Инициативный министр

djphoenix

Министр юстиции России Александр Коновалов заявил о необходимости запретить ношение травматического оружия, сообщает РИА Новости.
"Ведется много разговоров о разрешении свободного ношения оружия в России. Я абсолютно уверен, что это невозможно", - заявил чиновник, добавив, что такое оружие "нужно запретить".
Таким образом Коновалов прокомментировал недавний инцидент, произошедший в одном из московских кафе с редактором телеканала Russia Today. Буйный посетитель заведения в ответ на просьбу вести себя потише прострелил Наталье Архипцевой ногу из травматического пистолета "Макарыч".
Ранее сообщалось, что стрелявшим оказался уроженец Санкт-Петербурга Сергей Виролайнен, работающий исполнительным директором ООО "Сайгон". После нападения на девушку он был задержан и доставлен в ОВД "Таганское".
Милиция просила арестовать задержанного, однако судья отпустил его под подписку о невыезде. Как ожидается, суд состоится в ближайшие две недели.
В настоящее время приобрести травматическое оружие может любой совершеннолетний гражданин России, который не находится под следствием и обладает справкой о нормальном здоровье.
http://www.lenta.ru/news/2010/10/29/airguns/
и совершенно неожиданное продолжение получила эта история:
Министр транспорта России Игорь Левитин заявил о необходимости запретить вождение автомобильных средств, сообщает РИА Новости.
"Ведется много разговоров о разрешении свободного вождения и приобретения автомобилей в России. Я абсолютно уверен, что это невозможно", - заявил чиновник, добавив, что это нужно запретить
Таким образом Левитин прокомментировал недавний инцидент, произошедший на одной из московских дорог с редактором телеканала Russia Today. Буйный водитель транспортного средства в ответ на просьбу газовать потише проехал Наталье Архипцевой по ноге на личном авто. Ранее сообщалось, что водителем оказался уроженец Санкт-Петербурга Сергей Виролайнен, работающий исполнительным директором ООО "Сайгон". После нападения на девушку он был задержан и доставлен в ОВД "Таганское".
Милиция просила арестовать задержанного, однако судья отпустил его под подписку о невыезде. Как ожидается, суд состоится в ближайшие две недели.
В настоящее время приобрести автомобиль может любой совершеннолетний гражданин России, который не находится под следствием и обладает справкой о нормальном здоровье.

popov-xxx25

ООО "Сайгон".
О, так у него просто вьетнамский синдром, надо посочувствовать мужику. Может, ПТСР у него...

vamoshkov

прострелил Наталье Архипцевой ногу из травматического пистолета "Макарыч".
там еще прикол в том, что ногу он ей прострелил из травматического пистолета пердлеанного под стрельбу металлическими пулями, т. е фактически из самодельного короткоствола, которые запрещены, поэтому приплетание сюда травматики - сильное передергивание

vamoshkov

вот еще слушал по радио беседу Гудкова (дупутат ГД, причем не рядовой, а зам председателя по безопасности "И Андрей Василевский, председатель Федерального Совета общественного объединения «Гражданское оружие». " (короче чувак не наделенный никакой особой гос властью).
Ну и совершенно тупой ведущий который совсем не в теме.
http://echo.msk.ru/programs/sorokina/719288-echo/
все постить не буду, интресеные куски некотрые только может.
Что интересно, Гудков вообще не может нормально аргументировать свою позицию в отличие от собеседника
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я хотел бы сказать еще раз, что это, на самом деле, все-таки проблема искусственная. Представьте себе, что у него не было бы этого пистолета, или что через некоторое время у него не будет. Он мог бы нанести этой журналистке столь же серьезные травмы бутылкой, табуреткой, дубинкой… Даже кулаком можно нанести очень опасные травмы. Поэтому на самом деле все эти пляски вокруг оружия абсолютно никакого отношения к решению проблемы не имеют.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Понимаете, одно дело ударил хам трамвайный и прочее, а тут достал пистолет и чуть…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: А тем не менее, эффект могло бы иметь только одно в этой ситуации. А именно – чтобы на людях физически слабых, на хрупкой женщине, на пожилом человеке не стояло клеймо «Беззащитен. Не может дать отпор». И это может дать только одно: неуверенность этого, предположим, хама, - не окажется ли у этого человека настоящего оружия. И только это может стать настоящим профилактическим останавливающим фактором. А все эти пляски вокруг травматики, это, на самом деле, отвлечение внимания от реальности.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Следуя вашей логике, надо всех вооружить?
Г. ГУДКОВ: Заменить суверенную демократию на демократию кольта.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Знаете, что всех вооружать абсолютно не нужно. Дело в том, что нигде и никогда, даже там, где право на ношение оружия есть, никогда большая часть людей постоянно с собой оружие не носит. Носить его меньшинство, один из десяти, иногда даже меньше. Но этого достаточно, потому что создается фактор неизвестности. Понимаете? Преступник не знает, вооружен человек или нет.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Было бы хорошо, если бы эта девушка в ответ достала бы настоящий пистолет и застрелила. Тогда бы возникло подозрение у других потенциальных преступников, что не буду я стрелять, поскольку вдруг там есть…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Даже если бы у девушки не было оружия, но у нас был бы закон, который бы разрешал девушке иметь это оружие, то, возможно, человек побоялся бы на нее напасть. И это преступление не произошло бы!
Ю. КОБАЛАДЗЕ: То есть, вы принципиально против вот этого нового закона, который будет ужесточен?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я против этого закона, но в первую очередь даже не потому, что он меняет в отношении травматического оружия. Совершенно я согласен с депутатом, что главное, что он совершенно неадекватно ухудшает ситуацию для других видов оружия. Например, вводится требование обязательного платного обучения, сдача экзаменов каждые 5 лет. При этом, естественно, обучение будет происходить только в организациях, аккредитованных МВД.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Вы против?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Более чем против! Это совершенно крайне коррупционноемкие элементы законодательства. Потому что есть огромное количество людей, прекрасно знакомых с тем, как пользоваться оружием – отслуживших армию, просто стрелявших в тирах. Совершенно очевидно, что оправдано требование экзамена для первоначально сдаваемых, но совершенно неоправданно требование проходить обучение! Тем более, платное обучение, тем более в аккредитованных организациях, которые будут, видимо, связаны с МВД какими-то специфическими отношениями. Далее. Сдача экзамена раз в 5 лет. Представьте себе – вот есть автомобиль. Как бы люди отнеслись к идее каждые 5 лет пересдавать на права? А ведь на самом деле это по сути дела гораздо более осмысленно, потому что забыть, как управлять автомобилем – это гораздо реальнее, чем забыть, как нажимать на курок.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: По-моему, некорректное сравнение.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Абсолютно корректное! Автомобиль на порядок более опасный предмет, чем оружие.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Но мы на автомобиле не гоняемся за людьми, чтобы убить!
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Мы не гоняемся, но, тем не менее, несчастные случаи, которые приводят к увечью и смерти с автомобилем, приблизительно раз в сто чаще случаются с владельцами автомобилей, чем с владельцами оружием. Раз в сто автомобиль опаснее, чем ружье у владельца!
ведущий жжет (это уже ближе к концу передачи):
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Объясните, пожалуйста, что такое короткоствол.
Г. ГУДКОВ: Пистолет в кармане.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Короткоствольное оружие – это пистолеты и револьверы, то, что можно носить скрытым образом.

Г. ГУДКОВ: Поэтому вот сейчас давайте говорить о том, что для того, чтобы нам обеспечить контроль, нам нужно в три – четыре раза увеличить численность лицензионно-разрешительной системы. Будем мы это делать за счет налогоплательщиков? Готовы люди платить дополнительные налоги?
Ю. КОБАЛАДЗЕ: А может быть, передать это частным каким-то…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Нет, а зачем делать это за счет налогоплательщиков?
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Есть же платеж за получение лицензии. И пусть из этого платежа и оплачивается увеличение штата службы. Я думаю, далеко не в три – четыре раза потребуется увеличение, а гораздо меньше.
Г. ГУДКОВ: Давайте, хорошо. Значит, раз в пять лет эта лицензия продляется. Мы должны сразу брать плату за пять лет. Ну давайте мы ее сделаем там тысяч 300 – 400 рублей, не вопрос.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну это уж вы слишком.
Г. ГУДКОВ: А как, чего слишком?
Ю. КОБАЛАДЗЕ: А сколько стоит вот такой травматический пистолет?
Г. ГУДКОВ: Ну при чем здесь пистолет? Сколько стоит милиционер, который будет…
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, ну вот пистолет…
Г. ГУДКОВ: Пистолет стоит копейки. Реальная цена пистолета – ну, дай бог, 1 тысяча рублей.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: А лицензия сколько стоит? Дороже?
Г. ГУДКОВ: Нет. Лицензии, они там все в пределах тысячи…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Если бы речь шла о 300 тысячах за выданную лицензию, то боюсь, что на эти деньги можно было бы государственный бюджет России сформировать. Так что…
Г. ГУДКОВ: Да ладно… Помножьте 300 тысяч на 5 миллионов и разделите на 5 лет. И отдайте эти деньги милиционерам. Ну без… (неразб.) сами останетесь…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Ну хорошо. Естественно, финансирование – не безумно большое увеличение лицензионно-разрешительной системы за счет лицензий. Там, я думаю, будет речь идти о совершенно другого порядка цифрах. Но, тем не менее, это было бы вполне естественно.
о страшилках про то что все плохие люди всех хороших застрелят
Г. ГУДКОВ: Огнеметы дадим и противотанковое ружье.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Логика есть, да? Как вы говорите, если бы этот парень, стрелявший в девушку, мог знать, что у нее есть пистолет, то он вряд ли бы в нее выстрелил.
Г. ГУДКОВ: Я думаю, он вряд ли бы ее оставил в живых.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Убил бы?
Г. ГУДКОВ: Ну, конечно! На всякий случай, чтобы не иметь ответной реакции.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: И тогда он, скорее всего, был бы убит окружающими, потому что его действия, я думаю, не остались бы…
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ваша логика ведет к какой-то кровавой цепи: убил бы – те бы ответили…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Нет, эта логика ведет к тому, что насилие не возникает.
Г. ГУДКОВ: А кто-то не разобрался, кто в кого стреляет, и начал бы стрелять… Что такое уличная схватка? Через полторы минуты никто не понимает, кто есть кто.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Так вот – это страшилки и фантазии, которые возникают в голове, а есть реальность того, как это, действительно, бывает. И хорошо известная реальность. Есть множество государств на территории бывшего СССР, которые разрешили ношение оружия, и никаких массовых перестрелок там не возникает. Наоборот, закономерно снижается.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Например, в каком государстве массовое ношение?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Разрешение на право ношения? Эстония, Молдавия, другие прибалтийские республики. Недавно Приднестровская республика последовала за Молдавией.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Там разрешай, не разрешай – в Приднестровье у каждого есть пистолет.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: И никаких массовых перестрелок не происходит благодаря этому.
Г. ГУДКОВ: Я вам могу сказать так. В ООН сегодня числятся суверенными 230 стран. Право на ношение оружия существует в десятке стран, может быть, в 15 странах. Все остальные страны не идет по этому пути. Они идут по пути нормальной правоохранительной системы, неотвратимости наказания, честного правосудия и так далее. И количество применения оружия в этих странах достаточно серьезно сокращается.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я скажу так. Действительно, в подавляющем большинстве стран владение оружием регулируется. Хотя опять-таки гладкоствольное оружие не запрещено, и в принципе, ношение его для некоторых групп населения, по крайней мере, возможно. Но что касается сокращения преступности, то вот здесь ситуация ровно противоположна. Есть очень большая практика того, как вводилось разрешение на ношение оружия или наоборот, снижалось возможности на владение оружием и его ношение. И практически никогда легализация оружия не приводило к тому, что это оружие начинало активно использоваться при совершении преступлений. И наоборот, случаи ограничения оружия, как это было в Великобритании или Австралии, приводили к росту насильственной преступности.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Есть факты, и есть статистика?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да, конечно. Можете, например, заглянуть на наш сайт www. samooborona.ru, посмотреть данные. Там есть ссылки.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: А вот возражает – правда, не подписался - наш адресат: «В Израиле очень мало преступности из-за поголовно вооруженных граждан».
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Почему же возражает? Наоборот, подтверждает. И кстати, идея о том, что там, где много оружия, много стреляют, она неверная.
Г. ГУДКОВ: А в Великобритании преступность ниже, чем в Израиле, хотя там даже полицейские в подавляющем большинстве работают без оружия.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: На самом деле, насколько я знаю, в Великобритании именно за последнее десятилетие после этих ограничений уличная преступность, количество ограблений стало выше, чем в США, что раньше было даже удивительно слышать.
Г. ГУДКОВ: Уже снизилась, и уже значительная часть полицейских подразделений оружие сдали.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Не будем сравнивать нас с Англией. Там особая…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Хорошо. Назовем самые вооруженные страны. Многие думают, что самая вооруженная страна США. На самом деле это неверно. Там много единиц оружия, но если говорить о домохозяйствах, то оно не так безумно распространено. Гораздо более распространено оно в таких странах как Финляндия, Швейцария…
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Да?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Да. Это гораздо более вооруженные страны.
Г. ГУДКОВ: … (неразб) сухом законе. Все говорят, что сухой закон как вводят, так начинают больше пить. Ничего подобного! Пьют как раз там, где спиртное разрешено на каждом углу. Поэтому, вы знаете, я что хочу сказать? Я бы хотел разрушить все-таки тезис, что рост преступности или сокращение связан с наличием свободного оборота оружия, вот этот короткоствол. Тут комплекс факторов влияет. И безопасность, и оружие – это вещи разные. Потому что безопасность зависит не только от количества оружия и его характеристик, а зависит от очень многих факторов, включая, в первую очередь, работу государства. Вот мы все время говорим: дайте нам оружие. Но я разговариваю с обычными людьми, домохозяйками, пенсионерами, с людьми, которые в силу… прибаливают где-то. Что, мы им дадим сейчас оружие, и они будут свою безопасность…
про то что нет культуры у все всех застрелят случайно (тут Гудков в ответ на все аргументы давит своим "Я вас уверяю")
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Владение огнестрельным оружием дисциплинирует. В семьях, где постоянно есть оружие, есть культура обращения с ним. Этому обучают почти с младенчества, в деревне, например.
Г. ГУДКОВ: И где у нас в деревне культура владения оружием?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Ну, во многих районах Сибири, северных…
Г. ГУДКОВ: В моей деревне у кого есть ружье, оно уже стреляло не раз и не только по курам, бегающим за околицей. Я не хочу сказать, что у нас… у нас спивается, деградирует страна, и уж деревня точно. Поэтому, давайте, мы здесь не будем связывать безопасность с наличием оружия. Если государство не решает вопросы безопасности, никаким свободным оборотом оружия – хоть огнеметы дай! – этот вопрос не решить. Это иллюзия! В основном, она присуща молодым дееспособным мужчинам, которые говорят: дайте нам оружие, мы сами наведем порядок. Я вас уверяю: даже оперативные мероприятия, в которых, в том числе, я принимал личное участие… я вас уверяю, что через минуту никто не понимает, кто есть кто. Никто не понимает, почему появилась военная форма, почему появились повязки, почему появились знаки отличия. Потому что уже в этой свалке невозможно разобрать, кто прав, кто виноват, кто первый начал. И если у граждан будет оружие, я вас уверяю, что каждая потасовка будет кончаться массовой перестрелкой.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Андрей, логично?
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: А почему же нигде не кончается? Почему же она не кончается в Эстонии, в Молдавии, в Чехии?
Г. ГУДКОВ: Да потому что… это журналистка получила пулю в ногу, да? А предположим, что это была бы женщина, которая бы там ограбила или что-то сделала, или пырнула ножом и пыталась бы скрыться. И человек открыл бы по ней огонь. И его бы тут же грохнули.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Отлично. Вот я хочу сказать…
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Кого, его?
Г. ГУДКОВ: Его, да. Потому что все бы увидели, что он стреляет в женщину убегающую, и конечно, его бы тут же расстреляли.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, не знаю. В ресторане вообще никто, по-моему… даже мысли не было грохнуть. Наоборот, как бы проглотили это все, и она сама вызывали «скорую».
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я хотел бы сказать, что это замечательный случай, который можно продемонстрировать, как отличаются страшилки в головах от реальности. Возьмем случаи, где это реально случалось, я говорю в данном случае об Израиле. Там был в свое время очень распространен такой вид терактов, когда человек приходит на автобусную остановку и начинает стрелять в окружающих. Вот некоторое время было популярно. Чем это кончалось? Через несколько минут, задолго до приезда полиции, другие люди, стоящие на остановке, вооруженные, начинали стрелять в него. Террорист бывал убит. Почти всегда это происходило…
Г. ГУДКОВ: А теперь они перестроились…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: А теперь они перестроились, да.
Г. ГУДКОВ: … и просто взрывают себя и остальных.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Совершенно верно. Итак, все-таки заметьте, практика показала, что вооруженные граждане прекрасно могут отличить преступника от непреступника и способны нейтрализовать его задолго до прибытия полиции, спасая множество жизней. Это практика. А то, что вы нам говорили до этого – это страшилки в голове.
Г. ГУДКОВ: Я просто знаю, что у нас на улицах происходит и какие свалки. И особенно если это происходит в темное время суток, когда вообще не понятно, «кто есть ху», как говорили наши великие вожди.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Так вот там, где есть огнестрельное оружие, свалки происходят гораздо реже.
Г. ГУДКОВ: Не гораздо реже. Если мы сегодня возьмем, допустим, ситуацию на Кавказе, где очень много оружия, там количество преступлений, совершаемых против личности, с применением огнестрельного оружия, в том числе боевого, оно там очень большое.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ну, Кавказ – это особый случай. Как, впрочем, и Израиль. Да? Их нельзя брать за образец и как бы говорить, что…
Г. ГУДКОВ: Да не такой уж и особый случай. Если бы на Кавказе не было оружия, там бы не было такого количества преступлений.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Речь идет о том, что были бы случайные жертвы, утверждалось, от стрельбы граждан. Вот как раз Израиль показывает, что на самом деле представление о том, что будет массовые случайные жертвы, оно не имеет отношения к действительности.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Дело в том, что, я говорю, Израиль – это особая страна с особым опытом и историей. И поэтому переносить…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: И там люди в толпе могут точно…
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Нет, ну просто они уже привыкли. У нас я не знаю, как повели бы себя на остановке люди, даже с оружием, чтобы действительно…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Если бы в них начали стрелять, они бы ответили, я вас уверяю.
Ю. КОБАЛАДЗЕ: Ответили бы, и неизвестно, к чему бы это привело.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: К тому, что нападающий был бы убит.
тут Гудков ударился в свойственное депутатам ГД русофобство
Г. ГУДКОВ: Вы простите, пожалуйста, я, может быть, плохо говорю о своей родной стране, которую очень люблю, но я нигде не видел, ни в одной стране мира, такого количества агрессивных пьяных людей на улице, которые находятся в очень невменяемом состоянии. И им абсолютно, вы меня простите за непарламентское выражение, по фигу, есть там у кого оружие или нет там ни у кого оружия. Если у них оно есть, то они себя чувствуют там королями Вселенной. Поэтому давайте мы так откровенно скажем. У нас огромное количество алкоголиков, у нас огромное количество пьяниц, у нас огромное количество агрессии, которая выражается в перестрелках, скажем, в малейшем, незначительном дорожно-транспортном происшествии. Сплошь и рядом драки и разборки на улицах, хотя вроде бы уже и ОСАГО действует, и страховые компании должны разбираться. Нет, разбираются на улице, в том числе и с применением оружия, ножа и кулаков, как хотите. Этого не происходит ни в одной стране мира. Ни в одной стране мира! И это не связано с оборотом оружия, а это связано с особенностями нашего национального менталитета и нашей национальной психологии.
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Я знаю, что такое представление о нашей национальной неполноценности, оно действительно очень распространено.
Г. ГУДКОВ: Я не говорил о неполноценности…
А. ВАСИЛЕВСКИЙ: Ну я хотел бы сказать, что на самом деле это не очень соответствует действительности. Я видел большое интервью с комиссаром эстонской полиции, где его спрашивали о практике владения оружием, и один из вопросов был о том, отличается ли эта практика владения и применения у эстонцев и у русских. И он ответил, что не отличается никак. Почему же, условно говоря, у нас сейчас действительно нередко стреляют при каких-то там историях? Да прежде всего потому, что те, кто первым достают оружие, предполагают, что они его достанут безнаказанно. Они предполагают, что им не смогут ответить. Они не ожидают отпора. И именно эта ситуация и провоцирует их на насилие.

PemeHb

Министр юстиции России Александр Коновалов заявил о необходимости запретить ношение травматического оружия, сообщает РИА Новости.
хехе, тока танцоров в Ставрополе подстрелили — министр уже реагирует =)

nenakhov-71

Буйный посетитель заведения в ответ на просьбу вести себя потише прострелил Наталье Архипцевой ногу из травматического пистолета "Макарыч"
Буйный водитель транспортного средства в ответ на просьбу газовать потише проехал Наталье Архипцевой по ноге на личном авто.
Её сначала утопили, а потом повесили?

vamoshkov

Её сначала утопили, а потом повесили?
зачем?
у нее же две ноги то было.

smelan22

тока танцоров в Ставрополе подстрелили
ЧЛО!

zulya67

сколько бы до этого чуркота-мажоры или менты на иномарках ни расстреливали людей из травматов под носом у власти - все министру было нипочем. Стоило мажоров в Ставрополе пострелять - русских перепугались. Решили травматы запретить. Уверен, что журналистка - лишь озвученная, а не реальная причина.

olg534

Стоило мажоров в Ставрополе пострелять
это чеченцы или дагестанцы были..

zulya67

Как правило из них такие выходки исходят от мажорных. А-ля у кафемакса.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: