Полковник ГРУ Ю.Евкуров профессионально подходит к делу

Arbyz89

Один из уничтоженных в Ингушетии боевиков руководил бандгруппой, совершившей ряд терактов.
06.12.2008, Назрань 22:37:20 Один из уничтоженных в Назрани (Республика Ингушетия) боевиков - Магомед Аушев - руководил бандргуппой, совершившей ряд терактов, посягательств на сотрудников правоохранительных органов и убийств. Об этом сообщили в пресс-службе республиканского управления ФСБ России.
Сегодня в Барсукинском округе Назрани проведено оперативно-боевое мероприятие по задержанию членов бандформирования, специализирующегося на совершении разбойных и диверсионно-террористических акций в отношении военнослужащих и сотрудников правоохранительных органов. Преступники оказали вооруженное сопротивление, ответным огнем двое из них были уничтожены. На территории, прилегающей к дому, где они находились, был обнаружен заминированный бункер, в связи с чем было принято решение об его подрыве. В результате осмотра места происшествия обнаружены самодельное взрывное устройство, 21 детонатор, автомат Калашникова, граната "хаттабка" (самоделка на базе выстрела для подствольного гранатомета 2 выстрела ВОГ-17, а также 1 магазин от пистолета "люггер".
Полковник ГРУ - Ю.Евкуров, новый президент Ингушетии. Оно конечно, УФСБ автономно, но вряд ли они не консультировались с ним. Уж очень профессионально и аккуратно сработали на этот раз.

urchin

Ждём Руслана в этом треде

seeknote

Руслана
еще не известно, у кого крыша дальше уехала

lenmas

Ждём Руслана в этом треде
Аушева или Сабурова? :grin:

urchin

Аушева или Сабурова?
Волшанского :grin:

panteon

«Война за Кавказ ещё впереди» ]

Ровно месяц назад в Ингушетии сменилась власть. Генерала ФСБ Мурата Зязикова заменил полковник ГРУ Юнус-Бек Евкуров. Первый президент Ингушетии Руслан Аушев в интервью заявил, что для исправления ситуации в Ингушетии Кремлю нужно прекратить попытки решать все кавказские проблемы силой.
– Ты поддержал назначение Евкурова?
– Со мной вообще-то никто и не советовался. Когда узнал про назначение, то сказал, что это хорошее назначение. По личным качествам он справится. Как там дальше будет, трудно сказать. У главы республики много таких вопросов, которые нужно решать не как военному, поэтому Евкурову надо состояться как президенту.
– Что ты думаешь по поводу отставки министра внутренних дел Ингушетии Медова?
– Совершенно правильное решение. Этот человек был не на месте. Мне вообще было непонятно, как его назначили на этот пост. Медов никакой не оперативник, при мне он служил в республиканском управлении ГАИ, в подразделении, которое занималось регистрацией автомобилей. У Медова даже соответствующего образования нет – у него, насколько мне известно, диплом ветеринара.
– Тем не менее говорят, что Медова переводят в центральный аппарат МВД РФ.
– Не думаю, что Медова ждёт повышение. Столько милиционеров при нём в Ингушетии погибло! В последнее время ингушская милиция совершенно не контролировала ситуацию в республике. Разве за это не несёт ответственность министр? Думаю, что с деятельностью Медова на посту главы МВД нужно серьёзно разбираться.
– После отставки Зязикова люди в Ингушетии танцевали всю ночь. Почему с Зязиковым так случилось?
– Ну взять просто вайнахский дом. Если в нём хозяева все, кроме отца, в доме не будет порядка. Так и в Ингушетии сложилось – Зязиков не был хозяином.
– В Москве не видели, что он не справляется?
– Думаешь, чиновника на Рублёво-Успенском шоссе волнует ситуация в глуши какой-нибудь? Абсолютно не волнует. Он говорит: как эти горцы надоели! Как эти Чечня, Ингушетия, Дагестан надоели! Да пошли они куда подальше!
– А вот в соседней Чечне всё президенту республики отдали.
– Это кто и как умеет брать. Кадыров взял.
– Зязикову надо было быть немножко Кадыровым, да?
– Зязикову надо было быть президентом. Президент всегда берёт, никогда ничего не отдаёт.
– Как ты думаешь, почему вместо Зязикова назначили малоизвестного полковника, когда был ты – популярный во всей стране генерал?
– Потому что я знал, что меня не назначат. Мои взгляды на политику на Кавказе и взгляды Кремля – это разные вещи. Человека со своим мнением на Кавказ не пошлют.
– В чём расходятся твои взгляды со взглядами федеральных властей?
– В национальной политике я всегда выступал и выступаю за то, чтобы президентов республик выбирали, а не так вот – непонятно, назначили или избрали. И ещё. Нужно больше полномочий дать республикам и главам, для того чтобы можно было проводить результативную социально-экономическую политику.
– Кремль, видимо, считает, что твоя позиция не совпадает с интересами страны.
– Моя позиция совпадает с интересами Ингушетии. Не надо путать страну и центр. У федерального центра есть свои интересы, там вертикаль и т. д. Вспомни, как я пытался провести референдум по переподчинению республиканских силовых структур или адаптировать законы к местным обычаям. Говорят, нет. Это элемент сепаратизма.
– В 2002 году тебя Путин попросил уйти?
– С Путиным мы нормально работали, я критиковал действия на Кавказе, ну и я в 2002 году ушёл. Самостоятельно ушёл. И для Путина, и для всей федеральной власти это была неожиданность.
– А через два года Кремлю пришлось просить тебя приехать в Беслан...
– Не Кремлю. Мне Шойгу позвонил, попросил выехать и оказать помощь.
– Боевики тебя позвали?
– Нет. Они просили Дзасохова и Зязикова. Те отказались, и ситуация была тупиковая. Я прилетел туда.
– Зашёл, и о чём вы говорили?
– Я спросил, чего они хотят. Мне дали написанные на листочке требования. Главарь террористов возмущался: почему о 300 заложниках говорят, когда их 1200? Потом пришла директор школы. Она говорит: здесь тысяча с чем-то.
– Ты вывел больше 20 человек...
– 26. 11 женщин и 15 детей.
– Тебя за это наградили?
– Как?
– Может, грамоту какую дали?
– Какая грамота, зачем она мне? Я слышал, что кто-то даже говорил: почему он зашёл, да он связан с террористами...
– Что в твоих действиях раздражало Кремль больше всего?
– Я и в первую, и во вторую чеченские войны говорил, что здесь не всё так, как видится из Москвы. Ситуация на Кавказе, она такая, что внешне смотрится спокойно, а внутри идёт процесс. Поэтому я действовал по-своему, приходилось даже поперёк мнения федерального центра поступать. Разговаривал с разными людьми.
– И с боевиками?
– С ними тоже.
– Тебя обвиняли в поддержке боевиков.
– Я поддерживал отношения с чеченцами, с моим братским народом. Поддерживал, поддерживаю и собираюсь поддерживать, пока живой. Когда мне говорят, что там были только боевики, это не совсем так. У меня были беженцы. В первую войну было 120 тысяч, во вторую доходило до 250 тысяч. Среди них, может быть, были те, которых называют боевиками. Скажи мне, те, которые сейчас на Кавказе, в Южной Осетии и Абхазии ходят с оружием, они кто? Правильно, ополченцы. А в Чечне как было? Человека, который не согласен с тем, что к нему приехали на танках и прилетели на боевых самолётах, называли бандитом. Я говорил, что надо быть осторожным в определениях, не называть всех подряд бандитами. Ко всем, независимо от национальности, должен быть один подход – объективный.
– То есть ты считаешь, что в Чечне воевали не бандиты?
– Ещё раз повторяю: не надо всех чохом называть бандитами. Там были разные. Кто-то потерял семью, мать, отца, брата и взялся по этой причине за оружие. Кто-то ещё по какой-то причине. Были, наверное, и откровенные бандиты. Хорошо сидеть в больших кабинетах и рассуждать, бандит или боевик. А надо прийти и на месте разобраться, попытаться поставить себя на место того, кто потерял семью. Грозный в первую и вторую войны бомбили беспощадно, как вражеский город. И после этого мы удивляемся, что кто-то взялся за оружие!
– А кто воюет в Ингушетии сейчас? Чеченские боевики за независимость выступали...
– Люди, которые недовольны жизнью.
– Те, кто убивает милиционеров, тоже жизнью недовольны?
– Думаю, что в горах остались боевики с первой и со второй чеченских войн. Среди боевиков, которые воюют на Северном Кавказе, много исламских радикалов. Они говорят: нас независимость республики не интересует, мы хотим построить на Северном Кавказе эмират. Это такие же кавказские талибы, как в Афганистане.
– Назови ключевую ошибку, которую допускает центр на Северном Кавказе.
– Нужно смотреть, кого посылают туда работать. У нас как было при царизме: на Кавказ отправляли в ссылку начальников, больших и маленьких, и до сих пор их ссылают туда. Не справился здесь – поезжай в ЮФО, не справился здесь – поезжай в оперативную группировку в Чечню, не справился здесь – поезжай в командировку в Ингушетию. Прокурор, МВД и другие, вот они приезжают туда, временщики.
– Ты поэтому скандалил с бывшим полпредом президента РФ в ЮФО Виктором Казанцевым?
– Я вообще с ним не разговаривал. Я его пару раз всего видел. Да и о чём мне с ним говорить было? Он вообще не понимал, что происходит. А на Кавказе ситуация совсем иная, чем её представляют некоторые федеральные чиновники. Там исторические мины заложены. Между Ингушетией и Осетией, например. Да и в Дагестане, Чечне, Кабардино-Балкарии и в других регионах много скрытых конфликтов. В них надо разобраться. Нельзя думать, что всюду можно силой решить. Самая главная ошибка в том, что не разбираются, что там происходит, не пытаются понять эти процессы, а чуть что – применяют силу.
– А с вооружённым подпольем иным способом, кроме как силой, как можно бороться?
– Минуточку. Я тебе приведу пример по Афганистану. Мы говорим, что американцы завязли там. Правильно. И командующий натовскими силами соглашается и объясняет: надо договариваться по возможности с теми же талибами. Надо их в орган власти ввести. Если у нас есть люди, которые не согласны с нашей политикой, то надо узнать, чего они хотят.
– А есть среди боевиков люди, с которыми можно разговаривать?
– Есть. Ведь надо понять, почему существуют эти боевики. Их поддерживает часть населения, иначе бы они не выжили. А почему население поддерживает боевиков? Потому что обозлено на власть. У населения две напасти – коррупция чиновников и беспредел силовых структур. Чтобы проблему решить, надо опереться на народ. А чтобы на народ опереться, нужно сделать так, чтобы народу жилось хорошо.
– И как ты во время президентства опирался на народ?
– Поставил во главу угла борьбу с коррупцией.
– Справлялся?
– Конечно не так, как хотелось. Опять же эти все коррупционеры находили поддержку в федеральном центре. Вот призову кого-то к ответу, он прокурору или в другую структуру жалуется: «А вы знаете, почему меня убирает Аушев? Только потому, что я борюсь с сепаратизмом». Республиканские структуры федерального подчинения – это отмыв денег. Пенсионный фонд возьми. У меня информация была, что, например в Ингушетии есть пять тысяч мёртвых душ. На них заполняются бумаги как на живых, получают деньги. Вот и всё.
– Это сейчас?
– Всегда этот механизм был.
– А в Москву ты сообщал об этом?
– А кто там в Москве? Зачем в Москве убирать свою «булочку», уберут одного – посадят другого.
– Говорят, что осетинское лобби в Кремле очень сильно. Правда?
– Конечно, правда. Там же говорят, что Южная и Северная Осетия – это форпост на Северном Кавказе. Может быть, это и так. Но мы теряем другой форпост. Надо внести справедливость. Как никто горцы любят справедливость. Никто же не говорит про особые условия. Если мой сын виноват – возьмите его, посадите его! Но так же нельзя: залететь в дом, всех перебить, потом сказать: вот он боевик! Если он виноват, привлеките его, дайте ему адвоката, решением суда его посадите, изолируйте. Но так же не бывает! Взять штурмом дом, перебить всех, женщин и детей в том числе. И объявить: это боевики! Кто сказал, что они боевики? Где? На лбу у них написано, что они боевики? Вот это и вызывает агрессию у людей.
– Признание Москвой независимости Южной Осетии и Абхазии может негативно сказаться на ситуации на Кавказе?
– Я не знаю, как это скажется. С Чечней воевали из-за чего? Столько сил Чечня потратила, стремясь получить независимость. Сказали: нет и забудьте даже это слово. А почему тогда Южной Осетии можно? Очень серьёзный прецедент появился на Кавказе. Я считаю, что нужно было подвесить ситуацию – не признавать самостоятельность, а оставить так, как было. Сегодня на Кавказе другие ветра дуют. Сейчас уже не о независимости речь. Всё уже в глобальных масштабах. И я думаю, что война за Кавказ ещё впереди.
– А кто будет воевать?
– Смотри, какие интересы тут столкнулись. Президент Дмитрий Медведев в своём Послании в происшедшем на Южном Кавказе кого обвинил? США. Президент чётко сказал, что мы воевали не просто с Грузией, а с Грузией, за спиной которой стояли США.
– Ты считаешь, что ситуацию на Северном Кавказе, в частности в Ингушетии, провоцируют США?
– Нет. Я напомнил то, что сказал президент РФ. На Кавказе всегда были интересы у России, Турции, Ирана и Запада. Там есть трубопроводы – нефтяной, газовый, выходы к морям, а мы кувыркаемся под этими делянками. И бьют, и ласкают, и депортируют.
«Власть»
1 декабря 2008

Arbyz89

Агентство Федеральных Расследований (www.FLB.ru) Печать
Ингушский тупик Руслана Аушева Ингушский тупик Руслана Аушева
Кто разогревает сепаратизм на Северном Кавказе. «Аушетия» бывшего президента Ингушетии Аушева готовится к реваншу
"Эйфория от смены власти в Ингушетии, похоже, оказалась несколько преждевременной. Во всяком случае, новости из этой республики по-прежнему напоминают сводки с фронта, а в экспертном сообществе, все чаще говорят о том, что республика вот-вот полыхнет, возвращая ситуацию в уже далекие, казалось бы, навсегда ушедшие 90-е, когда по всему Северному Кавказу пышно цвел сепаратизм, переходящий в терроризм и откровенную уголовщину. Любопытно, что оптимальный сценарий «реванша» тесно связан с настойчивыми требованиями о непременном возвращении во власть бывшего президента Ингушетии Руслана Аушева. И, похоже, что «аушетия» - так когда-то окрестили режим Аушева его оппоненты – если не возвращается, то вовсю готовится к этому.
«Тайфун» и «пятая колонна»
Если верить отчетам различных правозащитных фондов и организаций, типа Human Rights Watch (HRW) и их российских коллег, то получается, что до прихода во власть Мурата Зязикова в 2002 году, Ингушетия была едва ли не эталоном по соблюдению законов и прав человека. «По сравнению с Чечней, - пишут эксперты HRW в 2007 году, оценивая период правления Руслана Аушева - ситуация в Ингушетии казалась на удивление мирной и оказывалась в поле зрения международного сообщества практически исключительно в контексте проблемы чеченских беженцев». Разумеется, уже «осенью 2002 г. ситуация с безопасностью в Ингушетии ухудшилась».
Такая половинчатость познаний борцов за права человека, однако, совсем не удивляет. Ведь все что происходило в Ингушетии до отставки Аушева вписывалось не только в западную канву пожара войны по всему Северному Кавказу, но и преступного бизнеса по торговле заложниками и не только. А это, по понятным причинам, для «международного сообщества» совсем не тот показатель, на который следует обращать свое драгоценное внимание. Куда важнее сообщить, что федеральные «силовики боролись с боевиками, грубо нарушая права человека». Тем более, что сам Руслан Аушев для таких распорядителей «правами человека» – всегда был своим.
Очевидно, не зря в период двух чеченских кампаний российские генералы открыто называли Руслана Аушева «пятой колонной» Джохара Дудаева и Аслана Масхадова. Один только «лагерь беженцев» из Чечни на территории Ингушетии давал боевикам широкие возможности - от передышки и прикрытия, до питания и лечения. Например, «гвардейцы» полевого командира Руслана Гелаева открыто пользовались этим «статусом». Распивание же властями Ингушетии чаев с «полевыми командирами» вроде Шамиля Басаева перестало всех удивлять после того, как военная разведка федералов запеленговала аппаратуру, обеспечивающую прямую связь с территории Ингушетии с чеченским полевым командиром с позывным «Тайфун»…
Лихие гости и партнеры
О бизнесе на торговле людьми в Ингушетии во времена президента Аушева молчали, пожалуй, только правозащитники и международные эксперты, хотя только
с 1997-го по 1999 год в «мирной» Ингушетии было украдено более 600 человек, среди которых были даже дети и старики. Понятно, что эта дикая коммерция бурно процветала, а борьба с бандами похитителей натыкалась на «крышу» в самых высоких кабинетах республиканской власти. Свидетельств тому с разных сторон звучало множество - говорили об этом и сами бандиты, и те, кто с ними боролся.
После первой чеченской войны, «в Ингушетию стали наезжать вооруженные до зубов люди с документами типа «Спецназ Ичкерии», «Вооруженные силы Ичкерии». Мы, как прокурорские работники, считали все формирования на территории Чечни незаконными и должны были их задерживать и привлекать по статье 208 УК РФ. И мы делали это. Но все время нас, мягко говоря, поправлял президент Ингушетии Руслан Аушев» - свидетельствовал в свое время Магомед Евлоев, ставший, кстати, после своей трагической гибели, знаменем чуть не всей российской оппозиции. По словам Евлоева, «мои жесткие действия против бандитов вызывали недовольство у руководства республики», а после одной из самых серьезных операций, «Аушев обвинил меня в незаконных действиях: мол, из группы по борьбе с похищениями людей создано незаконное вооруженное формирование».
Вывод для Магомеда Евлоева напросился сам собой: «руководство Ингушетии было недовольно, когда заложников освобождали без выкупа». После такого понимания, отношения с Аушевым совершенно испортились. «Я верил, что он - самый чистый и честный политик, что он искренне хочет процветания и добра Ингушетии. Но его позиция по отношению к чеченским вооруженным формированиям, а потом и многое другое, что творилось в республике, заставило меня кардинально изменить свое мнение» - сетовал Евлоев.
Свидетель «Титаник»
«Многое другое» - в данном случае может, конечно, кого-то удивить. Дело в том, что практически о том же самом свидетельствовал и «бригадный генерал Ичкерии» - Салман Радуев по кличке «Титаник». Делясь с репортерами своими криминальными познаниями, он прямо обвинил Руслана Аушева и Аслана Масхадова в причастности к похищению представителя президента РФ в Чечне Валентина Власова. «В похищении Власова пря-я-я-мо, не косвенно, а пря-я-я-мо виновны Аушев и Масхадов» - заявил Радуев. Из таких свидетельств, правда, полных нарочитых недоговоренностей и недомолвок, следовало, что в возникшей ситуации: «у Аушева был свой план, а разрабатывался он по просьбе Масхадова». Реализацией занимались «люди из окружения Аушева и личная охрана Масхадова». Цель – бизнес. Речь в случае с Власовым, к примеру, шла о сумме в 500 -600 тыс. долларов США. Почти то же самое сообщил «Титаник» и о похищении группы НТВ и Елены Масюк – сумма 4 млн. долларов.
«Всю процедуру освобождения и выкупа Масюк и ее группы осуществляли тоже люди Масхадова и Аушева. К ним опять же отошла часть вырученных денег». «Я ж тебе говорю, - кипятился Радуев из-за недоверия журналиста - со стороны Аушева ее освобождением занимался министр МВД Ингушетии Коригов, от Масхадова - замминистра МВД Божиев, которого через сутки после мены, убили.
«Главные не те, кто похищает, а те, кто «крышует»
Конечно, Радуев мог и наплести словесных «аксельбантов» с три короба. Но в том-то и дело, что о роли Коригова в похищениях говорил и бывший сотрудник прокуратуры Ингушетии - Магомед Евлоев. «У меня есть доказательства - аудиозаписи и иные документы, подтверждающие, что помощник президента Ингушетии Беслан Коригов и его брат Дауд, бывший и. о. министра внутренних дел Ингушетии, организовали похищение Магомеда Льянова. И таких фактов десятки».
Более того, свидетельствуя о причастности того же Аушева к бизнесу на похищениях, в которых, кстати, заботливые правозащитники почти всегда обвиняли федералов, Евлоев был намного убедительнее эпатажного Радуева, поскольку оперировал документами. От Аушева, по словам Евлоева, исходили прямые поручения республиканскому МВД: принять и выслушать претензии лиц, находящихся в розыске за преступления, связанные с похищениями людей». «Главные в этих бандах не те, кто похищает, а те, кто их «крышует». И вопрос, где же была «мировая общественность» и те, кто сегодня требует «возвращения Аушева» на пост президента, когда прозвучали все эти обвинения, а было это в 2001 году, возникает сам собой, передавая всем нам привет от «двойных стандартов»…
«Асса» для клана Гуцериевых
Впрочем, картина «мирной Ингушетии при Аушеве» будет совсем не полной, если не заглянуть в свободную экономическую зону «Ингушетия», проще говоря, в тамошний оффшор, по количеству афер конкурировавший разве что со своим аналогом в Калмыкии. В том, что при Аушеве благая затея быстро превратилась в «черную дыру» - ни для кого давно не секрет. Налоговые аферы – сущая мелочь, поскольку деньги в этой «экономической зоне» просто таки испарялись. К примеру, из федеральных траншей, выделенных бедной Ингушетии, было возвращено в федеральный бюджет всего лишь 124,4 млн. руб., а 1 миллиард 80 миллионов – ушли куда-то «в горы».
Или другой, более любопытный пример, точнее приступ «финансового суверенитета», ставший, пожалуй, для всех кредитных учреждений хрестоматийным.
Так, в 2000 году при курсе ЦБ РФ 27 руб. за доллар, в Ингушетии случилось «экономическое чудо»: зеленый всего на сутки резко похудел и ушел вниз - до отметки в 6 рублей за единицу. Позже выяснилось: дружественная Аушеву фирма Михаила Гуцериева «Премиум» выкупила у Ингушетии гостиницу «Асса». Впрочем, сколько и какой собственности «съели» братья Гуцериевы в Ингушетии с явным ущербом для бюджета - даже не важно. Важно, что власть при Руслане Аушеве была способна на все.
Все попытки центра навести элементарный порядок, и поставить на место республиканские власти, натыкались на две простые вещи. В части помощи «воинам Ичкерии» - на крики о вмешательстве федералов в дела республики, истерики правозащитников о преследовании «мирных жителей» и прочее. Ну а в части финансовой дисциплины – на саботаж. Так, в 1999 году Юрий Чайка, будучи еще в ранге заместителя генпрокурора не смог добиться от Счетной Палаты РФ полноценного аудита финансов Ингушетии. Его требование провести «проверку законности расходования бюджетных средств в Республике Ингушетия в 1997-1998 годах в связи с «разработкой комплексных мер по противодействию сепаратистским устремлениям руководства Республики Ингушетия» так и осталось без внимания. Хотя нет, ответ все же был дан: ревизии, оказывается, помешала «большая загруженность аудиторов», в связи с чем, контроль силами СП РФ «не представляется возможным». Прикрывали Аушева, похоже, крепко. С одной стороны – в Москве, а с другой - «международная общественность».
Тайный антироссийский союз
Различные «международные институты» еще можно было бы понять, кабы Аушев слыл записным демократом. Этого, разумеется, не было и в помине. Достаточно вспомнить те обвинения, которые не раз звучали в адрес «диктатуры Аушева» вроде отключения всех телеканалов и прочих «причуд». Видимо, поэтому никто никаких иллюзий по поводу возвращения Аушева обратно не питает. К примеру, сенатор от Ингушетии Исса Костоев настроен весьма скептично. По его словам, смена власти в республике не решит всех проблем, накопившихся с момента ее создания. «У нас уже были в руководстве два генерала, один из которых – Руслан Аушев-герой, а воз и ныне там» - заявил он журналистам. По его убеждению, для решения проблем нужно не людей менять в руководстве республике, а вмешаться в ситуацию самому федеральному центру».
Однако это, на первый взгляд логичное предложение, уже сейчас наталкивается на противодействие. Проблема в том, что при анализе событий на Кавказе в недавнем прошлом, будь то выходки боевиков из Чечни или высокая позиция Аушева, то непременно вырисовывается жесткая линия, направленная на… борьбу с федеральным центром. Листая, например, подшивки и архивы тех лет синхронность действий против России, Аушева, правозащитников и тех, кто разогревал сепаратизм по всему Северному Кавказу из-за рубежа, просто поражает. Получается, что работала весьма слаженная машина, что не раз подтверждалось и военными и политическими экспертами. Но самое опасное, что она, похоже, вновь готова заработать. Скорее всего, именно ее силами, всеми правдами не правдами пока только продвигается пробная идея - идея возвращения Аушева в руководящее кресло. Что будет потом – догадаться не так уж и сложно."
24.11.2008
Постоянный адрес статьи : http://www.flb.ru/info/45260.html Алексей Пархоменко
FLB

Dizell77

Листая, например, подшивки и архивы тех лет синхронность действий против России, Аушева, правозащитников и тех, кто разогревал сепаратизм по всему Северному Кавказу из-за рубежа, просто поражает
Так и напрашивается - Враг народа, Руслан Аушев, агент американской, британской и израильской разведок
что тока не придумают паркетные журналисты -"кавказоведы"

Arbyz89

ну тебе не привыкать вырезать слова из контекста. Как насчет других абзацев в статье? Про высказывания Евлоева при Аушеве, например? Я, кстати, помню, что был такой следователь ингушской прокуратуры Евлоев, который писал на тему заложников, встречался с Хайхороевым, но я не думал, что это тот самый Евлоев был.

Dizell77

куйня и все остальные абзацы....вполне можно подписать Шерхан & единомышленники

Arbyz89

отвечай пожалуйста на вопрос, а не в целом, я конкретику спрашивал
Про высказывания Евлоева при Аушеве, например?

Dizell77

В принципе, интересные вещи он говорит. Почитать бы еще все интервью, откуда это вырезали...так чтобы знать контекст и не ошибиться. В рамках данной статьи трудно комментировать, тк сама статья откровенно тенеденциозная и все цитаты подбирались соответственно...

panteon

Проблема в том, что при анализе событий на Кавказе в недавнем прошлом, будь то выходки боевиков из Чечни или высокая позиция Аушева, то непременно вырисовывается жесткая линия, направленная на… борьбу с федеральным центром
он имел возможность это сделать во время первой и во второй чеченской компании, втянув свою республику в войну. Объяви джихад, и вся республика пошла бы за ним, ососбенно в самом начале чеченской войны. Но как правильно заметил, Магамед Евлоев "Я верил, что он - самый чистый и честный политик, что он искренне хочет процветания и добра Ингушетии...", он не мог не предвидеть последствия войны для свей республики. Зная его позицию, федеральный центр закрывал глаза на многое что творится в республике, в том числе и на похищения людей и на значительные финансовые махинации, оспаривать тот факт что Аушев не имел к этому отношение и не знал что творится в республике нельзя отрицать , хотя сливки снимали другие кланы.
А беспокойство федерального центра по поводу возможного возвращения Аушева связанно с тем, что Кремль помимо вассалов кланяющихся до ног Президенту, которым прощаются все погрешности внутренней политики, никого не хочет видеть во главе Ингушетии, да и всех республик Северного Кавказа.

Arbyz89

Объяви джихад, и вся республика пошла бы за ним
а что, уже руководитель светской власти объявляет джихад, и не для мусульман как приверженцев религии, а для республики? а в конституции республиканской это закреплено?
насчет вассалов: ну а кого же ставить, учитывая то, что эти республики дотируются на 80-90% из федерального бюджета? конечно, кому-то нравится быть "независимым" правителем при дармовых деньгах, но видимо, пока нет такого совпадения желаний обоюдно. В то же время премьер Евкурова поставил цель, чтобы республика стала регионом-донором, признал и обозначил проблему.

panteon

а что, уже руководитель светской власти объявляет джихад, и не для мусульман как приверженцев религии, а для республики? а в конституции республиканской это закреплено?
Ичкерия тоже когда-то была светской республикой, а что касается русскоязычного населения, трудно сказать как развивались бы события, но в целом сценарий был бы тот же что и в Чечне.
В то же время премьер Евкурова поставил цель, чтобы республика стала регионом-донором, признал и обозначил проблему.
Все руководители субъектов РФ ставят в идеале такую цель, особенно в период смены власти
Но нужно ли это Кремлю? Если бы было нужно то и спрос был бы соответствующий за социально-экономическое развитие.

Arbyz89

Ичкерия тоже когда-то была светской республикой
тем не менее, джихад там вряд ли объявлял президент. Именно джихад. А Кадыров в пору муфтием. Ну и Ичкерия была криминальным оффшором.

panteon

тем не менее, джихад там вряд ли объявлял президент. Именно джихад.
Да, президент и не имеет на это право, если он одновременно не является авторитетным ученым-богословом, но он мог инициировать события таким образом, чтобы создать условия для объявления джихада.

Arbyz89

Двенадцать боевиков уничтожены в Сунженском районе Ингушетии
26/12/2008 00:04
НАЗРАНЬ, 26 дек - РИА Новости. Двенадцать членов незаконных вооруженных формирований (НВФ) ликвидированы сотрудниками силовых структур во время контртеррористической операции (КТО) в селении Алкун Сунженского района Ингушетии, сообщил РИА Новости представитель управления ФСБ РФ по республике.
"В рамках проведения контртеррористической операции уничтожено 12 членов НВФ, изъято десять единиц огнестрельного оружия и большое количество боеприпасов", - сказал собеседник агентства.
"В ходе проведения контртеррористической операции никто из сотрудников правоохранительных органов не пострадал", - отметил представитель УФСБ Ингушетии.
Сейчас на месте происшествия работает следственная группа. Несколько мобильных отрядов проводят прочесывание местности, решается вопрос о возбуждении уголовного дела.
изменения налицо, разница с прежними операциями налицо ... значит, можно ... значит, причина не в силе боевиков ... а скорее в том, что в данном случае их не покрывали единомышленники в силовых структурах

Arbyz89

Дата: 2008-12-25 15:28:00+03
В Ингушетии преступники обстреляли траурную процессию
МАГАС, 25 декабря. В Ингушетии сегодня около 12:00 мск в населенном пункте Нижние Ачалуки Малгобекского района республики обстреляна траурная процессия на похоронах убитого сотрудника милиции Рашида Даурбекова.
Как сообщает ИТАР-ТАСС со ссылкой на МВД Ингушетии, «неизвестные, находившиеся на легковой автомашине, из автоматического оружия обстреляли траурную процессию. Ранены два человека — милиционер и местный житель. По стрелявшим был открыт ответный огонь и организовано преследование. При попытке скрыться преступники перевернулись на машине, автомобиль загорелся. Двоим боевикам удалось спастись и убежать, третий сгорел в машине».
«В настоящее время устанавливается его личность и принимаются меры по задержанию двух скрывшихся преступников», — отметил собеседник агентства.
© 2000-2009 ИА «Росбалт»
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: