Народность и элитарность

Irina_Afanaseva

раздел "Свои «завоеватели»", две цитаты внизу - самое интересное
Когда рассуждают о «национальной элите», то почти всегда представляют себе нечто близкое к идеальному. Считается, что элита должна сосуществовать в гармонии с большинством нации и быть исправным выразителем ее воли. Если же этого не наблюдается, то речь идет об эгоизме элиты, ее оторванности от народа, о неисправности политических механизмов и т. д. Между тем, все не так просто, и причины «эгоизма» элит кроются в природе существования самой нации.
Все дело в том, что элита просто обязана быть до некоторой степени «антинародной» и находиться в некотором противоречии с большинством нации. Без этого невозможно политическое руководство нацией, которое предполагает принятие разного рода властных решений. Причем эти самые властные решения часто носят экстремальный характер. Власть имущим, которые входят в элиту, нередко приходится лишать своих сограждан жизни, свободы и имущества. А уж быть готовыми к этому они должны всегда. Одно из главных назначений власти и, соответственно, правящей элиты — сдерживать народ, ограничивать, так или иначе, свободу устремлений.
Понятно, что вести себя так по отношению к своим соотечественникам невозможно без того, чтобы не относиться к ним как к «иноплеменникам». И не просто к иноплеменникам, но покоренным иноплеменникам. Любая элита ведет себя как «завоеватель», пришедший на чужую территорию. (В то же время когда приходят настоящие завоеватели, то аристократы находятся в первых рядах сражающихся с ними.)
Существует даже теория, согласно которой старинная знать была образована именно захватчиками, тогда как низшее сословие составили покоренные «аборигены» («автохтоны»). И некоторое основание для таких выводов есть. К примеру, средневековая французская знать действительно была, по преимуществу, германской — ее формировали франки-завоеватели, которые дали название и самой Франции. Отсюда и трактовка Великой Французской революции как восстания галльских низов против германской аристократии.
Так, конечно же, было не везде, но налицо некоторый иноземный характер старинной аристократии. Она всегда с очень большой легкостью инкорпорировала в свой состав те чужеродные элементы, которые считала равными себе. Для нее, вообще, были очень важны интернациональные «династические» связи, что часто шло в ущерб укреплению связей внутренних, «национальных».
(И в настоящее время политическая псевдоэлита продолжает выполнять функции «завоевателей», но делает это в крайне усеченном формате. Сегодня на Западе процветает терпимость к преступникам, уголовное законодательство все больше либерализируется. Организованная преступность давно уже стала полулегальной организацией, чья мощь сопоставима с мощью крупнейших корпораций. Кроме того, государственные структуры почти уже не защищают свои страны от многих внешних влияний. Так, нарастают потоки миграции из стран «третьего мира», которые усиленно размывают национальную идентичность.)
В то же время, следует подчеркнуть, что «инородность» элит относительна, а дистанция между ними и народом может быть самой разной. Вот, например, как обстояли дела в «варварской», «азиатской» Московской Руси — с точки зрения по-европейски просвещенного хорвата Юрия Крижанича (XVII в.):
«Люди даже низшего сословия подбивают соболями целые шапки и целые шубы, а что можно выдумать нелепее того, что даже простолюдины и крестьянки носят рубахи, шитые золотом и жемчугом? Шапки, однорядки и воротники украшают нашивками, шариками, завязками, шнурами из жемчуга, золота и шелка... Следовало бы запретить простым людям употреблять шелк, золотую пряжу и дорогие алые ткани, чтобы боярское сословие отличалось от простых людей. Ибо никуда не гоже, чтобы ничтожный писец ходил в одинаковом платье со знатным боярином... Такого безобразия нет нигде в Европе. Наигоршие черные люди носят шелковые платья. Их жен не отличить от первейших боярынь».
А вот что происходило в просвещенной Европе в XVIII в:
«Всматриваясь в наши поля, мы видим, что они усеяны множеством каких-то диких животных. Когда кто-либо из них поднимается на ноги, у них оказывается человеческое лицо. На ночь они прячутся в свои логовища, где живут черным хлебом, водой и кореньями». (Жан Лабрюйер, Франция.)

Irina_Afanaseva

источник http://www.apn.ru/publications/article18940.htm

raushan27

Походу, Россия в этом плане просвещенную Европу догнала и перегнала.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: