Операция "Саркози" // ЦРУ, Ротшильды, Буш, Конди, Афганистан, Косово..

Irina_Afanaseva

Тьерри Мейссан 30.06.2008 [01:27 ] (227 прочтений)
http://www.profile.ru/items/?item=26407
Французы после слишком долгих президентских сроков Франсуа Миттерана и Жака Ширака избрали Николя Саркози в расчете на его энергию — чтобы вывести страну из застоя. Они надеялись: наконец что-то сдвинется с места и появятся новая идеология, новые подходы. Однако была разрушена сама основа, основополагающие принципы, составляющие специфику французской нации.
Французов ошеломил этот «суперпрезидент», берущийся каждый день за все новые и новые проблемы, привлекающий к совместной работе как правых, так и левых, полностью расшатавший привычную систему ценностей — вплоть до полного хаоса.
Как набедокурившие дети, французы слишком заняты тем, чтобы найти себе оправдание. Они еще не могут смириться с масштабом бедствия и признать, насколько были наивны. Не хотят они и разбираться в том, кто на самом деле Николя Саркози, а уже давно пора бы это сделать.
Саркози очень ловок. Как фокусник, он до такой степени отвлек их внимание, выставив свою личную жизнь напоказ и заняв первые страницы глянцевых журналов, что они забыли о его политическом прошлом.
Чтобы понять, как человек, который, по общему признанию, является ставленником США и Израиля, смог возглавить партию де Голля, а затем стать президентом Французской Республики, нам надо поворотить время вспять и вернуться назад. На многие годы. И тогда мы поймем, кто же эти люди из прошлого, которые сегодня взяли реванш и пришли к власти.
Семейные тайны
В конце Второй мировой войны в вопросах безопасности американских портов и в связи с подготовкой высадки союзников на Сицилии секретные службы США сотрудничают с итало-американским «крестным отцом» Лаки Лучано. Контакты Лучано с секретными службами США осуществляются, в частности, через посредничество Фрэнка Визнера-старшего, а впоследствии, когда «крестный отец» окажется на свободе и уедет в Италию, — через его корсиканского «посла» Этьена Леандри.
В 1958 году Соединенные Штаты, обеспокоенные возможной победой Фронта национального освобождения в Алжире, которая открыла бы Северную Африку советскому влиянию, приняли решение организовать военный переворот во Франции. Это была совместная операция Дирекции по планированию ЦРУ — которую номинально возглавлял Визнер-старший — и НАТО. Но к тому времени Визнер лишился рассудка, и контроль над операцией осуществлял его преемник Аллен Даллес. В Алжире французские генералы создают Комитет общественного спасения, который путем давления на представителей центральной гражданской власти в Париже вынудил последних без какого бы то ни было применения силы проголосовать за полную передачу власти генералу де Голлю.
Однако генерал де Голль отнюдь не пешка, которой надеялись управлять англосаксы. Сначала он попытался удержать колонии, расширив автономию заморских территорий в рамках французского союза. Однако французскую империю уже нельзя было спасти: обещаниям метрополии уже никто не верил, и колонии требовали независимости. После проведения жесточайших репрессий против борцов за независимость де Голль признал себя побежденным. Он проявил редкую для политического деятеля мудрость и взвешенность и объявил все колонии независимыми.
Почти все те, кто способствовал его приходу к власти, восприняли такое резкое изменение политического курса как предательство. ЦРУ и НАТО принимали участие во всевозможных заговорах с целью устранения генерала: военный переворот не удался, около сорока попыток физического устранения де Голля также закончились ничем. Однако некоторые его сторонники поддерживали его политический курс, и при непосредственном участии Шарля Паскуа была создана Служба гражданской инициативы — специальная милиция для обеспечения личной безопасности президента.
Паскуа имеет непосредственное отношение к корсиканскому преступному миру, но он одновременно и участник французского Сопротивления. Его жена — дочь канадского бутлегера, нажившего состояние во времена сухого закона. Он возглавляет компанию Ricard, которая вначале занималась продажей абсента — запрещенного алкогольного напитка, но затем в целях создания респектабельного имиджа перешла на сбыт анисового ликера. Но не только: под прикрытием компании продолжают осуществляться разнообразные нелегальные операции, проводимые при участии итало-нью-йоркского клана Дженовезе, группировки Лаки Лучано. Поэтому нет ничего удивительного в том, что Паскуа обратился именно к Этьену Леандри («послу» Лучано когда понадобились крепкие ребята для охраны де Голля. Ашилль Перетти, телохранитель де Голля, тоже корсиканец, — третий человек, сыгравший существенную роль в создании специальных отрядов милиции.
Чувствуя себя более защищенным, де Голль, ни на кого не оглядываясь, с блеском стал проводить в жизнь политику национальной независимости Франции. Не подвергая сомнению принадлежность Франции к атлантическому лагерю, он ставит под сомнение лидерство англосаксов. Де Голль высказывается против вхождения Великобритании в Общий рынок (1961 и 1967 годы он выступает против ввода сил ООН в Конго (1961 год всячески побуждает государства Латинской Америки выйти из-под влияния американского империализма (речь в Мехико в 1964 году). По его инициативе войска НАТО были выведены из Франции, и сам он выходит из Объединенного командования Атлантического союза (1966 год). Он выступает против войны во Вьетнаме (речь в Пномпене в 1966 году обличает израильский экспансионизм во время Шестидневной войны (1967 год высказывается за независимость Квебека (речь в Монреале в 1967 году) и т.д.
В то же время де Голль укрепляет военную мощь Франции, создав военно-промышленный комплекс с силами ядерного сдерживания, с гарантированным энергоснабжением. Он убирает «неудобных» корсиканцев из своего ближайшего окружения, но продолжает пользоваться их услугами, направляя с поручениями за пределы Франции. Именно в этот период Этьен Леандри становится трейдером группы Elf (ныне Total а Шарль Паскуа — доверенным лицом глав государств французской Африки.
Де Голль, отдавая себе отчет в том, что нельзя вступать в тотальную конфронтацию с англосаксами, объединяется с семьей Ротшильдов, назначив премьер-министром Жоржа Помпиду, уполномоченное лицо их банка. Де Голль и Помпиду образовали очень эффективный тандем. Политическая смелость первого удачно сочеталась с экономическим реализмом второго.
Когда в 1969 году де Голль уходит в отставку, Жорж Помпиду на короткий срок становится его преемником на президентском посту. Исконные приверженцы де Голля не признают его лидерства, их беспокоит его проанглийская ориентация. И когда Помпиду вместе с генеральным секретарем президентской администрации Эдуаром Балладюром способствуют вхождению «вероломного Альбиона» в общий европейский рынок, они воспринимают это как предательство.
Как был сфабрикован Саркози
Теперь, когда мы все расставили по своим местам, вернемся к главному герою нашего рассказа, Николя Саркози. Он родился в 1955 году, его отец — венгерский аристократ Пал Саркози де Надь-Боча, который бежал во Францию от Советской армии, мать — Андре Мала, по происхождению еврейка из Салоник. У них было трое детей (Гийом, Николя и Франсуа вскоре после рождения третьего супруги развелись. Пал во второй раз женился на аристократке по имени Кристин де Гене, у них двое детей (Пьер-Оливье и Каролин). Николя воспитывался не только у матери: он был тесно связан и с новой семьей отца.
Мать Саркози стала секретарем Ашилля Перетти. Бывший телохранитель де Голля после создания Службы гражданской инициативы сделал блестящую политическую карьеру. Он был избран мэром и депутатом от Нейи-сюр-Сен, самого богатого пригорода Парижа, затем стал председателем Национального собрания Франции.
Увы, в 1972 году Ашилль Перетти оказывается в центре грандиозного скандала. В США журнал Time сообщает о тайной преступной организации «Корсиканский союз» (Union Corse которая контролирует большую часть транзита наркотиков между Европой и Америкой. Это пресловутая french connection, которую Голливуд перенес на экран. Согласно материалам парламентских слушаний и собственному расследованию журнала Time, все сходится на имени мафиозного главаря Жана Вентури, арестованного несколькими годами ранее в Канаде. Но он является не кем иным, как коммерческим представителем компании алкогольных напитков Ricard Шарля Паскуа. Называются также имена нескольких кланов, которые стоят во главе «Корсиканского союза», и среди них — семья Перетти. Ашилль все отрицает, но вынужден уйти с поста председателя Национального собрания, ему даже удается уцелеть после «самоубийства».
В 1977 году Пал Саркози расходится со второй супругой, Кристин де Гене, которая вступает в союз со вторым номером центральной администрации Госдепартамента Соединенных Штатов. Она выходит за него замуж и переезжает в Америку. Мир, как известно, тесен, и ее мужем оказывается не кто иной, как Фрэнк Визнер-младший, сын старшего, о котором шла речь выше. Точно неизвестно, каковы были функции младшего Визнера в ЦРУ, но совершенно очевидно, что у него была важная роль. Николя сохраняет самые тесные отношения с мачехой, сводным братом и сводной сестрой, он все чаще бывает в Штатах, где ему предлагают «воспользоваться» образовательными программами Госдепартамента.
В этот же период Николя Саркози вступает в партию де Голля. Он быстро входит в контакт с Шарлем Паскуа, тем более что последний является не только национальным лидером, но и отвечает за партийную секцию департамента О-де-Сен.
К 1982 году Николя Саркози получил юридическое образование, стал адвокатом и женился на племяннице Ашилля Перетти. Его свидетелем на свадьбе был Шарль Паскуа. Как адвокат, господин Саркози защищает интересы корсиканских друзей своих наставников. Он покупает имение на Корсике, в Вико, и даже хочет переделать свою фамилию на корсиканский лад, заменив y на i: Sarkozi.
На следующий год его избирают мэром Нейи-сюр-Сен — он заменяет на этом посту Ашилля Перетти, своего дядюшку по линии жены, у которого случился инфаркт.
Однако Николя недолго оставался верным мужем: начиная с 1984 года он состоит в тайной связи с Сесилией, женой Жака Мартена, самого популярного на тот момент телеведущего Франции. С ней он познакомился, когда в качестве мэра Нейи проводил церемонию ее бракосочетания. Эта двойная жизнь продлилась пять лет, после чего оба расстались со спутниками жизни, чтобы создать новую семью.
Николя в 1992 году был свидетелем на свадьбе дочери Жака Ширака — Клод, которая вышла замуж за видного журналиста газеты Figaro. Николя соблазняет Клод: у них был короткий роман в то время, когда он официально жил с Сесилией. Обманутый муж покончил с собой, приняв таблетки. Отношения с супругами Ширак были разорваны раз и навсегда.
В 1993 году левые проигрывают выборы в законодательные органы власти. Франсуа Миттеран отказывается уйти с поста президента и вынужден «сожительствовать» с правым премьер-министром. Жак Ширак, надеясь стать президентом и создать вместе с Эдуаром Балладюром такой же тандем, как в свое время де Голль и Помпиду, отказывается от поста премьера в пользу Балладюра — «друга с тридцатилетним стажем». Шарль Паскуа, несмотря на свое темное прошлое, становится министром внутренних дел. Он не только сохраняет контроль над марокканской марихуаной, но и, пользуясь своим положением, легализует другие виды своей деятельности: берет под контроль казино, игорный бизнес и скачки в странах французской Африки. У него множество связей и контактов в Саудовской Аравии и в Израиле, его производят в почетные офицеры «Моссад». Что до Саркози, то он отвечает в правительстве за бюджет и в качестве официального представителя правительства озвучивает его решения.
Тем временем в Вашингтоне Визнер-младший занял место Пола Вулфовица и стал ответственным за политическое планирование в Департаменте обороны США. Никто и не заметил, что между ним и официальным представителем французского правительства существует тесная связь.
Именно в этот период в партии де Голля вновь начинает, как и тридцать лет назад, нарастать напряжение между истинными, исконными приверженцами его политики и правыми, стоящими на защите финансовых кругов, — как раз это крыло представлял Балладюр. Собственно, тогда — и это было новостью — Шарль Паскуа и вместе с ним молодой Николя Саркози предают Жака Ширака и сближаются с «ротшильдовским» крылом партии. Все идет вкривь и вкось. Конфликт достигнет своего апогея в 1995 году, когда Эдуар Балладюр выдвинет свою кандидатуру на президентских выборах против кандидатуры своего бывшего друга Ширака. Он проиграет. Вместе с тем в соответствии с инструкциями, полученными из Лондона и Вашингтона, правительство Балладюра начнет переговоры о принятии в Евросоюз и НАТО государств Центральной и Восточной Европы, освободившихся от советского влияния.
Все разладилось в партии де Голля: те, кто еще вчера считали себя лучшими друзьями, готовы перегрызть друг другу глотки. Для финансирования предвыборной кампании Эдуар Балладюр пытается завладеть «черной кассой» голлистской партии, сокрытой в двойной бухгалтерии нефтяной компании Elf. Не успел еще старик Этьен Леанрди отойти в мир иной, как следователи приходят в компанию с обыском и бросают за решетку ее руководителей. Однако Балладюру, Паскуа и Саркози так и не удалось завладеть заветной кассой.
Отстраненный от дел
Жак Ширак в течение всего первого срока своего правления держит Николя Саркози на расстоянии. В этот тяжелый для себя период Саркози становится почти незаметным. Однако он продолжает приватно нарабатывать связи в финансовых кругах.
В 1996 году Николя Саркози после бесконечной бракоразводной процедуры женится наконец на Сесилии. Свидетелями на их бракосочетании были два миллиардера — Мартэн Буиг и Бернар Арно (самый богатый человек Франции).
Последний акт
Задолго до иракского кризиса Визнер-младший и его коллеги по ЦРУ планируют развал голлистского движения во Франции и политическое продвижение Николя Саркози. Операция должна проходить в три этапа. Во-первых, следует избавиться от руководства голлистской партии и взять под контроль весь ее аппарат. Во-вторых, следует устранить главного соперника от правых, который может претендовать на выдвижение от голлистской партии на пост президента. В-третьих, следует устранить всех серьезных претендентов на президентский пост от левых, чтобы президентское кресло досталось Саркози.
В течение нескольких лет внимание всех средств массовой информации приковано к посмертным откровениям некоего строительного подрядчика. Умирая от тяжелой болезни, он записал на видео по так и не выясненным причинам свою предсмертную исповедь. По еще более непонятным причинам видеокассета попала в руки одному из лидеров Социалистической партии Доминику Стросс-Кану, который окольными путями передал ее прессе.
Хотя признания бизнесмена не повлекли за собой никаких судебных санкций, они оказались настоящим ящиком Пандоры. Главной жертвой связанных с ними скандалов стал премьер-министр Ален Жюппе. Оберегая Ширака, всю вину за обнаруженные правонарушения он берет на себя. В результате Жюппе устранен, и ничто уже не может помешать Саркози возглавить партию голлистов.
Теперь Саркози, используя свой партийный статус, вынуждает Ширака вновь взять его в правительство, хотя они ненавидят друг друга. В конце концов он получает портфель министра внутренних дел. Это было ошибкой! Благодаря этой должности под контролем Саркози оказались префекты и внутренняя служба информации, которую он использует для того, чтобы «повязать» главные административные институты страны.
О Корсике он тоже не забыл. Убит префект Клод Эриньяк. Никто не взял на себя ответственность за это преступление. Тем не менее тут же возникает версия, что это вызов центральной власти, брошенный корсиканскими борцами за независимость. Полиции удается, наконец, арестовать подозреваемого Ивана Колонна — сын депутата от Социалистической партии долго находился в бегах. Игнорируя презумпцию невиновности, Саркози объявляет о его задержании, обвиняя подозреваемого в том, что он убийца. Уж слишком лакомым кусочком стала эта новость за два дня до референдума об изменении статуса острова, организованного на Корсике Министерством внутренних дел. Как бы там ни было, избиратели отвергли проект Саркози, который, по мнению некоторых, должен был служить интересам мафии.
Хотя Иван Колонна и был впоследствии признан виновным, он всегда отрицал свою вину, и против него не было ни одного вещественного доказательства. Странным образом этот человек хранил полное молчание: он предпочел приговор, но при этом все, что он знал, осталось при нем.
Мы можем с полной определенностью утверждать, что не националисты убили префекта Эриньяка, а наемный убийца Игорь Пекатте, тут же перенаправленный в Анголу, где он получил работу в службе безопасности группы Elf. Причины убийства кроются в более раннем периоде профессиональной деятельности Эриньяка, когда тот отвечал за африканские проекты Шарля Паскуа в Министерстве сотрудничества с зарубежными странами. Что касается Ивана Колонна, то он вот уже несколько десятилетий является другом Николя Саркози, и дети их хорошо знают друг друга.
Разразился новый скандал. На сей раз это подложные списки, где фигурируют имена многих известных людей, у которых якобы в Люксембурге под прикрытием компании Clearstream имеются банковские счета. Среди жертв клеветников — Николя Саркози. Он подает в суд, недвусмысленно намекая, что все это — дело рук премьер-министра Доминика де Вильпена, его главного конкурента от правых на президентских выборах. Он грозится отправить последнего за решетку.
На самом же деле эти списки были запущены в оборот членами франко-американского фонда, президентом которого был Джон Негропонте, а распорядителем — Фрэнк Визнер-младший. То, о чем не догадывалось следствие и что мы можем утверждать с полной определенностью, — эти списки составлялись в Лондоне совместными усилиями ЦРУ, МI-6 и Hakluit & Сo, где управляющим также является Визнер-младший.
Вильпен пытается оправдаться, но он уже под следствием, с подпиской о невыезде и de facto временно отстранен от политики. Теперь уже никто из правых не может встать на пути Николя Саркози.
Осталось нейтрализовать кандидатов от оппозиции. Первый взнос при вступлении в Социалистическую партию был занижен до символического уровня, чтобы привлечь в партию новых членов. Тысячи молодых людей получают в этот период партбилет. Среди них по крайней мере 10 тыс. троцкистов из движения ламбертистов (от имени его основателя Пьера Ламбера). Эта немногочисленная группировка крайне левых исторически сотрудничала с ЦРУ в борьбе против коммунистов сталинского толка в период холодной войны. Она является аналогом SD/USA Макса Шатхмана, который взрастил неоконсерваторов в США. Ламбертистам не впервой просачиваться в Социалистическую партию. Таким образом они привели к власти еще двух известных ставленников ЦРУ — Лионеля Жоспена (который стал премьер-министром) и Жан-Клода Камбаделиса, главного советника Стросс-Кана.
В Социалистической партии проходят выборы кандидата на пост президента. На это место претендуют Лоран Фабиус и Сеголен Руаяль. Только первый опасен для Саркози. Тогда Доминик Стросс-Кан выдвигает свою кандидатуру, чтобы в последний момент преградить путь Фабиусу. Что и произойдет благодаря голосам ламбертистов.
И все это оказывается возможным именно потому, что Доминик Стросс-Кан давно уже состоит на службе у Соединенных Штатов. Во Франции мало кто знает, что он преподает в Стэнфорде, куда был приглашен тогдашним проректором университета Кондолизой Райс.
Как только Саркози занял пост президента, они вместе с Кондолизой Райс отблагодарили Стросс-Кана: его благополучно выбрали директором Международного валютного фонда.
Первые дни в Елисейском дворце
В день второго тура, вечером, когда институты опроса общественного мнения уже предсказывают вероятную победу Саркози, он обращается с краткой речью к нации из своей штаб-квартиры, а затем, вразрез со сложившейся традицией, не идет праздновать победу с товарищами по партии, а отправляется в «Фукет’с». Знаменитый ресторан на Елисейских Полях, где когда-то собирались члены «Корсиканского союза», принадлежит ныне владельцу казино Доминику Дессеню. Ресторан был отдан в полное распоряжение нового президента: он принимал там друзей и тех, кто финансировал его предвыборную кампанию. Присутствовали около ста человек, в толпе приглашенных — самые богатые люди Франции и акулы игорного бизнеса.
Затем президент взял несколько дней заслуженного отпуска. Отбыв на частном самолете Falcon-900 на Мальту, он отдыхал на «Паломе», 65-метровой яхте своего друга — миллиардера Венсана Боллоре, выходца из Банка Ротшильда.
Наконец Николя Саркози прошел инвеституру и стал президентом Французской Республики. Первое его постановление было совсем не об амнистии, оно позволяло его друзьям Дессеню и Партушу устанавливать в своих заведениях больше игральных автоматов.
Он создает свою рабочую группу и свое правительство. Здесь опять все те же: темная личность, некий собственник игорного дома (министр по делам молодежи и спорта) и лоббист игорных домов друга Дессеня (который становится официальным представителем партии голлистов).
Четыре человека стали для Николя Саркози главной опорой:
— Клод Геан, генеральный секретарь Елисейского дворца, бывшая правая рука Шарля Паскуа;
— Франсуа Пероль, заместитель генерального секретаря Елисейского дворца, управляющий Банка Ротшильда;
— Жан-Давид Левит, советник по дипломатическим вопросам (сын бывшего директора Еврейского агентства, бывший посол Франции в ООН. Ширак отстранил его от дел, поскольку счел, что он слишком сблизился с Джорджем Бушем);
— Ален Боэр, таинственная личность. Его имени нет в справочниках. В его ведении — службы информации. Внук Великого раввина Лиона, бывший Великий Мастер Великого Востока Франции (основная политическая группировка масонского направления) и бывший второй номер Агентства национальной безопасности США в Европе.
Визнер-младший, который тем временем стал специальным представителем президента Буша по вопросам независимости Косово, настаивает на том, чтобы министром иностранных дел был назначен Бернар Кушнер. Для решения двух задач — независимости Косово и сведения на нет особой политики Франции по отношению к арабскому миру.
Кушнер, еврей родом из Прибалтики, начал свою политическую карьеру, участвуя в создании гуманитарных неправительственных организаций. Благодаря средствам, полученным от National Endowment for Democracy, он смог принять участие в операциях Збигнева Бжезинского против советских войск в Афганистане вместе с Усамой бен Ладеном и братьями Карзай.
Благодаря младшему брату президента Хамида Карзая Афганистан стал самым крупным производителем мака в мире. Цветочный сок на месте перерабатывается в героин, который грузится в самолеты военно-воздушных сил США и направляется на американскую базу Camp Bondsteed (Косово). Здесь наркотики забирают люди Хашима Тачи, которые сбывают их в основном в Европе, но иногда и в Штатах. Прибыль идет на финансирование нелегальных операций ЦРУ.
Карзай и Тачи давно уже состоят в дружеских отношениях с Бернаром Кушнером, который, конечно, вряд ли в курсе их преступной деятельности, хотя на этот счет существует множество международных документов.
На пост министра экономики и финансов Николя Саркози назначил Кристин Лагард. Вся ее карьера связана с Соединенными Штатами, где она возглавляла известную во всем мире юридическую контору Baker & McKenzie. Она также работала у Дика Венея в Центре международных и стратегических исследований (Center for International & Strategic Studies где вместе со Збигневом Бжезинским возглавляла рабочую группу по приватизации в Польше. Она очень интенсивно лоббировала Lockheed Martin в ущерб французскому самолетостроителю Dassault.
А летом еще одна поездка: Николя, Сесилия, их общая подруга и дети приглашены в Штаты, в Уолфенборо, что неподалеку от имения президента Буша. На сей раз счета будет оплачивать Робер Ф. Агостинелли, итало-нью-йоркский банкир, сионист и отпетый неоконсерватор, пишущий для Commentary — журнала Американского еврейского сообщества.
Успех Николя отразился и на его сводном брате Пьере-Оливье. Тот переделал свое имя на американский манер (Оливер) и был назначен Фрэнком Карлуччи (в прошлом второй номер ЦРУ, был завербован Визнером-младшим) директором нового финансового фонда компании Carlyle Group, которая управляет капиталами как семьи Буш, так и семьи Бен Ладен. Став пятым в своем профессиональном рейтинге, он получил в управление основные капиталы Кувейта и Сингапура.
Рейтинг президента Саркози, по опросам общественного мнения, катастрофически падает. Жак Сегела, один из его советников по PR, предлагает сфабриковать сюжет «из жизни знаменитостей» и переключить тем самым внимание общественности. Информация о разводе с Сесилией опубликована в газете Libеration, принадлежащей другу Саркози Эдуарду де Ротшильду, и все это для того, чтобы заглушить требования и лозунги толпы, вышедшей на улицы в день всеобщей забастовки. Но Сегела на этом не остановился: он устроил Саркози встречу с певицей и бывшей манекенщицей Карлой Бруни. Через несколько дней информация о ее связи с президентом становится достоянием общественности, и теперь уже СМИ, забыв о политических невзгодах, заняты только этим сюжетом. Проходит еще несколько недель — и Николя женится в третий раз. На сей раз свидетели на свадьбе — Матильда Агостинелли (жена Робера) и Николя Базир, бывший глава кабинета Эдуара Балладюра, а ныне управляющий у Ротшильда.
Когда же, наконец, французы прозреют?
--------------------------------------------------------------------------------
Маргинал
Тьерри Мейсcан — одна из самых противоречивых фигур французских медиа. Сквозь призму его биографии видны все проблемы, связанные с кризисом системы ценностей эпохи Просвещения. Права человека, гражданские свободы, Справедливость (именно с большой буквы) — вот основной круг интересов Мейссана, которые привели его к независимым журналистским расследованиям и активной политической деятельности.
Тьерри родился в 1957 году недалеко от французского города Бордо в богатой семье военных и дипломатов. Тайны большой политики были открыты ему с детства, а отношение к жизни формировалось сначала в Колледже иезутов, затем в Парижском институте политических исследований, позже в Орлеанском институте теологии, а завершил он свое образование в университете города Реймс, где изучал философию и социологию.
Будучи убежденным голлистом, Мейссан был изначально связан с левыми партиями и движениями и активно боролся с наступлением правых еще в те времена, когда Саркози был лишь рупором премьер-министра Эдуара Балладюра. Его борьба с правым крылом привела к жесткой позиции по Косово, которая кардинально расходилась с позицией французского государства.
Помимо ежедневной работы с левыми политиками (в качестве спичрайтера, автора политических программ и официальных заявлений) Мейсcан руководил Международной ассоциацией защиты частных свобод, был экспертом по правам человека при ОБСЕ. Сегодня же свою главную задачу он видит в том, чтобы создавать и поддерживать альтернативные медиа, то есть такие, в которых свободомыслие и право на интерпретацию являются неотъемлемым правом журналиста.
Не найдя соответствующего своим требованиям медийного ресурса, Мейсcан в 1999 году начал издавать ежемесячник Maintenant («Сейчас» где тщательно анализировал самые заметные политические события. Журнал имел большой успех, но уже тогда стало ясно, что Мейсcан обладает весьма своеобразным взглядом на мировые политические процессы.
Продвигаясь все ближе к истокам мировой напряженности, связанной в первую очередь с ближневосточным конфликтом, Мейсcан со временем занял столь радикальную позицию по отношению ко многим уважаемым демократическим авторитетам и институтам, что лишился выхода на широкую аудиторию — его борьба за свободу слова и мысли привела популярного гостя всех возможных политических ток-шоу к изоляции от французского медиасообщества.
Тому немало поспособствовала и его книга «Чудовищная махинация-2», где он вынес сор из избы, то есть в деталях показал, как «большие», контролируемые капиталом медиа путем неточных переводов, обтекаемых формулировок и мелких передергиваний могут превратить правду в клубок лжи и спровоцировать заказной военный конфликт.
Сегодня Мейсcан является президентом Reseau Voltaire и занимается интернет-проектом voltairenet.org, сайтом, который посещают до 2,5 млн пользователей в день. Основная тема публикаций ресурса — мировая политика и права человека. Попутно Тьерри пишет книги, которые издаются большими тиражами на разных языках и читаются не хуже детективов.
Мейссана неоднократно обвиняли со страниц газет и журналов во лжи и клевете, но никаких процессов за этим не следовало — источники информации журналиста не подводят.
Тьерри Мейссана интересен не столько своими своеобразными трактовками и гипотезами, сколько тем фактом, что, будучи рожденным в системе координат вольтеровской Европы и следуя ее базовым установкам, он неожиданно для себя оказался «на полях» журналистского мейнстрима и ныне осуществляет свое право на свободу слова далеко за географическими пределами продвинутых демократий.

raushan27

kastodr33

 

stat2814955

несмотря на оттенок скандальности, нормальная очень статья кстати.

raushan27


Если нормальная, и автор располагает такими сведениями, то зачем делится ими с плебсом? Это такой изысканный способ самоубийства?

Santiny

баян

kastodr33

А ну ка сотри. Шкала 11 балльная, и высшую оценку 11 может тока сам руслан получить.

raushan27

Я вкурсе, но раз пошел аукцион "кто больше".

ЗЫ. А нарисовал кто-нить орден для баллов по шкале адма?

MammonoK

+1

kastodr33

ЗЫ. А нарисовал кто-нить орден для баллов по шкале адма?
А фото его есть?

stat2814955

Угу. Они тупые, журналисты, начинают все понимать только после того как их убивают. Видимо, считается, что если ты написал статью, а после тебя убили (а ты впридачу скандальный журналист) - значит, дело нечисто и в нормальной Европе за это дают по ушам (демократия демократией, но и она на что-то иногда годится). В России же обычно после выхода подобной статьи (если это не фейк или черный PR) у журналиста появляется некий "бизнес" вкупе с очень злыми партнерами/конкурентами, дающий вполне предсказуемый исход (возможны варианты, конечно).

lnv123

Какой же Саркози мерзавец!

stat2814955

Если ты читал(о) статью, то такое ощущение, что после де голля вообще все мерзавцы (не, ну миттеран еще ничего так что этот не исключение.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: