью эксцентричного человека с не вполне удачно сложившейся жизнью.
В интервью журналистам госпожа Васильева утверждает, что разочаровалась в судебной системе именно благодаря этому процессу, после которого и решила, что ей не место среди судей. Однако биография госпожи Васильевой свидетельствует о том, что и до скандальной публикации у нее были весьма призрачные шансы стать судьей. Как выясняется, родилась виновница скандала, которой в марте исполнится 43 года, в Ташкенте, а затем переехала в Россию. До недавнего времени трудовая деятельность госпожи Васильевой (в девичестве Аниськина) никак не была связана не только с судебной системой, но и с правоведением. С 17 лет она работала поваром, в частности с 1989 по 1995 год поваром четвертого разряда (высший — шестой) в одном из ресторанов на Курском вокзале. Затем она в течение года числилась лаборантом Московского авиационно-ремонтного завода, откуда ушла в торговлю — год работала продавцом некоего ИП "Славянка" и три года, с 1997 по 2000 год,— в ЗАО "Золотой сентябрь". Затем в течение семи лет будущий разоблачитель судебной системы официально не работала, а потом на год устроилась специалистом коммерческого отдела ООО "Группа содействия "Дельта"". Только в 2009 году она окончила негосударственное образовательное учреждение "Международный юридический институт", получив специальность "юриспруденция, юрист", устроившись секретарем судебного заседания Хамовнического районного суда. С 12 мая 2010 года она являлась помощником судьи того же суда, исполняя обязанности пресс-секретаря.

Итак, она не карьерный юрист, не молодой специалист - ей уже 43 (! позади непростая жизнь, частые смены мест работы. Это все меняет. Терять ей, похоже, было нечего. С другой стороны, возможность прославиться.

stm7929259

Хлопнуть дверью надо было эффектно, а не выдавая сплетни
Получается, всю правду знает 43-летняя секретарша ;)

Oleg_Plyusnin

вот и фильм про ходора показали в Берлине.
На Берлинском кинофестивале представили документальную ленту Кирилла Туши «Ходорковский». Ажиотаж вокруг нее был нешуточный еще и потому, что буквально за несколько дней до начала кинофорума из офиса режиссера были похищены компьютеры, в которых содержались материалы фильма. Тем не менее, премьера состоялась, и аншлаг был невероятный. Двухчасовая история взлета и падения Михаила Ходорковского смотрится динамично и информативно. В начале картины закадровый голос спрашивает у нескольких молодых людей, знают ли они, кто такой Ходорковский. Самый внятный ответ, который удается получить - «кажется, это тот человек, который украл у России много денег». Так что, если западному зрителю ничего принципиально нового фильм не расскажет, то зритель российский просто не очень в курсе происходящего. Хотя история Михаила Ходорковского, как бы к нему не относиться - важная часть новейшей истории России.
Читать полностью: http://www.rbcdaily.ru/2011/02/15/lifestyle/562949979717120

GaliaFo

 
Слова помощницы судьи Васильевой по делу ЮКОСа подтвердили.
Помощница судьи и пресс-секретарь Хамовнического суда Наталья Васильева, заявившая, что судье по “делу ЮКОСа” навязали приговор в вышестоящей инстанции, заявляет о давлении на ее семью.
По ее словам, в ГУВД запросили документы на ее супруга. В милиции отрицают факт проверок.
Тем временем читательница Metro Светлана Добронравова подтвердила слова Васильевой.
– В Хамовнический суд я приходила по своим делам, – рассказала она Met­ro. – Это было в последний день прений по делу ЮКОСа. Я случайно услышала разговор по телефону женщины-прокурора. Она сказала: “Сейчас адвокаты отбарабанят гонорары, Ходорковский отболтает. Но приговор не готов, его еще не привезли из Мосгорсуда”. Я готова свидетельствовать в суде!

http://www.metronews.ru/novosti/slova-pomoshhnicy-sud-i-vasi...

GaliaFo

«Мне не стыдно, что я работала поваром. Повар хотя бы может быть честным человеком»
перейти к обсуждению ...
Интервью пресс-атташе Хамовнического суда Натальи Васильевой «Новой газете»



Только что «Новая газета» встретилась с Натальей Васильевой. По ее просьбе говорили только 30 минут. Разговор оказался мучительным и трудным.
Порой приходилось прерываться – вспоминая события последних дней, Наташа иногда плакала.
- Наташ, общественность восприняла твое откровенное интервью «Газете.ру» и «Дождю» по-разному. Многие назвали интервью поступком. Поступком человека, который смог разрушить механизм лжи, царящий в судебной системе. Еще говорят, что за тобой стоит как раз сам Данилкин, который мучается и хочет что-то сделать… Еще одна версия – ты «тайный агент магната Ходорковского» (формулировку передаю слово в слово и наконец – ты рядовой исполнитель чьего-то замысла наверху: и твое интервью в этом замысле попытка, например, снять с должности главу Мосгорсуда Ольгу Егорову, чьи полномочия истекают как раз в 2012 году... А что ты сама по этому поводу можешь сказать? Кто за тобой «стоит»?
- Никто. Я одна. Я просто выразила свою гражданскую позицию.
- То есть ни одна из перечисленных версий…
- Нет.

- Ты обнародовала информацию о давлении на Данилкина и навязывании ему приговора Мосгорсудом через 1,5 месяца после вынесения этого самого приговора. Почему именно сейчас? Ведь ты говоришь, что контроль осуществлялся постоянно – и до момента, когда Данилкин ушел в совещательную комнату, и после? Что стало «последней каплей», когда ты поняла, что надо куда-то идти и говорить?
- Я очень долго переживала. Очень долго нервничала. В начале февраля я уже поняла, что не могу... Когда видишь, в каком состоянии человек (Данилкин – В.Ч.) находится… Поэтому дала интервью «Газете.ру». Очень нервно все было… Я пыталась понять, как вообще возможно все ЭТО... Осмысление пришло ко мне, наверное, недели через две.
- Недели через две после приговора?
- Да. Я просто поняла, что с этим камнем в душе жить мне тяжело будет. Поэтому пошла. Мучило в первую очередь, что Виктор Николаевич оказался в такой ситуации, когда он вынужден был вынести такой приговор… Я очень много смотрела в Интернете разных публикаций о нем, то, что о нем писали…разные призывы были, мол, раз он вынес такой приговор, то давайте его накажем… Ну, всякие же люди бывают и мне просто хотелось людям рассказать правду. Что на самом деле было с ним… Просто я хотела, чтобы люди знали правду.
- А ты с кем-нибудь делилась из коллег по суду, что решила пойти и дать интервью?
- Нет, ни с кем.
- Журналисты первые дни обсуждали, почему именно в «Газету.ру» ты пришла? Знакомые были?
- Нет, не было. Все в суде видели, что к журналистам я одинаково относилась, абсолютно ровно, никогда никого не выделяя из них. Просто это случайно так вышло. Вот и все.
- Есть уверенность, что кто-то из бывших коллег тебя поддержит, даст, если придется, свидетельские показания? Есть на сегодняшний момент такие люди?
- Я боюсь, что никто не будет этого делать. Вы понимаете, по каким причинам. Думаю, что вряд ли…
- Какая вообще атмосфера и обстановка в Хамовническом суде была после приговора? В первый день, вечер, когда Данилкин его отчитал, что происходило в суде?
- Атмосфера была накаленной. Нервозной, во всяком случае. И я не видела, чтобы Виктор Николаевич успокоился. Он, наверное, был таким же, как и в предыдущие дни.
- А в течение вот этих 1,5 месяцев?
- Все старались, как мне казалось, забыть что ли. «Ну, прошло и прошло». А он (Данилкин – В.Ч.) ушел в себя, моментами был такой подавленный очень. Такой же нервозный бывал. Потому что все это не закончилось…
- Чем он сейчас занимается? Какой-то новый процесс ведет?
- Процесса нет. Он занимается работой, которая возложена на председателя. Плюс – проверят протоколы (протоколы заседаний по делу Ходорковского и Лебедева – В.Ч. которые уже изготовлены. Он занимается чисто- техническими вопросами, то, что не успели доделать…
- По прочтении твоего интервью у меня сложилось впечатление, что на этот шаг тебя подтолкнула жалость к Данилкину. Скажи, если бы ты не видела всех этих «сердечных приступов», корвалолов, валерьянок в его комнате, нервных срывов, переживаний и прочего, ты бы тогда пошла на интервью?
- Мне сложно сказать. Наверное, все зависит от обстоятельств. Конечно, было бы неприятно. Тяжело. Но мне сложно ответить, пошла бы я… Я сейчас просто не могу ответить на этот вопрос.
- Ключевым для тебя стали – его мучения и терзания?
- Да, можно так сказать.
- И еще одно сослагательное наклонение. А если бы Данилкин вынес 14-летний приговор самостоятельно, ты лично как бы на это отреагировала? Твое отношение к такому приговору?
- Я не участвовала в самом процессе, поэтому не могу ответить. Я не присутствовала на слушаниях. Поэтому не могу об этом судить. Если бы не было никакого давления, я бы точно об этом знала. Наверное, это было бы тогда его решение. Ведь судья принимает решение, руководствуясь своими убеждениями и в соответствии с законом. Я не могу решать за него.
- Говоря в интервью о том, что приговор писался в Мосгорсуде, ты ссылаешься как на источник информации на человека, «близкого к судье», «собеседника в его близком окружении» и так далее. При этом естественно фамилий не называете. Когда эти фамилии будут озвучены тобой?
Наталья не стала отвечать на этот вопрос.
- Почему именно кассационная инстанция, как ты говоришь, писала приговор? Причем она здесь? Она что — больше всех разбирается в деле?
- Это же элементарно. Если давление осуществляется с вышестоящей инстанции над районным судом, то кто будет писать приговор? Соответственно вышестоящая инстанция – кассационная…
- Куда потом и будут обжаловать этот самый приговор?
- Вот именно.
- Поговорим о реакции: Мосгорсуда, якобы самого Данилкина. Тебя обвинили в «клевете, в провокации, в пиар-технологиях», пригрозили подать в суд, копались в личном деле, приходили на работу мужа, к родителям, искали, сливали в СМИ факты биографии… Вот все это ожидаемо было, просчитывала такие последствия?
- Ничего не просчитывала.
- Сломя голову в омут что ли?
- Я просто не ожидала, что все так резонансно будет. Я просто думала, что я выскажу свое мнение в отношении этого человека…которого поставили в такую ситуацию и просто люди будут знать об этом. Но то, что будет такая реакция, я не ожидала.
- Что более всего удивило?
- Больше всего?...Больше всего мне было неприятно то, что в Мосгорсуде в отношении меня говорят разные неприятные вещи, которые не соответствуют действительности. Ну, например, в Интернете я читала такую заказную статью о себе, где говорилось о том, что я работала поваром и прочие детали моей биографии. Все подавалось в таком несколько грязном тоне. Так все было вывернуто, что я читая эту статью не поняла: «Боже мой! Неужели это про меня?!». И потом, знаете, мне не стыдно, что я работала поваром. Повар хотя бы может быть честным человеком. Мне не стыдно. Я меня была высокая категория, я профессионал высокого уровня.
- И понятно, в принципе, откуда у них была информация из твоего личного дела…
- Да. Это была из Хамовнического суда информация. Знаю, что как только вышло интервью в «Газете.ру.», сразу из Хамовников Мосгорсуд затребовал мое личное дело и всю информацию, которая была в личном деле, повернул в очень неприглядном виде и выдал ее некоторым…
- Приход оперативников на работу к твоему мужу и домой к родителям — пока единственные шаги, предпринятые в отношении тебя и твоей семьи?
- Пока да.
- Что касается заявлений Виктора Данилкина про «клевету» и так далее. Как ты считаешь, это он все говорит?
- Я думаю, что нет. Слова о том, что он подаст на меня в суд, - это не его слова, а пресс-службы Мосгорсуда.
Продолжение следует...
Вера Челищева
фото:
Юлия Балашова
18.02.2011

http://novgaz.ru/data/2011/018/30.html

GaliaFo

Напротив Кремля Доброхотов повесил сейчас:

Справа ВВП

Oleg_Plyusnin

Вот, кстати, наглядная история как должен вести себя настоящий судья.
памятник А.Ф. Кони стоит в аллее напротив соцфака.
Дело Веры Засулич
24 января 1878 года В. И. Засулич пыталась убить выстрелами из пистолета петербургского градоначальника Ф. Ф. Трепова. Это преступление получило широкую огласку и общественный резонанс. Следствие по делу Засулич велось в быстром темпе, с исключением всякого политического мотива, и к концу февраля было окончено. Вскоре А. Ф. Кони получил распоряжение министра юстиции К. И. Палена назначить дело к рассмотрению на 31 марта[9]. Граф Пален и Александр II требовали от Кони гарантий, что Засулич будет признана присяжными виновной, Анатолий Фёдорович таких гарантий не дал. Тогда министр юстиции предложил Кони сделать в ходе процесса какое-либо нарушение законодательства, чтобы была возможность отменить решение в кассационном порядке.
Анатолий Фёдорович ответил:[9] Я председательствую всего третий раз в жизни, ошибки возможны и, вероятно, будут, но делать их сознательно я не стану, считая это совершенно несогласным с достоинством судьи!
Вердикт присяжных заседателей Вере Ивановне Засулич был: «Нет, не виновна». Анатолию Фёдоровичу предложили признать свои ошибки и уйти добровольно в отставку. Кони отказался, заявив, что на нём должен решиться вопрос о несменяемости судей.
«Если судьи России узнают, — сказал он, — …что председателя первого суда в России, человека, имеющего судебное имя, занимающего кафедру, которого ждёт несомненный и быстрый успех в адвокатуре и для которого служба — далеко не исключительное и неизбежное средство существования, — достаточно было попугать несправедливым неудовольствием высших сфер, чтобы он тотчас, добровольно, с готовностью и угодливой поспешностью отказался от лучшего своего права, приобретённого годами труда и забот, — отказался от несменяемости, то что же можно сделать с нами».

lilith000007

Помощница судьи В.Данилкина прошла проверку на детекторе лжи
аталья Васильева, которая в скандальном интервью заявила о том, что судья Хамовнического суда Виктор Данилкин не являлся автором приговора Михаилу Ходорковскому, прошла проверку на детекторе лжи. Об этом РБК сообщили в Межрегиональной правозащитной ассоциации "АГОРА".
Полиграф, на котором проводилось тестирование, показал, что Н.Васильеву не просили дать интервью друзья или знакомые подсудимых, а с заявлением она выступила, поскольку решила показать свою гражданскую позицию.
Кроме того, проверка показала, что единственным источником дохода Н.Васильевой является ее заработная плата, а за свое интервью денег она не получила. Подтвердила она и свои слова о том, что вынести приговор экс-главе ЮКОСа В.Данилкина вынудила вышестоящая инстанция.
По словам самой Н.Васильевой, пройти проверку на детекторе лжи решила из-за публичных обвинений в клевете. При этом она заявила, что готова подтвердить свои слова в суде.
Напомним, что слова Н.Васильевой были опровергнуты как самим В.Данилкиным, так и пресс-секретарем Мосгорсуда Анной Усачевой. По ее словам, написать приговор, не рассматривая дело, просто невозможно.
В свою очередь сам М.Ходорковский в недавнем интервью выразил мнение, что вердикт действительно не был написан В.Данилкиным, а судья был похож на "протокол политической расправы".
Согласно вердикту от 30 декабря 2010г., Хамовнический суд Москвы приговорил М.Ходорковского и П.Лебедева к 14 годам лишения свободы по ч.3 ст.160 (присвоение или растрата, совершенные с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере ч.3 ст.174.1 (легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных в результате совершения преступления, организованной группой) Уголовного кодекса РФ.
Срок отбывания наказания для М.Ходорковского считается с 25 октября 2003г., для П.Лебедева - со 2 июня 2003г. Таким образом, М.Ходорковский и П.Лебедев выйдут на свободу в 2017г.
24 февраля 2011 г.
http://top.rbc.ru/society/24/02/2011/549261.shtml

MammonoK

очевидно же что црушники подсунули подкрученный детектор лжи - вот же хитрюги!

GaliaFo

очевидно же что црушники подсунули подкрученный детектор лжи - вот же хитрюги!
да-да, специально созданный детектор по заказу вашингтонского обкома. Вот она империалистическая гниль.

GaliaFo

Данилкин в передаче «Человек и закон»: приговор Ходорковскому писал сам, Васильева все выдумала
На сайте радио «Свобода» уже опубликована расшифровка интервью судьи программе «Человек и закон» Виктора Данилкина, в котором судья утверждает, что власти не оказывали на него давление при вынесении приговора по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева, а если кто-то на него и давил, то сторонники Ходорковского.
«Никаких попыток таких не было. Все происходило в этом плане очень корректно, общение с адвокатами в процессе и с государственными обвинителями, и с подсудимыми происходило, с моей стороны я со всеми обращался по имени-отчеству», – говорит Данилкин в интервью, которое в Москве выйдет в эфир на Первом канале в 22:30.
«На меня никто никаким образом не выходил, никаких контактов со мной вне процесса выстраивать не пытался», – настаивает он.
Примерно в середине интервью начинаются вопросы по поводу помощника судьи Натальи Васильевой, которая рассказала о давлении на Данилкина в интервью «Газете.Ru». «Вообще возможно было несамостоятельно писать этот приговор?» – спрашивает ведущий. Данилкин на это отвечает, что «в силу своих должностных обязанностей она никаким образом не имела отношения непосредственно к процессу по делу Ходорковского и Лебедева». «Приговор был привезен из Мосгорсуда, я точно знаю», – сказала в том интервью помощник судьи.
«Поэтому говорить о том, что, как было в ее интервью, в приговоре было много описок, опечаток, ей просто это не могло быть известно, – заявил судья Данилкин. – Утверждение о том, что этот приговор мог быть написан в Московском городском суде, для юриста это понятно, что такое действие невозможно было провести, поскольку процесс шел два года, четыре раза в неделю. Это сотни судебных заседаний. И те обстоятельства, которые были установлены на протяжении двух лет, они не могли быть известны до такой степени, что человек мог где-то вне Хамовнического суда написать этот приговор. И в Московском городском суде это было просто невозможно, потому что это невозможно».
«Если вам встретится в коридорах Хамовнического суда Наталья Васильева, какая ваша будет реакция?» – спрашивает ведущий (в четверг появились сообщения, что фамилия Васильевой исчезла с сайта Хамовнического суда).
«Я не хотел бы с ней встречаться, – отвечает Данилкин, который на прошлой неделе говорил, что пока не намерен инициировать уголовное преследование Васильевой. – По крайней мере, сейчас. Она высказала свое мнение, обвинила меня в совершении тяжкого преступления, оклеветала меня фактически, заявила о том, что я вынес заведомо неправосудный приговор. Оценку ее действиям я для себя дал. Ни в какие правоохранительные органы до того, как оценка приговора не будет дана судом кассационной инстанции, с моей стороны никаких обращений по поводу госпожи Васильевой не будет».
На вопрос, испытывала ли его семья давление во время процесса по делу Ходорковского, Данилкин ответил утвердительно: «Да, такое давление испытывалось. Непонятные люди какие-то обращались, звонили по телефону, узнали мои домашние телефоны, заходили на сайт сына, какие-то гадости там размещали. Кроме того, приходила корреспонденция непосредственно в мой адрес, в Хамовнический суд», – рассказал он. На уточняющий вопрос, поступали ли угрозы в его адрес, судья также ответил утвердительно, уточнив, что угрожать начали «в момент оглашения приговора».
«Здесь уже были прямые угрозы, но они размещались уже и на сайте Московского городского суда. Меня об этом в известность не ставили, я приезжал в судебное заседание и уезжал с охраной», – продолжил Данилкин.
Ведущий телепередачи Алексей Пиманов, который недавно стал членом Совета федерации, спрашивает, «почему такой жесткий приговор – 14 лет». «Не секрет, что у нас за убийство дают 20, не намного больше», – говорит он.
«Статьи Уголовного кодекса, по которым органами предварительного следствия обвинялись Ходорковский и Лебедев, они позволяли вынести и более суровые приговоры, чем 14 лет, – парирует Данилкин. – Поэтому говорить о суровости приговора я бы не стал, а суд при назначении наказания учел все обстоятельства, установленные в суде, с учетом размера похищенного подсудимыми, а размер похищенного составил примерно около одного триллиона рублей. Кроме того, суд также учел, что значительная часть денег была выведена за рубеж».
Данилкин уверяет, что перестал читать прессу, когда судил Ходорковского и Лебедева.
«Когда это дело поступило в Хамовнический суд, я, конечно, предполагал, что на меня будет оказываться давление и со стороны участников процесса, защиты подсудимых, а также и прессы, – рассказывает он. – Я ни интернет-издания, ни публикации в прессе не читал. Я отстранился от этого и был занят с утра и до вечера в процессе».
Заканчивается интервью словами поддержки: «А после того, что вам довелось пережить за эти два года, у вас нет желания после этого из профессии уйти и что-нибудь поспокойнее себе найти?» «То, что меня не сломали, это совершенно четко, – отвечает журналисту судья. – И я готов продолжать дальше работать. Приговор написан мною. Приговор мною написан осознанно, я подписал этот приговор, я его провозгласил и я несу ответственность за этот приговор до конца дней своих. Я уверен в своей правоте».
«Вам мужества, удачи. Держитесь», – говорит Данилкину телеведущий Пиманов. В четверг правозащитная ассоциация «Агора» сообщила, что помощник судьи Васильевой прошла проверку на детекторе лжи, которая подтвердила правдивость ее утверждений. «Газета.Ru»

http://www.gazeta.ru/news/lastnews/2011/02/24/n_1719241.shtm...

lenmas

Данилкин в передаче «Человек и закон»: приговор Ходорковскому писал сам, Васильева все выдумала
Интересно, согласится он на проверку на детекторе лжи? ;)

atsel

Данилкин в передаче «Человек и закон»: приговор Ходорковскому писал сам, Васильева все выдумала
* Интересно, он готов пройти тест на Полиграфе ?
А то пи@деть можно сколько угодно.

GaliaFo

Мужик без яиц

GaliaFo

— 03.03.2011 17:20 —
Канделаки, Запашные, Расторгуев и Кучерена выступают против особого подхода к делу Ходорковского
С обращением в защиту судебной системы России, которая, по мнению подписавших документ, подвергается дискредитации на фоне второго дела экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и экс-главы МЕНАТЕП Платона Лебедева, выступили более 50 представителей общественности. Среди поддержавших эту инициативу адвокат Анатолий Кучерена, вице-президент ТПП Сергей Катырин, главный тренер сборной России по художественной гимнастике Ирина Винер, депутат Госдумы Владислав Третьяк, дрессировщики Аскольд и Эдгард Запашные, телеведущая Тина Канделаки, певец Николай Расторгуев и другие.
Подписавшие считают, что судебная система России требует реформирования, однако «делать это под давлением отдельных институтов и лиц, тем более находящихся в конфликте с законом или допускающих возможность его выборочного применения, бессмысленно и опасно», – подчеркивается в письме.
«В последнее время на фоне второго процесса по делу руководителей НК ЮКОС Михаила Ходорковского и Платона Лебедева общество оказалось втянуто в кампанию по дискредитации судебной системы», – отмечается в тексте обращения, распространенном в четверг в Москве.
«Широкая дискуссия об обеспеченности независимости суда и судей превратилась усилиями некоторых общественных активистов в манипулирование общественным мнением и беспрецедентное давление на правосудие», – говорится в документе.
По мнению авторов обращения, необходимость глубокого реформирования системы правосудия в России очевидна, это признается и президентом, и гражданами, и самими представителями судебного сообщества.
«Дискуссия по наиболее резонансным судебным делам последнего времени не является сравнительным анализом доказательной базы – большинство ее участников не знакомы с материалами следствия и по сути обмениваются взаимными упреками и обидами на почве личных политических пристрастий», – сказано в обращении.
Как пишут его авторы, «понятно стремление родственников и ближнего окружения обвиняемых использовать все возможности и ресурсы для выстраивания системы защиты». «И здесь все идет в ход – эмоции, публикации в прессе, пикеты возле судов, публичные акции. Однако допустимость подобных методов воздействия на правосудие не только девальвирует идею справедливости и состязательности судопроизводства, но дает возможность оправдывать угрозы и издевательства над судебной и правоохранительной системами политической борьбой», – отмечается в письме.
«В запале этой борьбы «активисты» переходят от развязных уголовных оскорблений в адрес судебного сообщества к угрозам физической расправы и обструкции их близких. Так, в декабре 2010 года руководители всех районных судов Москвы получили издевательское приветственное послание, подписанное фамилией их коллеги, судьи Эдуарда Чувашова, убитого неизвестными возле своего дома несколькими месяцами ранее», – говорится в документе.
Как отмечают его авторы, «ответственность за подобные выходки несут не только их непосредственные исполнители, но и респектабельные господа, превратившие такое поведение в модный политический тренд».
«Простое перечисление так называемых резонансных дел, по которым ведется «непримиримая борьба» за независимость судебной системы, тоже показательна. В них упоминаются одни и те же фигуранты, связанные с политическими и финансовыми вопросами. Однако судьбы обычных граждан, которые незаконно осуждены или долгое время добиваются в суде справедливости, не интересуют и поэтому не упоминаются вышеуказанной «широкой общественностью» в их борьбе за независимость судебной системы», – сообщается в документе.
«В эту же схему укладывается и постоянное обсуждение темы помилования осужденных по резонансным делам. При этом именно помилование становится способом давления на президента и попыткой сталкивания его с судебной системой. Требование помилования является в этих случаях абсолютно популистским и направлено, скорее, на создание общественного эмоционального фона, чем на осуществление правовых процедур. Надо напомнить, что отменить решение суда вправе лишь суд высшей инстанции, а факт помилования – не отмена решения суда, а полное или частичное освобождение осужденного от наказания. И эти действия также регулируются законом: президента РФ о помиловании может просить сам осужденный с момента, когда обвинительный приговор суда вступил в силу», – говорится в документе.
«В демократическом обществе законы гарантируют гражданину состязательность и информационную открытость процесса судопроизводства, однако недопустимо подменять законные формы гражданского контроля за судебной системой тиражированием политических инсинуаций», – отмечается в письме.
По словам инициатора письма, исполнительного директора общественного комитета «За открытость правосудия» Дениса Дворникова, всего под обращением подписались 55 человек. «Интерфакс»

http://www.gazeta.ru/news/lenta/2011/03/03/n_1729777.shtml

stm7543347

* Интересно, он готов пройти тест на Полиграфе ?
Так полиграфы же подкуплены вашингтонским обкомом, допрос Данилкиной это однозначно продемонстрировал.

GaliaFo

там особенно удивили эти подписи:
5. Борисов Сергей Ренатович – президент Общероссийской общественной организации малого и среднего бизнеса «ОПОРА России».
23. Дискин Иосиф Евгеньевич – председатель Комиссии Общественной палаты Российской Федерации по вопросам
36. Кучерена Анатолий Григорьевич - адвокат, доктор юридических наук, член Общественной палаты Российской

Защитники Мудилкина типа

seregaohota

Ещё один работник суда признался
«Данилкин часто вздыхал: "Опять Мосгорсуд. Опять вызывают..."»
Бывшую помощницу судьи поддержал бывший администратор Хамовнического суда
С момент интервью бывшего помощника и пресс-секретаря судьи Данилкина Натальи Васильевой прошло два месяца. Конечно, 14 февраля 2011 года ничего нового ни об этом суде, ни о судебной системе в целом страна не услышала, но в многолетнем деле ЮКОСа (ему уже 8 лет) Васильева стала первым человеком системы, решившимся выступить против. Независимо от того, что ею руководило: жалость ли к отдельном взятому судье Данилкину, выносившему приговор, или желание высказаться… Главное: она прекрасно отдавала себе отчет в том, ЧТО она делает, и, тем не менее, рассказала про приговор, который «писался не Данилкиным»; про «выезды в Мосгорсуд» и во время нахождения в совещательной комнате; про «общение» с Мосгорсудом «по всем спорным моментам» («когда что-то идет не так, как должно быть»); про то, что Данилкин «обязан был представлять информацию в Мосгорсуд и, соответственно, получал оттуда определенные распоряжения»; про то, что «нервничал, переживал, возмущался, что ему указывают, что нужно делать»; и, наконец, про сердечные приступы и «запах корвалола» в кабинете судьи…
Реакция судебной системы была моментальной: информационные сливы фактов личной биографии («что может сказать человек, который работал поваром в ресторане на Киевском вокзале») и угрозы подать иск о клевете… А потом все стихло. Служебной проверки по факту сказанного ни прокуратурой, ни каким-либо другим органом проведено на сегодняшний день так и не было. Ну, не приезжал никто в Хамовнический суд и не опрашивал Данилкина: а при каких обстоятельствах выносился приговор? Никто не осматривал камеры наружного наблюдения Мосгорсуда (чтобы узнать, был ли там накануне приговора Данилкин никто не требовал из телефонных компаний биллинги переговоров Данилкина на период нахождения того в совещательной комнате, - словом всего того, что в другой стране было бы совершено на следующий день после интервью, - сделано не было…
Между тем, еще один сотрудник Хамовнического суда подтвердил «Новой газете»: тесная взаимосвязь судьи Данилкина и Мосгорсуда - была.
«Новая» встретилась с уже бывшим администратором этого присутственного места – Игорем Кравченко. Если кто не помнит – в середине мая 2010 года он был снят с должности за то, что недоглядел, как адвокаты Ходорковского пронесли в суд банку с нефтью и скважинной жидкостью – чтобы бывший глава ЮКОСа продемонстрировал их суду во время своих показаний...
В словах Кравченко вы тоже не найдете ничего того, о чем бы не догадывались. И реакция системы на сказанное, скорее всего, будет такой же, как и в случае с Натальей Васильевой: его будут обвинять в предвзятости и заинтересованности, в том, что в нем говорит обида…
Сам же Кравченко говорит, что обиды у него нет.
- Почему вы решили выступить в поддержку Васильевой?
- Когда в декабре был вынесен приговор (Ходорковскому и Лебедеву – В.Ч. а потом в феврале вышло интервью Васильевой, я подумал: а стоит ли мне выступить? Глядя на выступление Данилкина по Первому каналу, на выступления других лиц, я тоже захотел что-то сказать от себя. Потому что все эти люди с экрана, мягко говоря, лукавят. Интервью Васильевой – правда. Она ничего не сказала такого, чего бы кто-то не знал. И эти ее слова могут подтвердить многие – в том числе сотрудники самого аппарата Хамовнического суда.
- Что происходило в Хамовническом суде и вокруг Виктора Данилкина во время процесса по второму делу ЮКОСа?
- Данилкин по всем возникающим у него вопросам советовался в Мосгорсуде, часто во время этого процесса туда ездил. Помимо пятницы и понедельника – когда в Мосгорсуде у Егоровой (председатель городского суда – В.Ч.) каждую неделю совещание судей проходит, были и незапланированные выезды. Я в полседьмого утра приходил на работу, он тоже где-то в это время: собирал какие-то бумаги и уезжал в Мосгорсуд.
- То есть, в том числе, и перед заседанием ездил?
- Да.
- И каким он приезжал из Мосгорсуда?
- Мрачный, не разговорчивый, задумчивый. Иногда веселый – это когда Хамовнический суд за что-то похвалили. Например, за то, что у суда хорошая экономия средств в этом месяце была. Все похвалы выражались в квартальной премии. Свыше миллиона аппарату суда давали (у рядовых сотрудников – секретарей - зарплата низкая - 8-9 тысяч). Если меньше давали – значит, судом были недовольны…
А так, как правило, настроение у него после этих посещений и во время всего процесса не очень было. Когда я Данилкина по утрам встречал перед его выездами в Мосгорсуд, он часто вздыхал, говорил: «Опять Мосгорсуд, опять Мосгорсуд… Опять вызывают». Зачем вызывают, конечно, публично не конкретизировал. Но так как все эти выезды (помимо обязательных пятницы и понедельника) происходили во время конкретного процесса, было понятно зачем. Ведь когда вышел закон, по которым надо выпускать из-под стражи обвиняемых в экономических преступлениях, Данилкин выносил совершенно обратные решения.... Повторюсь, незапланированные выезды в Мосгорсуд у него были на протяжении всего этого процесса.
- Как-то проверить, когда она выезжал в Мосгорсуд, можно? По каким-то журналам?
- Нет, председатель суда – лицо независимое. Его приход и уход никак не фиксируется официально. Нет таких специальных журналов.
- Он делился с подчиненными чем-то?
- О процессе он говорил так: «Я в принципе, это не решаю. Что скажут, то и будет». А нам в суде было понятно, кто «скажет». В самом начале процесса в суде велись разговоры о том, что Данилкину она (Егорова – В.Ч.) это дело навязала, он сам не хотел его рассматривать.
- А отказаться не мог?
- Видимо, не мог. Очень многие отказались от этого дела. Данилкин оставался последним из претендентов. А так как он самый молодой из председателей, как я понимаю, его и выбрали.
- Какое у Данилкина было взаимодействие с прокурорами на этом процессе?
- Скажу так: более налаженное, чем с адвокатами. Так собственно у всех судей.
- Если по факту интервью Натальи Васильевой будет проведена служебная проверка, вы готовы выступить свидетелем?
- Да, потому что то, что сказала Васильева, – известно сотрудникам Хамовнического суда. Все всем известно было. Ее слова может подтвердить любой.
P.S. В распоряжении редакции есть видео- и аудиозапись этого интервью, отрывки из которого мы приводим в этой публикации. Ждем проверяющих
Вера Челищева
15.04.2011

stm7543347

Ещё один работник суда признался
«Данилкин часто вздыхал: "Опять Мосгорсуд. Опять вызывают..."»
Бывшую помощницу судьи поддержал бывший администратор Хамовнического суда
Томодзо был испуган, однако тут же последовал совету лекаря и вызвал родных О-Масу, чтобы забрали больную. Едва О-Масу очутилась за воротами, как перестала бредить и пришла в себя. Тогда застонал и свалился без памяти приказчик Бунскэ. Его уложили в постель и накрыли одеялами, но он вдруг вскочил и принялся рассказывать о том, что все богатство здесь нажито-де на деньги, которые получены от привидений, а когда отправили со двора и его, сейчас же заболел и начал бредить мальчишка-посыльный. Кончилось дело тем, что Томодзо отправил по домам всех слуг и приказчиков и остался в доме вдвоем с Ямамото Сидзё.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: