Журфак МГУ готовит журналистов, решительно не пригодных для работы

Mapiar

Мы продолжаем нашу серию разоблачительных материалов...
От себя добавлю (без Я никуда ): хотел бы я стать журналистом (менеджером, консультантом) в какой-то области - то стал бы изучать в первую очередь эту самую область, а не предметы в школе журналистики, менеджмента или бизнеса.

Факультет ненужных вещей
Журфак МГУ готовит журналистов, решительно не пригодных для работы
Александр Тимофеевский (главный редактор сайта Globalrus)
Некоторое время назад сайту Globalrus нужно было найти двух сотрудников. Откуда их взять? Мы дали объявление в Сети. И оно сработало. Нам позвонили, написали, пришли, постучав в дверь, двадцать восемь, как помнится, человек. Из них девятнадцать никуда не годились. Все они - уж так совпало - оказались студентами или выпускниками факультета журналистики МГУ. И нам стало даже интересно. Мы принялись задавать вопросы и получать ответы: так родилось это скромное самопальное исследование, решительно не претендующее ни на какую научность, ни на какую исчерпанность. Еще мы позвонили коллегам-редакторам и выяснили, что они мучаются теми же проблемами. Среди известных сегодня журналистов выпускников журфака практически нет.
Будущие работники
Все студенты факультета журналистики МГУ считают место своего обучения "престижным", а получаемое образование "хорошим общегуманитарным". И гордо резюмируют: "Фактически это филологическое, лингвистическое образование, оно действительно великолепное". При этом честно жалуются на недостаток профпредметов, относящихся собственно к журналистскому ремеслу: от четырех до пяти процентов учебной программы. "Журфак - это противоестественный факультет", - говорят они с каким-то задором, с неизменным почтением отзываясь о качестве своего общегуманитарного образования.
Редакторы, впрочем, полагают иначе. "У них беда с общей эрудицией, - кривился в разговоре со мной выпускающий одной газеты. - Начинаешь проверять уровень общих знаний - и хватаешься за голову: 'Войну и мир' никто из них на самом деле не читал. Но и своего заветного они тоже не знают. Одна девочка пришла к нам устраиваться экономическим обозревателем, и ее попросили для начала перечислить основные мировые валюты. Она же в обменник ходит, как мы ходили в булочную. Но на вопрос не ответила: дошла до трех и запнулась. Была изгнана и удалилась, негодуя, так и не поняв, где оплошала. Я уж молчу про элементарную неграмотность, бесконечные 'этот фильм понравиться модному зрителю', 'симпотичная артистка' и прочие прелести от отдела культуры".
Будем, однако, объективны. Отделы культуры - это уходящая натура, больше четырех мировых валют ни в одном обменнике не сыщешь, а Льва Толстого не сыщешь нигде в принципе. То, чего нет в телевизоре, не существует в природе. Все опрошенные нами журфаковцы себя под "ящиком" чистят. Образцом для подражания они называют Малахова, Агалакову, Диброва и, конечно же, Парфенова. И вообще, какая "Война и мир"? - нерасторопный девятнадцатый век сто лет как кончился, мы живем в бурную эпоху интернета.
Но вот тут начинается самое удивительное.
=================== Вставка ========================
Статья Александра Тимофеевского, конечно, не является исчерпывающим исследованием положения дел на журфаке (на что, собственно, указано и в самой статье). Далеко не со всеми утверждениями автора можно согласиться - в частности, по поводу гуманитарного образования. На журфаке действительно очень неплохая филологическая школа, а среди преподавателей филологических дисциплин есть настоящие звезды. И если спрашивать не редакторов СМИ, а сотрудников Института мировой литературы, то их мнение о выпускниках журфака будет весьма высоким. Впрочем, все эти поправки не отменяют (а скорее, даже подтверждают) главную обозначенную автором проблему - журфак МГУ выпускает очень плохих журналистов. И это действительно повод для разговора. Для серьезной дискуссии о том, как изменить положение дел в главном вузе страны и в принципах подготовки журналистов. Дискуссии тем более актуальной, что она и без того запоздала. Сегодня СМИ еще худо-бедно живут за счет ресурса поколения, пришедшего в журналистику в начале-середине 90-х, но на завтра этого ресурса очевидно не хватит. А учитывая рост рынка СМИ, это самое завтра может случиться очень скоро.
==========================================
 
Высочайшие темпы работы, необходимые сегодня в новостных сетевых СМИ, - неодолимый Эверест для них. Горький парадокс: самое интернетизированное поколение, дни и ночи напролет проводящее в Сети, совершенно не способно пользоваться этой самой Сетью профессионально. Создается впечатление, что интернет на журфаке остался незамеченным. Интернет-СМИ там относятся к категории "модная экзотика", им читают пару коротких спецкурсов, и все. При том что вся бумажная пресса использует Сеть как основной источник информации, пользоваться интернетом почти никто не умеет, искать информацию не в состоянии.
Отношение к Сети как к рабочему ресурсу отсутствует, это привычное развлечение и только. Соединяясь с нулевой корпоративной этикой, такой подход дает волшебные результаты: получив доступ к служебному интерфейсу крупного интернет-издания, практикантка по собственной инициативе невозмутимо опубликовала в качестве передовицы свой материал, абсолютно невероятный по количеству фактических и грамматических ошибок и несоответствию формату ресурса. Что такое форматы, они не понимают, не ведают вовсе. Поэтому постижение структуры отдельно взятого СМИ для них еще труднее, чем чтение "Войны и мира". Журфаковцы оказываются не в силах оценить приоритеты и значимость новостей, уловить взаимосвязь событий, не говоря уж о том, чтобы ответить на вопрос "почему?". Они не могут провести границы между комментарием и новостным материалом с бэкграундом, разговор про "разные журналистские жанры" повергает их в ступор. "Слишком много ненужной информации на мою бедную голову", - горестно вздохнул пришедший к нам соискатель, и сам, не дождавшись ничьих просьб, удалился в поисках лучшей доли.
Это, собственно, ключевая фраза: "Слишком много ненужной информации". Информация - вообще вещь ненужная. Таким оказывается итог пятилетнего обучения на журфаке. Удивительно, как культ Парфенова мирно уживается с презрением к информационной журналистике. Словосочетание это резало им слух, оскорбляло их чувства. "Деградация", - отвечали они, морщась. Несколько человек потрясли нас одной и той же, гладкой, как из учебника, фразой: "Информационная журналистика оправданна как избирательный подход к фактам, позволяющий влиять на общественное мнение и задействовать манипулятивные возможности современных СМИ".
А может, эта фраза и впрямь была из учебника?
Нынешние работодатели
Редакторы известных мне СМИ журфаковцев берут на работу с крайней неохотой. "Из шестидесяти выпускников журфака пригодны к работе двое", - жаловался редактор одного еженедельника. Большинство работодателей не обращают никакого внимания на диплом претендента или даже открыто предпочитают лиц с максимально удаленным от журналистики образованием. Это требование формулируется буквально: крупный сетевой ресурс дал недавно объявление о вакансии, которое гласило: "На должность редактора общественно-политических новостей требуется человек с профильным образованием (Физтех, МАИ)". Журфаковцы заработали твердую, неколебимую репутацию. Все знают, что в графе "Ожидания по зарплате" у них стоят цифры с алогичным числом нулей. Оправившись от первого смущения, редактор заглядывает в графу "Какую должность вы хотели бы занимать?". Никто не желает становиться репортером. Волчья работа, тяжкая жизнь - ноги кормят, а они, знаете ли, не казенные. Зато хотят заниматься "пиаром и рекламой" и очень удивляются, узнав, что эти отделы к редакции не относятся. Как так? Почему?
"Неохота во всем этом сифилисе разбираться и по больницам мотаться", - заявила будущая звезда журналистики, отвергая предложение стать медицинским обозревателем. Большинство выпускников журфака желает писать лишь о модных масскультурных событиях, больших корпорациях и всячески окучивать luxury-сегмент потребительского рынка. Отчаянные попытки одного из изданий набрать штатных авторов в научное приложение, несмотря на постоянное повышение предлагаемой зарплаты и облегчение условий труда, продолжались полтора года и завершились ничем.
Но и в мире гламура их не ждут. "Мы не знаем, чему их там учат, - сетуют в модном журнале, - но не умеют они абсолютно ничего. Не умеют писать, не умеют звонить, не умеют брать интервью, общее развитие на уровне жителя Висконсина. Это, конечно, можно сказать почти про любого сегодняшнего выпускника, но у остальных хотя бы нет журналистских амбиций. Они закончили свой педагогический, начитались Довлатова и приходят готовые к тому, что придется чему-то учиться. А выпускники журфака с этой мыслью примириться не в состоянии". Для них сюрпризом оказывается необходимость не только добывать информацию и брать интервью, но даже искать контактные телефоны, пробиваться через секретарей ньюсмейкеров и т. д. (особенно ярко это проявляется при необходимости взаимодействовать с государственными структурами). Молодые журналисты раздражаются, хамят ни в чем не повинным секретаршам, которые воспринимают это как оскорбление священной для них корпорации и тут же заносят соответствующее издание в черный список. Редактору спокойнее отправить на задание перегруженного, но проверенного репортера, чем маяться с новичком. "Полное неумение адекватно общаться с любым необходимым человеком - от министра до алкоголика, а ведь это едва ли не главное в журналистской профессии, - вздыхал натерпевшийся коллега. - Причем виноват у них кто угодно, кроме них самих: по указанному телефону 'никто не подходит', а добыть какой-нибудь другой телефон, к которому подойдут, пусть даже мобильный, им просто лень, в самом процессе поисков информации им видится что-то глубоко унизительное". Пора выпускать журналистов, специализированных в определенных областях: политике, экономике, культуре, модном сервисе, спорте. Специалиста легче научить писать, чем журналисту объяснить специфику, - таково солидарное редакторское мнение.
Но совсем не оно уже делает погоду.
Рука рынка
Пару лет назад приятель-буржуй, торгующий мебелью, попросил меня помочь ему раскрутить новый бренд модного итальянского дизайнера. Коли дело в модности, то схема стандартная: устраиваешь выставку с пресс-коктейлем - и вперед. Дальше уже как бог даст, но без пресс-коктейля в наше время никуда.
Пресс-коктейль тем отличается от любого другого, что помимо закуски и выпивки на нем подают бумажки - релизы, сообщающие журналистам, какую немыслимую красоту они сподобились увидеть. Этот пресс-релиз я по дружбе и написал минут за пятнадцать.
Выставка состоялась, тарталетки были съедены, бумажки вручены. Прошло несколько месяцев, и счастливый, сияющий приятель возник на пороге моей квартиры с кипой газет и журналов под мышкой. Я принял их с благодарностью и твердой убежденностью, что, не читая, снесу на помойку. Но, открыв одно издание, потрясенный, заглянул во второе, в третье, в десятое... Они были такие разные и такие одинаковые: для умных и глупых, богатых и бедных, старых и молодых, на убогой газетной бумаге и сверкающие, пленительные. Но буквально во всех была моя анонимная писулька, воспроизведенная трепетно, как церковный канон. Лишь в трех, кажется, случаях великий релиз был ну очень слегка переработан.
Все СМИ, как известно, приступают к своей деятельности с маркетингового исследования, с определения целевой аудитории. Для кого, так сказать, пишем? Пустой, ничтожный, бессодержательный вопрос. Есть релиз, есть фуршет и есть издание, а задача работника, нанятого за тысячу уев в месяц, умело соединить эти три реальности. Он приходит на коктейль, съедает тарталетку, берет бумажку и - с Парфеновым в голове и Тиной Канделаки в сердце - бережно вручает ее компьютеру. Все. Такой высокооплачиваемый курьер. Кто его породил - современные СМИ, рынок с его потребностями или журфак, поставляющий ежегодно стране самых квалифицированных специалистов с "великолепным общегуманитарным образованием"?
Право слово, опять непонятно, что было в начале - курица или яйцо.

sever576

Прошу журфаковцев высказаться.

79lu

они уже на форуме Эксперта высказались
и живут в ДАСе а не в ГЗ

79lu


Поезд ушел
Бурное развитие СМИ в России привело к индустриальному кадровому кризису
Валерий Иваницкий (доцент факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова)
Дискуссия, столь бурно начавшаяся статьей "Факультет ненужных вещей" в понедельник прошлой недели (см. "Эксперт" N 47 уже к четвергу практически прекратилась. Так бывает всегда, когда речь заходит о журналистском образовании: пара речевок, пара оскорбительных выпадов, пара толковых предложений. И все. Точка. До скорых встреч в эфире, до следующей стычки.
Чем больше наблюдаешь пикировку, случившуюся на форуме "Эксперта", тем больше нарастает ощущение бессмысленности затеянного разговора. Что мы узнали нового о журналистском образовании? Что оно никуда не годится? Что журфак МГУ - мажорная помойка? Что еще?
Есть ли тема для разговора?
Конечно же, тема есть, да еще какая. Если абстрагироваться от тональности высказываний автора, то, собственно, речь идет о следующем: бурно развивающаяся индустрия СМИ испытывает все нарастающий кадровый голод. Этот голод не могут удовлетворить ни факультеты журналистики, число котоpых умножилось за последние годы невероятно, ни волонтеры, специального образования не имеющие. А факультет журналистики МГУ вообще выпускает никуда не годных специалистов. Решительно ни на что не годных. Такова примерно концепция статьи, основной ее замысел.
Как всегда, все дело в более или менее верно расставленных акцентах. А они выстроятся хоть в какой-то логический ряд, если назвать несколько цифр.
Итак, в России только за девять месяцев этого года (на 1 октября) было зарегистрировано 2430 средств массовой информации. Из них 1657 печатных и 773 электронных. Возьмите количество новых СМИ и умножьте их на скромную цифру - 10. Вы получите примерную потребность новых игроков в журналистских кадрах - 24 300 человек. Еще примерно столько же понадобится менеджеров: директор, бухгалтер, коммерческий директор, менеджеры по продажам рекламы - куда без них? Не хотите умножать на 10, вам кажется эта цифра завышенной (заниженной) - умножьте на любую, которую вы считаете реальной. Все равно этого будет достаточно, чтобы понять состояние рынка труда в индустрии СМИ. Для справки: за год все факультеты журналистики страны выпускают едва две тысячи человек.
Еще цифры: по состоянию опять-таки на 1 октября 2005 года всего в Российской Федерации зарегистрировано 62 971 средство массовой информации. Из них 50 621 печатное и 12 350 электронных. Да, конечно, не все выходят в свет. Но выходит все больше. Россия сегодня охвачена СМИ-лихорадкой. К этому подстегивает целый ряд факторов - от предстоящего политического сезона 2007/08 года до банального желания подзаработать на рынке рекламы, растущем ежегодно более чем на 30% (данные Ассоциации коммуникационных агентств России).
Близок ли рынок СМИ к насыщению по количественным параметрам? Вряд ли, все только начинается. Вот еще несколько фактов: в этом году проведено десять конкурсов на получение права на наземное эфирное телерадиовещание. На участие в них было представлено 1040 заявлений. Победителями стали только 147 участников. Из них на осуществление радиовещания - 104, на осуществление телевизионного вещания - 43.
Обратите внимание на неудовлетворенный спрос. Люди, компании, группы, решившие однажды открыть СМИ, как правило, добиваются своего. И если в электронных СМИ рост хоть как-то, до прихода цифровых технологий, сдерживается техническими возможностями, то в сегменте печатных СМИ ограничителей практически нет, рынок пухнет от новых журналов. А если совсем нет денег, есть еще более дешевый способ заявить себя издателем - создать интернет-СМИ.
И всем нужны квалифицированные специалисты. Здесь и сейчас. Естественно, с прекрасным образованием, без амбиций, готовые денно и нощно трудиться на благо работодателя.
Пока мы говорим только о СМИ. Но есть еще армада пресс-служб, пиар-служб на предприятиях и в ведомствах всех отраслей и мастей, в партийных и околопартийных организациях, есть мощная рекламная отрасль. И все, решительно все тоже реально нуждаются в квалифицированных журналистах или, на худой конец, в специалистах, умеющих писать грамотные тексты, создавать информационные поводы.
Национальный кадровый дефицит специалистов, обладающих журналистским образованием или хотя бы профессиональными навыками в этой области, сегодня в цифрах нигде не зафиксирован. Никто никогда не считал. Можно только предположить - их нужно очень много.
В общем, не хочется нагонять жути, но налицо дикий дисбаланс на рынке труда кадров для СМИ. Спрос превышает предложение в тысячи раз. Именно этот гиперспрос позволяет первокурсникам факультета журналистики, которые еще не разобрались в том, чем информация отличается от интервью, находить работу. Часто высокооплачиваемую. К четвертому курсу работают все, кто считает это необходимым. Причем часто уже на руководящих должностях в уважаемых СМИ.
Может ли проблема нехватки кадров для СМИ решиться бодрой пикировкой на форуме "Эксперта"? Очевидно, нет. Поезд ушел, господа. Лет десять назад. Одна лишь польза может случиться от дискуссии - публичное признание того факта, что теперь предстоит долгая, нудная работа по созданию в России системы подготовки и переподготовки кадров для СМИ в индустриальном формате. С участием университетов, естественно. Но не только их одних.
Индустриальный пейзаж
Многие проблемы сегодняшних СМИ, не только кадровая, порождены отсутствием индустриального опыта. В отличие от других отраслей национальной экономики, которые имели хотя бы советскую историю, мы не имели и таковой. Формально индустрии исполняется на днях 14 лет - в декабре 1991 года был принят российский Закон о СМИ, одномоментно превративший их в участников рынка. На реальном же рынке СМИ оказались с января 2005 года, после отмены последней льготы - по НДС. То есть нам, строго говоря, года еще нет. Все эти годы льгот при отсутствии реальных институтов адаптации молодой индустрии к рынку привели к весьма странным результатам.
Младенчество и отрочество - время, конечно же, прелестное, но оно грешит некоторыми недостатками. Среди прочих - слабая самоидентификация субъекта. Индустрия СМИ сегодня - такая же, совершенно не представляющая ни своих размеров, ни своего места в национальной экономике, ни своих реально, объективно существующих проблем.
Кадровые проблемы появились не вчера. Они родились на стыке новой структуры индустрии и старой системы подготовки кадров. Новая структура, если в двух словах, состоит из базовой отрасли, которая производит контент (сообщение, текст) для аудитории, и отраслей-смежников, занимающихся доставкой контента потребителю (каналов доставки). И если с кадрами, работающими с созданием контента, существующая система образования журналистов хоть как-то еще справляется (впpочем, и здесь не счесть проблем то с кадрами для отраслей смежных не справляется никак. Университеты попросту не готовят менеджеров, технических специалистов, специалистов рабочих профессий для СМИ. Попытки есть - в УрГУ им. А. М. Горького на факультете журналистики работает отделение ММР (менеджмент, маркетинг, реклама в МГУ с января этого года заработала кафедра теории и экономики СМИ, четыре года работает спецотделение по переподготовке уже работающих топ-менеджеров "Экономика и менеджмент СМИ". Ну и что - это даже не капля в море. Индустрия СМИ задыхается не только без собственно журналистов и квалифицированных менеджеров - ей нужны юристы, ИТ-специалисты, представляющие специфику СМИ. Таковых тоже никто не готовит, по крайней мере в индустриальных масштабах.
Индустрия СМИ, если оценивать ее формально, с точки зрения статистики, мощна сегодня как никогда. Через нее проходят десятки миллиардов долларов в год. Но она чрезвычайно слаба на уровне конкретного предприятия. Слаба опять-таки из-за отсутствия исторического опыта индустриальной жизни, из-за неокрепшего менеджмента, из-за практического отсутствия институциональных основ, из-за отсутствия реальных, признанных лидеров индустрии не на уровне олигархических групп, а на уровне персон.
Каждое конкретное СМИ в России имеет устойчивую перспективу только в рамках развития индустрии. А чтобы развиваться, она должна выстроить самостоятельно все свои институты, в том числе собственную систему подготовки кадров, основанную на четко выверенных индустриальных стандартах, как качественных так и количественных. Сегодня же газеты, журналы, телерадиокомпании в промышленных объемах занимаются самопальной переподготовкой кадров "под себя" и "для себя". На основе собственных представлений о стандартах профессии в том числе.
Есть ли такие стандарты?
Стандартов журналистской профессии в России сегодня нет. Как нет стандартов других профессий для индустрии СМИ. Раньше они хоть как-то формулировались руководящей и направляющей. При всех известных недостатках процесса это было доступное знание. Сегодня такое знание отсутствует. Попробуйте ответить на самые простые вопросы: какими качествами должен обладать российский журналист? А менеджер российского СМИ? Где можно ознакомиться с исчерпывающим списком качеств, которыми, по мнению индустриального сообщества СМИ, должен обладать выпускник факультета журналистики? Когда и где в последний раз без эмоций, на технологическом уровне обсуждался этот вопрос?
Вопросы о неведомом. Их обсуждение из области публичной давно переместилось в лучшем случае внутрь редакций. По сути, сегодня сколько редакций - столько и стандартов.
Именно поэтому при подготовке студента на факультете журналистики его отпускают "в поля" уже на втоpом-тpетьем курсе. Аргументация проста: чем раньше студент попадет в конкретное СМИ, тем раньше поймет его профессиональные требования к работникам. И если они устроят обе стороны, со временем обретет работу. Иного не дано.
Иным способом понять концепцию издания, его формат, его набор требований к работнику попросту невозможно. Хотя бы потому, что до сих поp все эти документы никому не удавалось увидеть в завершенном виде. Действительно необходимые в практической жизни хотя бы для того, чтобы на их основании разработать внятный правовой пакет для собственных работников, состоящий из должностной инструкции и трудового соглашения, эти документы существуют, как правило, только в сознании руководителей да в редакционных традициях, поддерживаемых старожилами.
Попробуйте задать пару простых вопросов самому себе, если вы руководите СМИ. Что такое "концепция издания"? Что такое "формат издания". Ответив на эти вопросы, постарайтесь обнаружить в родной редакции искомые документы и должностные инструкции, разработанные на их основе для сотрудников.
Можете не трудиться - вряд ли вы их обнаружите. Зато наверняка найдете в себе силы сказать неугодному работнику: вы работаете не в формате нашего издания, нашей радиостанции, нашего канала, вы не попадаете в концепцию.
Зона напряжения между рынком труда и конкретной редакцией часто малоосязаема. Например, каждый редактор хотел бы, чтобы пришедший наниматься на работу в совершенстве знал формат его СМИ. И это в отсутствие такового в виде документа. В лучшем случае потенциального работника ждет рассказ о внутренних стандартах редакции. В худшем - совет поискать работу в другом месте.
Что дальше?
А дальше нужно начинать работать. Собирать еще одну индустриальную конференцию, например. Ставить на ней все прозвучавшие во время этой дискуссии вопросы, выбирать реального лидера индустрии. Только одного и уважаемого. Создать вокруг него лоббистский пояс. Уже из многих, но тоже уважаемых. Подтянуть деньги и реальные идеи. Признать, что индустрии нужны разного рода специалисты - от рабочих до академиков. Создать в итоге национальную программу журналистского образования, включающую в себя несколько уровней, условно говоря, ПТУ, техникум, институт, а потом уже университет. Как во всем мире, но с учетом национальной специфики, куда без нее. Создать систему переподготовки уже работающих в индустрии. В общем, ничего нового. Если в нескольких словах - создать проект "Современные кадры для СМИ России". А потом этот проект запустить. Это очень важно, запустить его, а не заболтать.
Перспективы у СМИ как у индустрии захватывающие. Научно-технический прогресс никто пока не отменял. "Цифра" даст возможность расширить мир телерадиоканалов до бесконечности. Все это потребует огромного количества профессионалов, умеющих работать с контентом и как с текстом, и как с товаром.
Очень важно еще расстаться с иллюзиями по поводу университетских журфаков. Они никогда не перестроятся на марше. Они никогда не будут оперативно реагировать на вызовы рынка. Потому что их природа иная, они университеты. В сегодняшних условиях они как поставляли на рынок малую толику необходимых кадров, так и будут этим заниматься очередные 250 лет. Университеты, как бы странно это ни звучало, должны всего лишь занять свое место в будущей системе подготовки кадров для СМИ. Достойное, но свое. Они никогда технологически не справятся с запросами растущей на 30% в год индустрии, которой сегодня требуются все - от юристов до ИТ-специалистов. Университеты так быстро не создаются и так быстро не перестраиваются под злобу дня. Но они в состоянии помочь профессиональному сообществу осмыслить проблему и помочь выработать пути ее решения. Попытка превратить систему университетского образования в промышленный конвейер ведет только к увеличению в студенческой среде тех, о ком так хлестко и смешно написал г-н Тимофеевский.
Вопреки же расхожему мнению выпускники журфака МГУ в основном работают по специальности. Вот данные за 2004 год - 70%. Это больше, чем когда-либо раньше.
Я. Н. Засурский, декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова:
- Проблема качества журналистского образования ставится не в первый раз. И, надеюсь, не в последний. Ее, конечно, нужно признать в качестве индустриальной проблемы. Но, увы, признанием одним она не решается. Нужен целый комплекс мер на государственном уровне, чтобы изменить кадровую ситуацию в индустрии СМИ в лучшую сторону. Все, что возможно, делается в этом направлении и на нашем факультете. Могу привести массу аргументов в пользу того, что журналистское образование в стенах МГУ не только не прекратило своего существования, но и развивается достаточно бурно. Только несколько фактов: открыта кафедра теории и экономики СМИ, целый ряд специальных отделений по переподготовке кадров, научные центры и так далее. Наши студенты имеют все возможности стать образованными людьми, высококлассными профессионалами, и они ими становятся. По крайней мере, они успевают следить за современными технологиями, представляют, что такое мультимедийность СМИ. Да, профессия журналиста такова, что она требует своевременного включения студента в практику. И мы сегодня на факультете с пониманием относимся к тем, кто совмещает работу с учебой на факультете. Но и этого недостаточно. Факультет очень нуждается в помощи практиков, готовых часть своего драгоценного времени посвятить педагогической работе, работе со студентами. Это очень непростая работа - пока еще, по сути, неоплачиваемая и, наверное, не всегда интересная практикам. Но без подобного сотрудничества нет будущего.
Решительно приветствую любую дискуссию, которая ведет к улучшению работы факультета, но также решительно не согласен с попыткой г-на Тимофеевского представить наших студентов некими митрофанушками, безграмотными мажорами. Открою для читателей уважаемого "Эксперта" страшный секрет: все в этом мире меняется, студенты меняются меньше всего. Sapienti sat.
А. В. Власов, генеральный директор медиагруппы "Европейская пресса":
- Абсолютно точно - поезд ушел. Рассчитывать на то, что, встряхнув как следует профессуру журфака МГУ, отвесив им несколько публичных оплеух, мы в моментальном режиме все отладим на своих предприятиях - наивно и непрофессионально. Работая на локальном рынке Калининградской области и делая практически половину газет в области, не понаслышке знаю, что такое "ценный журналистский кадр" и как он воспитывается. Выпускников факультета журналистики (а у нас в Калининграде тоже есть такой) просто на всех не хватает. Упустив с индустриальной точки зрения кадровую ситуацию, теперь мы, издатели и главные редакторы, обречены на многолетние мучения с кадрами и "кадрами". Будем делать журналистов внутри корпораций, создавая кустарные факультеты и факультетики переподготовок. Кого только мы уже не рекрутировали в журналисты: от сторожей и водителей до бывших военных и несостоявшихся технарей. Но костяк коллектива - профессиональные журналисты. Я не выпускник МГУ, образование получил в Уральском государственном университете. Но в МГУ (получив перед этим степень МВA) прошел переподготовку на спецотделении "Экономика и менеджмент СМИ". Планирую теперь переподготовить на нем в ближайшие годы большинство своих топ-менеджеров. Жалко, нельзя послать сразу человек тpидцать. Набор ограничен. А в других местах подобных программ нет.

79lu

Страсти по журфаку
16 декабря 2005
Алексей Надеждин
Статья главного редактора сайта Globalrus Александра Тимофеевского "Факультет ненужных вещей", опубликованная журналом "Эксперт", наделала в последние дни много шуму. Резкие нападки автора статьи на журналистский факультет МГУ вызвали бурный поток гневных отповедей со стороны самих журфаковцев и не менее активное одобрение со стороны многих других участников журналистского сообщества, на журфаке в большинстве своем не учившихся, однако, имеющих о нем отрицательное мнение.
Главным поводом для претензий Тимофеевского к журналистскому факультету является то обстоятельство, что он не смог из студентов и выпускников журфака набрать работников для своего сайта: "Некоторое время назад сайту Globalrus нужно было найти двух сотрудников. Откуда их взять? Мы дали объявление в Сети. И оно сработало. Нам позвонили, написали, пришли, постучав в дверь, двадцать восемь, как помнится, человек. Из них девятнадцать никуда не годились. Все они - уж так совпало - оказались студентами или выпускниками факультета журналистики МГУ. И нам стало даже интересно..." Следует обширный, однако довольно расплывчатый список претензий к журфаковцам: они некомпетентны, безответственны, ленивы, у них беда с общей эрудицией и нет элементарных навыков работы - притом, что журфаковцы обладают завышенной самооценкой и требуют для себя неоправданно высоких зарплат "с алогичным количеством нулей". Под конец, увлекшись, автор статьи оставляет в покое журфаковцев и рассказывает байку о толпах журналистов-непрофессионалов, которые всем сообществом дружно переписывают пресс-релизы. Однако остается непонятным, какое отношение это имеет собственно к журналистскому факультету.
Вообще-то текст Тимофеевского слабый, мутный, не всегда связный, стилистических огрехов в нем пруд пруди. Автор даже не дал себе труда показать мнение, отличное от его собственного, как будто сторонников образования, которое дает журфак, вообще нет в природе. Ни поражающие воображение карикатурные журфаковцы, мечтающие о "тысяче уев в месяц", ни столь же наивные, сколь и мудрые редакторы-работодатели, не названы по имени. Неизвестно, где автора статьи учили писать тексты, но очевидно, что не на журфаке, выпускники которого знают, как "Отче наш", что статья должна быть не эмоциональной руганью, а демонстрацией различных и, по возможности, обоснованных точек зрения. Встречаются и откровенно нелепые заявления, например, будто ни один известный ныне журналист не учился на журфаке МГУ.
Но главная проблема текста в неясной аргументации. Во-первых, непонятно, на кого, собственно, жалуется Тимофеевский. То ли журналистский факультет набирает не тех людей, то ли учит их плохо, то ли - эту возможность сам автор, кажется, и не рассматривал - некоторые студенты журфака плохо учатся, не желая получать то образование, которое им пытаются дать на факультете. Далее, что же предлагает автор статьи? А вот что: "Пора выпускать журналистов, специализированных в определенных областях: политике, экономике, культуре, модном сервисе, спорте. Специалиста легче научить писать, чем журналисту объяснить специфику, - таково солидарное редакторское мнение". Это предложение также непонятно кому адресовано. Должен ли журфак открыть вместо кафедр периодической печати, ТВ и стилистики русского языка кафедры моды и спорта? Или, может быть, журфак следует распустить, поручив подготовку журналистов спортивным институтам и курсам кройки и шитья?
Самый заметный недостаток статьи - отсутствие внятных ссылок на мнения конкретных людей и формулировки проблемы. В отличие от Тимофеевского, мы опросили не анонимных "знакомых редакторов" и "приятелей-буржуев", а работодателей и журналистов, знающих о проблемах журфака не понаслышке и не скрывающих своих имен. Вопрос в том, какие конкретные претензии у них есть к студентам и выпускникам журфака.
Среди работодателей, действительно, распространены отрицательные отзывы о деловых качествах студентов журфака. Прежде всего, считают они, ожидания студентов от зарплаты сильно завышены.
Журналист Первого канала, один из создателей программы "Спецрасследование" Александр Анучкин на протяжении своей карьеры дважды пытался набирать на работу студентов журфака, оба раза неудачно. "В первый пошел по самому простому пути - повесил в профильных вузах, в том числе и на журфаке, объявления. Откликов было много, с журфака звонили люди и спрашивали - а сколько денег? Это был 2000 год. Я отвечал: на испытательный срок 500 долларов. Это были очень хорошие деньги. Люди бросали трубки", - рассказывает Анучкин.
"В чем я соглашусь с Тимофеевским - это в том, что ожидания выпускников сегодняшнего журфака сильно завышены. Примерно вдвое от уровня рынка", - отмечает заместитель генерального директора ЗАО "Издательство Газеты "Труд" Василий Гатов.
Работодатели не видят во многих студентах стремления работать, да и учиться на собственном факультете. "Когда я говорил, что на учебу буду отпускать - не проявляли никакого интереса. Отвечали - "главное, на сессию, а на занятия - это мы решим", - рассказывает Анучкин.
Удивительно, но и работодатели, и сами преподаватели журфака говорят о неприемлемом внешнем виде студентов.
"Когда занятия превращаются в демонстрирование новых нарядов, сумочек и прочего, это уже не занятия", - говорит Антон Назаров, преподаватель журфака и директор по внешним связям Гильдии издателей периодической печати.
"Когда я приезжал на журфак, меня всегда удивлял внешний вид студентов. В таком же виде они и на работу приходили. Я бы такого "журналиста" не пустил бы на порог вообще", - горячится Александр Анучкин, который совершенно не производит впечатления пуриста, требующего каких-то невозможных стандартов внешнего вида.
Устроившись на работу, журфаковцы не могут зарекомендовать себя ответственными работниками: "Все просто - резюме, собеседование. Опыта нет. Говоришь с человеком, пытаешься понять. Даешь задание. Дальше - два варианта. Или человек исчезает вообще, или звонит через неделю и говорит, что ничего не получилось. "Я звонила, но не дозвонилась", - самый распространенный отмаз... Один мальчик все же остался. Я выгнал его на третий день - он делал три ошибки в слове из трех букв, не мог связать слова в предложении, хамил моим (!) источникам, которые я ему сдал, чтобы можно было начать работать. Не отвечал на телефонные звонки...", - жалуется тележурналист.
Наконец, некоторые студенты журфака необоснованно заносчивы даже в отношении работодателей: "У них нет желания начинать работу. Они считают, что их унижают заданиями... Ну и что, что у меня нет опыта? Зато я учусь на журфаке, а ты, такой злой дядя, вообще недоучка, чем и гордишься" (Анучкин). Тележурналист так и не нашел взаимопонимания со студентами журфака: "У нас реально не хватало репортеров, мы готовы были взять хоть черта лысого - только работай, учись, старайся. Но желающих не нашлось... В 2004-2005 годах через меня прошло человек 15 (журфаковцев). Никого не оставили. Вообще. А ребята, пришедшие осенью 2005 года из каких-то арбузолитейных техникумов, сейчас очень успешно работают".
В чем же причина всех этих претензий, что нужно менять? Может быть, само образование, даваемое на журфаке, недостаточно полное, там не готовят настоящих специалистов? "Насчет того, что журфак не дает никакой профессиональной подготовки, там очень мало собственно профессиональных предметов, это почти (на 85%) правда. Увы, как ни прискорбно мне это говорить как преподавателю факультета", - признается Назаров.
"Качество образования на журфаке не хуже и не лучше любого околофундаментального образования: выпускники педагогических вузов, скажем, ничуть не лучше... Невозможно огульно говорить - все журфаковцы плохие, а все не журфаковцы - лучше", - считает Василий Гатов из "Труда".
"Есть два вида выпускников журфака - "чистые студенты", которые все годы только и делали, что тусовали под Ломоносовым и пили пиво, и те, кто помимо журфака и вопреки ему работал в реальных СМИ. Нет такого - профессия журналиста, есть мастеровитость. Ее нельзя выучить, она есть функция от опыта и количества написанного... ремесло, такое же, как игра на музыкальном инструменте. Умеешь писать, имеешь слух - сможешь играть. Имеешь опыт, много тренировался - будешь писать (играть) достойно и за деньги", - говорит Гатов.
"Главная напраслина в том, что основная часть претензий к журфаку - это претензии не к нему, а к высшему образованию в целом. Это проблема подавляющего большинства вузов, которые сегодня вынуждены принимать тучу студентов за деньги, чтобы хоть какой-то уровень образования им обеспечить. И берут кого не лень! Главное - чтоб платили. Ведь у преподавателя журфака зарплата 300 долларов. Можно на это жить? Конечно, нет!" - возмущается преподаватель Назаров.
"Выход - в комплексных усилиях по улучшению качества высшего образования в целом, - говорит Назаров. - Нужно сильно переделывать практический блок преподавания, приглашать практиков на постоянную работу (пусть не полный рабочий день, но все же акцентировать внимание на прохождении студентами практики. Но все это будет пшик, если не изменить принципа приема студентов. Их должно быть меньше, и основным испытанием должно стать не сочинение, не дающее исчерпывающего представления о человеке как о будущем журналисте, а творческий конкурс, где как раз должны оценивать уровень журналистского мастерства".
Таким образом, профессиональное образование журналисту нужно, однако от него требуется нечто большее - трезвая оценка своих сил, желание учиться конкретным приемам работы, способности и самоотдача. "Идеально было бы учиться и работать по профессии. Почему же профессиональное образование не поможет? Это набор штампов, которые знать необходимо, но что бы достичь топа, нужны способности", - говорит оператор телеканала "Россия" Евгений Полойко, работающий сейчас в Брюсселе.
Еще один важный вопрос - трудоустройство журналистов. В какой мере можно и нужно сочетать занятия в университете с работой в СМИ? Видимо, студентам журфака все же стоит не окунаться с первого-второго курса в работу и забрасывать занятия, а стараться получить от образования на журфаке все, что оно может дать. Практика показывает, что те студенты, которые действительно учились на журфаке, не испытывали трудностей в трудоустройстве на старших курсах.
Александр Смотров первые три курса журфака только учился и не сотрудничал постоянно ни с одним СМИ. На четвертом курсе он пришел стажером в информационное агентство, побывал еще до окончания вуза на стажировках в Праге и Копенгагене. Смотров получил диплом журфака МГУ в июне 2002 года и уже через девять месяцев был назначен корреспондентом РИА "Новости" в Лондоне.
"Конечно, бывали ситуации, когда приходилось пропускать занятия, но такие важные предметы, как иностранные языки (а я изучал английский, шведский и чешский история зарубежной журналистики, спецсеминары, занятия по специальности, интересные лекции - старался не пропускать. И не только потому, что за это могли последовать какие-то санкции, незачеты и так далее, а потому что мне реально были интересны и нужны эти знания, в том числе и для моей работы", - говорит Смотров.
На вопрос о том, достаточно ли знаний, полученных на журфаке, для работы, Смотров отвечает: "Недостаточно, конечно. Недостаток восполняется из жизни, из практики, из общения с людьми, в том числе с коллегами по журналистскому цеху".

79lu

Страсти по журфаку
A
"А чисто профессиональные качества - умение добывать информацию, коммуникабельность, оперативность и пр. - либо заложены в человеке, либо нет."
"Мы сами знаем минусы и плюсы нашего факультеты и, исходя из этих знаний, формируем собственную программу обучения, результат которой можно вряд ли как-то проследить." (sic!)
Приведенные цитаты апологетов журфака могли бы быть основанием для снятия госфинансирования с этой тусовки. Это моё мнение как налогоплательщика.
Александру: критиковать не хочется. А совет бесплатный могу дать: повторили бы Вы учебник русского языка для 8-го класса, правописание частицы "не" ("не совершенность текста" могла бы подсократиться).
19 декабря 2005, 14:12

Екатерина
Господа журналисты, по-моему, забыли вообще, что обсуждают и о чем говорят. Аргументации - ноль.
Много шуму из ничего.
По поводу статьи г-на Тимофеевского: некорректно, бездоказательно, односторонне, стилистически абсолютно неграмотно. А если г-ну Тимфеевскому так хотелось вылить на кого-то свои чувства, то мог бы поговорить с друзьями за кружкой пива. А "Эксперт" на то и "эксперт", чтобы рассмотреть ситуацию всесторонне. Нет претензий на объективный анализ - ведите личный дневник, раз так высказаться хочется. И не морочьте голову читателям. И как только не стыдно рассуждать о качестве журналистского образования, если не имеешь представления о грамотном стиле русского лдитературного языка. В каждом предложении - стилистическая ошибка. Стоит ли это бсуждать? Пусть занимается своим "замечательным" сайтом и из-за жадности страдает от недостатка кадров!
Статья г-на Надеждина - текст более вразумительный, по крайней мере, с первого раза понимаешь, что автор хочет сказать. Но тем не менее. Это не статья, не анализ, это светская болтовня. И мнение г-на Назарова, совершенно верно замечено, не стоит считать слишком авторитетным, он отнюдь не столп российской журналистики и педагогики. Можно было потратить пару часов и взять комментарии у преподавателей, а не у вчерашних аспирантов... На факультете множество прекрасных преподавателей. Выпускники факультета сделали хорошую карьеру или просто нашли применение своим способностям за вполне приличное материальное вознограждение. И те суденты, которые действительно учились, гордятся своим образованием, потому что они слушали лекции Линкова, Прохоровой, Ванниковой, Богомолова, Балдицына и многих других потрясающе интересных преподавателей (всех не перечислишь). А чисто профессиональные качества - умение добывать информацию, коммуникабельность, оперативность и пр. - либо заложены в человеке, либо нет. Имея хорошее гуманитарное образование и умея создавать тексты на русском литературном языке, научиться журналистскому мастерству (и смежным специальностям: PR, реклама)не так безумно сложно,как это пытаются представить некоторые журналисты без образования. Я закончила факультет в этом году и, знаете, не испытала серьезных затруднений с поиском работы за нормальные деньги (с тем самым количество нулей, вернее, побольше). И ни один из моих знакомых, получивший образование (не только диплом) на нашем факультете, не испытал трудностей в поиске достойной работы. Кстати говоря, многим хорошим студентам работу помогают найти сами преподаватели.А если главные редакторыили владельцы СМИ не хотят платить деньги за качественную работу, пусть имеют то, что имеют. И не надо плакаться! Это же просто смешно!
19 декабря 2005, 13:46

Александр
Оригинальные вы сравнения приводите, Корявый. Поимели уважение хотя бы к умершему. Нет, вы бесстрашный и неутомимый
обличитель правды не могли сдержаться от нападок на людей, сделавших российскую журналистику более-менее профессиональной. Я бы понял, если бы ваш текст был пронизан ненавистью к Андрею Малахову или Тутте Ларсен (тоже, кстати, выпускники ЖУРФАКа но Л. Парфенов и В.Листьев... Какое вы имеет право называть их "пеной" ? Если они "пена" мне сложно тогда придумать определение для вас...
Кстати, для справки: "Леонид Парфенов родился в 1960 году в Череповце, окончил факультет журналистики Ленинградского государственного университета."
Проверяйте информацию!
Честно говоря, просто вынудили написать: Совершенно идиотские высказывания встречаются. Господа, не имеет смысла опровергать мнения людей, которые с ЖУРФАКом не знакомы совершенно. Мы сами знаем минусы и плюсы нашего факультеты и, исходя из этих знаний, формируем собственную программу обучения, результат которой можно вряд ли как-то проследить.
Не знаю что побудило автора брать интервью у А.А. Назаровы, но, поверьте (обращаясь к автору это было вашей самой большой ошибкой ! + конечно не совершенность текста, в отличии от статьи Тимофеевского.
Кстати, хочу сразу извиниться и за не совершенность своих высказываний. Желания писать не было абсолютно. Можно сказать почти что вынудили.: Поэтому это всего лишь поток мыслей, а не складный, качественный журналистский текст.
Придирайтесь ! Мне не жалко.
PS
'Надо бы посмотреть, кто в МГУ читает лекции по специальности и как читает.'
С этим у нас проблем не возникает. Уж поверьте:
18 декабря 2005, 18:13

Корявый
А мне статья Тимофеевского очень понравилась. Видно было, что и не собирался её писать, да жизнь заставила.
Все эти панфёровы-листьевы-архангельско-лацисы - пена на пивной кружке Смутного времени. А журфак - отстойник для этой пены.
18 декабря 2005, 17:08

Антон
Мнение Антона Назарова никак не может отображать мнение преподавательского состава, можно было еще с кем-нибудь поговорить. Ибо нужно знать, что говорят о Назарове его же студенты... (не все, я знаю человек 5, но говорят унисон, и это не "ломоносовские шкалики"). Подход в целом однобокий. До факультета Надеждин, очевидно, тоже не дошел. Но в целом вышло куда достойнее, нежели у обкакавшегося "эксперта".
18 декабря 2005, 15:55

Наталья
Надо бы посмотреть, кто в МГУ читает лекции по специальности и как читает. Когда я училась в ИГУ, качество преподавания именно профильных предметов было абсолютно не пригодным для применения на практике. Мне представляется, специализация должна начинаться с первого-второго курса, и профильные предметы должны читать профессионалы. Если человек выбрал бизнес-журналистику, пусть это будут преподы с экономическим образованием и, желательно, кто-то с опытом практической деятельности. И так далее.
А еще мне смешно, когда в качестве "великих" выпускников журфака называют только телевизионных деятелей, большая часть миз которых просто обладает приятной внешностью, хорошей дикцией и умением держаться на публике. Для этого, кажется, не обязательно идти в МГУ. Можно в ГИТИС.
17 декабря 2005, 18:20

Читатель
Какие вообще могут быть требования к современным журналистам, если для них иконы -Листьев и Холодов?
17 декабря 2005, 03:17

Александр Смотров
а на мой взгляд, намного более содержательная и объективная получилась статья
с разными мнениями, цитатами и отсутствием того необоснованного субъективизма, который в избытке присутствовал в статье Тимофеевского
и если называть мастерством автора статьи в "Эксперте" это мутный поток сознания или потный вал вдохновения, как угодно назовит, то мне жаль отечественную журналистику, господа...
17 декабря 2005, 02:08

Максим Спасибкин
Поддерживаю предыдущего оратора. Опус до боли напоминает заполненную онлайновую форму, фи.
17 декабря 2005, 01:09

Николай Чернов
Да уж, у Тимофеевского статья была куда зажигательнее. Хотя для него самого, конечно, проходная, левой задней пяткой написанная. И все же мастерство не пропьешь - по нескольким абзацам был виден автор совсем другого полета. А это какая-то бухгалтерская справка. Не иначе как журфаковец над ней пыхтел. И ведь старался. Все оппоненты Тимофеевского будто сговорились, чтобы подтвердить его правоту.
17 декабря 2005, 00:36

sever576

я лично знаю нескольких журфаковцев, проживающих в ГЗ -)

Mapiar

Спасибо большое! Одну статью прочитал, остальные - неохота.
Но я что-то не нашёл обсуждения конкретных вопросов, затрагиваемые в статье. И вообще, я терпеть не могу, когда на достаточно конкретные вопросы отвечают флеймом.
Например, как там быть с общим уровнем образования?

Mapiar

Прочитал все. Аргументация противников статьи очень напоминает анекдот:
«Логика – мужская наука о законах мышления. По мнению женщин, логика является лженаукой, потому что:
1) забыла почему,
2) ну и что тут такого?
3) ты меня совсем не любишь!
4) ы-ы-ы (плачет)».

79lu

ещё на форум Эксперта зайди

Mapiar

Уф-ф... Обчитался. Ну их нафиг! Больше все мне понравилась вот такая аргументация (из твоей первой статьи):
Я. Н. Засурский, декан факультета журналистики МГУ им. М. В. Ломоносова:
- Проблема качества журналистского образования ставится не в первый раз. И, надеюсь, не в последний. Ее, конечно, нужно признать в качестве индустриальной проблемы. Но, увы, признанием одним она не решается. Нужен целый комплекс мер на государственном уровне, чтобы изменить кадровую ситуацию в индустрии СМИ в лучшую сторону. Все, что возможно, делается в этом направлении и на нашем факультете. Могу привести массу аргументов в пользу того, что журналистское образование в стенах МГУ не только не прекратило своего существования, но и развивается достаточно бурно. Только несколько фактов: открыта кафедра теории и экономики СМИ, целый ряд специальных отделений по переподготовке кадров, научные центры и так далее. Наши студенты имеют все возможности стать образованными людьми, высококлассными профессионалами, и они ими становятся. По крайней мере, они успевают следить за современными технологиями, представляют, что такое мультимедийность СМИ. Да, профессия журналиста такова, что она требует своевременного включения студента в практику. И мы сегодня на факультете с пониманием относимся к тем, кто совмещает работу с учебой на факультете. Но и этого недостаточно. Факультет очень нуждается в помощи практиков, готовых часть своего драгоценного времени посвятить педагогической работе, работе со студентами. Это очень непростая работа - пока еще, по сути, неоплачиваемая и, наверное, не всегда интересная практикам. Но без подобного сотрудничества нет будущего.
Решительно приветствую любую дискуссию, которая ведет к улучшению работы факультета, но также решительно не согласен с попыткой г-на Тимофеевского представить наших студентов некими митрофанушками, безграмотными мажорами. Открою для читателей уважаемого "Эксперта" страшный секрет: все в этом мире меняется, студенты меняются меньше всего. Sapienti sat.

Эл

Уж не знаю как готовят этих журналистов, или как они там учатся. Но телерепортажи стало невозможно смотреть. Из ээээээээээ...., ммммм..., а затем причмокивания, тараторивания, бывает порой сложно "выдернуть" смысл самого репортажа. Куда подевалась школа журналистики времён СССР. Кратко, чётко и внятно.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: