Спутник как предостережение ("Los Angeles Times", США)

sever576

Москва первой вышла в космос, чтобы перед лицом провокации со стороны США показать военную силу. Прошло пятьдесят лет - и снова начинается то же самое
Мэтью Бжезинский (Matthew Brzezinski 30 сентября 2007
Мало кто в Америке слышал о человеке по имени Сергей Павлович Королев. Однако именно благодаря ему было создано НАСА; именно благодаря ему мы попали на Луну. Именно благодаря этому таинственному русскому в нашей стране появились федеральные кредиты на высшее образование; именно благодаря ему игры Национальной футбольной лиги мы можем смотреть по DirecTV.
'Главный конструктор' - именно эти слова стали именем Королева, реальная информация о котором была государственной тайной Советского Союза, - практически в одиночку начал мировую ракетно-космическую гонку. В очень большой степени из-за этого упертого человека, выжившего в сталинском ГУЛАГе, хоть и потерявшего в сибирских лагерях все зубы и чуть не самое жизнь, в 1960 году Республиканская партия проиграла выборы в Белый дом, а Линдон Б. Джонсон (Lyndon B. Johnson напротив, прошел вместе с Джоном Ф. Кеннеди и в конце концов стали тридцать шестым президентом Америки.
Ибо все эти события есть не что иное, как даже не самые крупные последствия запуска крошечного советского Sputnik'а, созданного под руководством Королева 50 лет назад и 4 октября 1957 года выведенного в космос. Этот запуск вызвал в США панику, последствия которой мы ощущаем до сих пор. Главным источником страха, впрочем, была не этот алюминиевый шарик, а огромный носитель, на котором он вылетел в космос - первая в мире межконтинентальная баллистическая ракета. Это 183-тонное оружие давало бывшему Советскому Союзу возможность за несколько минут уничтожить любой город на Земле - в то время это была возможность, которой не было ни у кого. Впервые за всю историю Америки ее территория стала уязвимой для нападения иностранного государства.

Для кремлевских хозяев Королева спутник никогда не был средством исследования космоса или победы в его освоении. Это была демонстрация военной мощи, с помощью которой они рассчитывали догнать - и перегнать - Вашингтон, не раз до этого увлекавшийся выставлением напоказ собственной силы. 'Нам и надо-то - только поменять боеголовку', - сказал советский лидер Никита Хрущев - так, на всякий случай, если кто не понял.
В 'спутниковом кризисе', вызванном осознанием того ужасающего факта, что у Советского Союза вдруг появилось новое современное оружие, по своей разрушительной силе превосходящее все, что есть в американском арсенале, содержится немалая доля горькой иронии. Еще бы - ведь кризис стал в очень большой степени порождением политики самого Вашингтона, ярким примером того, как даже самые лучшие намерения политиков могут иногда обернуться понятно чем.
Корни того кризиса уходят в 1953 год, когда на волне обещаний оградить страну от коммунистической угрозы в Белый дом триумфально вошел Дуайт Д. Эйзенхауэр. Под пристальным оком Джона Фостера Даллеса (John Foster Dulles ястреба в шкуре госсекретаря, была разработана новая оборонная доктрина по борьбе с 'красной угрозой', уже подмявшей под себя Восточную Европу и постепенно заражавшей своими бациллами Азию. По 'доктрине Айка', США больше не собирались ввязываться в 'малые войны' типа корейской. Но они собирались готовиться к 'тотальной войне' - всеобщему ядерному холокосту, призрак которого, по словам Даллеса, должен был 'в достаточной мере запугать врага, чтобы он не думал об агрессии'.
И вот, чтобы держать Советы в узде и достаточном страхе, Стратегическое командование ВВС начало систематическую и постоянную кампанию преследования и запугивания. Американские самолеты каждый день поднимались со своих баз по всему миру и входили в советское воздушное пространство, нащупывая слабые места в радарной системе русских. На масштабнейшие учения с угрожающими названиями вроде 'Операция 'Центр силы'' (Operation Powerhouse) поднимались сотни нагруженных атомными бомбами стратегических бомбардировщиков и летели через Атлантику на Москву. В последнюю минуту они обычно отворачивали назад - но были и такие учения, когда самолеты В-47 целыми эскадрильями поднимались с баз в Гренландии и среди бела дня через Северный полюс залетали в полном боевом порядке глубоко в Сибирь.
- Если бы нам чуть-чуть повезло, мы бы таки начали Третью мировую войну, - сказал, как известно, генерал Кертис ЛеМэй (Curtis LeMay командующий СК ВВС. Также известно, что русские юмора не поняли. Хрущев раздраженно ответил, что если бы Советы сделали то же самое, 'война точно бы началась'.
В течение этой кампании, целью которой была демонстрация подавляющего превосходства Америки в воздухе, Соединенные Штаты более 10 тысяч раз нарушили советское воздушное пространство. За это же время наш термоядерный арсенал увеличился в десять раз; ЛеМэй открыто говорил о том, что в соответствии с даллесовской доктриной массированного возмездия должны погибнуть 60 миллионов советских граждан. Кстати, сам этот термин - 'массированное возмездие' - был, скажем так, не совсем точен, поскольку советские самолеты в то время не могли летать на такие расстояния и ни разу не вторглись на американскую территорию.
Хрущев видел этот двойной стандарт и в 1956 году накричал на делегацию американских ВВС: 'Перестаньте нарушать наше воздушное пространство!' Однако предотвратить вторжения - которые, естественно, и были главной целью учений - он, по большому счету, никак не мог.
Но, к сожалению, доктрина массированного возмездия оказалась слишком эффективной. 'Не исключено, что лидеры Советского Союза уверились в том, что США реально намереваются инициировать военную агрессию', - предупреждало в своем отчете ЦРУ в 1955 году. Разведчики оказались правы. 'Мы очень боялись и без всяких сомнений считали американцев агрессорами', - вспоминает сын Хрущева Сергей, живущий сейчас в Род-Айленде.
Поэтому Советский Союз и начал программу создания МБР. Королеву, выросшему без отца в мечтах о лаврах братьев Райт за закрытыми воротами царского поместья, в котором жили его прародители, был выдан полный карт-бланш. Прилежный, крепко сколоченный и мужиковатый, телосложением похожий на боксера и всей душой презиравший костюмы и галстуки, он гипнотизировал Хрущева, очарованного ракетными технологиями.
И вот, пока США резали по живому свой и без того скудный ракетный бюджет, выделяя больше и больше денег на постройку сверхмощных бомбардировщиков, Королев запустил спутник. Запустил он его, собственно, только для того, чтобы не дать Хрущеву заметить проблему, от которой никак не удавалось избавиться - не удавалось разработать теплозащиту, которая не дала бы ядерной боеголовке сгореть при входе ракеты в атмосферу. Новое оружие массового поражения было одобрено Политбюро в качестве главного компонента сил сдерживания.
- Для нас это было событие общенационального значения, - рассказывает Сергей Хрущев. - Отец думал, что только существование этого оружия может остановить войну.
Запуск спутника был публичной демонстрацией МБР: настала очередь Москвы демонстрировать воздушное превосходство. Советская ракета, вдесятеро более мощная, чем любая из американских ракет того времени, не только моментально устранила стратегический дисбаланс, но и создала новый, уже в пользу Советского Союза, который встал на один технологический уровень с Америкой и получил статус сверхдержавы.
Таким образом, стремление Советов заполучить такую ракету стало побочным эффектом действий правительства Эйзенхауэра, которые сегодня некоторые историки называют безрассудством. Думается, что этот исторический урок не худо бы выучить и нынешним обитателям Белого дома.
Сегодня будто вернулись времена полувековой давности: в военном отношении Соединенные Штаты снова намного опережают ближайших соперников - но США, тем не менее, продолжают играть оружием, вызывающе поглядывая в сторону России.
Сразу надо сказать, что в новой Москве, городе суши-баров и миллиардеров, нефтяных баронов и металлургических магнатов, где по некогда пустынным улицам колоннами ездят 'Мерседесы', а цены на квартиры доходят до 50 миллионов долларов, никто не собирается ни с кем воевать. Однако намерение правительства Буша разместить системы противоракетной обороны в некоторых странах, ранее принадлежавших к Организации Варшавского договора, а сейчас входящих в НАТО, лишь подпитывает традиционную российскую антизападную паранойю.
В Администрации утверждают, что противоракеты защитят нас от деструктивных государств типа Ирана и Северной Кореи. Однако, настаивая на том, чтобы поставить эти системы в Польше - практически у самых дверей России, - а не в Центральной Азии, где, как указывает президент России Владимир В. Путин, им было бы ближе лететь до предполагаемых целей, Вашингтон сам вызывает Кремль на возвращение к риторике 'холодной войны'. В ответ Россия возобновила глобальное патрулирование своих ядерных бомбардировщиков, которое было прекращено с 1991 года, испытала 'папу всех бомб' и ускорила разработку баллистической ракеты нового поколения, способной преодолевать американские противоракетные щиты.
Сегодня Россия получила слишком много нефтедолларов - сибирские месторождения дают больше нефти и газа, чем вся Саудовская Аравия - и слишком рвется доказать, что готова возвращаться в ряд великих держав, чтобы она терпела запугивание или уничижение со стороны Соединенных Штатов. Спутник должен и сегодня служить напоминанием о том, что бывает с теми, кто дразнит русского медведя.
Мэтью Бжезинский, бывший корреспондент газеты Wall Street Journal в Москве - автор книги 'Восход красной луны: спутник и скрытое соперничество, давшее начало космической эре' ("Red Moon Rising: Sputnik and the Hidden Rivalries that Ignited the Space Age")

IMPButch

Штаты всегда в своей внешней политике слишком полагались на силу. Но многократные провалы такой политики не приводят к ее изменению. Возможно американцам просто нечем заменить этот рычаг воздействия.

ariana

Как это ни печально осознавать, но при физическом контакте со штатами мы проиграем. Либо последствия будут таковы, что всем уже будет наплевать на результаты и саму победу (с обеих сторон). Сейчас еле-еле хватает сил лишь на сдерживание. Вести против них информационную войну - бесполезно, ибо у среднестатистического американского избирателя "отсутствует" мозг.
Пожалуй, на данный момент, самая выгодная стратегия у Китая - угроза экономической "войны". М\б и у нас сейчас предпринимаются шаги к улучшению "вооружений" данного типа, но мне о них ничего не известно.

kondreu

А еще отсутствует желание.

mong

Сейчас еле-еле хватает сил лишь на сдерживание. Вести против них информационную войну - бесполезно, ибо у среднестатистического американского избирателя "отсутствует" мозг.
и самое лучше что мы можем сделать - это побыстрее сдохнуть (с)

ariana

если хочешь, можешь мне помочь. Сгоняй за сигаретами.

mong

потом меня ещё посадят - ну нах, мри сам.

reberton44

Убей себя ап стену, ускорь процесс

mong

толкьо после вас.

gera2707

Хорошая статья.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: