кем былла Жанна Д'Арк

kristi92

Кто хорошо знает о гибели Жанны Д'Арк, о её жизни? Правда ли, что она была девой? Красивой?
Где-то слышала версию, что её и не сожгли бы, не будь у неё отклонений в физическом развитии (какие-то половые нарушения). В то время это не могли никак объяснить и сослались на влияние дьявола.
Как вам эта версия? Поделитесь, пожалуйста, другими.

michiko7

в каком смысле "девой"?

Master_Mixa

Точно, точно, я тоже помню исследования на эту тему. Но оно было проведено современными историками, а не современниками Жанны вроде.
А вот красивой она была только на картинках.
P.S. Парнем она определенно не была

batonov

> А вот красивой она была только на картинках.
И в кино

sever576

Как я читал по тем сведениям что остались от того времени можно сделать вывод что Ж/А была мужеподобной особой (чуть ли не гермафродитом агрессивной и т.д. Не без психических отклонений. Кстати она воевала вместе с маршалом де Ретцем (мож я и ошибся кот в далльнейшем послужил прообразом героя в сказке о Синей бороде.

kristi92

Вот что нашла в интернете:
ЖИЗНЬ ПЕРВАЯ. НАРОДНАЯ ГЕРОИНЯ
Вкратце о том, что говорится в каноническом варианте этой истории. Жанна Д'Арк, родившаяся в семье деревенского старосты в селении Домреми во время Столетней войны, рано осознала свое призвание. Однажды она услышала голоса святых Маргариты и Екатерины, которые сообщили девушке, что именно ей предстоит спасти Францию от английского нашествия. Жанна покинула родной дом, добилась встречи с дофином Карлом VII и стала во главе французского войска. Она освободила несколько городов, в частности Орлеан, после чего начала именоваться Орлеанской девой. Вскоре Карл VII был коронован в Реймсе, а Жанна одержала еще ряд важных военных побед. 23 мая 1430 года во время вылазки близ города Компьен отряд Жанны был взят в плен бургундцами, которые передали ее герцогу Люксембургскому, а тот, в свою очередь, англичанам. Ходили упорные слухи, что Жанну предали приближенные Карла VII. В январе 1431 года в Руане начался процесс над Жанной Д'Арк. Инквизиция выдвинула 12 статей обвинения. В это время в Париже королем французским и английским был провозглашен Генрих VI. Суд над Жанной был призван доказать, что Карла VII возвела на трон еретичка и колдунья. Процесс вел епископ Пьер Кошон, который еще до начала суда подверг Жанну медицинскому освидетельствованию, дабы установить, что девушка не невинна, что она вступила в связь с дьяволом. Но осмотр показал, что Жанна девственна, и суду пришлось отказаться от этого обвинения. Процесс, полный каверзных вопросов и ловушек, в которые по замыслу инквизиторов должна была попасться Жанна, продолжался несколько месяцев. Наконец 29 мая 1431 года судьи вынесли окончательное решение о том, что подсудимая передается в руки светских властей. Ее приговорили к сожжению на костре. Жанне в то время был всего лишь 21 год.
30 мая 1431 года приговор привели в исполнение. Дощечка на столбе, к которому привязали девушку, гласила: "Жанна, называющая себя Девой, вероотступница, ведьма, окаянная богохульница, кровопийца, прислужница сатаны, раскольница и еретичка". Казнь проводилась при большом стечении народа, эшафот оцепили шеренги английских солдат. Через 25 лет после гибели Жанна Д'Арк была реабилитирована и признана национальной героиней, а в XX веке католическая церковь провозгласила ее святой. Однако слухи о том, что на самом деле Жанна Д'Арк не умерла на костре, а спаслась, начали ходить в народе сразу же после казни.
ЖИЗНЬ ВТОРАЯ. ВЕРНАЯ СУПРУГА И ДОБРОДЕТЕЛЬНАЯ МАТЬ
По одной из легенд, которая, в частности, излагается в книге Черняка "Судебная петля", Жанна Д'Арк не только избежала гибели, но и остепенилась, вышла замуж за некого Робера Д'Армуаза и родила двоих сыновей. Потомки этого Д'Армуаза до сих пор считают себя родственниками Жанны и утверждают, что их досточтимый предок ни за что бы не женился на женщине, которая не предоставила бы ему подлинных документов, удостоверяющих свое происхождение. Люди, знавшие настоящую Жанну, - в частности, ее братья из селения Домреми и воевавшие вместе с ней солдаты - были твердо убеждены, что это она и есть. Один их этих вояк, хорошо знакомый с Девой со времен осады Орлеана, дружил с господином Д'Армуазом и тем не менее не усомнился в том, что его жена - та самая Жанна. Впервые Жанна Д'Арк, или, как ее теперь называли, Жанна Д'Армуаз, возникла на горизонте лет через пять после своей трагической гибели. В 1436 году брат Жанны Жан дю Ли то и дело передавал письма своей сестре и ездил к ней в город Арлон (записи о расходах сохранились в счетной книге Орлеана). Известно, что эта таинственная дама жила в Арлоне, где вела бурную светскую жизнь, затем - в Кёльне, а позже из-за политических интриг снова вернулась в Арлон. В 1439 году чудом воскресшая Жанна объявилась в Орлеане. Судя по записям той же счетной книги, жители освобожденного ею города приняли Жанну Д'Армуаз более чем радушно. Ее не только узнали - в ее честь знатные горожане дали торжественный обед, а в подарок преподнесли 210 ливров: "за добрую службу, оказанную ею указанному городу во время осады". Кроме того, существуют косвенные доказательства, что в это время в Орлеане, возможно, находилась и мать настоящей Жанны Д'Арк Изабелла Роме. Могли ли все эти люди, прекрасно знавшие Жанну Д'Арк, впасть в коллективное заблуждение? Воскресшую Жанну хорошо встречали в Type, деревне Гранд-оз-Орм и еще в нескольких городах и деревнях. В 1440 году она посетила Париж. Но в этом случае восторг по поводу чудом спасшейся Жанны не входил в планы властей. По дороге в Париж Жанну Д'Армуаз арестовали, объявили самозванкой и выставили у позорного столба. Она раскаялась в том, что присвоила себе имя Девы, и была освобождена. Говорят, после смерти Робера Д'Армуаза эта Жанна еще раз вышла замуж, а в конце 50-х годов почтенной даме пожаловали официальное прощение за то, что она посмела называться Орлеанской девственницей.
Естественно, все это утверждало современников в мысли, что в Руане была сожжена вовсе не Жанна Д'Арк, а совсем другая женщина. Это, в частности, сообщал в своем дневнике один из очевидцев казни, некий парижский буржуа. Вспоминали в народе и то, что во время казни лицо осужденной было закрыто колпаком или чепчиком, что палач Руана Жофруа Терраж отчего-то не узнал Жанну, что жители, пришедшие поглазеть на казнь, толком не могли ее разглядеть. Глухое оцепление из 800 солдат не подпускало их к эшафоту и даже окна ближайших домов власти Руана приказали закрыть деревянными ставнями. Тело зрителям позволили увидеть лишь после того, как палач загасил огонь: оно было обуглившимся до неузнаваемости. Останки Жанны не погребли, а сбросили в реку. Вообще, на этом суде лежала печать таинственности и какой-то странной невнятности. Судебные процедуры во время процесса проводились с явными нарушениями. Когда через 25 лет после казни началась реабилитация Жанны, помощник главы судебной власти заявил, что ни глава, ни он сам не выносили Орлеанской деве никакого приговора. К тому же ни один из участников суда не смог с точностью рассказать о том, как проходили процесс и казнь: одни сообщили, что ничего не видели, другие - что ничего не помнят, а третьи - что покинули Руан еще до вынесения приговора. И даже сама дата казни оказалась не вполне точной: современники и историки называли не только день 30 мая, но и 14 июня, 6 июля, а то и февраль 1432 года.
ЖИЗНЬ ТРЕТЬЯ. ФРАНЦУЗСКАЯ ПРИНЦЕССА Согласно еще одной легенде Жанна Д'Арк была не дочерью крестьян, а незаконнорожденным ребенком королевы Изабеллы, сводной сестрой короля Карла VII. Потому, собственно, и выжила. Эта версия могла бы многое объяснить. В частности, то, каким образом простая девушка заставила Карла VII не только принять и выслушать себя, но и поверить, что именно она спасет Францию. Поговаривали, будто незнакомая селянка открыла дофину какую-то важную тайну. Разные исследователи находили странным, что Жанна была до мелочей осведомлена о политической ситуации в стране, что она с детства владела боевым копьем (привилегия исключительно дворян, возведенных в сан рыцарей говорила на чистом французском языке без провинциального лотарингского акцента и столь небрежно, безо всякого почтения общалась с коронованными особами. Легенда о том, что Жанна Д'Арк называлась Орлеанской девой не только из-за освобождения Орлеана, но и из-зa причастности к королевскому Орлеанскому дому, возможно, имеет под собой некоторое основание. Дело в том, что королева Изабелла в 1407 году действительно родила незаконного ребенка (его отцом, по- видимому был герцог Людовик Орлеанский который вскоре умер. Могилу и останки этого младенца, чей пол не был отражен в исторических хрониках того времени, обнаружить не удалось. В подробном труде по истории Франции, увидевшем свет в XVIII веке, этот ребенок назывался сначала Филиппом, а в нескольких последующих переизданиях - Жанной. Имеются существенные разночтения и в том, сколько же на самом деле лет было Жанне Д'Арк, когда она взошла на костер. На допросах она однажды указала свой возраст ("примерно 19 лет" а в другой раз затруднилась ответить на этот вопрос. Между тем когда Жанна только познакомилась с Карлом VII, то сообщила, что ей "три раза семь лет". То есть она была несколько старше своего канонизированного возраста и вполне могла оказаться тем самым внебрачным ребенком королевы Изабеллы. Кроме того, кажется странным, что во время судебного следствия Жанна нигде не называет своей фамилии. Автор исследования "Судебная петля" Е. Б. Черняк упоминает, что Орлеанская дева почему-то совсем не хотела называть своих родителей. Только через месяц с лишним девушка заявила, что ее отцом является Жак Д'Арк, а матерью - Изабелла Роме. "Однако, - пишет историк, - это был единственный день, когда допрос велся неофициально и Жанна не присягала давать правдивые показания". Кстати, отец и мать Жанны не были приглашены на важнейшее событие в жизни дочери - коронацию Карла VII в Реймсе, да и вообще после ухода Жанны из семьи будто забыли о ее существовании. Тот же исследователь сообщает, что Жанну дважды подвергали медицинскому освидетельствованию. И оба раза осмотр проводили весьма высокопоставленные особы: сначала королевы Мария Анжуйская и Иоланта Арагонская, позже - герцогиня Бедфордская, родная тетя Карла VII. "Надо только представить сословные различия в средневековом обществе, - восклицает автор, - чтобы понять: честь, которой удостоилась Жанна, не могла быть оказана простой пастушке". Зачем же нужно было прятать внебрачного королевского ребенка в деревне Домреми? По-видимому, чтобы в нужный момент она вышла на политическую арену и сделала то, что должна была совершить: освободила Орлеан, короновала Карла VII, победоносно воевала против англичан. Возможно, именно эти вполне конкретные задачи ставили перед ней "голоса" (или гонцы политически активной королевы Иоланты, вскоре ставшей покровительницей Жанны?). Возможно также, что эта Жанна Д'Арк сообщалась с Третьим францисканским орденом - организацией, которая, по слухам, оказывала значительное влияние на английскую политику. Так кто же была Жанна Д'Арк: гениальный самородок, чувствовавший себя на равных с августейшими особами, или девушка, в чьих жилах текла голубая кровь? Сгорела она на костре или бежала, найдя убежище у своих сторонников, укрывшись, допустим, в замке герцога Бедфордского? Или, может, ее сводный брат король Карл VII предпочел интересы политики голосу крови и предал несчастную Жанну? Вряд ли мы когда-нибудь это узнаем. В любом случае очевидно: Жанна Д'Арк была фигурой, на которой сошлись политические и религиозные интересы того времени...

62408

Я тоже, кстати, поискал сейчас и нашёл.
Здесь три версии, почитал их, но не особо вникал.
Версия про "половые отклонения" можно найти, кажется, в книге Л.Гарднера "Святой Грааль( и тд и тп - не помню точно)"
Жанна д’Арк (1412 - 1431) Жиль де Рэ (1404 - 1440)
— героиня многих литературных произведений. Её исторический прототип – народная героиня Франции времён Столетней войны (1337 — 1453).
Уже при жизни Жанны о ней стали складывать легенды, в дальнейшем из сплава истории и преданий родился мифологический образ, столь же вариативный в художественных воплощениях, как образы древнегреческой или ветхозаветной мифологии.
Существует мнение, что легенда о Жанне — одна из величайших фальсификаций во французской истории, а, возможно, — самая крупная ложь такого рода. Этой точки зрения придерживается французский историк Робер Амбелен.
Героине приписывалось королевское происхождение, устойчивым был так же сюжет о чудесном спасении Жанны, якобы избежавшей костра. Мотивами разных интерпретаций стали коллизии биографии Жанны д’Арк: «дерево фей» в Домреми, первая встреча с Карлом VII , чудесное предвидение Девы. Судьба Девы и по сей день остаётся для нас загадкой. Существует много легенд и гипотез. Иногда литературный образ Жанны совпадает с историческим, иногда противоречит ему.
Вполне очевидно, что на всякий вопрос необходимо иметь ответ: существует ли в истории факт менее бесспорный и определённый, нежели смерть Жанны д’Арк? О полной страданий жизни кроткой пастушки из Домреми, приведшей своего короля в Реймс и спасшей свою родину, уже столько рассказано и пересказано самыми разными писателями, в том числе и великими, что подвергать сомнению её смерть кажется столь же нелепым, как и отрицать существование Наполеона.
Официальная версия
Личность легендарной Жанны д’Арк всегда вызывала большой интерес как у профессиональных историков, так и у людей, далёких от науки. Возможно, ещё и потому, что имя это было окутано тайной и попытки раскрыть её приводили исследователей к самым разным, подчас прямо противоположным объяснениям. Однако возобладала версия, ставшая официальной, согласно которой Жанна д’Арк, дочь пахаря, во время Столетней войны увлекла за собой народ, решив выдворить англичан из Франции. Девушке удалось добиться встречи с королём, который понял, что её вера в победу может поднять боевой дух в войсках. Жанне был выделен отряд рыцарей, во главе которого она отправилась в осаждённый врагами Орлеан. Через девять дней город был освобождён. С тех пор за Жанной закрепилось прозвище Орлеанская дева.
Слух о чудесной деве, посланной для спасения Франции, стремительно распространился по стране. Воины, шедшие за Жанной были исполнены воодушевления. Все надежды на освобождение люди связывали с чудом, и имя у него было – Жанна. Между тем Жанна освободила Реймс, в соборе которого по давней традиции короновались французские короли. Там был помазан на царство и дофин – теперь уже король Карл VII.
Народная война ширилась по всей стране. Но тут удача изменила Жанне. Она потерпела поражение под стенами Парижа, а вскоре, в 1430 году, у крепости Компьен попала в плен. Англичане и те из французов, которые были на их стороне, устроили в Руане судебный процесс против Жанны. Её обвинили в колдовстве. Она вела себя на допросе мужественно, а на каверзные вопросы отвечала удивительно благоразумно, создавая этим немалые трудности для следствия. Однако её признали виновной и 30 мая 1431 года сожгли на городской площади Руана. Ей было девятнадцать лет.
Гибель Орлеанской девы не повлияла на ход войны, изменённый благодаря победам Жанны. Англичане терпели одно поражение за другим и наконец, в 1453 году, были изгнаны из всех своих владений на материке. Только порт Кале оставался в их руках до середины XVI века.
Жанна д’Арк (ок.1413 – 1431 известная так же под именем Орлеанской Девы, крестьянская девушка из Домреми, в 1429 освободила Орлеан, осаждённый англичанами. Была предана взявшими её в плен бургундцами и сожжена в Руане по обвинению в ереси. Спустя пятьсот лет, в 1920 канонизирована католической церковью.
Нам известно, что в трудные для Франции времена, как и было предсказано, явилась Дева и спасла страну. Жанна была дочерью пахаря из деревни Домреми. В тринадцать лет она услышала голоса, которые приказали ей спасти королевство, ведущее изнурительную войну с англичанами. К этому времени из уст в уста передавалось некое предсказание, сделанное не то Мерлином, легендарным волшебником времён короля Артура, не то Бэдой Достопочтенным, известным хронистом, не то Эрминией Реймской. Оно гласило, что Франция, которую погубила женщина (имелась в виду Изабелла Баварская будет спасена некой Девой.
Жанне необходимо было увидеть короля. И после нескольких неудачных попыток она уговорила Робера де Бодрикура, управителя города Вокулер, дать ей свиту и направить ко двору. При дворе же после некоторых испытаний она доказала всем, что является именно той девой; а вернее – Девственницей, которая и должна спасти Францию. После ряда блестящих побед её захватили в плен англичане и, обвинив в колдовстве, сожгли как ведьму. Впоследствии она была реабилитирована, а в 1920 году причислена к лику святых.

Master_Mixa

Если не секрет, почему она тебе так интересна?

62408

Гипотеза Амбелена
«Легенда о Жанне д’Арк – одна из величайших фальсификаций во французской истории, возможно – самая крупная ложь такого рода», утверждает французский историк Робер Амбелен. Он считает: Жанна не была простой крестьянской девушкой, она не происходила из семейства д’Арков и получила прозвище Орлеанская не потому, что успешно защитила город Орлеан. Р. Амбелен выдвигает гипотезу: Жанна была особой королевской крови, принадлежала к Орлеанскому дому, младшей ветви королевских династий Валуа и Бурбонов, была сестрой французского короля Карла VII, не была сожжена на костре в 1431 году и после даты мнимой казни прожила ещё почти двадцать лет. Справедливости ради следует сказать, что так думал не он один, а многие исследователи истории Орлеанской девы; и то, что называют «гипотезой Амбелена», есть предположения многих историков разных поколений, собранные и откомментированные Амбеленом.
Существуют свидетельства, не укладывающиеся в официальную версию. Почти сразу за казнью в Руане поползли слухи, что Жанна д’Арк якобы сожжена не была, что её заменили другой женщиной и, судя по источникам, в то время мало кто верил в гибель Жанны.
Почему возникли эти слухи? Обычно осуждённые шли на костёр с открытым лицом и обнажённой головой, если не считать бумажного колпака, обмазанного сернистым составом. На этот раз лицо приговорённой было закрыто капюшоном. Далее. Накануне казни Жанну не соборовали, а в XIV и XV веках от этого никто не был освобождён, и преступник прежде всего. Освобождались только дети, и те, кто вёл праведную жизнь. Существуют расхождения даже в дате казни – французские летописцы называют 1431 год, английские – 1432. И всё-таки этого недостаточно, чтобы слухи упорно жили в народе, а потом перекочевали в труды учёных, обретая подчас в них поддержку и объяснения. Ведь обвинение в колдовстве, предъявленное ей, по тем временам неизбежно влекло за собой смертную казнь. Что же тогда питало их?
Необходимо вспомнить, что в ходе процесса Жанна заявила, что ей неведома её собственная фамилия. Тем не менее она сообщила имена своих родителей: Жак д’Арк и Изабелла д’Арк. Значит ли это, что сама она фамилию д’Арк не считала своей? Может быть, именно здесь кроется тайна, позволяющая объяснить многие неясности в истории Жанны? Так подумал Робер Амбелен, современный французский историк, и начал свои изыскания в истории Орлеанской девы. Они были небезуспешны, утверждает Стрельникова. Результат – его сногсшибательная версия: он пришёл к выводу, что официальная легенда о Жанне д’Арк – одна из величайших фальсификаций во французской истории, возможно – самая крупная ложь такого рода.
Прежде всего нужно бросить взгляд на семью д’Арков, в которой выросла Жанна, и выяснить, была ли это семья бедных землепашцев, как гласит официальная версия. Оказывается, это семейство ещё до XV века имело герб. Герб «землепашцев» – явление уникальное в средневековой Франции. Жак д’Арк родился в старинном рыцарском семействе, но ветвь, к которой он принадлежал, разорилась в результате Столетней войны и моровой язвы 1348 года и временно утратила дворянское звание.
В 1419 году Жак д’Арк был генеральным откупщиком и дуайеном Домреми, где он командовал лучниками местного ополчения. Его ежегодный доход составлял пять тысяч золотых франков – это немало, и семья д’Арков, несомненно, находилась на том же социальном уровне. Некоторые представители этого семейства уже в январе 1408 года служили при дворе Карла VI в Париже. Принадлежи Жанна к этому семейству, бедной простолюдинкой она никак бы не была. Но возникает вопрос: если Жанна не считала д’Арков родной семьёй, кто её настоящие родители?
Робер Амбелен полагает, что Жак д’Арк и Изабелла Роме не были родителями Жанны, и путём различных, довольно-таки хитроумных выкладок пытается доказать, что она была незаконнорожденной дочерью королевы Франции Изабеллы Баварской и родилась во дворце Барбетт 10 ноября 1407 года.
Он нашёл материалы? Из которых следовало, что 10 ноября 1407 года королева Изабелла Баварская, жена Карла VI, родила ребёнка. Согласно «Всеобщей истории Французского королевского дома», он умер в тот же день, в день своего рождения. В первом издании этого труда (1764год) ребёнка зовут Филиппом. Но шестью годами позже, в издании 1770 года, его заменила девочка по имени Жанна. В третьем издании (1783 год) это утверждение повторяется без всяких попыток объяснить странную «опечатку».
Карл VI не был отцом этого ребёнка: он уже давно не выносил вида Изабеллы Баварской, которая в ту пору была любовницей его брата, Луи Орлеанского. Умерший, по официальной версии, ребёнок, отвезённый якобы в Сен-Дени и погребённый в часовне Карла V, вполне мог быть найден на пресловутых «скамейках для подкидышей» у входа в церковь, как это часто случалось в то время. Так рассуждает Амбелен. Итак, поставив вопрос о происхождении Жанны, Амбелен ищет ответ на него.
В 1429 году в Шиноне Жанна встретилась с Карлом VII. Девушка была принята с почестями и приветствовала короля в соответствии со всеми принятыми обычаями, как если бы она всю жизнь провела при дворе. Вряд ли простой крестьянке это было бы по силам. Ей определили личный штат и военную свиту. Появился у Жанны и секретариат в составе трёх секретарей. Ей пожаловали двенадцать строевых лошадей и предоставили право иметь свой боевой стяг, что было привилегией знатных сеньоров – баннеретов.
Ещё задолго до освобождения города Орлеана Жанна была известна как Орлеанская Девственница. Так называет её архиепископ Амбренский в письме к Карлу VII, написанном в марте 1428 года, то есть когда она ещё не покинула Лотарингию. Может быть, это намёк на её происхождение: она «дочь» Орлеанского дома?
Но это ещё не все факты, которые привлекает Амбелен в поисках ответа. Она была награждена «золотыми шпорами», которые могли носить только рыцари, получившие традиционное посвящение в это звание. И вручал их ей Карл VII. Имела она и доспехи, оплаченные королевским казначейством. Кроме того, у Жанны был меч, принадлежавший когда-то Луи Орлеанскому, а также боевой топор, специально изготовленный для неё, ибо на нём выгравирона буква «J» – первая буква её имени, – увенчанная короной.
Карл VII предоставил Жанне и ещё одну привилегию: право помилования. Впервые за всю историю Франции такой исключительной привилегией владела нецарствующая особа и, более того, женщина, которая даже не исполняла обязанностей регента. Можно ли было оказать все эти почести дочери пахаря? – спрашивает себя историк. Для «девушки из народа» обладание инициалом, увенчанным короной, – не самая обычная вещь на свете. Корона эта фигурирует и в гербе, которым Карл VII наделил Жанну в своей грамоте от 2 июня 1429 года.
Взгляд Амбелена становится ещё более пристальным. Сразу по приезде в Шинон Жанна обзавелась пышным гардеробом, куда входила очень богатая мужская и женская одежда. Это было бы естественно, но его внимание привлекают цвета тканей, из которых она сшита, – это цвета Орлеанской династии.
В Нанси она поразила герцога Карла Лотарингского своим умением ездить верхом, за что получила в подарок чёрного скакуна. В Шиноне – изумила Карла VII и его кузена, герцога Алансонского, показав своё мастерство в боевых играх. Мужичка, о которой толкует официальная легенда, размышляет Амбелен, конечно, не смогла бы держаться как знатная дама. Жанне как будто никогда не присваивали дворянского звания, но гербы, которыми её наделяли, говорили сами за себя – в глазах окружения Карла VII она была благородного происхождения.
В пользу своей гипотезы Амбелен предъявляет генеалогическое древо Жанны. Предки и ближайшие родственники Жанны страдали галлюцинациями, некоторые вообще впадали в безумие, а её предполагаемый отец, Луи Орлеанский, обладал, судя по всему, даром ясновидения (известно, что он «увидел» картину своей гибели задолго до убийства). Амбелен предполагает, что Жанна страдала зрительными и слуховыми галлюцинациями, которые со временем ослабели и, вероятно, исчезли. Однако судьи в Руане и парижские инквизиторы предпочли вести речь о колдовстве. Вероятно, склонность Жанны к ясновидению передалась ей от отца.
Современные исследователи паранормальных явлений сказали бы, что речь идёт о так называемой прекогниции. Однако враги Жанны настаивали на сглазе, магии, вмешательстве нечистой силы. И в итоге 31 мая 1431 года Жанну сожгли на костре. Ничего подобного, утверждает Амбелен.
Ещё в те времена народная молва утверждала, что Жанна не была сожжена. Если идти дальше в этом направлении, тогда вполне можно предположить, что именно знатность Жанны позволила ей избежать костра. Существует немало свидетельств, утверждающих, что через четыре года после возвращения из плена Жанна была узнана Карлом VII.
Более того, в 1436 году она выходит замуж за графа Робера д’Армуаза. Существовал брачный контракт вышеназванного графа и Жанны – Девственницы Франции. По словам Альбера Байе, профессора в Эколь де От Этюд, историка, в 1907 году он держал в руках этот документ во Френ-ан-Вуавр. Он отметил, что подпись жены Робера д’Армуаза была совершенно идентична подписи на письме Жанны д’Арк жителям Реймса, датированном 16 марта 1430 года.
О том, что граф д’Армуаз был женат именно на Жанне д’Арк, свидетельствуют и другие документы. Известно и место, где находилась Жанна в течение четырёх лет после мнимой казни в Руане. Это замок Монротье. В главной башне его было помещение, которое именовалось тюрьма Девственницы. Дни своего заключения пленница отмечала чёрточками, вырезанными в оконном проёме, которые соответствуют именно четырём годам – тому времени, которое Жанна Девственница должна была провести в неизвестном месте, прежде чем она стала Жанной д’Армуаз.
В 1439 году она вновь встречается с Карлом VII в Орлеане. После этого свидания у Дамы д’Армуаз не было больше никаких неприятностей. Во время этого пребывания она свободно разъезжала по городу Орлеану, и приёмы следовали один за другим. Об этом свидетельствуют «Счета Орлеанской крепости». Эти документы, по мнению Амбелена, существовали ещё в 1969 году.
Амбелен ищет и находит и другие доказательства тождества Дамы д’Армуаз и Жанны Девственницы. Дама д’Армуаз имела такой же боевой и самовластный характер, что и Девственница. После возвращения из плена она принимает активное участие в военных походах. В 1436 году ей захотелось встать на сторону одного из двух претендентов на пост архиепископа в Трире. Об этом сообщает Жан Нидер, летописец того времени, в своём труде «Формикориус», написанном в 1437 году, то есть на следующий год после названных событий.
И ещё важный факт. Начиная с визита, нанесённого Дамой д’Армуаз в августе – сентябре 1439 года, город Орлеан прекратил ежегодные обедни за упокой души той, которую считали погибшей в Руане. Может быть, все, у кого она жила, кто мог приблизиться к ней в 1439 году, были отныне уверены, что она жива и здорова? Особые приметы (красное пятно за правым ухом) и шрамы от старых ран составляли часть её внешнего облика. И конечно же, голос и осанка давали возможность опознать её.
Скончалась Жанна в 1449 году. Детей у неё не было. Могила её находилась в деревушке Пюллиньи. Ещё в прошлом веке можно было увидеть надгробие с соответствующими надписями. Но когда началась подготовка к прославлению Жанны, изображение было сбито. Впрочем сохранились фотографии надгробной плиты с изображением доспехов Жанны.
На доске была следующая надпись: «Здесь покоится тело Жанны д’Армуаз с её драгоценностями, а также тело её мужа, рыцаря Робера д’Армуаза в его доспехах». Есть свидетельство, что рядом с могилой на камне свода был высечен герб Девственницы. Во время французской революции (по декрету 1793 года) он был сбит.
Мы не знаем и скорее всего никогда не узнаем, истинны или ложны построения Робера Амбелена. В конце концов на каждый его тезис можно найти соответствующий антитезис. Ведь все его конструкции базируются на единственном допуске – о королевском происхождении Жанны.

nikozavr

Что бы мы делали без людей у которых интернет!

62408

Гипотеза Деко
Спустя пять лет после того, как Жанна д’Арк была сожжена на рыночной площади в Руане, в Гранж-о-Зорме, что неподалёку от Сен-Привей, в Лотарингии объявилась некая неизвестная. Когда у неё спросили, как её зовут, она ответила, что её имя Клод. Она разыскивала двух братьев Орлеанской девы, «один из которых, как сообщает летописец, был рыцарем и звался мессиром Пьером, а другой – оруженосцем по прозвищу Жан Маленький». Поиски увенчались успехом. И, когда братья увидели её, они очень удивились. Неизвестная как две капли воды походила на Жанну, их покойную сестру! Они принялись её подробно расспрашивать. Неизвестная сказала, что она и вправду Жанна, Орлеанская дева. И братья признали её.
Так начинается одна из самых удивительных страниц в истории Франции, пишет Деко, где нет никакого вымысла, а, напротив, есть почти бесспорные факты. В летописи, составленной настоятелем церкви Сен-Тибо, в Меце, можно найти вот какие невероятные строки – они были написаны в 1436 году, то есть через пять лет после того, как в 1431 году Жанну сожгли на костре: «В оном году, мая ХХ дня явилась Дева Жанна, которая была во Франции...»
В конце мая 1436 года эта девица объявилась в окрестностях Меца. Там она встретилась с сеньорами, которые поразились её сходству с сожжённой Девой. Народ собрался отовсюду. Чудесная весть облетела всю Лотарингию. И бывшие сподвижники Жанны отправились в Мец, чтобы изобличить самозванку. Но, оказавшись лицом к лицу с той, которая называла себя Девой, они падали перед нею ниц и, обливаясь слезами, целовали ей руки. Так поступили сир Николь Лов, рыцарь, сир Николь Груанье. Слова девицы убедили всех в том, что она говорила правду. Начиная с этого времени можно без труда проследить пути её странствований. Насладившись поистине королевским гостеприимством герцогини Люксембургской, Жанна отправилась в Кёльн – к графу Варенбургскому, одному из самых могущественных сеньоров Рейнланда, который объявил себя её ревностным сторонником.
Для того, чтобы сильные мира сего поверили, что она действительно та, за которую себя выдавала, Жанне, надо полагать, приходилось подробно объяснять им, как ей удалось избежать казни. На самом же деле ничего подобного не было. Жанна могла сколько угодно рассказывать о своих подвигах, но о том, как ей посчастливилось спастись от костра, она хранила полное молчание. Когда заходил разговор о её чудесном избавлении, она предпочитала говорить загадками, утверждает Деко.
По возвращении в Люксембург Жанна завоевала сердце лотарингского сеньора сира Робера Армуазского. Он попросил её руки. Жанна согласилась. Они сыграли пышную свадьбу. Об этом имеется два свидетельства – их подлинность, по мнению Деко, несомненна. В купчей от 7 ноября 1436 года, упомянутой доном Кальме в «Истории Лотарингии»,говорится: «Мы, Робер Армуазский, рыцарь, сеньор де Тишимон, передаём в полноправное пользование Жанне дю Ли, Деве Французской, даме означенного де Тишимона, всё, что будет перечислено ниже...»
Другое свидетельство – два герба, сохранившихся на стене главного зала замка Жолни, в Мерт-и-Мозеле. Но можно ли считать, что подобное признание стало венцом славы новоявленной Жанны? – спрашивает Деко и отвечает: никоим образом. Вслед за частными лицами её признал весь город.
Ни в одном из упомянутых документов не высказано ни малейшего сомнения по поводу личности Жанны. О Деве, сожжённой пять лет тому назад, в них говорится так, как будто она действительно была жива. Слухи о честолюбивых устремлениях Жанны не могли не дойти до Карла VII. Об этом свидетельствуют многочисленные послания, которые она то и дело отправляла с гонцами к королю. Но король и не думал удостоить её ответом. Так прошли месяцы и годы. В конце концов Жанне Армуазской, успевшей за это время, по словам Деко, родить своему мужу двух сыновей, как видно, наскучило праздное существование у семейного очага, так не похожее на её былую жизнь. В 1439 году она решила отправиться в Орлеан – город, навсегда связанный с именем Жанны, её победами и славой. Её признали в Орлеане и принимали так, как она мечтала.
Все эти признания кажутся Деко столь невероятными, что самое время задать главный вопрос: действительно ли Жанна Армуазская была Жанной д’Арк? Быть может Орлеанской деве и вправду удалось избежать костра?
Время от времени в свет выходят труды, в которых приводятся как уже известные доводы, так и совершенно новые. Несколько лет назад Жан Гримо попробовал связать эти труды воедино и опубликовал книгу, которая так и называется – «Была ли сожжена Жанна д’Арк?»
Если историки смеют утверждать, пишет Деко, что Жанна д’Арк смогла избежать смерти, значит, они должны объяснить и доказать, как это могло случиться. А то, что Жан Гримо и его последователи составляют в учёном мире меньшинство, ничего не добавляет к сути дела и ничего не убавляет. Деко внимательно и беспристрастно рассматривает доводы Жана Гримо и его учеников и пытается так же беспристрастно сделать собственные выводы.
Сторонники Жанны Армуазской решительно отрицают любое предположение, даже намёк на то, что она была самозванка. Деко признаёт, что, связанные воедино, документы, касающиеся их героини, производят неизгладимое впечатление. Но что это за документы? – задаёт он вопрос. Прежде всего летопись настоятеля церкви Сен-Тибо, содержащая свидетельства обоих братьев Жанны д’Арк, мессира Пьера и оруженосца Жана Маленького, а также сиров Николя Лова, Николя Груанье, Жоффруа Декса, герцогини Люксембургской, многих жителей Меца и графа Варенбургского.
Самый впечатляющий документ – отчёты крепости города Орлеана. Именно в них содержатся основные доказательства – свидетельства о прибытии в город одного из братьев Жанны и двух герольдов, доставлявших письма Жанны, о появлении в городе самой Жанны, о проведении церемониальных шествий в память о казнённой Жанне и об упразднении этих торжеств после прибытия в город Жанны Армуазской. Кроме того, можно привести архивы города Тура, где говорится о посещении города графиней Армуазской.
Наконец, следует упомянуть о гербе в замке Жолни, который, конечно же, не висел бы там, не будь Жанна Армуазская официально признана Жанной д’Арк. Жан Гримо писал: «Отношение Робера Армуазского и всей его родни, хорошо известной в Лотарингии, дары, преподнесённые братьям дю Ли, посланникам графини Армуазской, высокие почести, которыми их удостоили, и невозможность массовой галлюцинации у жителей Орлеана – все эти бесспорные факты начисто опровергают точку зрения тех, кто считает Жанну Армуазскую самозванкой. Летопись настоятеля церкви Сен-Тибо, архивы Орлеанской крепости, нотариально заверенные бумаги – всё это есть единое и нерушимое доказательство подлинности её личности; всё это с лихвой перевешивает любые предположения, основанные на вероятности.»
Допустим, – рассуждает Деко, что графиня Армуазская и Жанна д’Арк – одно лицо. Отсюда вытекает важный вывод: Жанна не была казнена. Каковы же доводы тех, кто считает, что казнь Орлеанской девы – всего-навсего хорошо разыгранный спектакль? Что мог видеть народ во время казни? Немного. В тот день на рыночную площадь Руана согнали восемьсот воинов, вооружённых мечами и булавами. И на площади был установлен такой порядок, что ни у кого не хватило бы смелости приблизиться к осуждённой и заговорить с нею. Казнь была назначена на восемь часов утра. Но осуждённую, идущую на костёр, народ увидел только в девять. На ней был огромный колпак, спущенный до середины носа и скрывавший её лицо почти целиком; а нижняя часть лица, утверждает летописец, «была сокрыта под покрывалом». Что означал этот странный маскарад? Зачем понадобилось скрывать лицо жертвы, если ею действительно была Жанна? В тот день в Руане сожгли женщину. Однако нет никаких доказательств того, что этой женщиной была Жанна, пишет Деко. Стало быть, её могли подменить.
Историк Марсель Эрвье утверждал, что в её темнице был подземный ход, через который она, вероятно, и сбежала. Далее он уточняет, что его утверждение основано на документах следственной комиссии, где подробно описана обстановка места происшествия. Жан Гримо говорит, что подземный ход был «тайным местом», где герцог Бэдфорд встречался с Жанной, о чём ясно сказано в судебном протоколе по этому делу. Конечно, пишет Деко, можно допустить, что Жанна бежала или что её подменили. Равно как и то, что она вдруг объявилась пять лет спустя. Таким образом, не остаётся ни одного довода против того, что Жанна осталась жива и что она и графиня Армуазская – одно и то же лицо. Но увы! Против гипотезы Жана Гримо и его последователей в газетах и журналах стали появляться статьи Мориса Гарсона, Р. П. Донкера, Филиппа Эрланже, Шарля Самарана и Регины Перну.
Что же касается признаний, то можно вспомнить, что во всех подобных историях самозванцев, как правило, всегда встречали с распростёртыми объятьями. Так было в случае со лже-уорвиками, лже-дмитриями, лже-людовиками XVII. Но как же быть с тем, что неизвестную признали родные братья Жанны? – спрашивает Деко и отвечает цитатой Анатоля Франса: «Они верили в это, потому что им очень хотелось, чтобы это было именно так».
Деко пытается разрешить самую главную загадку этой истории – казнь Жанны. Как известно, когда Жанну вели на костёр, на голове у неё был бумажный колпак, якобы наполовину скрывавший её лицо. Это кажется маловероятным. В действительности было принято осуждённым на костёр потехи ради нахлобучивать колпаки набекрень. Точно так же «украсили» и голову Жанны. Из сообщений «Парижского обывателя» известно, что в августе 1440 года народ мог лицезреть во дворце, при королевском дворе женщину, которая в присутствии судебных властей громким и чётким голосом призналась, что выдавала себя за Жанну д’Арк, что она не дева, что она обманным путём вышла замуж за благородного рыцаря, родила ему двоих сыновей и что теперь она глубоко раскаивается в содеянном и молит о прощении. Так на глазах у изумлённых парижан разрушилась великая легенда, утверждает Деко. Описание самозванки совпадает с обликом Жанны Армуазской.

Timoha

Амбелен - это типа французский Фоменко ...
да, версий много, но правда, как всегда, останется неизвестной.

phoenixw

Из достоверных источников стало известно, что Жанна д'Арк умерла.

sergei1207

Ага. А кое-кто каждую весну сжигает чучело Жанны Орлеанской...

phoenixw

Ну, в общем, перестраховаться никогда не помешает...

sergei1207

Однозначно!
Saint George for merry England!
Еще есть тема каждый год вешать по французу....

phoenixw

Правильно!
Повесить, снять, положить в холодильник, а на следующий год опять повесить!

sergei1207

Нее.... На следующий год можно нового повесить.... Свежего...
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: