Папаха с ушами. Что творится на русском Кавказе

rkagan

Папаха с ушами
Что творится на русском Кавказе
В последние годы на Кавказе вошла в моду демонстрация своей кавказской культурной принадлежности. Возродились традиционные высокие шапки-папахи, заменив прежние банальные ушанки. Но часто сшитые на заказ дорогие папахи также имеют декоративные неотворачиваемые "уши", нефункциональные и бесполезные. Папаха с "ушами" это лучшая иллюстрация той противоречивой ситуации, что представляет собой современное кавказское культурное пространство.
Кавказская тема уже порядком всем поднадоела. После кошмара Беслана, на фоне постоянных сообщений о терактах и боях с террористами в пока еще мирных кавказских городах, российское общество желает как можно реже вспоминать о кавказской проблеме. Но закрыть глаза на проблему – это не значит решить ее. Тем более что скрытые, глубинные социальные и культурные истоки кавказских проблем не осознаются ни обществом, ни, что гораздо страшнее, российской властью.
Образование - путь к свету?
В свое время коммунисты много сил потратили для просвещения Кавказа. Школьное образование стало всеобщим. Каждой кавказской нации была создана письменность, все нации получили свою литературу и писателей. Каждая автономная республика имела свой педвуз, а позднее и университет, с обязательным факультетом родного языка. Наряду с другими формами просветительства (такими как введение зимней одежды для женщин или обязательное участие их в общественной жизни тотальное образование кавказскую жизнь в советский период изменило очень сильно.
Сейчас вместе с папахами на Кавказ вернулись и другие "досоциалистические" традиции, к примеру, традиционное бесправие и безгласность женщин. Школы остались. Но прежде авторитетный человек – учительница – сейчас работает лишь за зарплату (в горных селах зарплата учительницы считается высокой). В реальной жизни она опять безропотная забитая горянка, порой жена малограмотного мужа. Учительница может иметь авторитет, только если ученик по возрасту годится ей в сыновья. А что можно требовать от молодой недавней выпускницы педвуза из горского аула, если в социальном плане она ниже мальчика – ученика старших классов?
Молодой учитель-мужчина также не сильно авторитетен, богатые в учителя не идут, а бедных не уважают. Сейчас для уважения нужны, прежде всего, деньги (вернее, признаки их наличия: огромный дом, дорогая машина и т.д. а для получения денег образованность вовсе не обязательна. На работу учителя обычно пристраивают родственники – те же учителя, учительство постепенно становится семейно-клановой работой.
Занятия в школах превращаются в формальность, об уровне преподавания говорить не приходится. Учителя отрабатывают зарплату, просто находясь в классном помещении. Подобная ситуация характерна порой не только для сел и аулов, но и для многих городов. Любимый предмет в горских школах – это физкультура, любимый вид спорта – борьба. Девочки-ученицы физкультурой в аулах не занимаются.
Деградация школьного образования на Кавказе, характерная, впрочем, и для всей России, пока сглаживается работой учителей старшего и среднего возраста. Многие продолжают работать до глубокой старости. В бесланской первой школе директору и учителю физкультуры было за семьдесят. Работают такие люди не только ради зарплаты (что на Кавказе немаловажно а ради уважения людей и из чувства долга перед ними. Учителя советской закалки, как правило, искренние патриоты России – вернее, СССР. Свое отношение передают и ученикам. С естественным уходом старой советской интеллигенции духовная ситуация на Кавказе станет совершенно непредсказуемой.
Везде, даже в Чечне, слышны жалобы, что с русскими уходит культура. Особенно болезненно воспринимается ситуация с преподаванием русского языка. Русский язык нужен всем, и даже не от особой любви к России, а для того, чтобы вести дела за пределами своих сел, зарабатывать деньги, получать дальнейшее образование. Качественных преподавателей русского языка катастрофически не хватает, а в сельской горной местности их просто нет. Не лучше ситуация и с преподаванием родных языков.
Высшее образование в кавказских республиках, и ранее низкокачественное, теперь находится в полном упадке. Студенты "учатся" за счет семейных связей или, что чаще, денег. В практическом плане "кавказские" дипломы не стоят почти ничего. За "дешевым" образованием или с целью получить реальные, а не фиктивные знания национальная молодежь едет в "русские" регионы. Конкурсы в вузы Ставрополя или Краснодара такие же, как и в престижных московских вузах. Само собой, русская молодежь также едет учиться за пределы кавказских республик и назад, как правило, уже не возвращается.
В попытках найти хоть какую значимую духовную основу бытия люди на Кавказе крепко держатся за советское культурное наследие. Библиотеки никогда не пустуют, но книжный фонд на национальных языках старый, советский. Читать книги на русском языке могут теперь далеко не все. Новых поступлений нет ни на каком языке.
Нигде не закрываются и продолжают работать Дома детского технического творчества, станции юннатов, спортивные секции. Чрезвычайно популярны музыкальные школы. Думающая, творческая молодежь (а такой немало) отчаянно пытается спастись от культурного одичания.
Духовный вакуум
Навязываемый телевидением масскультурный продукт на Кавказе воспринимают особенно негативно. Шоу типа "За стеклом", "Аншлаг", "Фабрика звезд" и прочие взывают здесь чувство омерзения и ненависти. Культ эгоизма и примитивной эротики для Кавказа чужд и неприемлем. Ассоциируется же "телепойло" со всей Россией. Современное российское ТВ – питательная база для антироссийских настроений. Зато постоянная телепропаганда агрессивности и насилия прекрасно накладывается на кавказские традиции. Подрастает целое поколение кавказцев, "воспитанных" Ван Даммом и Чаком Норрисом.
Возврат к традициям во многом для Кавказа мера вынужденная. Советская культурная модель почти разрушена, западно-либеральная – неприемлема, новой российской нет и не предвидится. А природа пустоты не терпит, вакуум надо заполнять. Заполняет его псевдотрадиционализм, переходящий порой в открытый религиозный и национальный экстремизм.
Псевдотрадиционализм есть скорее "мечта о традициях", а не возврат к ним. Кавказское общество за последние двести лет постоянно менялось. Попытки "национального возрождения", "возрождения традиций" упираются в проблему определения того, что надо возрождать. Традиционные обычаи – адат – довольно сильно расходятся и с советскими идеалами и, что немаловажно, с ваххабистской версией шариата. Надо понять, что, как ни странно, от тотального распространения религиозного экстремизма Кавказ пока спасают традиции. Но традиционные нормы размываются. Возникают различные идейно-духовные гибриды, где антироссийские взгляды уживаются с идеализацией советского прошлого и культом Отечественной войны. Отечественная война для старшего и среднего поколения кавказцев – понятие святое. Вообще пророссийски настроенная часть кавказского общества живет лишь остатками советской идеологии. Современный кавказец абсолютно не понимает, что представляет собой нынешняя Россия, и вынужденно обращается к духовному наследию советских времен. Советское прошлое, героика Отечественной войны для старшего поколения очень значимы: для них это время, когда был порядок, работа и все нации жили в мире. Правящие власти такие идеи приветствуют и поощряют. Культ коммунистического прошлого доходит до того, что именем Сталина называют центральную улицу в осетинском городе Дигора, а в Махачкале Сталину открывают памятник.
Большое значение сейчас играют национальные стереотипы, межнациональные претензии и мифы. Кавказское общество разнородно и склонно к межнациональным конфликтам. Осенние события в Карачаево-Черкесии показывают, что и в этой сфере российская власть абсолютно беспомощна.
Для молодежи актуальны другие идеалы, главный из которых – деньги. Традиции криминального поведения в кавказской культуре были всегда. Сейчас старые традиции разбойников-абреков соединяются с идеалами современного бандитизма. В результате возникает особый массовый тип кавказского криминального поведения. Противопоставить криминализации кавказского общественного сознания опять-таки нечего.
На чем взрастает экстремизм
Основа нынешнего роста религиозного экстремизма все тот же духовный вакуум. Деятельность международных экстремистских организаций ложится на подготовленную почву.
Религиозное возрождение – естественный результат кризиса ценностей. Через религию люди пытаются найти духовную основу бытия. Но возрождение религии сплошь и рядом переходит в открытый фанатизм и религиозный экстремизм. Религиозные радикалы имею гораздо больше энергии, специальных знаний и, главное, денег. Умеренные религиозные деятели с трудом противостоят экспансии радикализма.
Экстремистов на Кавказе (с Чечней и Ингушетией – вопрос особый) пока еще мало. Люди не хотят жертвовать миром, стабильностью и спокойствием ради религиозных идей. Но очевидно, что распространение радикального исламизма продолжается. Формы пропаганды экстремистской идеологии многообразные и, порой, тщательно замаскированные.
На всем Кавказе, даже в Осетии, сейчас активно введется антироссийская и антирусская пропаганда. Кавказские власти этому совершенно не препятствуют, если даже не поощряют. Местными учеными, в том числе противниками религиозного экстремизма, история кавказско-русских отношений подается только в негативном для России свете, Россию провозглашают источником всех бед, а кавказская история восхваляется и идеализируется. Доходит до самых бредовых исторических фантазий типа "великого ассирийско-вайнахского государства".
Отношение к живущим на Кавказе русским – это равнодушие и презрение, переходящее в брезгливость, ненависть и агрессию. Негативные черты в жизни отдельных русских, например, пьянство и распутство, переносятся на весь русский народ. Русское население дает порой поводы для презрения – поскольку это либо старики, либо опустившиеся, отчаявшиеся люди. Те русские, кто еще живет в кавказских республиках, чувствуют себя брошенными и забытыми, они полностью бесправны и ничем не защищены от произвола. Самая активная часть русского населения, особенно молодежь, не выдерживая бесправия и безысходности, с Кавказа уезжает.
Современная оценка кавказской ситуации – это набор примитивных штампов и мифов. "Комплексные наборы" мифов разные: властно-официальные, "либерально - правозащитные", националистические, религиозно-экстремисткие. Нет совсем беспристрастных оценок. Самое же страшное, что никто и не пытается беспристрастно разобраться в современной кавказской ситуации.
Но нынешней российской власти ситуация на Кавказе абсолютно безразлична. Никакие "ликвидации баз террористов" не смогут предотвратить будущую потерю Кавказа, если не прекратить процессы духовной эрозии и не вернуть Кавказ в культурное пространство России.
12.07.2005
Юрий Сошин

Kumar_y

это откуда такое?

rkagan

http://www.globalrus.ru/opinions/778113/
вообще, интересно было бы услышать комментарий Гоблина, например, как специалиста по Кавказу , насколько адекватно эта статья описывает действительное положение.
на мой взгляд, не так часто бывают попытки описать ситуацию с такой стороны - ценностной, культурной, социально-психологической и т.п. как правило, имеет место абстрагирование до.. до шахматной доски с фигурками, скажем. абстрагирование необоснованое и неверное.

nbjy

вроде неплохая статья, только про отношение к русским не согласен-
равнодушие и презрение, переходящее в брезгливость, ненависть и агрессию.
не знаю как на всём кавказе, но в дагестане это не так...я уже писал про это...

lexa245

+1
В Дагестане по крайней мере не встречал вышеуказанного(негативного) отношения.

DONGAN

всех выселить нах !

lexa245

Нельзя и не нужно !
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: