Б.Стругацкий: юбилей, биография, интервью

sergey65

http://www.novgaz.ru/data/2008/26/28.html
Как дышится в освобожденном Арканаре
Борис Стругацкий: Если политика «вертикализации» будет продолжаться, мы упремся в тупик

15 апреля Борису Натановичу Стругацкому исполняется 75 лет. Знаменитый писатель, высший и непререкаемый авторитет в российской (да, наверное, и в мировой) фантастике отмечает юбилей.
Для всех поклонников его творчества, которые выросли в «мирах братьев Стругацких», это — праздник. Для него — тяжкое испытание: Борис Натанович своих юбилеев не любит категорически. На мой вопрос, не изменилось ли его отношение к этим событиям, он ответил: «Ничего не изменилось. Я по-прежнему люблю дни рождения и терпеть не могу юбилеев. Но — перемогусь»…
Младший из двух знаменитых братьев, переживший блокаду Ленинграда, он в 1950 году окончил школу с серебряной медалью и, мечтая заниматься ядерной физикой, пытался поступить на физический факультет ЛГУ. Однако его не приняли — антисемитская кампания была в самом разгаре. Но в университет его все же взяли — на матмех, на отделение астрономии.
Потом, вплоть до 1964 года, он работал в Пулковской обсерватории, но задолго до ухода его главным делом стала вовсе не астрономия: в июне 1955 года в Ленинград приехал демобилизовавшийся старший лейтенант Аркадий Стругацкий, уже имевший за плечами написанную им вместе с Леонидом Петровым повесть «Пепел Бикини». Видевшиеся до того лишь урывками (во время отпусков старшего братья выяснили, что у них не только сходные взгляды на науку и литературу, но и то, что Бориса уже давно тянет к письменному столу.
В 1956-м (Аркадий к тому времени переехал в Москву) они написали «Страну багровых туч», и — о чудо! — в 1959-м повесть была напечатана. Тогда и родился писатель «братья Стругацкие». И далее, как напишет потом Аркадий, «пошли книги», которые каждый уважающий себя любитель фантастики может перечислить, даже будучи разбужен ночью…
В начале 90-х Борис Натанович станет все чаще и чаще выступать в роли комментатора политических событий. Убежденный либерал, при любых коллизиях он неизменно будет вставать на эту сторону баррикады. Конечно, в чем-то он пристрастен: до сих пор никакими силами его не разубедить в том, что Егор Гайдар все делал правильно, а Борис Ельцин был сторонником демократии и защитником свободы слова.
Путинскую эпоху Борис Стругацкий встретил со сдержанным оптимизмом: говорил, что новый президент — молодой, энергичный, скромный, непьющий, хорошо говорящий — «последняя надежда» в глазах огромного числа людей на то, что все наконец «устаканится» и что он часто дает «посылы», укрепляющие такую надежду. А что бывший сотрудник КГБ — так он, Стругацкий, всегда говорил, что «в нынешней России высший пост может занимать только бывший партайгеноссе или силовик…». Однако, по мере наступления «вертикали», оптимизм уменьшался. И если весной 2005-го он говорил мне: «До тех пор пока мы с вами имеем возможность разговаривать так, как сейчас, и пока существует в стране хоть дюжина изданий, готовых эти разговоры опубликовать, — до тех пор свобода слова у нас есть», то через два года он констатирует: «Всеобщая «вертикализация» последних лет подействовала на независимость СМИ (а значит, и на степень демократизации страны) самым разрушительным образом».
Говоря о процессе Ходорковского—Лебедева, Борис Натанович заметит: «Это старый дух тридцать седьмого: бей, добивай, в лагерную пыль, до третьего колена… Логика тоталитаризма: власть — это страх». А сегодня он говорит: «Еще несколько шагов в этом направлении, и мы вернемся в полностью авторитарное государство, совершенно не способное ни к чему, кроме реализации разнообразных «сверхпроектов» вроде всеобщей милитаризации экономики или грандиозных поворотов рек. Все это мы уже проходили и хорошо знаем, чем это кончается». И все же он не теряет надежды. «Мы знаем: тоталитаризм ТОЧНО не вечен, даже самый глухой и безнадежный, — говорит он. — Поэтому перспектива — есть. И надо делать все от тебя зависящее, чтобы эту перспективу приблизить».
«Будущее создается тобой, но не для тебя», — говорит герой «Гадких лебедей» Виктор Банев.
Наше будущее принадлежит тем, кого воспитали братья Стругацкие.
С юбилеем, дорогой Борис Натанович!
«Стругацкие никогда не пытались предсказывать»
— Реальное начало XXI века сильно отличается от того, что предсказывали братья Стругацкие. Почему не сбылись прогнозы?
— Братья Стругацкие никогда ничего не «предсказывали». Даже не пытались. Просто рисовали картинки, которые казались им одновременно и любопытными, и правдоподобными. Естественно, почти все они на деле оказались «фантастикой». Конкретности непредсказуемы. Можно угадать банальности вроде послевоенной инфляции или попасть в точку чисто случайно, как мы угадали с нашей Урановой Голкондой и «предсказали» существование естественного уранового котла на Земле (где-то в Африке, не помню, как называется это место). Из того, что действительно удалось предугадать (но не предсказать! — «сытые бунты» 68-го года, о которых мы написали в «Хищных вещах века» в 65-м. И вообще с этим романом мы опять же «попали в точку»: описанный там Мир Потребления очень похож на нынешний. Да и на завтрашний тоже сильно смахивает.
— Если бы братья Стругацкие писали сегодня, как бы выглядел XXII век, Мир Полудня? Чем он отличался бы от описанного в вашем цикле?
— Ничем бы не отличался. Мир Полудня — это мир-в-котором-нам-хотелось-бы-жить. Мы очень ясно представили его себе 45 лет назад, и с тех пор ничего в наших представлениях не переменилось. Да и не могло перемениться. Ничего более славного и комфортного для обитания представить мы себе не могли. Да и никто не смог, по-моему.
— Алексей Герман закончил снимать фильм по «Трудно быть богом», а Федор Бондарчук вовсю снимает «Обитаемый остров». Вам ничего не показывали? Чего вы ждете от этих экранизаций?
— Ничего не видел, ничего не знаю, ничего не жду — боюсь. Впрочем, Герман плохого фильма снять не сумеет, даже если захочет. А он не захочет. Я уже много раз говорил и повторю снова: если в мире и существует режиссер, способный снять «адекватный» фильм по «Трудно быть богом», то это — Алексей Герман. И ждать следует не «точного воспроизведения», разумеется, а специфического перевода литературного текста на язык кино. Это тончайшая работа, доступная только подлинным мастерам. Герман — мастер.
— Почему так возросло число «статусных» деятелей культуры, храбро поддерживающих власть? Даже в 80-е их было куда меньше…
— А почему — нет? «Легко и радостно говорить правду в лицо своему королю, как славно дышится в освобожденном Арканаре». Совершенно не вижу, почему бы благородному дону не поддерживать теперь власть самым храбрым образом. Ведь вдобавок ко всему прочему ты еще оказываешься вместе с подавляющим большинством, то есть с народом. Чего, кстати, в 80-е годы отнюдь не было.
— «Точка раздрая» демократической оппозиции: вести диалог с властью, пытаясь заставить ее либерализоваться, или «никаких компромиссов». Ваше мнение?
— Реальная политика — это всегда умелое сочетание жесткости и компромисса. А «никаких компромиссов», по-моему, — типично демагогический лозунг. И бесперспективный к тому же. Периферия политики. Стоит ли самим себя загонять на периферию?
— Почему так жестоко и с таким непропорциональным применением силы подавляются многие акции протеста? Неужели власть так боится нескольких сотен или даже тысяч митингующих — при ее-то рейтингах?
— Это привычки старых добрых советских времен. «Всякую оппозицию надлежит душить в зародыше, причем самым беспощадным образом». Пламя, знаете ли, возгорается из искры. Им палец только дай — они и руку откусят. Лучше пере-, чем недо-.
— Две «оттепели» вы уже застали — после 1956-го и после 1985-го. Надеетесь ли вы на третью, о которой сейчас много говорят? Или правление Медведева не будет ничем отличаться от правления Путина?
— Если политика огосударствления всего и вся, запущенная в последние годы, будет продолжаться, мы неизбежно упремся в экономический тупик, в очередной застой, из которого выбраться можно будет только одним, уже испытанным (и не раз!) путем: перестройка, либерализация, возвращение к демократии (не к «национальной», не к «суверенной», а к самой обыкновенной). Подозреваю, что Медведев понимает все это прекрасно, но сумеет ли он затормозить огосударствление, позволит ли это ему сделать всесильная госпожа Бюрократия — не знаю. И к сожалению, никак не рискну вслед за поэтом повторить: «В надежде славы и добра гляжу вперед я без боязни».
Борис Вишневский
обозреватель «Новой»
14.04.2008

Lenn

а Федор Бондарчук вовсю снимает «Обитаемый остров»
что то про такой фильм я ничего не слашыл ни сном ни духом.

sergey65

Уважаемый , вам сюда:
 http://www.oostrov.ru/
Однако многие люди, и я в том числе больше ждут "Трудно быть Богом",
ибо "Обитаемый Остров", по слухам, будет просто очень дорогой блокбастер
с элементами мелодрамы, имеющий слабоватые параллели с главными
мыслями оригинала.
Хотя не будем судить заранее, вдруг получится хорошо.
 http://novgaz.ru/data/2008/23/23.html
 
Герман боится повторов
Не в кино — в истории. Первые впечатления после показа незаконченного фильма по «Трудно быть богом»
Алексей Герман на съемках нового фильма по Стругацким
Леонид Ярмольник в роли Руматы
Невыносимое кино.
Тебя будто тащат через родовые пути, но не к свету — во мрак и уродство. В смердящий, изъязвленный, грязный, бесстыдный мир, скрепленный жестокостью, естественной, как дыхание. Перед глазами болтаются какие-то веревки, трупы животных, толкутся и множатся лица, облики, личины, их нельзя забыть и невозможно вспомнить — подобия человековидной особи, лица с выключенным светом. Завладев взглядом зрителя, автор ведет тебя по кругам этого безобразного несчастного мира. Ты вынужден пережить то же рождение навыворот, которое пережил исследователь Румата, очутившийся на планете Арканар, где, казалось с Земли, замечались «признаки расцвета культуры».
Невыносимое кино.
Но вынести придется.
Это, быть может, главное, на чем настаивает режиссер Алексей Герман: придется, потому что вот так будет выглядеть все, вот так, смотри и запоминай!..
Беспощадный испытатель естества, полагаю, всю жизнь он задавался вопросами: как будет, если меня арестуют? будут пытать? окажусь в лагере? Если мир вокруг изменится до неузнаваемого?
С каждым фильмом воображение дальше уводило его по пути исследования. Осознав опыт отца, страны, истории в координатах узнаваемой реальности, он выбрал материал, который дал возможность перенести вопрос в пространство абсолюта — в притчу. Шел к этому 30 лет, дважды пытался начать — не случилось, значит, было не пора. Пора наступила в канун его 70-летия, когда он и впрямь стал богом дела, замешанного на целлулоидных снах.
Между тем в стране, ради которой он работает и где всегда оставался отчасти изгоем, отношение к нему даже в интеллигентской среде граничит с пошлостью. А, чаще всего говорят с усмешкой, — он все еще снимает?!
Кому-нибудь приходило в голову предъявлять, скажем, Льву Толстому претензию, что он непозволительно задержался с романом-эпопеей «Война и мир»? Дескать, читатели заждались, книгопродавцы в досаде?..
В случае с Германом, единственным в мире, всем почему-то известно, как надо. Считается общепринятым: так кино не снимают. И это правда.
Все снимают кино, а Герман его разрушает. Рушит целенаправленно: представления о сюжете, структуре, ритме, языке.
Ни грана развлекательности, попытки увлечь. Вивисекция без наркоза. Объект — люди. Не кино — материализация предчувствия.
…Убивают врачей (не могут вылечить наследника убивают поэтов и философов (бесполезны убивают барона Пампу (Юрий Цурило потому что не похож на прочих, убивают серых, потому что пришли черные, убивают короля (потому что пришел дон Рэба убивают дона Рэбу…
Это все произошло. Не на Арканаре — в России. Недавно. Чуть больше полувека назад. Страна только что широко и сочувственно поминала годовщину смерти того, по чьей воле это случилось. Герман всегда думает: может повториться (и не важно, что красивый Румата — Ярмольник ничем не похож на рябого отца народов). Еще и поэтому вытачивает каждый кадр, как ручное изделие. Чтобы зрителя пронзило, перевернуло — хоть на гран изменило. Чтобы докопаться до глубоких слоев подсознания современника и поселить в нем тревогу.
Картина, как в фокус, собрала главные линии кинематографа Германа, они же — силовые линии ненависти художника к власти, вечно беременной уничтожением; к миру, разъеденному злобой; к человеку, больному трусостью.
Субъективная камера (этим методом, усугубленным до Брейгеля, Филонова, Босха, — вспомним лица в толпе, сопровождающей Иисуса на казнь, — покойный Владимир Ильин снимал фильм) двигается через тесноту, перенасыщенность кадра, где все главное происходит на обочине, на краю взгляда. Не успеваешь понять, что произошло, — а уже ничего не произойдет никогда. Но не падающие на землю кишки, не хлипкая грязца, помянутая Мандельштамом, страшнее многих ужасов в фильме — смерть Ари (Наталья Мотева). Только что была тут, странная полудевочка, выучившаяся читать, теребила Румату, требовала чего-то… И вот лежит ничком: в затылке, пробитом стрелой, вскипает ключ крови. Момент, когда Румата отбрасывает человеческие законы и целиком сливается с пейзажем.
Роман Стругацких годами был откровением советских итээров. Герман хочет, чтобы его фильм стал откровением землян.
… Может быть, еще никто так последовательно и яростно, как он, не материализовал в кинообразах слова Писания «мир лежит во зле», превращая для зрителя художественное впечатление в физическое переживание. Делая суть формой; форму являя как суть.
Мы сами во всем виноваты — его вечный мотив. И он показал — подробно, навязчиво, — как именно будет выглядеть мир, где на каждом шагу нарушается Первая Заповедь. Где состав воздуха — смерть души. Ослепительно-белый платок Руматы, возникающий среди грязи и вони, — белый флаг, который он выбрасывает перед устройством этого мира, принимая на себя роль его бича, наказания — и части. Герман оставляет героя среди серого снега и голых деревьев, на юру, в томительной безнадежности чистилища. Он приговорен к этому месту и времени. Но оставляет с неким измученным сочувствием — в фильме явственно, как финальный выкрик саксофона одинокого дона, слышна мелодия личной усталости мастера — от бессилия изменить ход вещей.
…Фильм показан нескольким людям, но он не готов. Не готов — для Германа норма. Он всякий раз мучительно расстается с визуальной плотью своих предсказаний; если б не технический цикл, точку в котором ставит озвучание, не было бы внутреннего повода уточнить, улучшить, изменить. Внешние он давно презрел: фестивали, продюсеров, Михалкова, со всем, что олицетворяет это имя в кино и жизни. Само собой, замучил до полусмерти Кармалиту (жену и сценариста фильма Ярмольника (нигде мы не видели и не увидим его таким группу, себя. Остались выносливые, из которых Кармалита — чемпион, Ярмольник перенес второе рождение и выжил. На показ незаконченного фильма Герман дал согласие, чтобы взять паузу перед последним рывком.
Последействие — один из самых сильных эффектов его кино. Уходя из зрительного зала, ты уносишь его с собой, и оно продолжает свою жизнь в тебе. Как непосильная истина, которую необходимо принять. Как надежда — отделиться от кошмара и проснуться утром. Хотя, как знать, быть может, это будет как раз утро, когда начнет отсчет «История арканарской резни». Так автор, кажется, решил в итоге назвать картину.
Трудно быть Богом, и Герману — вы не поверите — важны мнения тех, кому он доверил увидеть недоношенное дитя.
— Ну?! — спрашивает.
— Гениально, — отвечаю, — как-то и слов пока нет.
— Поклянись здоровьем мамы!
Клясться было легко.
Марина Токарева
03.04.2008
 
  

Lenn

да какой то странный сайт...получается это не фильм...а сериал :o
но к тому же нет пока ни одного трейлера....хотя пишут что был показ в Берлине аж в феврале этого года.

stm860255597

Хотя не будем судить заранее, вдруг получится хорошо.
Я плачу...
Откуда беруться такие опимисты?

lebuhoff

Я плачу...
Откуда беруться такие опимисты?
Из советского прошлого (когда пропаганда всем внушала, что потерпите лет 20 и будет рай на земле Вам и Вашим детям) - раз; видимо, они и сейчас устроились и живут неплохо (иначе б возмущались) - это два.
А вообще Миры Стругацких действительно интересны и в них хотелось бы жить (разве, что "Страна багровых туч" немного наивна, содержит пропаганду коммунизма, описание статуи вождя всех народов, хвала работе мудрых администраторов и совковым разносом не уложившихся в план работников :) )

seregaohota

Борис Стругацкий: мы застряли в феодализме на многие сотни лет
Борис Стругацкий Татьяна Вольтская, Санкт-Петербург
15.04.08
15 апреля исполнилось 75 лет со дня рождения Бориса Стругацкого. Писатели-фантасты всегда заглядывают в будущее. Борис Стругацкий рассказал Радио Свобода, каким он видит будущее России и что ей угрожает:
– Я ничего хорошего, к сожалению, впереди не вижу. В последнее время происходит процесс огосударствления всего и вся, развивается, чем дальше, тем круче. Все начинается сначала, все это мы уже видели. Начинается окончательный и безраздельный захват власти бюрократией. Все это приведет обязательно к очередному застою, к очередному экономическому кризису. Кончится все это обязательно, как уже кончалось не раз, очередной перестройкой, очередным ветром перемен, очередным валом неустойчивости. Все это мы проходили. Но это только в лучшем варианте, если не произойдет никаких внешних вторжений. А сейчас вероятность этого со временем не уменьшается, а возрастает. Так что ничего хорошего я не вижу.
– Какие вторжения вы считаете наиболее вероятными?
– Я имею в виду Юг, потому что, на мой взгляд, главные угрозы России, для России, идут с Юга, чего мы упорно не желаем замечать, а, может быть, и знаем, и все это прекрасно понимаем, но надеемся помириться, уговорить. Это тоже уже было, все это проиграно, еще какой-то очередной договор 1939-го года произойдет – все это уже было. Все это мы уже пробовали. Мы никак не можем смириться с тем, что наши естественные союзники - это Запад, а не Юг и не Восток. Смириться с этим мы никак не можем.
– Это что какой-то клинический идиотизм, который толкает страну в очередную пропасть?
– Нет, это последствия задержавшегося феодализма, в котором мы сидим уже много сотен лет. Даром это не пройдет. До тех пор, пока мы не переварим в себе феодализм, до тех пор, пока несколько поколений россиян не ощутят всех достоинств демократии и западничества, будем говорить так, до тех пор все это будет возвращаться, будут рецидивы. Потому что менталитет меняется чрезвычайно медленно, от оттепели к оттепели. Конечно, все это упирается в общенародный менталитет. Народ мечтает о великой державе, не о счастливой стране, не о справедливой стране, а о великой державе. И люди никак не хотят понять или не умеют понять, что эти два понятия несовместимы. Либо, либо. Либо – великая держава, тогда ни счастья нет, ни справедливости. Либо – хочешь справедливости и счастья, тогда не должно быть великой державы. Вот пока не развеются эти заблуждения, а они со временем обязательно развеются, потому что ход истории однозначный, главная задача уцелеть. Вот пока не изживем феодальный менталитет... Уцелеть - вот это главная задача. Но я надеюсь, что уцелеем.
– Не будут ли к этому времени страна окончательно разорена?
– Я не готов сейчас к подробной дискуссии на эту тему. Но ощущение у меня такое, что на наш век, как говорится, хватит и на XXI век хватит у нас и лесов, и воды, и ресурсов. Хватит. Нам бы только менталитет поменять и все будет хорошо. Это происходит само собой. Рано или поздно одно мироощущение сменяется другим, и никуда от этого тоже не уйдешь. Рано или поздно представление о том, что все решает барин и что лучше плохо жить при барине, чем хорошо жить на свежем ветре свободы, это представление со временем меняется. То есть количество людей, готовых жить в условиях свободы, в условиях, когда человек распоряжается собой сам, а не ждет распоряжения сверху, со временем число таких людей все равно возрастает. Так устроена цивилизация, любая, это происходит в любой стране. Но требуется время. Это будет и в Китае, это будет в исламском мире, это везде будет, просто медленно.

stbloom

Замечательные, безумно уютные миры, просто для услаждения души придуманы:
1) реальность "Попытки к бегству" - ГУЛАГ 30-х. Ужасно туда хочется.
2) реальность "ТББ" - ап, Герман по ходу точно все воспроизвел
3) реальность "Обитаемого острова" - вот там бы и жить, особенно с иммунитетом к радиации и восстанавливаемой печенью
4) реальность "Града обреченного" - главный герой ниасилил ответить на вопрос, почему это все не ад.
5) реальность "Хромой судьбы" - обе в общем-то и так тут.
На мой взгляд они писали не развлекалово про молочные реки с кисельными берегами...
Зы: пока не почитал последние интервью БН даже подумать не мог, что он ТАК отличается от брата.

kliM

для наслаждения души - это ХВВ. Лежишь себе в ванной, наслаждаешься. И вроде как без вреда для здоровья (физического)... Вот и Борис Стругацкий это под конец жизни осознал...

stat2814955

ГУЛАГ 30-х. Ужасно туда хочется.
Извращенец
:
Лежишь себе в ванной, наслаждаешься. И вроде как без вреда для здоровья (физического).

а с вредом это как? Феном джакузи делать?

kliM

ты б книжку почитал... или там шпаргалку по литературе.

stbloom

Мне если честно, показалось, что под конец жизни он это подзабыл :crazy:
Странно слышать от него, что они тогда что-то "предугадали". При чем здесь "сытые бунты"..Комьюнити их фанатов даже откопало, что место действия ХВВ - Барселона.
А само действие - зарисовка с того, что уже ПРОИСХОДИЛО в сытой Европе.
Честное слово, я читаю в инете интервью с Борисом Натанычем и волосы на голове шевелятся.. Чего стоят одни загоны про демократию. Имхо он уже не в форме..

stbloom

Да! Линг-линг уничтожит здесь все и доведет детей до психоза! (с) :cool:

stat2814955

я читал некоторые вещи, мне показалось достаточно наивно, дальше читать не стал. Лично мне ближе саркастически-критически-пессимистический нежели восторженно-оптимистический подход к оценке будущего, в духе Лема. Посоветуйте из Стругацких если знаете, что "подходит", читать все нет желания :)

stbloom

Если про будущее - "Жук в муравейнике", "Волны гасят ветер". Имхо как раз то.
Тот же идеальный мир, а в нем опаньки - и реальные люди с реальными проблемами.
А вообще "Град обреченный" читать однозначно. И "Пикник на обочине" - это из него слово "сталкер" появилось, и фильм по нему снят.

demiurg

Ну, ХВВ в этом смысле похожи на "Возвращение со звезд" и на Brave New World.

stat2814955

сенкс ;)

kliM

не-е, совсем разные вещи, совсем. В ХВВ кругом светлое будущее, а действия происходят в анклаве, где дали волю пережиткам прошлого. В последних двух дело происходит непосредственно в "светлом" будущем, причём BNW - совсем уж злая карикатура на общество потребления, у Лема - больше на социализм похоже (функция денег выродилась практически).

kliM

Честное слово, я читаю в инете интервью с Борисом Натанычем и волосы на голове шевелятся..
я до этого другие его интервью читал, так что представление об аффтаре уже имел хуже некуда :) тут он даже немного себя реабилитировал в моих глазах :)

demiurg

BNW - совсем уж злая карикатура на общество потребления
По-моему, Хаксли хотел написать антиутопию, а получилась утопия :)

stbloom

Угу. Но все равно у меня сложилось ощущение, что всеми умным и добрым в их книжках мы обязаны Аркадию. Борис кстати после его смерти написал только "Поиск предназначения.."
На мой взгляд квинтэссенция взгляда на жызнь совеццкого интеллигента. Который он собсно в своих интервью с тех пор активно демонстрирует. И совсем не похоже на то, что они писали вместе.
Предлагаю выпить за светлую память Аркадия Натановича Стругацкого!

kliM

По-моему, Хаксли хотел написать антиутопию, а получилась утопия :)
ну это - для кого как :confused:

kliM

Борис кстати после его смерти написал только "Поиск предназначения.."
На мой взгляд квинтэссенция взгляда на жызнь совеццкого интеллигента. Который он собсно в своих интервью с тех пор активно демонстрирует.
согласен, мерзкая книжеца. Да и надо отметить, давно он её написал, в начале 90-ых
Предлагаю выпить за светлую память Аркадия Натановича Стругацкого!
всегда готов! :cheers:

stm7543347

"Страна багровых туч" немного наивна, содержит пропаганду коммунизма, описание статуи вождя всех народов, хвала работе мудрых администраторов и совковым разносом не уложившихся в план работников
Ты еще про погоду и атмосферу на Венере вспомни.

sidorskys

По-моему, Хаксли хотел написать антиутопию, а получилась утопия
Меня там порадовало массовое применение "клонирования", перспективно. :grin:

sidorskys

Борис кстати после его смерти написал только "Поиск предназначения.."
Ещё БСС несколько лет назад вышли - типа икс-мены по-русски. :p
Но все равно у меня сложилось ощущение, что всеми умным и добрым в их книжках мы обязаны Аркадию.

А от Бориса что ли - всем глупым и злым? :confused: :grin:
Насчёт доброго не знаю, но "Подробности жизни Никиты Воронцова" и "Дьявол среди людей", кажется, писал один Аркадий, и они как-то более приятно читаются, чем книги, написанные одним Витицким.

lebuhoff

Ты еще про погоду и атмосферу на Венере вспомни.
Погода на Венере была написана из области домыслов и фантастики, а вот перенос взглядов и пропаганды из обычной жизни (возможно в угоду власти или скорее всего сами так думали и в это верили, как и большинство).
Но следует отдать должное Стругацким, они поднимали порой интересные и неоднозначные проблемы (хотя бы "За миллион лет до конца света" и "Пикник на обочине").

kliM

это точно... мне вот, например, "Туманность Андромеды" (Ефремов уже) показалась жутко наивной именно из-за всяких "физических" объяснений, техники и т.д. В фантастике 50-летней давности они выглядят куда наивнее "коммунистической пропаганды".
Кстати, если на то пошло, коммунистическая пропаганда есть во всех произведениях по "Полдню", потому как мир там явно без капиталистических отношений описывается (в отличие от западных книжек, где довольно часто общество всё точно так же устроено как сейчас или даже раньше при императоре Горохе, только вместо М-16 - мегабластер, а вместо гелика - флаер с бортовым телепортатором)

stbloom

они как-то более приятно читаются
Плюс Адин. Про умное и доброе я конечно загнул. Но на мой неискушенный взгляд уровень "Поиска.." заметно ниже, чем у их совместных серьезных вещей. У Витицкого элемент фантастики (то самое предназначение) на мой опять таки взгляд, превратилось в самоцель, чего в их совместном творчестве никогда не было.

Sergey79

Замечательные, безумно уютные миры, просто для услаждения души придуманы:
1) реальность "Попытки к бегству" - ГУЛАГ 30-х. Ужасно туда хочется.
2) реальность "ТББ" - ап, Герман по ходу точно все воспроизвел
3) реальность "Обитаемого острова" - вот там бы и жить, особенно с иммунитетом к радиации и восстанавливаемой печенью
4) реальность "Града обреченного" - главный герой ниасилил ответить на вопрос, почему это все не ад.
5) реальность "Хромой судьбы" - обе в общем-то и так тут.
На мой взгляд они писали не развлекалово про молочные реки с кисельными берегами...
Зы: пока не почитал последние интервью БН даже подумать не мог, что он ТАК отличается от брата.
Улитка на склоне рулез =)

sidorskys

Улитка на склоне рулез =)
Уютнее всего после Второго нашествия марсиан. :grin:

Sergey79

а всем ботанам заботать "За миллиард лет до конца света" и пойти пить пиво в целях безопасности.

kliM

да, второе нашествие - тоже очень актуальное произведение :) не хуже ХВВ
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: