настоятельно рекомендую почитать этот рассказ!!!

pampusha

вы не пожалеете!
http://www.awd.ru/student.htm

olga222

Мля, как будто сам там побывал. Охуенный рассказ! Только почему не весь?

omni51776

Конец у него есть?
Запостите плиз, если не вломы

stm6662307

Вот у нас была большая страна, и стала не маленькая. Зеркал, стекла полно. Краски, как я понимаю, тоже. Но почему, почему блядь всё такое серое? У нас тополя по городу всему. Как весна, их хуяк, и отпиливают напополам. Стоят как виселицы. Пух им видите ли мешает. В нос забивается. Мне тоже в радиатор забивается, чищу. А вот ядовитые фабрики не мешают! Снег чёрный! Река Исеть по городу текёт, подойти страшно! В том году байдарочник перевернулся, только подмышками волосы остались, остальные выпали, напрочь!
- Здесь тоже река грязная, – пытался вставить свои пять саттангов Сеня, говно плывёт…
- Тыы не перебивай! Наше говно, всем говнам говно! Химическое! Рыба водится ещё, но то без глаз совсем, то наоборот, хуй на боку, мудирует.
- Мутирует – поправил Сеня.
- А, одна петрушка, сдохнем скоро все. Под Челябинском, комбинат есть, Маяк. Там утечка была чуть не сорок лет назад. Так вот, грибы растут вокруг, ими можно атомный ледокол заправлять, до того радиации полно. Корова наелась тех грибов, и отелилась непорочным зачатием. Вместо ноги у телёнка – хуй. И светится в темноте.
- Чего-то тебе Степаныч везде сегодня они мерещатся..
- Да своими глазами прочитал в газете «Жизнь». Моя дура выписывает.
- Понятно, нашёл авторитетную газету. Такие газеты читать вредно для здоровья.
- Это точно. Дочка моя, дева старая, решила от веснушек избавиться. И вычитала в той газете, что надо втирать упаренную мочу. И давай её упаривать. Я с работы прихожу, ну думаю, в подъезде не иначе трубу прорвало. А в квартире… даже герань сдохла. Хорошо весна, на дачу съехал.
- Ты ешь Степаныч, не отвлекайся. Ну раз сыт, тогда поехали. Куда сначала, по реке или по магазинам?
- Мне в фирме сказали, что есть тут статуя, большая как тепловоз, и вся из золота. Вот бы её глянуть!
- Гавно вопрос!
Сели в тук-тук и поехали смотреть Будду. Будда как и раньше лежал на боку. Степаныч, разуваясь уточнил:
- Сеня, я православный, это не грех?
- Не грех. Ему все равно, кто ты. Лишь бы не еврей.
- ?
- Шутка. Тут знаешь, какое дело, лишь бы человек был хороший. Правильный буддист, умирает, а потом возрождается в другом теле. И так бесконечно. Реинкарнация называется. А совсем крутой монах, перерождаться перестаёт, и пребывает в вечном кайфе. В нирване. Вот, к примеру, индус сегодняшний. Показал, как проехать, ему зачтётся. Для кармы хорошо. А вот у другого индуса ты сотню отобрал. Для твоей кармы это плохо. В следующей жизни будешь кем-нибудь другим. Не человеком.
- А кем же?
- Ну, не знаю, может каким-нибудь хорьком..
- Слушай ты, хорёк, помолчи а! Сам-то, небось, будешь собакой какой-нибудь лохматой. Хотя, хрен с ним, пусть хорьком, только б не в Урало-сибирском регионе, поюжнее.
Прошлись, бросив монетки по чашкам. Степаныч загадал себе внука.
Затем решили прокатиться по каналам, и только потом прикупить кой какого товара, чтоб с сумками не таскаться.
Каналы поражали. Контраст между лачугами и билдингами. Золота и грязной воды. Степаныч выговорившись в ресторане подавленно молчал. Воспрянул только у пристани, где кишмя кишела рыба.
- Вот, смотри! А ты говоришь вода грязная!
- Степаныч в этой рыбе глистов столько, что её только тайцы могут есть.
- Не надо! Наши глисты их глистов победят. А если спиртом запивать, то всем глистам придёт полный и бесповоротный пиздец.
Сидя на лавке, Степаныч всё оглядывался на корму. Там управлял странной конструкцией лонгбота рулевой.
- Дизелёк там у них, дохленький, надо…
- Даже не думай! Не хватало только ещё и лодки ремонтировать. А отдадут потом в аренду на неделю, так и будем здесь плавать? Ну тебя в баню, фанатик больной.
- А тебе б только траву курить, да морковь окучивать, - незло ворчал Степаныч.
- Ну чего, поехали прокатимся на небесном трамвае?
Наобум проехав с пяток станций, вышли где погуще народу и попали прямо на рынок. Сене ничего в общем и не надо было, а Степаныч, потолкавшись и поторговавшись с помощью Сени купил только чесалку для спины в подарок жене, и мешок ракушек, как заказывали.
- Скажу сам собирал, пусть проставляется. Ничего в голову не лезет, чего им привезти? Слоников? Нахрена там слоники, и так барахла за жизнь накопилось, Татрой не вывезти.
- На память..
- На память оно вот здесь (похлопал по лбу) в голове. Нет, тряпок каких-нибудь я конечно привезу, но что-то нет настроения сегодня. Сильно много впечатлений.
Прыгнули в такси со счетчиком, и поехали на Каосан. Набраться сил, перед вечерним променадом.
Обмыв подгоревшие конечности и проведя ревизию наличности Степаныч, воодушевился. Он вёл свой график расходов. По всему выходило, что баланс дней отпуска и потраченных средств сходился.
- Вот ведь паразиты, придумают! Смотри, из полиэтилена деньга! – крутил синеватый полупрозрачный полтинник батов Степаныч. Удобно как, сунул в бачок унитаза заначку, и пусть себе плавает!
- А зачем в унитаз?
- Да моя ж как ищейка. Запах денег чует на расстоянии одной трамвайной остановки. Куда ни спрячь. Про водку вообще молчу! Купил как-то куру, летом. Авоська в руках, и никаких карманов. А у меня «чекушка», 250 грамм. Куда её девать? Засунул в куру ту, в жопу ейную, благо не мороженая. Только горлышко торчит заподлицо с шеей куриной. И в морозилку. Ну а вечерком-то спохватился, а хуй! Вынуть не могу. Зато принудительное охлаждение, теплоизоляция, ага. Так и открутил пробку. Только наливать, слышу моя тапками шуршит. Решил с горла хлобыстнуть. Поднял тушку над головой, шея с горлышком во рту. А ледяная падла, губой к курице и примёрз. Тут моя заходит на кухню. Я как вурдалак. Глаза квадратные, в глотке водка, не запить, не закусить, не выдохнуть толком. Мычу. А бабка-то моя, и давай верещать, совсем, дескать старый охуел, сырую курятину жрёшь, щи мои тебя не устраивают. А я чего, бочком-бочком в ванную, и закрылся там, тёплой водой отмачивать. Слышу, орёт, мол, Машка, вызывай психушку, отец рассудок потерял, заперся и куру замороженную грызёт. Еле отмахался потом. Вязать меня уже мои бабы хотели.
- Ну чего, давай дёрнем перед выходом отвёртки, - отсмеявшись предложил Сеня смешивая свежевыжатый сок, лёд и водку.
- Привыкну я тут с тобой бодяжить всякую газировку!
- Да это ж коктейль, жарко чистую-то!
- Коктейль…вот раньше коктейли пили! Сифоны такие в моде были, баллончиками заправлялись. Круглый такой сифон. А сухой закон. Мы в мастерской раз заправили его спиртом. Полста грамм, и накрывает как рулоном обоев по башке. А тут как раз Клиренс, сидел радиатор от Урала лудил. Паяльная лампа раскочегарена. Заходит, председатель профкома, задница конторская. Упрел весь, рожа красная. Ну и в стакан пшикнул по самый ободок. Никто и сказать ничего не успел. Хватанул он полстакана, и устроил фейерверк. Спирт-то обратно пошёл, под давлением. Да на лампу паяльную. У Клиренса, и так-то волосы только на бровях были, и тех не стало. А этот, профкомовский, в штаны наложил кучу. Так и ушёл, враскорячку. Без усов. Зачем приходил? До сих пор гадаем. Уволился он на следующий день, сейчас диспетчером в пожарке сутки через трое.
Принарядившись и побрившись, наши герои спустились на перекрытую уже улицу. Многонациональный муравейник впечатлял. Уже поднабравшийся опыта и коктейля Степаныч не меньжевался лишний раз и рассекал толпу с уверенностью. Проходя мимо продающейся всякой всячины, он всё присматривал, чтобы такого удивительного приобрести потом, ну и разумеется привлекали всевозможные железки. Ножи, ножики, ножички и прочие кортики-сабли поднимали настроение как всякого настоящего мужика.
- А это что за фиговина?
- Сюрикен
- Острый, ты смотри!
- Кидать его надо, во врагов.
- Нет, во врагов надо кидать монтировкой. Не промахнёсся! А то и двоих прищучишь!
- Ну чего, двигаем на Патпонг? Презервативы на месте?
- Как скажешь… на месте, все пять.
Прибыли на самую, пожалуй, одиозную в туристических кругах местность. К Степанычу мгновенно подскочила морковка в юбке длиной ровно по трусы.
- Сексоу сексоу гоугоу миста сексоу!
- Да отлипни ты от меня, не понимаю я тебя, ни бум-бум!
Показалось, что на миг даже воздух наэлектризовался. На эту волшебную формулу отреагировало с полдюжины представительниц морковного профсоюза.
- Бум-бум! О бум-бум! Уан фак, уан сак, вери чип…
- Степаныч, ты так больше не говори. Порвут.
- А чего я такого сказал-то?
- Именно то, что от тебя ждут здесь сотни девочек.
В конце концов, их затащили таки в Go-Go бар, шустрый мальчонка с фонариком показал куда уместиться.
- Ничего себе цены! Пиво по сотне!
- Степаныч, это называется плата за вход
- Ясно, наценка как в вагоне-ресторане – сказал Степаныч запуская пятерню в корзинку с поп корном.
В центре зала, на подиуме, вокруг одного из шестов вяло переминалась малотоварного вида тайка без трусов.
- Что-то она по-моему засыпает!
- Ой! Сеня, что это? Сеня, ей помоему плохо! Сеня, глянь!
Девушка расставила ноги на ширину плеч, и из неё, вдруг, начало что-то выпадать. А потом… убегать.
- Святая Дева Мария Гваделупская! Да это ж лягушки! – Степаныч вдруг неистово перекрестился левой рукой с зажатой в пальцах порцией поп корна.
- Ну как тебе?
- Это ж какие муки!
- Да она привычная, погоди, ещё не всё… сейчас её коллеги по пиздофокусам выйдут!
- Да я не про неё. Мне лягушек жалко.
«Фокусница» ловко поймала выродившихся бедных земноводных, и напоследок, сунув одну жабу в рот, и сделав якобы глотательное движение, выстрелила опять лягушкой, под аплодисменты зрителей.
- Этой, последней, которая на бис, наверное там хуже всех приходится.
- Да ты чего, наоборот, прима! У неё усиленный паёк!
Потом было курение сигареты.
Потом было Вынимание километра шелковой ленты
Потом оттуда вынимались стреляющие петарды
Потом оттуда вынимались лезвия
Потом оттуда вылетала птичка живая
Чего там только не было. И товары народного потребления, и продукты питания, и прочий скобяной ассортимент.
Степаныч сидел с открытым ртом.
- Сегодня великий день. Потому, что за этот день у меня уже второй раз шевелятся волосы на жопе. А это дорогого стоит.
Апофеоз. Помощник вынес горячую сковороду, и девушка снесла пяток яиц. Четыре из них были изжарены, тут же. А из пятого был высвобождён крохотный жёлтый цыплёнок.
Степаныч такую овацию устроил, что ему немедленно принесли эту яичницу и поставили перед ним на стол.
- Идите нахуй! Я это есть не буду!
Морковка с обнаженной грудью настойчиво стояла над душой.
- Степаныч, дай ей денег…
- На тебе полиэтиленовый полтинник, засунь его себе куда хочешь, только отстань ради бога со своей глазуньей!
- Сеня, пойдём отсюда, я больше не могу. По телевизору смотрел, чурка какой-то шпаги глотает.
- И что?
- Да он просто сосунок, и жизни не видел! Вот что я тебе скажу!
Так, они ещё часа полтора бродили по Патпонгу, то заходя туда-сюда, то отбиваясь от настойчивых предложений, то попивая пиво.
- Поехали спать Сеня, хватит с меня этих эксгумаций!
- А морковку?
- Нет, Сеня, сегодня не могу. Боюсь. Сунешь, а там мыши какие-нибудь. И будет в моей жизни это самое последнее проникновение. И так осталось недолго радоваться.
В общем, весь полный впечатлениями, Степаныч улёгся спать. А Сеня забив пару папирос своей волшебной травой поехал догуливать в Нанаплаза.
Продолжение следует
Автор: © БСт (© Бедный Студент, г. Екатеринбург)

lordcliff

АФИГИТЕЛЬНО!

pampusha

конец автор еще недописал,
см. отзывы о рассказе в форуме на этом же сайте.
http://www.awd.ru/bb/viewtopic.php?t=2372
там же можно оставить свои пожелания автору.
а вообще то хороший познавательный сайт про Тайланд
http://www.awd.ru/tailand2000.htm

aleeva

В Банкок усталые путники прибыли к вечеру. Степаныч выписывал последние километры, Сеня мирно дрых рядом, пуская слюни от удовольствия. Снова 8 раз по кругу и возбужденные возгласы Степаныча на истинно русском наречии вырвали Сеню из сладких грез.
- Чего матюгаешься, драйвер? Приехали?
- Да, мать твою, приехали! Опять это грбёбаное место! Я ссать хочу! …И жать, и спать! Ёклмн!
Добрались к ночи до первого отеля, обозначенного Лохматым и рухнули спать.
Степаныч открыл глаза. Ну конечно, едрен батон! Забыли задернуть шторы и ранний луч солнца палил прямо в левый глаз.
- Бля, 7 утра! – простонал раздосадованный Степаныч.
За несколько дней он успел отвыкнуть от привычного распорядка, по которому подъем на Родине происходит в 6 часов утра. К хорошему, как говорится, быстро привыкаешь.
Встал, умылся по пояс, натянул сандали и потопал вниз на ресепшен. Холодная водичка взбодрила, на улице в такую рань дул легкий ветерок – в общем, жизнь удалась – утро было по истине добрым!
В бездонном кармане новых шорт завалялся телефончик гида Танечки. Жутко захотелось услышать голос милой соотечественницы. Почесав за ухом и грустно вздохнув вслух: «Эхехе…» Степаныч пошел к автомату.
Набрал заветные цифры и трубка ожила звонким тарахтеньем. Степаныч блаженно улыбнулся и вышел из утренней комы:
- А? Что? Сегодня Храм Изумрудного Будды? Каналы? «–аналы» - пробубнил Степаныч, - Мы в Банкоке, в отеле…, мать вашу, да не знаю я как он называется! Ночь была! ….. Поехать то надо, да вот Сеня….. ладно, сами до Дворца доберемся. К 11? ОК! Танька, только вы нас того, дождитесь!
Степаныч времени не терял. Сбегал за пивом. Пробегая мимо макдональдса в желудке заныло. (Цивилизация, блин, и узкоглазых окупировали!) Жадно срубив пару чизбургеров, не забыл захватить для друга.
Сеня был ласково разбужен, снабжен холодненьким пивцом и внимал вещанья Степаныча.
- Чё? Храм? Каналы-аналы? Ага, поедем! Да ты лучше расскажи как там Танька!
Степаныч достал самогон. Дернули по маленькой, чтоб на жаре не ломало и двинули.
Группа уже была на месте. Танька бегала вокруг и орала на грудастую бабенку в белых полупрозрачных бриджах.
- Сень, как думашь, чё она на нее взъелась? Така гарна дивчина: задница и сиськи что надо… - уже мечтательно цедил Степаныч
- Завидует, наверное…
Все прояснилось на проходной. Маленькая Тайка тыкала на Грудастую и вопила: Донт гоу! Сексюально!
- Бля, ну конечно сексуально! – возмутился Степаныч, - Рассовая дискриминация! Наших баб за красоту пускать не хотят! – Степаныча понесло…. То ли деваха ему действительно приглянулась, чего, впрочем, нельзя было отрицать, либо полуденная жара дала в голову, трахнутую рюмахой самогона…
В общем, после долгих припирательств и водружения на шикарные тылы Грудастой цветастого платка, обзываемого по иностранному – ПАРЕО! Вошли.
- Красотища то какая, пи@ц! Все в золоте, да в каменьях! – Степаныч таращил загребущие глаза. Самораскрывающийся рот то и дело прикрывал Лохматый. Так же держал Степаныча за локоть, чтоб ненароком не рванул пиздить и не опозорил в своем лице всех русских туристов.
Танька рассказывала притчу про золотые котелки, которые надо отыскать на территории дворца. Потом потереть пальчиком по золоченому боку и намазать этим себе руки и лоб. А после этого ритуала должно привалить много денег… и счастья. Мысли Степаныча лихорадочно заработали. Надо найти котелки, которые сулят много денег, которые в свою очередь сулят бесконечный Тай (читай – счастье)! УРРРА! Панацея найдена. Все это Степаныч проделывал молча. Схватил Сеню и побежал, заглядывая во все углы в поисках заветной «мечты».
Перый котелок нашелся довольно быстро. Но! Со всех сторон были враги! Гудящая толпа туристов, не позволяющая даже дотянуться до вожделенной цели. Степаныч взбесился: зарычал, издал вопль каманчи и ринулся на амбразуры! Барьер был взят. Громко матерясь направо и налево, агрессивно работая локтями, чтоб не оттеснили он обеими ладонями яростно тёр котёл. Немного отвлекся и был выброшен из толпы, но ладони сверкали! Любовно, стараясь не растерять частички драгоценной пыли он натер себе лоб, потом запястья, потом задумался и намазал руки до локтей, потом опять задумался… воровато обернулся и запустил обе руки… в трусы.
Довольно крякнул и изрек: «Как в тосте прям – чтоб хуй стоял и деньги были!»
Стоявшие рядом и наблюдавшие данную картину бабенки молча переглянулись и пропали в толпе. Через секунд 15 их вышвырнуло обратно с блестящими ладонями. Довольно улыбаясь, они тоже намазали руки до локтей, потом подумав – до плечей:
- Красиво как блестит-то! – изрекла одна из них. Подумав, тоже размазала по лбу, указательным пальчиком подведя золотые тени и румяна. Их взгляд упал на забытого Степаныча и они, не сговариваясь, и даже не обменявшись взглядами, начали мусолить золотыми руками по выпиравшим из маечек шикарным!-на взгляд Степаныча бюстам.
– Ух ты, Золотые тётки! – поржал подошедший Лохматый. Руки его тоже блестели, а на лбу красовалась золотая точка, как у индианки.
- Инди-сенька! – Воскликнул Степаныч и с диким хохотом согнулся пополам.
- Сам козел! - Немножко обиделся Сеня: Ты, бля, свою-то рожу в зеркале видел? Но Степаныча это мало волновало. Его торкнуло! Да так серьезно, что Сеня подумал, что это затянувшийся эффект от травы и позавидовал.
Дальше вояж по Храмам проходил спокойно, без происшествий. Если не считать того, что при выходе из Храма Изумрудного Будды (при входе обувь снимают и оставляют у дверей) Степаныч не сдержался и напялил вместо своих чьи-то офигенно-модно-дорогие сандали. Добычей похвастался позже, когда вышли за территорию, и получил от Лохматого пиздюлей за то, что мазой не поделился и оставил собрата без обновки. Степаныч удивился… молча.
– То, блин, держит, чтоб «Родину не позорил», а тут …. – пробубнил виновато Степаныч…
Конечно не обошлось без фоток: «Степаныч у Храма», «Босой Степаныч на молитве», «Степаныч нюхает в чаше лотос», «Степаныч с Золотыми тётками»
Танька собрала своих туристов в кучу и объявила, что наш эскадрон направляется к каналам-аналам! Что путь будет лежать через Банкокские трущебы. Сразу дала ЦУ: К местным не приставать, от группы не отставать, в говно не лезть! Пошли.
- Матерь божья, вонища то какая! – зажал нос Степаныч
- То ли еще будет! Заржал Сеня.
Шли молча. Наш герой был поражен.
- И как же такое правительство и президент допускает?
- У них Король, а не президент. Это тот мужик, которого на Батах печатают и чьи портреты везде по городу развешены.
- Аааа, понятно…
Степаныч расщедрился и кинул монетку беззубой бабке, кашеварившей на примусе рядом с «тропой». Получилась фотка: «Добрый самаритянин Степаныч в Банкокских трущебах спасает старуху от голодной смерти»
Погрузились в лодку.
- Эка бандура, - воскликнул Степаныч и рванул к «водителю-капитану». Управление на лодке было точь в точь, как у его Камаза. Тот же солидный руль, те же педали, зеркало заднего вида, а на нем куча фенечек, подаренных ярыми «поклонницами» достоинств водителя, куртка за сиденьем и авто-магнитолла на подставке. Лохматый умилялся: прям картина из индийского фильма: у тебя здесь родинка и у меня там родинка – ты мне брат, я тебе брат. Степаныч, походу дела и забыл про то обстоятельство, что говорят они на разных языках: оба увлеченно обсуждали технические характеристики данной посудины.
- Степаныч, блядь, быть тебе теперь Кузьмичем! – положа руку на плечо друга хмыкнул Сеня.
- Это почему ж, ядрена кочерыжка?
- Да потому что ты акомя родимой речи стал иностранную понимать! Степаныч встрепенулся. Эко дело! Действительно, все что ему говорил таец было им досконально понято… до последнего винтика.
- Да пошел ты, инди-сенька недоделанный! Прицепился как банный лист! Смотри лучше по сторонам!
Сеня немного ошалел от такой напористости, от деда отстал и уселся смотреть, мысленно слившись с «природой».
Танюха стала ходить по проходу и раздавать буханки хлеба. Степаныч встрепенулся и ткнув в бок соседа изрек:
- О, щас поедим!,
- Степаныч, ты чё, поссать выходил? Сказали же русским языком – этим рыбу кормить надо!
- Какую рыбу? В этом вонючем болоте еще и рыба есть? Сеня улыбнулся и промолчал.
Через пару минут лодка остановилась и народ стал крошить мякиш в воду. Все вокруг закипело-забурлило!
У Степаныча сперло дыхание и он чуть не вывалился из лодки, хорошо, что вовремя был подхвачен ловким соратником за шкирдон. Говорить он не мог, только издавал гортанные звуки открытым ртом, таращил зеньки и тыкал пальцем в воду. Сеня испугался, что дед умом от счастья тронулся и тряханул его пару раз. Степаныч малость отошел и прошептал :
- Матерь божья, сколько рыбищи-то! …. Сеня, это того… где здесь сети продают?
- Отец, ну ты даешь. Сам возмущался про это вонючее болото, а сам целлюлоидных сомов жрать собрался?! Это все равно что говно есть в нарядной этикетке!
В общем, все обошлось хорошо. На память осталась пара картин: «Степаный кормит голодных тварей», «Степаныч с веслом против стаи пираний».

IMPButch

А это уже херня какая-то. Стиль не тот, и совсем н смешно.

aleeva

взято из форума,
писал тот же автор

vodes5311

А по моему нет. Это скучающий народ писал "под него". А человек этот юморист известный. Например, знакомые с anekdot.ru знают его как Аллюра

pampusha

правильно взято из форума, но это писал не автор (БС а какая то девка, косившая под автора.
Совсем не тот стиль и вовсе не прикольно.

aleeva

ну давайте тогда этот пост сотрем
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: