Суверенный капитализм с нечеловеческим лицом [Алексашенко в "НГ"]

kolobok1

http://www.novayagazeta.ru/data/2010/114/12.html ("Новая газета")
Мы недооцениваем скорость гниения экономической и политической модели России
В отличие от 2004 и 2008 годов страна приходит к выборам-2012 в заведомо худшем состоянии. Дело не в том, что тогда средние темпы роста (ВВП) составляли 7—8 процентов, а в том, что старая модель экономики рухнула во время кризиса 2008—2009 годов. Шансов на ее восстановление нет, так же как и на скорое формирование новой — по крайней мере до следующего электорального цикла.
Вялотекущая стагнация
Как можно охарактеризовать старую модель роста? На протяжении десяти лет, с конца 1998 и до середины 2008 года, три мощных процесса, где-то параллельно, где-то последовательно, определяли темпы роста экономики. К концу 1996 года завершился трансформационный период, советская экономика ужалась до сбалансированного состояния, в 1997-м начала медленно расти. Финансовый кризис 1998 года, с одной стороны, нанес тяжелейший удар по многим секторам и бизнесам, но, с другой стороны, вдохнул кислород во многие уголки экономики — девальвация рубля резко сделала многие российские товары конкурентоспособными по соотношению цена — качество. Это спровоцировало мощный подъем, начавшийся уже в ноябре 1998-го, подкрепленный большими частными инвестициями в сектора с наиболее быстрой отдачей на капитал. И этот процесс был наиболее значимым до 2002—2003 годов.
С начала 2000-х годов первая волна роста была поддержана второй: проведенная в середине 1990-х приватизация сырьевых отраслей дала свой результат — практически все компании начали интенсивно наращивать физические объемы производства. Так, например, добыча нефти в России выросла на 50%, и весь этот прирост был обеспечен частными компаниями. И, подчеркну, началось это в тот момент, когда нефтяные цены еще не перешагнули двадцатидолларовый рубеж. Завершение этой волны тоже несложно датировать — 2004—2005 годы, после ареста Ходорковского, когда власть подмяла под себя бизнес, когда доминантой поведения бизнесменов стала ориентация на краткосрочный результат.
Начиная с 2004 года мировые цены на нефть начали быстро расти, и, конечно, это добавило общего оптимизма. Однако в это время уже не нефть была основным мотором роста, как многие считают, а внешние заимствования (банков, компаний, олигархов). Дело в том, что благодаря механизму функционирования Стабилизационного фонда (позднее Резервного фонда) 90 процентов от прироста экспортной цены нефти уходило в бюджет. Значит, в экономику «выливалось» всего 10 процентов. А вот что происходило с внешними займами российского бизнеса: на начало 2005 года корпоративный внешний долг составлял $100 млрд, в 2006 году — более $200 млрд, в 2007-м — почти $350 млрд, в 2008-м — $500 млрд. То есть в экономику ежегодно приходило $120—130 млрд. Примерно половина этих денег шла на финансирование слияний и поглощений, которые, как правило, не дают быстрой отдачи, да и цены на большинство активов к тому времени уже стали неразумно высоки. А вторая половина шла на финансирование потребительского и ипотечного кредитования, на развитие так называемых неторгуемых секторов — торговли, строительства, девелопмента и финансового сектора. И именно эти сектора оказались в наибольшей степени обремененными внешними долгами, при этом их текущей выручки явно не хватало на обслуживание долгов, вся стратегия строилась по принципу: новыми кредитами гасим старые. В кризис наступила расплата — возможность перекредитовываться исчезла, соответственно, те сектора, которые быстрее всего росли до кризиса, сильнее всех и упали.
Сегодня мы наблюдаем медленное и неустойчивое выздоровление мировой экономики, сопровождающееся процессом снижения «закредитованности». Так что рассчитывать на иностранный заемный капитал в такой ситуации вряд ли стоит. А это значит, что те сектора, которые тянули экономику вверх до кризиса, уже едва ли смогут быть драйверами роста. Остаются экспорт и обрабатывающая промышленность.
Экспорт, сильно упавший в начале 2009 года, уже с весны прошлого года начал расти и в физическом выражении достиг предкризисного уровня к апрелю—маю 2010 года — собственно говоря, этот рост экспорта и определял посткризисный подъем российской экономики. Но, достигнув максимума, экспорт стабилизировался и больше не растет. Увеличения добычи нефти практически не происходит, «Газпром» теряет позиции на европейских рынках. Так что на слабый рост экспорта в принципе рассчитывать можно, но рост импорта станет его опережать, и с точки зрения динамики ВВП внешняя торговля будет давать отрицательный результат.
Ну и последняя надежда — обрабатывающая промышленность, это торгуемый сектор, часть экономики, наиболее важная для ее устойчивости. Однако сегодня российская обрабатывающая промышленность производит неконкурентоспособную продукцию. Даже на пике кризиса доходы населения упали не сильно, а сейчас потребительский спрос растет, но население покупает преимущественно импортные товары. Внутренний спрос на продукцию российского производства снижается. Вряд ли стоит ожидать и увеличения инвестиционного спроса в условиях сокращения бюджетных инвестиций.
Одним словом, нынешнюю ситуацию можно охарактеризовать как вялотекущую стагнацию без очевидных драйверов роста.
Неустойчивость бюджета
К вялотекущей стагнации добавляется неустойчивость бюджета. Все предыдущие годы бюджет планировался, исходя из консервативных оценок цены на нефть. До конца 2008 года основная часть доходов от нефтяного экспорта уходила в резервные фонды. А вот бюджет 2011 года составлен по верхней планке макроэкономического прогноза — цена на нефть 75 долларов за баррель и рост экономики на 4,2 процента. Любое ухудшение внешнего фона станет критическим для бюджета. Если в 2004—2008 годах резервные фонды играли роль встроенного стабилизатора для бюджета, что позволяло ему, по сути дела, не зависеть от цены нефти, то в 2009 году в связи с кризисом — иначе концы с концами не сходились в бюджетном планировании — была приостановлена норма Бюджетного кодекса о накоплении нефтегазовых доходов бюджета. Сегодня все нефтяные доходы идут на текущие расходы. Получается, что бюджет как никогда зависит от цены на нефть. Кроме того, в 2008—2009 годах интенсивно наращивались социальные расходы. Сегодняшний дефицит бюджета — около 5 процентов ВВП — практически равен дефициту Пенсионного фонда. И это — цена неуравновешенной социальной политики.
Еще одна проблемная точка — платежный баланс. При быстром росте импорта на фоне стагнирующей экономики сальдо торговых операций неизбежно сожмется до критически низкого уровня, что будет давить на рубль в сторону ослабевания. Рубль будет слабеть и в 2011-м, и в 2012 годах.
Все на благо государства
Темпы роста экономики вообще очень трудно достоверно измерить — эффект базы, кризисного 2009 года, играет существенную роль. Например, 3 процента роста ВВП по итогам 2010 года — это всего лишь стагнация на уровне четвертого квартала 2009 года. 4 процентных пункта роста — это стагнация на уровне первого квартала 2010 года. То есть в реальности российская экономика стоит на месте, и пока непонятно, когда и с какой скоростью она начнет расти.
Инфляция вряд ли доставит много неприятностей: пока нет оснований считать, что она превратится в долгоиграющий фактор, нынешний ее всплеск — последствия засухи. В условиях низкого спроса она просто не доживет до выборов — достигнет максимума в апреле — мае 2011 года и после этого пойдет вниз.
Важным предвыборным фактором может стать уровень индексаций. Пенсии индексируются на уровне чуть выше инфляции. И если правительство в 2012 году не сильно увеличит тарифы на жилье и транспорт, то пенсионеры будут вполне удовлетворены. С бюджетниками — хуже. В 2010 году зарплаты им не индексировались. На 2011 год запланирована индексация в объеме 6,5 процента. На индексации в 2012 и 2013 годах денег нет. Судя по всему, власть не рассматривает бюджетников ни как свою опору, ни как угрозу. Поскольку в этом году никаких протестов бюджетников по поводу замораживания зарплат зафиксировано не было, возможно, власть права в своих оценках.
Расходы на человеческий капитал в бюджете снижаются. (И вообще основной рост расходов — это национальная оборона.) Никто не собирается стимулировать молодых и образованных. Просто потому, что на них не рассчитывают, они не являются электоратом, который определяет исход выборов. И в этом — трагедия модернизации: у нее нет группы поддержки. Те, кто потенциально готов в нее войти, не пойдут голосовать. Силовики, сырьевики, ВПК, пенсионеры — вот на кого власть делает ставку. Но им модернизация не нужна.
И пока ничто не говорит в пользу того, что вскоре эти приоритеты станут меняться. Ведь слишком многое в нашей стране зависит от поведения одного отдельно взятого человека. И мы знаем имя этого человека. Для того чтобы что-то поменять в стране, нужны две вещи: конкуренция и институты. Между тем человек, о котором мы говорим, не верит в рыночные силы, а верит в силу государства и ручного управления.
Пока же доля государства в экономике не снижается. И она точно больше цифры, названной главой аппарата правительства Сергеем Собяниным, — 49 процентов ВВП. Мало того, идет ползучая национализация: государство немедленно проглатывает то, что представляет хотя бы какой-то интерес. Вот теперь оно нацелилось на сектор мобильной связи. Объявленная на ближайшие три года программа приватизации не изменит доли государства в экономике, потому что на продажу выставляются от 10 до 30 процентов акций в компаниях, где у государства 60 процентов и более. Все эти компании остаются государственными. За счет приватизации решаются фискальные, но не экономические задачи.
Что уж говорить о том, что, помимо государственных долей, есть доли, принадлежащие чиновникам, которые, по сути, контролируют бизнес. И зачастую государство (на разных уровнях) принимает решения в интересах именно этих компаний.
В такой системе и инновационное развитие превращается в фикцию. Смешно, когда ставку делают, например, на оборонный комплекс как источник инноваций. На Западе финансируют не собственно военные разработки, а научные исследования, которые потом конвертируются в военные образцы. А зачастую все выглядит совсем наоборот — многие гражданские разработки конверсируются в военные…
На выходе мы имеем суверенный капитализм с нечеловеческим лицом — коррумпированный, продажный, пропитанный кумовством.
* * *
Надолго ли хватит запаса прочности такой системе? Если «Титаник» сталкивается с айсбергом, то это тяжело прогнозировать, а запаса прочности заведомо хватит ненадолго. Но есть и другой путь к гибели корабля — гниение и ржавение. Если не бороться с гнилью и ржавчиной, запаса прочности для нашей системы хватит лет на 5—10. Причем речь идет не только об экономике, но и о государственных институтах. Если у вас на улицах уже начинают творить самосуд (я имею в виду историю с нападением на «жемчужного прапорщика» то впору говорить о размывании основ государственности.
Опыт СССР показывает, что гниение и ржавение системы в какой-то момент конвертируются в ошеломляюще быстрые процессы развала. И недооценивать скорость и глубину гниения нельзя. Для того чтобы пойти ко дну, нашему «Титанику» айсберг не понадобится.
Сергей Алексашенко,
директор по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ
13.10.2010

Slawik75

Хорошая статья.
Для себя вынес нового вот это:
Силовики, сырьевики, ВПК, пенсионеры — вот на кого власть делает ставку.
Сложно не согласиться.
Еще интересна оценка временного горизонта текущей власти в 5-10 лет. Т.е. уже через одни выборы мы получим бурлящий пц. Согласен с автором в этом. Очевидно, многое будет зависеть от цен на нефть/газ. Но вряд ли они будут таким большими, как в "тучные", предкризисные годы.

Gameover

Кратко:
1) прежние факторы роста исчерпаны;
2) бабла в бюджете не хватает, повышают выплаты только пенсионерам;
3) на нормальных работающих людей всем пох, так как они мало ходят на выборы;
4) происходит национализация и захват чиновниками прибыльного бизнеса;
5) институты государства гниют;
6) ...и гнить им осталось не так долго.
В целом, вполне адекватный анализ ситуации.

Nefertyty

На выходе мы имеем суверенный капитализм с нечеловеческим лицом — коррумпированный, продажный, пропитанный кумовством.
* * *
Надолго ли хватит запаса прочности такой системе?
США хватило более чем на век, до сих пор проедают результаты.

Sergey79

многое будет зависеть от цен на нефть/газ. Но вряд ли они будут таким большими, как в "тучные", предкризисные годы
на чем это "вряд ли" основано? Потребности растут, а новых месторождений нету. АЭС не строят, элестромобили - экзотика. Гольфстрим останавливается - чем топить европу?

Slawik75

на чем это "вряд ли" основано?
На том, что тот рост был спекулятивным. Второй раз на это в таком коротком временном промежутке финансовая система вряд ли наступит.
Реальный рост потребности может дать рост цен, но не такой стремительный.
Плюс ко всему, есть некоторый шанс, что позиции классического газа немного подвинет сланцевый.
К тому же, поставки, например, газа в Европу растут. Но не из России. В абсолютном выражении поставки из России почти не растут. Т.е. растущий рост потребления покрывается ростом поставок. Но не наших. Смотрел по этому поводу аналитку по РБК.

Seka

У меня вопрос к Сергею Алексашенко. Почему содержательность статьи находится примерно на том же уровне, что и выступление, скажем Юрия Шевчука. Общеизвестные цифры, типа:
А вот что происходило с внешними займами российского бизнеса: на начало 2005 года корпоративный внешний долг составлял $100 млрд, в 2006 году — более $200 млрд, в 2007-м — почти $350 млрд, в 2008-м — $500 млрд.

Мнения, выдаваемые за истины, типа:
В такой системе и инновационное развитие превращается в фикцию. Смешно, когда ставку делают, например, на оборонный комплекс как источник инноваций. На Западе финансируют не собственно военные разработки, а научные исследования, которые потом конвертируются в военные образцы. А зачастую все выглядит совсем наоборот — многие гражданские разработки конверсируются в военные…

И правильные выводы:
Если «Титаник» сталкивается с айсбергом, то это тяжело прогнозировать, а запаса прочности заведомо хватит ненадолго. Но есть и другой путь к гибели корабля — гниение и ржавение. Если не бороться с гнилью и ржавчиной, запаса прочности для нашей системы хватит лет на 5—10.

Собственно, желания критиковать и обсуждать особо и нет, потому что закреативить что-то подобное с такими же или противоположными выводами я могу и сам. А вот от человека, директора по макроэкономическим исследованиям ГУ-ВШЭ: специально обученного, профессионально занимающегося экономикой, имеющего в распоряжении массу ресурсов - грамотных специалистов, доступ к информации и пр. пр. хотелось бы видеть как бы более вменяемый и аккуратный текст. В котором может быть с достаточной степенью детализации рассмотрена структура экономики в разрезе 10 лет и на основе грамотного анализа сделаны практичные выводы и показаны возможные "драйверы роста", которые он почему-то хочет от "человека о котором мы не говорим".
За какой труд вы получаете свою зарплату, Сергей Алексашенко?

PemeHb

что старая модель экономики рухнула во время кризиса 2008—2009 годов. Шансов на ее восстановление нет
иксперд перднул в лужу как обычно. Нифига ничего не рухнуло. Как была икономика, принципиально сформированная в 1991-1996 годы, так и осталась.
и никакого "суверенного капитализма" в РФ и близко нет:
Евгений Федоров, председатель комитета ГД РФ по экономической политике и предпринимательству:
 
"95% российской промышленности принадлежит иностранным оффшорам"

http://finam.fm/archive-view/2035/
кубанойед как всегда всрался. Видать этому и учат в ясиновском ВШЭ. Кстати этот Алексашенко вроде из той же пиз-братии, что и Ясин и прочая гайдаровско-чубайсовская куита.

wsda32


закреативить что-то подобное с такими же или противоположными выводами я могу и сам.
Правда? Давай!
Только я тебе не верю.
Видишь ли, ты вообще пишешь крайне редко, а уж на такой взвешенный, точный в оценках, экономический и социальный анализ ты явно не способен.

Nefertyty

Студенты первого курса, изучающие новейшую Моральную философию, встают и читают нараспев:
Какова главная цель человеческой жизни? Ответ. Стать богатым. Каким путем?
Ответ. Нечестным, если удастся; честным, ес ли нельзя иначе.
Кто есть бог, истинный и единый?
Ответ. Деньги — вот бог. Золото, банкноты, акции — бог отец, бог сын, бог дух святой, единый в трех лицах; господь истинный, единый, всевышний, всемогущий, а Уильям Туид — пророк его.
Назовите имена двенадцати апостолов. Ответ. Святой Осел — Жеребец Холл, на котором пророк въехал в Иерусалим; святой Конолли — любимейший из апостолов; святой Матвей Карнохэн, восседающий у приема пошлин ; святой Петр Фиск — апостол-воитель; святой Павел Гулд, бичеванный не раз и славный своими рубцами; святой Уайненс Искариот; святой Яков Вандербильт — вдосталь чтимый апостол; святой Харви-благовзятель; святой Ингерсолл, поставщик священных ковров; святая Нью-Йоркская типографская компания, смиренная и кроткая (правая рука ее не ведает, что хапнула левая); святой Петр Хоффман, отрекшийся от своего ирландского учителя, после того как петух общественного мнения пропел шесть или семь раз; святой Барнард — судья премудрый, издающий в годину бедствий специальные судебные определения, дабы спасти душу ближних своих.
Как достичь главной цели человеческой жизни?
Ответ. Поставляйте воображаемые ковры судебным учреждениям и мифические стулья арсеналам; выполняйте невидимые типографские заказы для городского управления.
А что еще можно делать?
Ответ. Да мало ли что. Подкупите за сходную цену таможенного апостола; сдирайте три шкуры за разгрузку судов; грабьте иммигрантов, прибывающих из-за моря; отведите для бедняков казенное кладбище за десять миль от города и берите за перевоз покойников по сорок долларов с головы; сделайтесь экспертом по проверке качества стальных конструкций на строительстве; поставляя свинцовые и железные газовые трубы для судебных учреждений, сочиняйте такие счета, как если бы трубы были серебряными и золотыми и сплошь усыпаны брильянтами; приводите в порядок городские скверы по цене пять долларов за квадратный дюйм; за приличное жалованье валандайтесь возле кабака и делайте при этом вид, что вы трудитесь не покладая рук на благо обществу.
Все ли это? А если нет, что еще может сделать человек, чтобы спасти душу свою?
Ответ. Составьте счет на следуемые вам деньги, впишите в. него десятикратную сумму, а получив ее, вручите девять десятых пророку и святому семейству. Тогда спасетесь.
Чьему примеру учили юношей в былые дни, кого считали образцом для подражания?
Ответ. Вашингтона и Франклина.
Кому учат следовать и подражать сейчас, в наше просвещенное время?
Ответ. Туиду, Холлу, Конолли, Карнохэну, Фиску, Гулду, Барнарду и Уайненсу.
Какие произведения рекомендовались особенно горячо в былые дни для воспитания юношества?
Ответ. «Альманах простака Ричарда», «Путь паломника» и Декларация независимости.
Какие произведения рекомендуются особенно горячо для изучения в воскресных школах в наше просвещенное время?
Ответ. Святой Холл — «Подложные отчеты», святой Фиск — «Искусство грабежа», святой Карнохэн — «Путь к взятке», святой Гулд — «Как обирать акционеров», святой Барнард — «Специальные судебные определения», святой Туид — «Курс морали» и одобренное судом издание «Великого Крестового похода сорока разбойников».
Значит ли это, что мы движемся по пути прогресса?
Ответ. Будьте уверены!
С совершенным почтением, Марк Твен.

Enery

"95% российской промышленности принадлежит иностранным оффшорам"
Это потому что российская юрисдикция это такая фикция, которая себе дороже может обойтись. И это в условиях когда страной уже 10 лет правят профессиональные юристы, имеющие конситуционное большинство в Государственной Думе и Совете Федерации. Чем угодно занимаются только не развитием правового государства и правовой культуры.

А сколько в этих 95% принадлежит собственной национальной российской буржуазии о том науке неизвестно. Впрочем это и не важно.

Почти вся российкая промышленная собственность раза по 3 заложена и на всяком предприятии висит кабальных кредитов на суммы превышающие рыночную стоимость их реальных активов. Поэтому наши капиталисты по сути не собственники, а менеджеры нанятые иностранными банками для выкачивания реальных денег из предприятий.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: