Клан и его план.

kondreu

Financial Times : Они раскрасили лица в цвета российского триколора, пели старые советские песни и размахивали флагами. Они кричали "Ура!", когда президент Владимир Путин в пиджаке и черной водолазке пообещал России еще более блестящее будущее. И улюлюкали, когда он предостерег, что враги внутри и вне страны строят козни, чтобы не допустить этого будущего.
Здесь – неделю назад, на московском стадионе в Лужниках, на пропутинском митинге с участием пяти тысяч человек, были явлены все противоречия путинской России: гордость своей страной и уверенность в себе, вновь обретенные после экономического спада 1990-х, сочетающиеся с парадоксальным, едва ли не параноидально подозрительным отношением к Западу.
Митинг стал ключевым событием одной из самых жестко контролируемых с советского времени избирательных кампаний в России – кампании, которая уже навлекла на себя критику из-за рубежа и бойкотируется ведущей европейской организацией, осуществляющей мониторинг выборов. Выборы в нижнюю палату парламента, которые состоятся в это воскресенье, знаменуют начало решающей двухступенчатой процедуры передачи власти – всего лишь второй после распада СССР. Через три месяца состоятся президентские выборы, после которых Путин – по крайней мере, так требует конституция – должен сложить с себя полномочия по истечении второго президентского срока.
Теперь кажется вероятным, что эти выборы будут знаменовать не окончание эпохи Путина, а переход в какую-то новую фазу, когда Путин сохранит за собой доминирующее положение, пусть даже в иной роли. Его решение возглавить список прокремлевской партии "Единая Россия" превратило парламентские выборы в референдум по вопросу о его популярности и сделало их, пожалуй, не менее важными, чем президентские выборы в будущем году, а вопрос о том, кто станет следующим президентом, – не столь основополагающим, как прежде.
(Далее газета приводит прогноз, который, согласно российскому законодательству, запрещен к публикации в преддверии парламентских выборов РФ. Эта часть статьи будет опубликована после 2 декабря 2007 года. – Прим.ред.) Эти результаты могут стать для Путина опорой, благодаря которой ему и в дальнейшем удастся оказывать влияние – хотя он пока не объявил, каким образом будет это делать. Возможно, Путин станет премьер-министром (как он сам намекал) или спикером парламента, возглавит "Единую Россию" или сделается кем-то типа неофициального "национального лидера". Возможно, он все-таки останется в качестве президента на третий срок, если будет изыскан способ обойти конституциональный запрет, или вернется на этот пост позднее. Сегодня Путин должен выступить с телевизионным обращением, в котором он, возможно, отчасти раскроет свои планы и даже объявит, на ком остановил выбор в качестве преемника.
Однако россияне и иностранные наблюдатели расходятся во мнениях относительно того, идет ли путинизм во благо России. Строго говоря, сегодня лишь немногие деятели мировой политики вызывают столь разнородные реакции, как Путин. К его сторонникам принадлежит не только большинство населения – даже если рейтинг Путина повышается искусственно, благодаря покорным СМИ – но и многие инвесторы, вкладывающие деньги в России. Они полагают, что под руководством Путина произошла поразительная метаморфоза по сравнению с концом 1990-х, когда Россия почти обанкротилась, находилась под властью олигархии алчных магнатов и оказалась на грани распада.
Пропутинский лагерь воспринимает грядущие выборы как способ уполномочить Путина на то, чтобы он завершил экономическую модернизацию России и привел страну – постепенно, в отличие от методики "большого взрыва", которую попытались применить в 1990-х, – к более открытой и демократичной политической модели.
"В нем будут видеть спасителя российской нации, – говорит Влад Собелл, экономист из лондонского Daiwa Institute of Research. – Когда он пришел к власти, Российская Федерация практически разваливалась в политическом и экономическом отношении. Процесс этого двойного распада был повернут вспять".
Противоположный лагерь, к которому относится часть российской либеральной интеллигенции, организации гражданского общества, многие представители западных правящих кругов и аналитических центров, полагает, что Путин свернул демократические преобразования и развернул Россию назад, к ее многовековому авторитаризму. Российская продемократическая оппозиция, оттесненная на обочину, утверждает, что нынешние выборы завершат процесс реставрации однопартийной системы, руководимой беспощадными бывшими сотрудниками КГБ, к числу коих принадлежит и президент.
Некоторые из тех, кто работал бок о бок с Путиным, теперь стали его самыми ярыми критиками. Михаил Касьянов, четыре года занимавший пост премьер-министра (его отстранили в 2004 году говорит, что выборы узаконят "узурпацию" власти кругом Путина. Андрей Илларионов, в 2005 году уволившийся с должности советника президента по экономическим вопросам, предостерег, что выборы приведут к "абсолютизму", отметив: "Сущностью этого режима станет концентрация беспрецедентной и абсолютной власти в руках одного человека".
Так подтверждает ли суровый контроль властей над этими выборами аргументы критиков Путина, говорящих, что в России погибло открытое демократическое общество, – или есть какие-то шансы сформировать его в среднесрочной перспективе? Кампания определенно высветила уродливую сторону режима. Поскольку с 1999 года российская экономика в реальном исчислении выросла более чем на 70%, в частности получив более 750 млрд долларов дохода от продажи энергоносителей, правительство теоретически могло бы благодаря своим заслугам обеспечить себе победу на свободных и честных выборах.
Вместо этого, утверждают оппоненты, Кремль вывел "управляемую демократию", сформированную на предыдущих выборах, на новый уровень. Он сделал все возможное, чтобы обеспечить преимущества "Единой России" путем манипулирования средствами массовой информации и использования "административного ресурса" – поддержки со стороны местных властей, милиции и судов.
Некоторые оппозиционные партии не допущены к участию в выборах; другие жалуются на постоянные грязные уловки. На немногочисленных демонстрациях оппозиционной коалиции "Другая Россия", состоявшихся в прошедшие выходные в Москве и Санкт-Петербурге, было задержано более 200 человек, в некоторых случаях – с применением насилия. Экс-чемпион мира по шахматам, а ныне лидер "Другой России" Гарри Каспаров был на пять дней заключен в тюрьму за нарушение общественного порядка; Борис Немцов, в 1990-е годы являвшийся вице-премьером, а на прошлой неделе выдвинутый кандидатом в президенты либеральной партией "Союз правых сил", также был ненадолго задержан.
"Господство государственной партии стопроцентно, – говорит Григорий Явлинский, лидер либеральной партии "Яблоко". – Очень сложно организовать хотя бы несколько очагов сопротивления".
Помимо партии "Единая Россия" и пропутинского молодежного движения "Наши", Кремль спонсирует создание еще одного массового движения под названием "За Путина" – по-видимому, пытаясь расширить круги, на которые мог бы опираться президент. Оппозиционные партии раскопали документы, из которых следует, что некоторые участники митингов "запутинцев", гипотетических являвшихся инициативой снизу, сделали это по приказу.
Однако некоторые из тех, кто не принадлежит к российской оппозиции, утверждают, что поведение властей указывает не на их решимость выстроить новый тоталитаризм, а на желание преодолеть период, который, по-видимому, чреват большими опасностями, одновременно сохранив достижения последних лет. Действия властей также отражают сомнения и неуверенность в силе и стабильности путинской политической структуры, которые оспаривают видимость четко срежиссированного митинга сторонников президента, который прошел на прошлой неделе.
"Режим не столько пытается создать однопартийное государство, сколько проявляет неуверенность и паранойю, и Западу следует попытаться это понять", – говорит Собелл. Аналитик Carnegie Moscow Centre Дмитрий Тренин утверждает: многое из происходящего является реакцией на действия Запада. По словам Тренина, обличительные заявления Путина на прошлой неделе о попытках зарубежных сил устроить в России "цветную революцию" основаны на заблуждении, но глубоко прочувствованы.
Если смотреть из Москвы, то "оранжевая революция" на Украине и "революция роз" в Грузии были не спонтанными восстаниями против непопулярных в народе режимов, а государственными переворотами, совершенными по приказу США и профинансированными олигархами 1990-х годов, ныне эмигрантами – например, Борисом Березовским, живущим в Лондоне. Их задачей было не столько создание демократических институтов, сколько распространение западного влияния.
"Сегодня в России абсолютно нет никакой базы для чего-либо подобного "оранжевой революции", – говорит Тренин. – Но, на взгляд Кремля, вопрос не в этом. Революцию можно нанять – нанять толпу и подтолкнуть ее к революции. Если не бороться против таких попыток и не пресекать их в зародыше, они имеют тенденцию распространяться".
Шаги по ограничению деятельности международных наблюдателей, возможно, связаны с ролью, которую наблюдатели сыграли на Украине в 2004 году, где они помогли Виктору Ющенко заявить о фальсификациях и в итоге добиться победы. На этой неделе Путин высказал утверждение, что отмена миссии Бюро по демократическим институтам и правам человека ОБСЕ – это инспирированная США попытка подорвать легитимность выборов.
Возможно, еще одним фактором, усиливающим неуверенность Кремля, является тайная междоусобная борьба между разными "кланами" сторонников Путина. Согласно одной из теорий, президент хотел уйти из политики, но счел своим долгом остаться, опасаясь, что без его роли арбитра разногласия между кланами могут вылиться в форменную войну.
Эта теория возникла после того, как в октябре одна из московских газет опубликовала экстраординарное открытое письмо Виктора Черкесова, союзника Путина и его бывшего сослуживца по КГБ, возглавляющего ныне могущественное российское управление по борьбе с распространением наркотиков. Черкесов сообщил о "войне" между враждующими фракциями в спецслужбах. Письмо было написано после ареста нескольких сотрудников ведомства Черкесова, расследовавших дело о коррупции, в котором, по версии следствия, замешаны работники ФСБ (организации, пришедшей на смену КГБ).
В этой ситуации Путин, по-видимому, разрядил напряженность, осуществив кадровые перестановки и тем самым изменив баланс сил нескольких ведомств. Но на прошлой неделе, возможно, имел место еще один симптом подковерной политической борьбы – был арестован Сергей Сторчак, заместитель министра финансов. Ему предъявлены обвинения в сговоре с целью хищения 43 млрд долларов из государственной казны.
Письмо Черкесова, предостерегающее от опасности такой междоусобицы, одновременно рисует показательную картину того, как видят страну люди, имеющие реальную власть. Россия, как написал Черкесов, в конце 1990-х падала в бездну, но зацепилась за "крюк". Этот крюк являли собой "chekisti" – бывшие сотрудники спецслужб во главе с Путиным, которые создали нечто типа "корпорации" ради спасения России. Затем Черкесов обрисовал три возможных сценария развития России.
"Первый и наиболее благоприятный" состоит в том, чтобы "преодолеть корпоративизм" и создать "нормальное гражданское общество". Второй – "достроить корпорацию", дабы обеспечить долговременную стабильность – иначе говоря, это авторитарная модель. Третий – разрушить корпорацию, как требуют оппоненты, что, по словам Черкесова, снова ввергнет Россию в хаос.
Однако можно ли воспринимать всерьез заявления о строительстве гражданского общества, когда они исходят от людей с прошлым в КГБ? По крайней мере, такие разговоры ведет не только Черкесов. На встрече с иностранными экспертами еще до начала избирательной кампании Путин изложил собственную концепцию. "Я много думаю над тем, как должна строиться жизнь России после 2008 года и дальше, и я не вижу никакого другого стабилизирующего страну инструмента, кроме как демократия и многопартийная система, – сказал он. – Мы не можем строить будущее России, связывая судьбу многомиллионной страны с одним человеком либо с группой лиц".
Возможно, в будущем возникнет давление со стороны факторов, которые Кремлю станет трудно игнорировать. Один из богатейших российских бизнесменов, попросивший не называть его имени, выразил мнение, что в данный момент бизнес в целом поддерживает контролируемую передачу власти, так как она гарантирует стабильность. "Но рано или поздно принципы гражданского общества со всеми его институтами должны обрести в нашей стране реальность", – добавил он.
Развитие событий будет зависеть не в последнюю очередь от того, какова будет новая роль Путина, сможет ли он сдержать фракции "твердолобых" и насколько хорошо поладит со следующим президентом. Любой вариант, не предполагающий, что Путин сам останется на этом посту, будет подразумевать некую форму коллегиальной власти в стране, которая традиционно предпочитает иметь одного сильного лидера.
До сих пор возможно, что выборы, назначенные на это воскресенье, и грядущая президентская гонка окажутся всего лишь "линией наибольшего отлива" во временном отступлении от свобод, завоеванных россиянами в 1990-е годы, а не знаком окончательного скатывания к автократии. Но, как признают даже некоторые сторонники Путина, если России и суждено демократическое будущее, теперь ей придется проделать к нему более долгий путь, чем раньше.

Arthur8

короче, надо голосовать за КПРФ(все равно не выберут чтобы хотябы они знали, чувствовали, что им дышат в спину...

Koldunel

заголовок порадовал =)

oxi25

Согласен. при отсутствии графы против всех - один из немногих вариантов показать власти, что политика ЕР страну в рай не превратила

katrinmania

Arthur8

ага
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: