Получи фашист гранату

79lu

subject

79lu

БУКВАРЬ ГОРОДСКОЙ РУСИ
Семантический каркас русского общественно-политического языка. β-версия
Представим себе, что по неведомым причинам много лет тому назад некий народ отказался от семейной жизни и вместо нее обрел общих жен, мужей и детей. Когда он очнулся и пожелал вернуться к нормальной семейной жизни, оказалось, что народная память о ней почти полностью утрачена.
Тогда, возможно, кто-нибудь взял бы на себя труд по крупицам сведений, сохранившихся в текстах культуры, написать своего рода «Букварь семейной жизни». Такой Букварь состоял бы из фраз типа: «мама и папа любят друг друга», «мама и папа любят своих детей», которые в древности редко употреблялись, потому что были банальными, затем в период общности жен искоренялись как пережитки прошлого, а теперь не произносятся, потому что полностью противоречат всему строю современной жизни. Каждая такая фраза становилась бы своего рода открытием: «да не может быть!», «да в жизни все по-другому!»
Составление Букваря осложнялось бы тем, что сами понятия «мамы» и «папы» были бы забыты, а обозначающие их слова либо совсем утрачены, либо приобрели другой смысл, либо, в лучшем случае, заработали себе в толковых словарях пометы арх., стар., устар.
Так и привычная русская социальность была когда-то разрушена и заменена новой, экспериментальной. Когда от нее решили отказаться, то на месте старой социальности оказалась пустота.
* * *
Мы поставили задачу составить Букварь самых элементарных, самых азбучных социальных истин и искать для них слова в современном корпусе русского языка, не стесняясь, однако, архаизмов, указывающих на исчезнувшие, но сохранившиеся в культурной памяти социальные институты.
Текст Букваря не является литературным произведением, впрочем, азбука-букварь и не может быть таковым. Это – идеологическая, логическая и лингвистическая разработка, отражающая представления авторов о российской государственности, социальных связях и русском общественно-политическом языке. Можно сказать, что Букварь – логическая структура с лексическим наполнением в виде тенденциозно отобранных особо емких русских символических слов. Поэтому другое название текста – семантический каркас русского общественно-политического языка (иначе говоря, ключевые слова, поставленные в правильное отношение друг к другу). Описание семантического каркаса можно будет прочесть в прилагаемом к Букварю Атласе.
Почему наш Букварь называется «Букварем Городской Руси»? Потому что Русь – это наша социальность, внутренний код нашей цивилизации, Россия существенностей, как ее называл В.В. Розанов. А прилагательное-определение перед Русью указывает на исторический уклад, принимающийся за образец: вспомним Киевскую, Владимирско-Суздальскую, Московскую Русь. Нынешняя Россия – это урбанизированное государство, преимущественно страна больших городов, в которых проживает большинство населения, Городская Русь. Именно для сегодняшней Городской Руси мы и вспоминаем Русь Вечную.
* * *
Нынешний текст Букваря не окончательный, а пробный. Говоря компьютерным языком, это β-версия. Предстоит еще большая работа, чтобы сделать государственные концепции прозрачными, слова – правильными, а логику – безупречной.

БДЕТИ К ПЕСНЕ УКРЕПИ,
УНЫНИЯ СОН ОТГОНЯЮЩИ
Молитва Пресвятой БогородицеИЗ ПЕСНИ СЛОВА НЕ ВЫКИНЕШЬ
Пословица
ЦАРЬ
Земля Русская избирает, выбирает, приглашает на царство царя, и он присягает на верность земле.
Земля решает о царе: «царь или не царь».
Земля спрашивает с царя, а он держит ответ перед землей. Царь спрашивает землю, и она дает ему неложный ответ.
Царь служит земле верой и правдой. Земля признает его царем и жалует его за верную службу.
Своей службой царь славит русскую землю, а земля чествует за это царя.
* * *
Царь правит своим народом, и народ слушает царя, подчиняется его воле. Царь бережет народ, милует его, а народ называет его батюшкой.
Народ знает о царе: «люб или не люб».
Царь славит народ, а народ славит царя.
Царь разговаривает с народом, и народ разговаривает с царем. Царь призывает народ на великие дела, и народ откликается на его зов. Народ стоит горой за царя в нелегкую годину.
Когда народ требует ответа, царь держит ответ перед народом. Когда народ бунтует, царь его казнит или милует.
Когда народ грешит, царь его правит. Когда царь грешит, народ ропщет.
* * *
Царь – суд и оборона всем людям земли русской.
Царь жалеет русских людей, любит и жалует их.
Царь вразумляет подлых людей, дает им острастку, наказывает их.
Царь заботится о простых людях, заступается за них, карает их обидчиков.
Царь обращается к добрым людям, и они слушают царя. Царь советуется с лучшими людьми, и они дают совет царю.
Добрые люди судят о царе: «прав или не прав».
Служивые люди служат царю верой и правдой, а он жалует их за добрую службу и казнит за воровство.
Русские люди идут к царю за правдой, и он рассуживает их по справедливости.
Если царь творит неправду, то старшие люди молвят, стыдят, позорят царя, а царь держит ответ перед всеми русскими людьми.
* * *
Царь правит. Земля рождает. Народ носит Бога. Люди спасаются.
РУССКИЕ ЛЮДИ
ОКОЛОТОК
Благолепие
Кто боится Бога, тот блажен.
Кто умножает семью, тот славен.
Кто строит дом, тот богат.
Где верны власти, там порядок.
Где преданы Родине, там согласие.
Где любят околоток, там красота.
Так живут добропорядочные люди.
Пусть
Староста, околоточный и поп радеют о благолепии на Руси.
Поп проповедует и исповедует.
Околоточный сторожит и ловит.
Староста следит и наказывает.
И так живет русский околоток.
Притом
Воевода скор и смиряет околоток расправою.
Царь грозен и смиряет земли указами.
Бог велик и смиряет Русь невзгодами.
Тогда
Всемогущий собор объединяет всех верноподданных.
Всесильное вече объединяет всех благонадежных.
Премудрая дума объединяет всех законопослушных.
Так живет русская земля.
* * *
Что миром положено, тому и быть!
Околоток благоустраивается. Земля расцветает.
ЗЕМЛЯ
Единство
Собор – слово, собирающее русскую землю.
Вече – голос, воодушевляющий русский народ.
Дума – мысль, вразумляющая русских людей.
Собор, Вече и Дума объединяют Русь.
И на том стоит нерушимая русская держава.
Притом
Царь славен и учит верности Отечеству.
Патриарх свят и учит уповать на Бога.
Учитель почтенен и учит следовать закону.
Тогда
Благочестивый староста радеет об иноке.
Ревностный поп радеет о мирянине.
Добрый околоточный радеет о священнике.
И на том стоит богоспасаемая русская держава.
* * *
В единстве – сила!
Люди объединяются. Отечество славится.
Итак
Земля Русская слагается из земель по отеческим святыням и преданиям.
Русский народ образуется из землячеств по природным свычаям и обычаям.
Русские люди объединяются в сословия по заслуженным чинам и званиям.
Царь собирает русские земли.
Хозяева сплачивают русский народ.
Бояре исполняют чаяния русских людей.
И на том стоит единая русская держава.
ОТЕЧЕСТВО
Слава
Русские люди – дети святого Владимира, крестившего русскую землю.
Русский народ – племя, просвещенное верой по молитвам святой Ольги.
Русская земля – удел, благословленный апостолом Андреем Первозванным.
Русский человек чтит отцов своего Отечества.
И на том стоит Православная Русь.
Притом
Царь мудр и хранит верных власти.
Патриарх благословен и хранит преданных Родине.
Бог благодатен и хранит любящих околоток.
Тогда
Прилежный работник трудится с душой.
Просвещенный заводчик трудится с умом.
Набожный купец трудится на совесть.
И на том стоит Святая Русь.
* * *
Без корня и полынь не растет!
Люди верны Отечеству. Матушка Русь и ширится, и множится.
Итак
Блюститель старины провозглашает закон.
Ревнитель старины защищает старину.
Хранитель старины толкует указы.
Околоток связывается круговой порукой.
Русь объединяется русским языком.
Земля правится единоначалием.
И на том стоит Великая Русь.
РУСЬ
Благоденствие
Кто исполнил работу, того награждают.
Кто любит труд, того величают.
Кто делает дело, того славят.
Где верны Отечеству, там живут без потрясений.
Где уповают на Бога, там живут без обмана.
Где следуют закону, там живут без опаски.
Так живут добродетельные люди.
Пусть
Работник, заводчик и купец трудятся на Руси.
Работник служит хозяину.
Заводчик ведет дело.
Купец торгует.
И так живет изобильная Русь.
Притом
Бог страшен и казнит царя невзгодами.
Царь строг и казнит бояр опалой.
Князь справедлив и казнит хозяев карой.
Тогда
Благомысленные русские люди чтят стражника.
Преданный Отечеству русский народ чтит воина.
Боголюбивая русская земля чтит молитвенника.
Так живет родное Отечество.
* * *
Бог поможет и купца пошлет!
Русь торгует. Народ благоденствует.
СУД
Правда
Не в силе Бог, но в Правде!
Люди ищут Правду. Земля очищается.
Итак
Верноподанные служат надеждой и опорой престола и Отечества.
Благонадежные хранят тишину и покой околотка и земли.
Законопослушные защищают закон и порядок царства и государства.
Царь и русские люди созывают собор.
Царь и русская земля назначают суд.
Царь и русский народ призывают стражу.
Так утверждается суд и правда.
Пусть
Бог, царь и князь казнят беззаконие на Руси.
Судья-князь судит.
Царь милует.
Бог отмщает.
И так утверждается закон и правда.
Притом
Работник прилежен и трудится усердно.
Заводчик просвещен и трудится разумно.
Купец набожен и трудится честно.
Тогда
Мудрый царь хранит домостроительных.
Благословенный Патриарх хранит многосемейных.
Благодатный Бог хранит богобоязненных.
Так утверждается добро и правда.
ЦЕРКОВЬ
Благочестие
Русская земля боголюбива и чтит веру.
Русский народ предан Отечеству и чтит власть.
Русские люди благомыслены и чтят закон.
Тогда
Страшный Бог казнит врагов земли.
Строгий царь казнит притеснителей народа.
Справедливый князь казнит обидчиков людей.
Так спасается русский человек.
* * *
Кто велий, яко Бог наш!
Церковь возрастает. Держава преображается.
Итак
Мирянин молится в Церкви.
Священник приобщает к Богу.
Инок несет свет Православия.
Мир преумножается на Святой Руси.
Любовь живет в Народе-Богоносце.
Правда сберегает Православное Царство.
Так спасается русское государство.
Пусть
Царь, Патриарх и Бог хранят благочестие на Руси.
Бог дает веру.
Патриарх правит веру.
Царь утверждает веру.
И так спасается русская Церковь.
ДЕРЖАВА
Добродетели
Собор всемогущ и объединяет царя и русскую землю.
Вече всесильно и объединяет царя и русский народ.
Дума премудра и объединяет царя и русских людей.
Тогда
Великий Бог смиряет гордого блюстителя старины.
Грозный царь смиряет упрямого ревнителя старины.
Скорый воевода смиряет косного хранителя старины.
Так спасается державный дух.
* * *
Доселе русского духу слыхом не слыхано, видом не видано, а ныне русский дух воочию явился!
Держава крепнет. Царство возвеличивается.
Итак
Совесть пробуждается Отечеством.
Душа полнится Родиной.
Ум возвышается Отчизной.
Честные укрепляют Царство.
Усердные служат Государству.
Разумные строят Державу.
Так спасется державная честь.
Пусть
Царь, Патриарх и учитель учат русского человека.
Учитель учит неразумных разумному.
Патриарх учит смертных бессмертию.
Царь учит недобрых доброму.
И так спасается державная мысль.
ЦАРСТВО
Мир
Тишь, да гладь, да Божья благодать!
Царь правит. Народ возрождается.
Итак
Стражник охраняет русских людей.
Воин защищает русский народ.
Молитвенник спасает русскую землю.
Закон устраняет вражду.
Власть пресекает смуту.
Вера истребляет злобу.
Так утверждается мир и покой в русской земле.
Пусть
Бог, царь и воевода смиряют русский народ.
Воевода стращает.
Царь вразумляет.
Бог карает.
И так утверждается мир и порядок в русской земле.
Притом
Поп ревностен и радеет о любви.
Околоточный добр и радеет о мире.
Староста благочестив и радеет о правде.
Тогда
Славный царь учит исполнять работу.
Святой Патриарх учит любить труд.
Почтенный учитель учит делать дело.
Так утверждается мир и благодать в русской земле.
РУССКИЙ ЧЕЛОВЕК
Русский человек не ворует.
И служит начальнику верой и правдой.
И трудится в поте лица своего.
Дабы не пойти с сумой по Руси широкой.
Русский человек не врет.
И верен слову своему как обету.
И не бросает его на ветер.
Дабы не прослыть пустозвоном на Руси честной.
Русский человек не гадит.
И живет в мире со своим соседом.
И рад стараться на всякое доброе дело.
Дабы не жить бирюком на Руси веселой.
Русский человек не пьянствует.
И не дает это делать другим.
И несет каждую копейку в дом.
Дабы не сгинуть без вести на Руси привольной.
Русский человек не забывает Бога.
И имеет страх Божий.
И почитает праздники.
Дабы не стать чужим на Руси Святой.
Да тихое и безмолвное житие поживем во всяком благочестии и чистоте.
ДРУГИЕ ЛЮДИ
ДОПОЛНЕНИЕ
Разъяснение
Русская земля сообщается с нерусскими землями.
Русский народ общается с нерусскими народами.
Русские люди сходятся с нерусскими людьми.
Царь собирает русские и нерусские земли.
Хозяева сплачивают русский и нерусские народы.
Именитые люди сближают русских и нерусских людей.
Так живут в согласии русский и нерусский человек.
Провозглашение
Бог, царь и русский народ защищают нерусского человека на Руси.
Бог милостив ко всяким людям.
Царь справедлив ко всем людям.
Русский народ добр ко всем людям.
Так живут в мире русский и нерусский человек.
Предписание
Царь учит преданности державе.
Патриарх учит веротерпимости.
Учитель учит законопослушанию.
Земля учится чужим законам и порядкам.
Народ учится чужим свычаям и обычаям.
Люди учатся чужим знаниям и умениям.
Так живут пред очами Всевышнего русский и нерусский человек.
Воззвание
Где лад, там и клад!
Люди дружат. Земли богатеют.
--------------------------------------------------------------------------------
«Букварь Городской Руси» — оригинальная версия в формате pdf
«Букварь Городской Руси» (β-версия)
создан в Институте национальной модели экономики
В работе принимали участие:
1999—2005 гг., Т.В.Балашова, О.В.Гурова, В.А.Найшуль
1999—2001 гг., Г.Г.Хазагеров, С.В.Хазагерова
На правах рукописи
© Институт национальной модели экономики, 2005 г.

79lu

конец первого поста:
Вы говорили о ракетах, о величии страны и нации. Для того, чтобы обеспечить это величие, кто-то в этой стране должен страдать, пусть немножко, но должен. Как человек, а не как институциональный экономист или семиотик, Вы можете объяснить – а за что он будет страдать? Потому что когда говорили, что Москва – Третий Рим, это было понятно, потому что предельной сущностью в той стране являлся Бог, и единственной территорией существования была Россия, потому что Константинополь пал. И перед этой предельной сущностью все страдания России были ничтожны. Когда делали ракеты, у нас тоже была предельная сущность. Она называлась “Счастье всего человечества - коммунизм”. Мы строили ракеты не потому, что нам хотелось в космос, а потому что Хрущев объявил: “Давайте будем не воевать с капиталистическим миром, а соревноваться – эта та же самая война, только в другом пространстве. Мы их опередим, они поймут, что они плохие и примут нашу веру, т.е. коммунистический образ жизни”. А когда сейчас говорят: “Давайте летать в космос”, то ради чего эти люди чего-то недополучат? Где та предельная идея, которая позволит всем остальным радоваться, что их лишили куска хлеба ради этой ракеты? Может быть, это будет не ракета, может, это будет рыночная экономика. Зачем теперь такого типа преобразования?
Найшуль. Практический аспект ответа – современное устройство мира лишает нас самоизоляции, поэтому этого перфекционизма требует выживание. В русском журнале есть текст, называется “Программа”. Есть выбор: быть Третьим Римом или отстающий цехом мировой фабрики. Ответ на языке ценностном - есть русские образцы, Третий Рим относится к глобальному образцу, и это образец, который является живым. Третий Рим, как линии высоковольтной передачи, т.е. его напрямую включать нельзя. 300 лет пользовались его производной – великой державой, например.
Веневцев. С Петра Первого была уже другая история.
Найшуль. Я бы не сказал, что с Петра Первого - другая история.
Вот что бы я хотел сказать. Влечение матери, попробуйте оплатить это деньгами – сумасшедшие деньги потребуются, но, тем не менее, на этом бесплатном бензине все крутится. Вообще, все настоящие вещи делаются на бесплатном бензине. Мы жили в каких-то традициях. Дальше на крутом вираже мы потеряли тот строительный материал, из которого сейчас что-то надо делать. Но необязательно делать это в тех формах. У меня есть некоторые проекты. Мы встречаемся не только в этой компании, и на самом деле, есть много людей со светлыми идеями и интересными идеями. И я хотел бы выступить как сын отечества, не как патриот, а как сын отечества. Мне не все равно, какая мощная модель будет реализована здесь, пусть даже с самыми лучшими результатами, я требую преемственности и по образу, и по образцу. Потому что это моя страна, потому что более эффективной на чужих образцах ее даже не надо делать, достаточно просто поехать туда, где эти образцы существуют.
Веневцев. Тогда это воспроизводство Вашего образа жизни.
Найшуль. Нет. Я говорю - преемственность по отношению к тому, что является дорогим. Молоко стоило 30 копеек, стало стоить не 30 копеек. Привыкли к этому и перенесли это. Но есть вещи, без которых мы не переживем. И я хочу, чтобы эти вещи были. С этой точки зрения, это накладывает ограничения на проектирование.
Веневцев. Тогда мы никогда не полетим в космос. Мы летали в космос вопреки преемственности.
Веневцев. Неправда.
Найшуль. Правда. Кто главный либерал в нашей стране? Главный либерал – это защитник свобод митрополит Филипп. Это высший образец, по которому надо равняться. Кто в нашей стране главный консерватор? Минин и Пожарский, это образец, по которому надо равняться. А мы привыкли сидеть за столиком, так что как будто завтра жизнь изменится - и будем сидеть не за этим столиком, а за другим. Россия способна к трансформациям, совершенно невероятным. В этом отношении русская гениальность способна к чему угодно. Любые выбросы и выкрутасы - это хорошо видно по авангардному искусству. Но я утверждаю, что ничего мощного нельзя сделать без образцов. И Иосиф Виссарионович индустриализацию поднял на образце Великая Держава. Как только у него на заднице прикипело, как только началась война, начались “братья и сестры”. Я хочу сказать, что в России еще никаких реформ не было, а когда начнутся реформы, будет очень легко это проверить. Это случится, когда первое лицо обратиться к стране со словами “Братья и сестры”. А пока люди, которые обращаются к стране, показывают, что народ им, на самом деле, не нужен. Сталин, когда обратился “братья и сестры”, сказал: “Вы мне нужны!”. Потому “братья и сестры”.

natunchik

>> Хозяева сплачивают русский и нерусские народы.
Я полностью согласен с авторами текста. Давно пора позвать себе каких-нибудь рачительных хозяев, которые будут управлять рюсским быдлом твёрдой рукой. А то ишь, ксенофобию себе выдумали какую-то.

79lu

Букварь городской Руси. Семантический каркас русского общественно-политического языка
Лекция Виталия Найшуля
Мы публикуем полную расшифровку лекции руководителя Института национальной модели экономики Виталия Найшуля, прочитанной 26 января 2006 года к клубе-литературном кафе Bilingua в рамках проекта “Публичные лекции Полит.ру”.
Лекция. Часть 1
Лейбин: Добрый вечер. Наша сегодняшняя лекция необычная, с примесью других жанров, с некоторым ритуалом. Она будет состоять из трех частей, после каждой из которых можно будет задать несколько вопросов, после чего мы попробуем организовать наше обычное проблемное обсуждение.
Первая часть уже началась. Сначала предлагается прочесть раздаточный материал, который называется Букварь Городской Руси.
Букварь Городской Руси. Текст
Атлас Букваря Городской Руси. Рабочие таблицы (фoрмат pdf иллюстрирующие логику работы и методологию Букваря
См. также другие тексты Виталия Найшуля по теме лекции: Проблемы становления русского общественно-политического языка, Как строить Российскую империю, Проблема Татарстана сквозь призму русской языковой картины мира, Путин - царь или государь?, Строение элиты: русские традиции, Рубеж двух эпох
Виталий Найшуль (фото Н. Четвериковой)Лейбин. Здесь в конце первой части, можно задать несколько вопросов Виталию Найшулю, если у вас они уже появились. У меня, согласно ритуалу, они есть.
Виталий Аркадьевич, я понял метафору из предисловия к Букварю – про семью, но, тем не менее, остается вопрос. В каком смысле с этой проблемой – частичной потери памяти – нам помогают справиться такого рода тексты, где фигурирует Святая Русь, царь? Вроде бы мы живем в XXI веке, человек уже давно в космос полетел. Каким образом настолько отдаленная память может нам в чем-то помочь с нашими сегодняшними проблемами?
Найшуль: Добрый вечер! Спасибо всем, кто пришел. Мне очень приятно это внимание, и я надеюсь, что этот вечер будет для вас интересен.
При предварительных обсуждениях этого текста и даже в процессе работы над этим текстом этот вопрос возникал. Архаика и то, как она увязывается с современностью.
Во-первых, о самой архаической лексике в Букваре. Нас спрашивали, откуда мы взяли такие слова. Из Даля? На самом деле, все слова в Букваре из Евгеньевой. Другое дело, что они там имеют пометы: старое, устаревшее, переносное, книжное, высокое — да, это так.
Во-вторых, если вести речь о смысле архаики. Как мне кажется, в политическом отношении современный смысл архаики глубок и важен для нашей страны. Многим кажется, что чем сильнее мы оторвемся от прошлого, тем выше мы взлетим. Эта точка зрения глубоко ошибочна. Ее ошибочность я хотел бы проиллюстрировать примером страны, которая является образцом в отношении организации государственной жизни. Я имею в виду Соединенные Штаты Америки.
В Конституции Соединенных Штатов мы найдем очень много архаики. Один Сенат чего стоит. Где в то время водились какие сенаты? Конечно, их не было, и если не считать интеллектуальных салонов, где могли обсуждаться подобные идеи, то, в общем-то, это была новинка, и это была такая архаика, по сравнению с которой появление царя или бояр — это просто актуальная современность.
Вот, собственно, и ответ на вопрос. Строители знают: чем выше здание, тем глубже нужно делать фундамент. И чем глубже фундамент, тем тверже будет стоять здание. Это трюизм.
Виталий Лейбин задал вопрос, который я достаточно часто слышал. Но параллельно задавались и другие подобные вопросы, и я хотел бы их озвучить, потому что это может облегчить взаимопонимание авторов Букваря и аудитории.
Нас коробят такие слова, как Святая Русь, царь... — дальше следует перечисление. Святая Русь коробит больше всего. Честно говоря, некоторое время я просто не знал, что на это отвечать. Меня самого не коробило, мне казалось, что авторы употребляют эти понятия в функциональном смысле, а не для того чтобы стать очередными православными хоругвеносцами.
Потом я посмотрел на западные страны и увидел там аналогичные самоопределения: Добрая старая Англия, Прекрасная Франция. В каком смысле сейчас Англия является доброй старой Англией? И в каком смысле старая Англия была доброй? На эту тему можно философствовать, но людям, чутким к языку, к институциональной культуре, ответ и так более или менее понятен.
Это был второй вопрос. И я, пожалуй, воспользуюсь этой трибуной, чтобы озвучить и третий. Мы живем в многоэтнической, многоконфессиональной стране, а здесь все больше про русских, про православных – где же место других наций и конфессий?
Раньше мне было очень трудно отвечать на этот вопрос, мы и с русскими никак не могли управиться. А сейчас я бы хотел без долгих разговоров переадресовать моих слушателей к статьям Как строить Российскую империю и Проблема Татарстана сквозь призму русской языковой картины мира, которые появилась год с лишним назад на Полит.Ру и в Русском журнале. Там показывается, как с помощью понятий Земля, Народ, Люди, Человек, выведенных в Букваре, как раз удобно, хорошо, естественно, эффективно развязывать проблемы многоконфессионального и многоэтнического устройства нашей страны. В последний год довелось много путешествовать по стране и я много выступал, и в том числе в национальных регионах. Нигде у меня не возникло ощущения того, что этот подход является неработоспособным. Более того, у меня возникло ощущение, что именно на этом пути и можно создать работоспособную государственную конструкцию, а она, по выражению моего духовника, есть букет цветов. Букет, в котором и крупные, и мелкие цветы своим своеобразием создают красоту и целостность государственного устройства. После поездки в Удмуртию и Коми у меня возникла такая максима, что только то устройство России работоспособно, которое способно учитывать разницу между такими малочисленными и близкими народами, как удмурты и коми.
Вот, пожалуй, я ответил не на один, а на три наиболее часто задаваемых вопроса.
Лекция. Часть 2
Во второй части лекции, я бы хотел объяснить, для чего нужна предложенная языковая игра. Мне кажется, что такая деятельность важна и необходима для нашего государства. Я рассматриваю Букварь как шаг к созданию общими усилиями великого и могучего русского общественно-политического языка.
Виталий Найшуль (фото Н. Четвериковой)Слава Богу, у нас есть великий и могучий русский литературный язык, который позволяет нам различать глубокие смыслы межличностных отношений. Этим он и славен, за это его любят у нас в стране и почитают заграницей, делая переводы нашей великой русской литературы на свои языки.
Так вот, великий и могучий русский общественно-политический язык должен открыть глубинные русские общественно-политические смыслы так же, как русский литературный язык открыл глубинные смыслы русских межличностных отношений. Это — главная творческая задача создателей русского общественно-политического языка.
Решение этой задачи не только доставит творческое удовлетворение группе креативных людей, но и будет иметь громадные государственные последствия. Имея великий и могучий русский общественно-политический язык, мы наконец-то сможем стать нацией. Мы будем не только русскоговорящими, но и по-русски живущими, действующими и организованными.
И эта русскость не означает отгороженность от остального мира, а, наоборот, включение в мир. Великий литературный русский язык дал нам мировую литературу в переводах, по качеству равных и превосходящих оригиналы. Ничего подобного с общественно-политической мыслью не происходит. Ведь надо иметь не только то, что переводить, но и на что переводить. Наш сегодняшний общественно-политический язык – это набор бессистемных калек, отторгаемых русскоговорящим населением. Простой тест на пригодность слова для массового политического использования – предложить за него тост. Гражданское общество не вызывает у народа негативного отношения как демократы или приватизация. Но если после третьей рюмки водки вы предложите тост за гражданское общество, то у соседей по столу возникнет впечатление вашей явной неадекватности. (Интересно, что за президента вполне можно выпить в среде тех людей, которые его поддерживают).
Сейчас, в отсутствие русского общественно-политического языка наша политическая культура является обезьянничанием, беспомощным изнутри страны и потешным при взгляде снаружи. Создание великого и могучего русского общественно-политического языка откроет дорогу к созданию русских обществоведческих школ мирового класса. Никого не удивляет фраза: без Льва Николаевича Толстого немыслимо развитие американской, французской, немецкой и др. литературы в ХХ веке. Но услышать о том, что без экономиста Иванова немыслимо развитие американской экономической мысли, гораздо труднее. Язык позволит нам двинуться по пути обогащения своей политической культуры, хотя этот путь, конечно, многотруден, и не одним языком решаются такие проблемы.
Но ведь когда-то был взят барьер в отношении естественных наук, и я уверен, что он будет взят и в отношении обществоведческих школ.
И вот тогда, на базе обществоведческих школ мирового класса можно будет строить совершенные русские общественные институты. Хорошие экономисты знают, что сегодня нельзя делать ставку на заимствование чужих передовых технологий: они меняются слишком быстро. Сегодня надо иметь экономическую среду, более благоприятную, чем в других странах. Для этого нужны совершенные институты, в частности в тех областях, где у нас сейчас царит мерзость запустения. Я бы сформулировал нашу задачу следующим экстремистским образом: нам нужен лучший в мире суд подобно тому, как мы имели лучшие в мире межконтинентальные баллистические ракеты: мы должны превзойти лучшую в мире англосаксонскую правовую систему.
Это логика развертывания государственного строительства. Теперь мне хотелось бы перейти к большей экономической конкретике и сначала поделиться с вами чужим выводом. Он не доказан, не проверен, спорен, но все же я предлагаю его вашему вниманию как некоторую модель, которая, по моему мнению, достойна внимания.
Один известный экономист показывал графики зависимости темпов экономического роста – неэкономическую аудиторию я прошу потерпеть или впоследствии задать вопросы – от доли государственных расходов в ВВП.
Графиков было много, и они касались многих стран в разные периоды времени. Все графики говорили: если государство будет меньше отбирать у граждан и меньше расходовать, темпы экономического роста увеличатся. Но вот что интересно: для России график был наиболее определенным, то есть отход от эмпирических точек от прямой линии был минимальным, а зависимость была самой резкой.
Почему экономика развивается тем быстрее, чем меньше государственные расходы? Обычное объяснение – простите, что перехожу с лингвистического регистра на экономический, – государство тратит деньги менее эффективно, чем частные лица. Но резкий характер этой зависимости в нашей стране показывает, что дело не только в этом. А в том, что в России государственными дотациями оплачивается бездеятельность наших людей, которая проистекает от чуждого им государственного устройства, и от накопившегося за десятилетия институционального хлама, вместе создающих непреодолимые препятствия для действий нормальных русско-культурных людей.
Экстраполяция этой зависимости показывала, что при 20% государственных расходов (сейчас они значительно выше 30%) темпы роста оказываются 20%, чего, как тут же сказали коллеги, не бывает (15%, напомню, — это уже сверхбыстрый рост).
На это можно сказать, что уникальные экономические феномены случаются не так уж редко. Например, половина чилийских реформ до этого никогда ни в одной стране мира не реализовывались. Такого капитализма, как в Чили нет нигде, даже в Соединенных Штатах Америки.
Конечно, темпы роста потрясают воображение, потому что получается, что за четыре года происходит удвоение доходов, а через двадцать лет валовый продукт нашей страны превысит китайский, даже с учетом быстрого развития Китая и огромной разницы в народонаселении. Но все это при условии крайне низких государственных расходов – то есть совершенно иного Российского государства.
Интересно, что о подобной же фантастике говорят и совсем другие источники. В конце 90-х годов одна из самых известных в мире консультационных фирм McKinsey сделала доклад о текущем состоянии российской экономики и ее перспективах. Основной вывод этого обширного доклада звучал так же парадоксально, как и приведенные выше данные о темпах роста. За пять лет Россия могла утроить производительность труда и довести ее до 60% от американской! Это потрясающие цифры. Но тоже при условии: в России должна быть установлена честная конкурентная среда.
Эти два примера показывают, что у страны – море возможностей. Двадцать, или девятнадцать, или пятнадцать процентов роста – это не так важно. Но не четыре. Так что перспектива есть. Вопрос состоит в том, как всего этого достичь. Букварь предлагает ответ: быть русским и жить по-русски. Этого достаточно.
Произнесу еще одну поясняющую мысль. В Букваре есть смешная Песня, которая начинается со слов русский человек не ворует. И дальше идет перечисление таких же непривычных качеств русского человека. Все это, конечно, говорит об иронии авторов, и она здесь есть. Но есть и правда. В самом Букваре дано определение русского человека. Там сказано, что русский человек — это сын святого равноапостольного князя Владимира, крестившего Русскую Землю. Так вот – сын Святого Владимира не ворует. И не гадит. И с этой точки зрения, мне кажется, что вся Песня про русского человека вполне оправдана.
Вот, собственно говоря, вторая часть моего выступления. Теперь я хотел бы сделать паузу.
Лейбин: В принципе, я понимаю, почему важны устаревшие или поэтические слова. Есть ряд аналогий. В какой-то момент латынь вышла из разговорной практики, некоторые тексты все еще писались на латыни, что сохранить терминологическую чистоту. У слова обычного языка есть много коннотаций, много разных смыслов, а у слова забытого языка есть только одно символьное значение. Мистики специально пользовались забытым арамейским языком, чтобы соблюсти терминологическую точность слова.
Я хотел спросить: правильно ли я это понял и вообще, как эта штука писалась? Это результат вдохновения или какая-то другого рода работа?
Найшуль: Организаторы этой лекции запретили мне показывать графики. Но я принес альбом – там семьдесят страниц разного рода логических структур. Я не буду называть, сколько эксплицитных логических и семантических связей в тексте Букваря – их очень много.
Букварь в первую очередь — это логическая структура. И эта логика почти не имеет отношения к русской культуре. Это как кристалл. Например, слово, которое встречается в одном месте, обязательно должно быть появиться в другой песне в другой позиции.
Эта логическая структура имеет словесное наполнение из символических слов. В русском языке их совсем немного, всего несколько сотен, и они резко отличаются от несимволических слов. Например, в Букваре есть фраза Бог, царь и князь казнят беззаконие на Руси. Слово казнит используется, конечно, в старом смысле – наказывать. Сейчас это слово подразумевает смертную казнь, но раньше – просто наказание. Но поставьте вместо казнит — наказывает, и вы почувствуете, насколько дряблым станет это предложение. Между казнит и наказывает большая разница, хотя по смыслу они идентичны. Казнит – символическое слово, наказывает – нет.
Символические слова таковы, что звучат как щелчок бича, они резко отличаются от несимволических слов. Интересно, что в современной Евгеньевой они заработали пометы: старое, устаревшее, переносное, книжное, высокое. Кстати, есть четыре источника символических слов — это слова русские, церковнославянские, западные и языческие (например, парии или гуру).
Это была небольшая экскурсия в кухню производственного процесса. Он состоял в выстраивании логических структур и заполнении их символическими словами. Последняя задача была очень сложной, потому что как только мы ставили какое-то слово в какое-то место, оно должно было подходить и к другим местам. Зато в Букваре очень мало отсебятины.
Еще я хотел бы напомнить, что это β-версия (бета-версия — то, как мы понимаем логическую структуру и ее наполнение в настоящее время. В ходе дальнейшей работы потребуются их исправление.
Есть еще третья вещь, которая очень важна и которую мы в нашем малом коллективе реализовать по-настоящему не могли. Это сопоставление русских и инокультурных политических моделей. Но в некоторых отношениях это удалось.
Например, после написания Букваря я совершенно точно знаю, что слово nation на русский язык переводится как земля. А первый абзац конституции США начинается не: Мы, народ Соединенных Штатов…, а Мы, люди Соединенных Штатов. На современным русском языке языком можно было бы сказать Мы, уважаемые люди Соединенных Штатов…, на советском канцелярите: Мы, номенклатура Соединенных Штатов…. И действительно, как американский народ мог учредить эффективное правление? Это популистская мистика наподобие советского: народ решает все.
Конечно, полезно было бы сопоставить русские политические смыслы и западные, древнеримские и древнегреческие. В некоторых отношениях было бы полезно сопоставить русский и иврит. Например, концепция царя идет оттуда, так что хорошо бы с этим разобраться.
На самом деле, мы достигли такой стадии, когда для того чтобы укрепить здание Букваря, нужны достаточно обширные междисциплинарные исследования. Пока что реализовать их не представляется возможным.
Прошу прощения за такой чрезмерно длинный ответ, я, можно сказать, излил душу, рассказал откровенно, откуда что берется. И в то же время рассказал кратко, потому что работа длилась восемь лет. Есть места Букваря, которые для нас ясны, есть места, которые для нас загадочны. Но В.В. Колесов, известный знаток русского слова, сказал нам год назад, что надо публиковать полуготовый продукт: пусть филологи думают. Что мы и делаем с опозданием на год.
Ольга Лобач: Вы назвали свой текст Букварь. Это указывает на то, что текст инструментальный. В принципе, можно говорить о похожем проекте для конституции Российской империи, который писал Ильин в начале 20-х годов прошлого века. Это все были инструментальные тексты. Они должны чему-то способствовать. Вы описали проблему, как вы ее видите. Я могла бы примерно сформулировать ее как разрыв в социальном понимании и разрыв в социальной преемственности. Какие задачи с помощью именно этого инструмента, когда вы доведете его до правильного логического завершения, вы собираетесь решать и кто будет тем, кто будет использовать этот инструмент?
Найшуль: Задача состоит в том, чтобы заменить неэффективный язык на эффективный. Хочу снова обратиться в упомянутой выше статье Как строить Российскую империю. Там показано, как пользоваться четырьмя русскими концептами: земля (в современном языке: вся земля поднялась на борьбу с врагом народ, люди (что люди подумают) и человек во множественном числе (русский человек не ворует вместо которых сейчас используется одно слово народ.
С помощью этих слов гораздо сподручнее решать конфессиональную проблему, чем с помощью деления религий на традиционные и нетрадиционные, которое, на мой взгляд, совершенно ничего не проясняет. Я думаю, что ни один ум споткнется о вопрос, кто более традиционен для России: еврей-иудаист или католик-поляк?
Я надеюсь на то, что русский общественно-политический язык будет гораздо богаче и будет способен различать больше оттенков. И на данном примере мы видим, что это действительно так. Он будет коммуникативно удобнее, потому что он потенциально понимаем любым русским культурным человеком.
Теперь что касается того, кто им будет пользоваться. Если сделать хорошо –будут пользоваться все. Это путь органический, но для этого язык должен быть красив и приятен. Букварь пока этому качеству удовлетворяет не совсем или совсем не удовлетворяет — не буду ставить нашей работе отметки, но это все еще не то, что хотелось бы.
Теперь об институциональных способах. Есть четыре естественных канала, через которые возможно форсированное продвижение.
Во-первых, материал может обсуждаться в профессиональной среде. Профессиональная среда может высказывать свое фе и указывать на ошибки. Она же станет транслятором вашего материала, когда вы эти ошибки исправите.
Во-вторых, можно работать со СМИ. Можно встретиться и поговорить с журналистами, которых интересуют возможности русского общественно-политического языка, никому ничего не навязывать, но просто пообсуждать те или иные слова. Вы увидите, как быстро удачные слова и обороты станут использоваться в журналистской речи.
Кстати, царь попал в широкий журналистский обиход без всякого букваря, когда Борис Николаевич Ельцин передавал свои полномочия Владимиру Владимировичу Путину. На экраны ТВ одновременно вышли два фильма, сделанные ББС и НТВ. Один назывался Царь Борис, а другой — Президент всея Руси. Никакого желания специально уйти в архаику ни у кого не было, но сам процедура не оставляла никаких сомнений в характере политического процесса.
Еще язык может войти в политический обиход через политическую практику. Здесь я бы хотел обратить ваше внимание на то, что за четырнадцать лет оба президента ни разу не выступали с обращением к стране, где они бы говорили о том, в каком положении страна находится и что они собираются делать. Я могу достоверно сказать, что на современном языке это невозможно сделать, потому что был в группе, которая пыталась подготовить такое выступление. На современном русском языке это будет или отчет Мировому Банку, либо патетика, которая своей фальшью отпугнет всенародную аудиторию. Президент обращается к Федеральному собранию, но это, так сказать, от номенклатуры к номенклатуре. Так что современный политический язык беден, и попадание обогащенного языка в политическую практику вполне возможно. На мой взгляд, нет ничего ужаснее, чем нынешняя Конституция. Она есть оскорбление политических смыслов и русского языка одновременно.
Ну и наконец, Букварь есть букварь, поэтому если страна это одобрит, можно пробовать учить подобными текстами в экспериментальных школах, а затем и вводить их в общую программу.
Вот, собственно говоря, развернутый ответ на ваш вопрос. Но главное – язык выигрывает красотой. И за это надо бороться.
Занадворов Михаил: Я психолог, и много занимался терапевтическими вещами. У меня отчасти вопрос, отчасти собственное суждение, которое вы, конечно, можете опровергнуть, тем более что я могу сформулировать только интуитивно.
У меня вопрос о жанровой природе вашего текста. Каким вы сами его видите? Логическим, идеологическим, мировоззренческим? На мой взгляд, он является идеологическим: это некоторое видение святого града Китежа или утопия Святой Руси, которая по определению не может быть логически обоснована. Это можно принимать или нет.
Допустим, если я не ощущаю себя русским человеком, то мне тяжело это принять как некое руководство к действию. Если я ощущаю себя русским человеком с русским сознанием, славянофилом, то это мне ложится на душу, как некий бальзам.
У меня есть интуитивное ощущение, что это некий магический текст, паралогический, гипнотический... Я смотрю на него как психолог-психотерапевт, потому что я сам много занимался в том числе гипнозом. Это был так называемый эрикссоновский гипноз или косвенный гипноз, где нет прямых установочных формул. Здесь я вижу некие гипнотические и магические формулы, которые, может быть, даже очень хороши... И кстати говоря, без этого, наверное, не обойтись, чтобы сформировать национальное сознание. Но можете ли вы открыто признать, что вы открыто признать, что вы пользуетесь магическими формулами?
Здесь явно идут коннотации с миром русских былин, русских сказок — всем этим русским миром, который так любили Аксаков и другие славянофилы. Безусловно этот мир не логичен, а паралогичен, на мой взгляд. Что-то здесь напоминает Толкинена, честно говоря. Как убедить научное сообщество принять ваш образ мира?
Лейбин: Иными словами, хотите ли вы, Виталий Аркадьевич, гипнотизировать русский народ?
Виталий Найшуль (фото Н. Четвериковой)Найшуль: Ответ будет такой.
Что касается научного сообщества, то я могу предъявить ему логические структуры и показать, как все это было сделано. Научный народ может сказать: мы не хотим так делать — но в нашем тексте нет отсебятины. Мы делали все, что могли, чтобы этого не было. Стремились к тому, чтобы на каждом месте стояло единственно возможное слово.
О населении и магии. Что делать, символические слова уже обладают этим свойством. Кроме того, мы стремились к максимальной действенности текста, ведь нам нужен действенный политический язык. Так, каждое предложение Букваря носит афористический характер. Все это опасно, но, как сказал ленинградский философ Чебанов, все настоящее опасно. Это правда: и любовь матери опасна…
В своей статье я называл этот феномен бесплатным бензином государственной машины. С платным все понятно: человеку заплатили деньги — он пошел и сделал. А если не заплатили, то не сделал. Про бесплатный бензин я приводил такой пример: если взрослый начнет бить ребенка на улице, то собирается толпа и его оттащит. При этом не только будет бесплатно восстановлен правопорядок, но человек, затративший свои усилия, отойдет с чувством душевного подъема, что день прожит не зря.
На мой взгляд, все государство должно быть построено таким образом. Мы сможем по настоящему двинуться вперед в правовом и экономическом отношении, только когда мы задействуем бесплатный бензин государственной машины.
Сознательного желания гипнотизировать у нас не было, но было сознательное желание строить государство. Ведь, как сказал кто-то на первой моей лекции, нельзя умереть за Рязанскую область, но можно сложить голову за Рязанскую землю. Разница принципиальная. Современный политический язык министерств и ведомств чужд народу и эмоционально бесплоден.
Я хотел бы воспользоваться присутствием здесь Валерия Федоровича Абрамкина. К языковым занятиям во многом подтолкнул меня именно он. Раздумывая о цели уголовного наказания, он пришел к выводу, что это должна быть острастка и вразумление и замены этим словам нет. И с ним согласились даже люди из руководства ГУИНА. А теперь представьте себе документ МВД, где есть слова острастка и вразумление! Появление этих слов рвет документ, рвет современную российскую политическую картину мира. Это и есть переход от России министерств и ведомств к чему-то, что является естественным для русских культурных людей.
Теперь о нерусских людях. Я думаю, что когда русско-культурные люди станут действительно культурными, жить с ним будет гораздо легче. Настоящим русским националистом был Лесков, и навык глубокого проникновения в русскую душу позволил ему с глубокой симпатией проникать и в нерусские души, чего не делают другие люди, пролетающие на космических скоростях над этническими и конфессиональными различиями.
И в тоже время… Знакомый православный священник сказал так: хотя с православной точки зрения этот текст не вызывает у него никаких нареканий, техника, с помощью которой делаются такие тексты, может быть использована для изготовления разных вещей. И это может быть опасно, я это признаю. В тоже время он сказал, цитирую дословно: нация нуждается в коррекции кода, поэтому подобные тексты нужны…
Булат Нуреев: Виталий Аркадьевич, вопрос на уточнение того, как соотносится язык и проблема институционального строительства в России. Когда я прочитал Букварь, у меня сложилось впечатление, что текст вообще сделан в моральной действительности. Он говорит о том, что должно. В отличие от институтов, которые по своей природе больше прагматичны.
Не знаю, правильно или нет вам приписывается тезис о том, что для того чтобы повысить рождаемость в России, достаточно отменить пенсии, тогда люди будут инвестировать в детей в надежде, что они помогут им выжить в старости.
Найшуль: Да.
Нуреев: Здесь нет никакой моральной действительности — жесткая прагматика. Тоже самое с высшим образованием: хочешь быть более свободен на рынке труда, закончи вуз. Хочешь удовлетворять любопытство за казенный счет, будь в институте науки.
Мне кажется, что именно здесь проблема связки. Если я правильно помню один из контр-тезисов к лекции господина Абрамкина, в ответ на его тезис о том, что в тюрьме тюремные понятия правильно регулируют жизнь сообщества, то в середине 90-х ведь тюремный язык был перетащен в обыденный обиход. Но он не отрегулировал общества, консенсус и институты не возникли, хотя язык использовался активно.
Найшуль: Это правда, что нет прямой зависимости между построением языка и построением институтов. Спасибо за вопрос.
Эту тему мы обсуждали в ходе работы над Букварем. Но полной ясности до сих пор нет. Вот как мне видится переход от слов к институтам.
Во-первых, за символическими словами стоят так называемые абстрактные политические институты. Например, таким абстрактным политическим институтом является царь. Очень важно понимать, что царь — это не Николай II и не Александр I, а абстрактный институт. То же самое и с собором, вече, думой. Мы говорим об исполнении некоторой функции, которая является органичной для этих институтов. В Букваре 108 ключевых слов, и мне кажется, что за всеми ними стоят институты.
Вне Букваря находится большее количество важных слов и институтов, но связь Букваря с ними нам не до конца понятна. Например, в Букваре есть хозяева и бояре, но нет дворян и дьяков. Букварь – маленький островок по отношению к необходимому объему исследований, в нем собраны лишь главные политические смыслы.
Если внимательно прочитать тексты культуры, не только письменные, но и изобразительные и музыкальные, то мы получим русскую общественно-политическую картину мира с огромным богатством смыслов. Лесков, Салтыков-Щедрин, акты Екатерины II, тексты Суворова, лубок, иконы – все тексты, где чувствуется четкая культурная детерминированность поведения – хлеб для выяснения русской институциональной реальности. Аппарат работы над Букварем может дать некоторые методы для анализа таких текстов.
Валерий Абрамкин: У меня не вопрос, а небольшая иллюстрация. Я часто повторяю ее, поэтому прошу прощения у тех, кто это уже слышал.
К вопросу о том, может ли появиться в России культурное юридическое сообщество. Не может, пока не будет языка. Можно ли назвать языком нормы из Уголовного кодекса? Это проще, чем с экономикой. Так Александр Сидоров сделал прекрасный лингвистический анализ современного УК (см. статью Александра Сидорова “По Фемиде ботаешь”).
Убийство — причинение смерти, хотя по-русски это лишение жизни. Название статьи: половое сношение лицом с лицом. Лицом, достигшим восемнадцати лет, с лицом, не достигшим... — и так далее. Или: Производство аборта лицом.
Когда появился новый Кодекс в 96-м году, там появилась новая норма эксцесс исполнителя. Когда я проводил опросы и просил людей определить, что это такое, получалось нечто, мало похожее на текст Кодекса, потому что простые люди говорили, девушки, например: Это классный парень, с которым приятно провести ночь. Или: Это певец, который играет под фанеру. Это эксцесс исполнителя. Согласно толковому словарю, эксцесс — это излишество или что-то чрезвычайное. А законодатель это использовал, чтобы обозначить соучастника преступления, который помимо общего преступления совершить еще свое. Это называется эксцессом, что никто не мог себе вообразить, конечно.
Что из этого происходит. На практике получается, что судебные решения, настолько многословны (приговор по аналогичному случаю в России будет в сто раз больше, чем во Франции что русские люди застревают в иноязычном и таком образом переведенном тексте.
Многие вещи нужны, для того чтобы создать культурное юридическое сообщество, но без языка его просто не создашь.
Лекция. Часть 3
Найшуль: Третья часть будет очень короткой. Мы применим один из методов, который используем в своей работе над лингвистическими и политическими конструкциями.
Работа над языком в нашем Институте началась с максимы: то, что нельзя сказать по-русски, нельзя осуществить в нашей стране. Вы будете делать одно, а получится у вас что-то совсем другое.
Но потом мы перешли к другой максиме, еще более оригинальной. Что связано в русском языке, связано и в русском социуме. Например, если в русском языке два слова употребляются вместе, то за этим стоит что-то в социальной реальности.
Я воспользуюсь этой максимой, чтобы продемонстрировать наш метод тавтологических определений. Я буду заниматься государственным строительством, используя этот метод. Это будет очень коротко.
Возьмем такой институт, как суд. Вопрос состоит в том, какой должен быть суд? Используя тавтологическое определение, говорим, что суд должен быть справедливый. Если он не справедливый, то зачем такой суд нужен?
Замечательно, что никакой новой информации здесь не сообщается. Суд и есть справедливый суд — это его главная функция, и без нее он теряет свое качество быть судом.
Можно подумать, что тавтологическое определение – это просто штамп. Но это не так. Не всякий штамп является тавтологическим определением. Например, часто говорят нам нужны здоровые люди. Но здоровье не главное качество. Нельзя сказать, если люди нездоровы, то зачем они нам нужны.
Теперь рассмотрим другие примеры тавтологических определений. Например, непобедимая армия. Действительно, если армия "победимая", то зачем она нужна.
Недавно на Полит.Ру появилась рубрика Передовая наука. Действительно, кому нужна наука, если она не передовая? Обращаю ваше внимание: нам нужна не такая наука, как на Западе, как говорят одни, и не продолжающая лучшие традиции советской науки, как говорят другие. Должна ли она продолжать лучшие традиции советской науки или не должна – нам не известно. Будет она такая, как на западе, или нет – тоже неизвестно. Но она должна быть передовой!
На мой взгляд, метод тавтологических определений является мощным средством восстановления целеполагания в нашем обществе, которое растеряло свои ориентиры. Его можно распространять не только на политическую область. Какая должна быть мать? — любящая, иначе какая она мать. И так далее. Можете поупражняться, это очень интересное занятие.
А закончить нашу лекцию я хотел бы, применив этот метод к самой России. А Россия должна быть какая?
Лейбин: Можем спросить — есть ли гипотезы?
Реплика из зала: Великая!
Найшуль: Не знаю, все ли согласятся с этим или нет – вопрос не для голосования. Но ответ действительно очень простой: правильно, Великая, иначе кому она нужна?

zulya67

еще вроде был свердловский куст: Бурбулис и команда

vvasilevskiy

Найшуль Чубайс Кох Симон Кордонский Авен
Слабо вегю всему, что может пгедложить такая компания.

Irina_Afanaseva

Децентрализация – все с этим соглашались, но дальше надо было додумать. Может быть, потому что мы были математиками, людьми со свободной головой для логического анализа, ясно было, что отсюда следуют свободные цены.

Что-то я не знаю ни одной теоремы Найшуля. И поскольку полной свободы цен нет в цитаделях демократии - то гонит сволочь пургу.

79lu

батенька, Чубайс как минимум пгибалт
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: