Нужна ли России Чечня?

Gameover

Чеченское счастье
Беседа с корреспондентом сайта Caucasus Times

- Нужна ли России Чечня? И наоборот - нужна ли Чечне Россия?
- Вопрос о целесообразности присутствия Чечни в составе России до недавнего времени, вообще, не было принято ставить. С момента первого обострения в самом начале 90-х все действия руководства страны были запрограммированы - ни пяди "своей" земли. И точка. Хасавюрт большей частью населения страны воспринимался как закамуфлированное предательство национальных интересов, вторая чеченская война – как долгожданный реванш. Для того, чтобы вопрос "а нужна ли, на самом деле, России Чечня?" стал обсуждаемым понадобилось как следует распробовать вкус путинской "победы"…
- Ну и каков этот вкус?
Вообще-то, Путин не сделал ничего нового. Он лишь довел до логического конца проект "наш сукин сын", который неоднократно пытался реализовать Ельцин. Ельцину мешали два обстоятельства. Во-первых, он брезговал выбирать "своего сукиного сына" среди полевых командиров. В ход шла партийная номенклатура, прикормленные "московские чеченцы", личные враги Дудаева и дудаевцев - короче, кто угодно, кроме авторитетных боевиков. Во-вторых, у Ельцина не было "экологической ниши" для тысяч крепких обстрелянных чеченских мужчин, от всего сердца ненавидящих Россию и русских. Единственным решением могло быть физическое уничтожение или изоляция в учреждениях ГУИН.
Путин блистательно решил обе проблемы. Ему хватило цинизма поставить на "непримиримого" Кадырова. И, самое главное, у него было заманчивое предложение для боевиков. Более того, они были Путину нужны самому… Я много раз от разных людей слышал следующую характеристику: "Кадыров ненавидит русских больше, чем Дудаев с Масхадовым вместе взятые, но при этом уважает Путина". Сегодня уже его сын клянется в верности лично Путину, который "много сделал для чеченского народа". Россия при этом не упоминается. Получается, что "наш сукин сын" не ассоциирует Путина с Россией. Он для него отдельный субъект, имеющий собственные интересы, отличающиеся от интересов русских и России. Более того, получается, что путинские интересы, расходясь с интересами собственного народа, совпадают с кадыровскими.
- В чем именно состоит общность их интересов? Как могло выглядеть предложение Путина от которого Кадыров "не смог отказаться"?
- Гигантские денежные вливания в кадыровский клан, вроде бы, дают основания говорить о банальном подкупе. Но здесь есть два взаимосвязанных момента. Первый - почему практически все чеченское сопротивление, за исключением совсем уж фанатиков-сепаратистов, "продажного" Кадырова в итоге признало? Второй - почему российское руководство не разоружает амнистированных боевиков, а немедленно ставит их на довольствие силовых министерств, выдает им форму и оружие, позволяет формировать из них подразделения, подчиняющиеся напрямую Кадырову и его союзникам (Ямадаевым и др.)? При этом вчерашние боевики, наскоро переодетые в российскую военную форму пользуются практически полной свободой действий не только в Чечне, но и уже по всей территории России. Достаточно вспомнить недавние захваты предприятий в Санкт-Петербурге и Кисловодске или "кровавую баню", которую устроили кадыровцы опальному Байсарову в центре Москвы.
Здесь возникает совсем уж обидное предположение: суть путинско-кадыровского сговора – капитуляция РФ в войне с Ичкерией, закамуфлированная под "победу". Кадыров обязуется исправно играть свою роль в путинской инсценировке, а за это получает все, что полагается победителю. В том числе, расправу над российскими офицерами, отличившимися в Чечне – начиная с Буданова, заканчивая Ульманом и Худяковым. Единственное слабое место этой версии – Путин явно продешевил. В момент заключения сделки все козыри были у него на руках – армия заканчивала разгром боевиков, все эксперты в один голос говорили о "русском генерал-губернаторе", о "привлечении диаспоры к восстановлению республики" и пр. И вдруг из какой-то забытой Богом горной расщелины Путин вынимает боевика Кадырова и фактически наделяет его диктаторскими полномочиями в уже завоеванной российской армией республике. Либо Путин – безумец, либо нынешнее кадыровское войско – не уступка, а ровно то, на что Путин изначально закладывался.
- Зачем Путину это войско? С каким противником оно будет воевать?
- Года четыре назад в частной беседе известный "кремлевский соловей" Михаил Леонтьев описал модель, позволяющую превратить чеченцев из проблемы для Кремля в его надежную опору. Мол, англичане решили "шотландскую проблему", превратив агрессивных горцев в свою военную элиту – Путин должен поступить так же. То ли Леонтьев подслушал эту изящную схему в кремлевских коридорах, то ли, наоборот, поделился ею со своими собеседниками на Старой площади и те "намотали на ус". Не знаю. Так или иначе, эта идея была реализована полностью.
Есть только одно немаловажное отличие. Великобритания проводила военные операции по всему миру, везде были британские гарнизоны. РФ же никаких войн не ведет и вести не собирается. Единственная заморская операция с участием чеченцев – это анекдотическая поездка в Ливан, где они конвоировали бригаду военных строителей. Тем не менее, амнистия идет за амнистией. Давно беспрепятственно живущие в своих домах боевики (некоторые уже успели отрастить вполне увесистые животы кряхтя, лезут в кусты и, под объективами телекамер выходят оттуда с поднятыми руками. Вместо ржавого металлолома им немедленно выдают пахнущее ружейной смазкой современное стрелковое оружие, камуфляж и ставят на все виды довольствия. Одному Богу известно: сколько головорезов сейчас у Кадырова и его союзников под ружьем. Понятно одно – их число неуклонно растет. Возникает вопрос: зачем Путину столько вооруженных "шотландцев"? Какие функции они будут выполнять? Ответ может быть только один: карательные.
Очевидно, что прошедшие войну чеченцы (а равно и чеченская молодежь, хлебнувшая в детстве все "прелести" военного времени) – идеальные каратели. На генетическую ненависть к России и к русским (Кавказская война XIX века, депортации 40-х годов прошлого века) у них наложилось то, что еще свежо. Никаких сдерживающих факторов для применения силы (вплоть до стрельбы на поражение) в отношении мирного населения у них нет. Наоборот, они соответствующий приказ будут выполнять не за страх, а на совесть. Он для них – не повинность, а награда.
- Как именно Путин собирается использовать их ресурс? Россию ждет террор, сравнимый по масштабам со сталинским террором 30-х годов?
- Не совсем. Когда Путин без сожаления ликвидировал выстроенную Ельциным "систему сдержек и противовесов", когда ломал тончайшие инструменты "управляемой демократии" и медийного манипулирования, я в толк не мог взять – на что он рассчитывает? Ведь понятно же, что карикатура на совок, развалится куда быстрее, чем ее прототип. Резко подорожавшие углеводороды, конечно, налили щеки этого мертворожденного чудовища свекольным румянцем, но ничего кроме отсрочки они ему все равно дать не могут. На что же он рассчитывает? Теперь понятно на что – на террор. Это единственный эффективный инструмент, остальное – косметика. Террор подразумевает соответствующий силовой ресурс. Дурная привычка считать единственным возможным инструментом террора "кровавую гэбню" до последнего времени мешала увидеть шокирующую правду: "путинское НКВД" – это кадыровцы и ямадаевцы, а не "мебельные крышеватели" и любители упругих солдатских попок в генеральских погонах.
Очевидно, что наш "бунт" будет иметь примерно такую же структуру, что и на Украине. В авангарде – политически активные образованные горожане. Форма – массовый ненасильственный протест. Мы же не видим особой разницы между собой и украинцами - соответственно, ждем от своей власти контрмер в духе незабвенного Кучмы. Ну, может чуть-чуть пожестче. Опять же, Запад… С одной стороны, он должен нас поддержать, как в свое время украинцев. С другой – Путину придется действовать с оглядкой на "мировое сообщество" - то есть, все время разжимать занесенный было кулак и демонстративно "играть" растопыренными пальцами. Между тем, Путин год за годом, день за днем, с упорством обкурившегося дятла доносит до Запада удобный для него месседж: "Россия – дикая страна. Русские – генетические мазохисты: любят кнут, с наслаждением лижут сапог палача. Власть даже в самых диких начинаниях поддерживает 75-80-95% населения. Кровь ее врагов на улицах российских городов – веселит их сердца" и т.д. Возможно, Запад бы не поверил во всю эту туфту, если бы ему не было выгодно в нее "верить"…
Что мы получаем в итоге? Беспечных "бунтовщиков", на которых в "час Х" выпускают чеченских карателей, получивших полную свободу действий. Бледную тень того, как они будут "работать по бандитам", можно было видеть в Кондопоге. Только не надо забывать, что там действовали самодеятельные каратели с холодным оружием, а не вооруженные до зубов регулярные части, получившие приказ "пленных не брать". Цирк с "оранжевым террористическим подпольем" – это уже будет "дело техники". Расчет прост – азиатская жестокость в отношении робкого европейского населения, наивно считавшего, что уличный протест – это карнавал типа киевского Майдана, должно парализовать волю населения. И продлить жизнь путинскому ублюдку.
Из всего вышесказанного можно заключить – насколько серьезные ставки сделаны путинщиной на чеченцев. Они это понимают и с проворством прирожденных шантажистов выколачивают из партнера все, что захотят: бесконечные квоты для поступления своих детей в лучше вузы, деньги на самую большую в Европе мечеть, бесконечные "компенсации", "ассигнования на восстановление", "инвестиции". Чеченский спикер Абдурахманов сообщает о планах по аннексии Ингушетии и Дагестана. Чтобы утолить жажду мести чеченского руководства Конституционный суд РФ послушно принимает антиконституционные решения, один за другим опротестовываются оправдательные приговоры. Объявляется охота на воевавших в Чечне русских офицеров. Кадыров не устает повторять, что выше него только Путин и Аллах. И прочая, прочая, прочая.
- В вашей интерпретации чеченцы выглядят как какое-то средоточие зла. Вы распространяете такое негативное отношение на всех чеченцев без исключения?
- Хочу оговориться: ни малейшего желания демонизировать чеченцев у меня нет. Они есть то, что они есть – народ, имеющий достаточно причин для того, чтобы относиться к русским враждебно. Действуют они в полном соответствии с логикой мести и своими национальными интересами. После непродолжительного сопротивления они приняли модель Кадырова, как наиболее выгодную, и пока не имеют ни малейших оснований сожалеть об этом выборе. Однажды попав в зависимость от чеченцев, Путин готов выполнить любой их каприз. Грешно этим не пользоваться. Обратная сторона этой сверкающей медали – Чечня более не возможна без России. Паразиту сытно и уютно на коже жертвы. Единственный минус – отвалившись от нее, он немедленно погибает.
Я недавно публиковал на своем сайте большое интервью обозревателя РБК, побывавшего в Чечне. Он потрясен ее русифицированностью: все вывески на русском, чечнцы свободно на русском говорят, многие получили образование в лучших российских вузах… Они уже заложились на роль новой элиты в путинской России. Вариант "без России" ими давно не рассматривается. Руслана Ямадаева как-то спросили в эфире "Эха Москвы": может ли возобновиться война в Чечне? Он ответил: "Только если Россия попытается от нас отсоединиться". Ведущий подумал, что Ямадаев шутит. А зря…
Очевидно, что у Чечни и путинской РФ симбиоз. В этих условиях ни о каком "разводе" говорить не приходится.
- А что будет после Путина – когда оттянутый чеченским террором крах путинщины все-таки наступит?
- Тут на память приходит судьба казачества, сыгравшего в ходе крушения Российской империи похожую функцию. Как известно, большевики прибегли к безжалостному, изуверскому расказачиванию. Нечто похожее неизбежно повторится и сейчас. С поправкой на наши вегетарианские времена, разумеется. Чтобы наш прогноз на этот счет был хоть сколько-нибудь достоверным, необходимо ясно представлять себе основные параметры постпутинской России.
- Вы имеете в виду уход Путина в 2008 году?
- Нет, речь идет о полном демонтаже путинской системы в результате масштабного социально-экономического и политического кризиса, который произойдет, очевидно, сразу же после завершения выборного цикла и воцарения преемника.
Я исхожу из того, что реализуются прогнозы национал-демократов – бурно развивающегося направления, к которому сам отчасти принадлежу. В отличие от традиционных националистов они не считают "единую и неделимую Россию" священной коровой" и не боятся центробежных тенденций, которые активно проявляются уже сейчас.
- Как именно они реализуются себя в момент кризиса?
- Очевидно, что рухнувшая "вертикаль" обернется тотальной децентрализацией. В Москве останется только номинальная власть, власть реальная перетечет даже не в регионы, а прямиком - "на места". Неизбежен глубочайший кризис "силовой составляющей", который на первых порах выльется в анархию, а потом в "другой порядок" – с опорой на местное самоуправление, народную милицию и пр. Монополия государства на насилие явочным порядком будет ликвидирована. Граждане обзаведутся оружием и приобретут вкус к его применению. В этих условиях неизбежен передел собственности в регионах, в результате которого пострадают, в первую очередь, этнические мафии - главные (наряду с коррумпированным чиновничеством) аллергены для населения.
- Какого место чеченцев в этом "новом ландшафте"?
- Им не позавидуешь. Все, с чем они связывали свои надежды, рухнуло. Так толком и не став элитой, они в одночасье оказались в России на положении гонимого меньшинства. Конечно, первое время сплоченность и "отмороженость" позволит им держать оборону. Но по мере, ожесточения населения и консолидации местных групп, претендующих на роль новых элит, они будут неуклонно уступать захваченные на территории России плацдармы. Останутся единицы наиболее ассимилировавшихся. И то – "на общих основаниях", а не так, как сейчас... Не надо обольщаться мнимой крутизной чеченцев – "против лома нет приема".
В итоге неизбежен исход чеченцев из российских регионов: частично в Ближнее и Дальнее Зарубежье (где для них тоже "медом не намазано" частично – на историческую родину. Можно предположить, что для Западной Европы чеченские "беженцы" станут примерно такой же проблемой, как в свое время албанские. Что же касается Чечни, то там ожидается крайне тяжелая ситуация, связанная с исчезновением денежного потока из Москвы. Кадыровский клан потеряет власть. Начнется война всех против всех. Главным яблоком раздора, естественно, станет нефтяной комплекс – слишком скудный для того, чтобы обеспечить хотя бы минимальный уровень потребления всему населению республики (даже при равномерном распределении доходов от его эксплуатации).
Федеральный центр уже сегодня, практически не контролирует не только Чечню, но и весь Северо-Кавказский регион. Можно себе представить, какой хаос воцарится там после крушения путинщины, которое неизбежно будет сопровождаться разрывом "дотационной капельницы" и аннулированием всех обязательств центра перед местными элитами. В итоге, сопредельные с Северо-Кавказскими республиками русские регионы вынуждены будут самостоятельно "держать" границу. Отделение от России Чечни (а возможно и других республик – в первую очередь, Ингушетии, где уже почти не осталось русских) произойдет автоматически – останется его оформить де-юре. Москва в этом вопросе – не более, чем канцелярия, где оформят соответствующие бумаги и поставят печать. Чечню отделит от России естественных ход вещей, а не чье-то волевое решение.
Понятное дело, в этой ситуации Северный Кавказ превращается в проблемную зону. Причем, не только для России, но и для Грузии, и для Азербайджана, а, учитывая геополитическое значение кавказского региона, и для Турции, и для США, и для Евросоюза.
- Такой сценарий вы считаете выгодным для России? Может быть сохранение статус-кво – меньшее из зол?
Подчеркиваю: это - не мои личные пожелания. Это – не более, чем прогноз естественных последствий неизбежного крушения путинщины. Если кому-то такие последствия кажутся неприемлемыми, то хочу напомнить, что альтернативы им нет.
Если же рассматривать в качестве альтернативы волшебные сказки про "тысячелетний путинский Рейх", которому якобы не будет конца, то здесь картина и вовсе апокалиптическая: отчаянно дичающая страна с затравленным европейским населением и "многонациональными баскаками", паразитирующими на нем так, как путинцы паразитируют на нефтегазе и прочих дарах природы и советской власти (ОПК, энергетика и пр.). По мере проедания остатков всего вышеперечисленного и сокращения доли европейцев в населении, страна уверенно занимает "достойное" место где-то между Нигерией и Пакистаном.
В этом случае заново отстроенная столица Чечни (с самой большой в Европе мечетью) автоматически становится "Санкт-Петербургом наоборот", а новый президент РФ Рамзан Кадыров - "Петром наоборот", "прорубающим" для европейской России "окно в Азию".

demiurg

Убедительно

sever576

что именно?

78685

Убедительно
Стандартная конспирологическая хня

demiurg

Да там чуть-чуть конспирологии, и на нее, кстати, можно забить, из нее ничо не следует все равно.

demiurg

Прогноз

78685

Да там чуть-чуть конспирологии, и на нее, кстати, можно забить, из нее ничо не следует все равно.
нет, статья посвящена заговору Путина и Кадырова (правда непонятно, какого из двух и всё следует из этого

demiurg

Да, я уточню - то, что Путин собирается использовать чеченцев как "шотландцев" для карательных целей - ну да, конспирология и голословное утверждение. Но и хрен бы с ним, в тексте же не только это.

demiurg

Да не все.

urchin

Ясный фиг против марша несогласных будут использовать.
Ведь 99% населения страны готовы встать грудью на защиту свободы, под знамёна узников совести, Каспарова и Лимонова.
Вот против нашего народа истосковавшегося по "глотку воздуха свободы" и будут использовать Путин и кровавая гебня. злых чеченов.

78685

А всё остальное - просто туфта
"капитуляция РФ в войне с Ичкерией", "Отличившийся в Чечне Ульман" (ага, так отличился, что хоть в учебник заноси "Путин, ломающий инструменты медийного манипулирования", и всё прочее явно привиделось автору по обкурке на собрании всех трёх членов "набирающего силу движения национал-демократов"

Gameover

По-моему, просто интересное мнение, с которым полезно ознакомиться. Хотя, конечно, чересчур пессимистическое. Особенно про полный распад власти и анархию. Думаю, общество может более гибко реагировать на подобные проблемы.
А вот постоянные уступки чеченцам со стороны нашего правительства, действительно, заставляют задуматься.

Gameover

А вот гораздо более взвешенная статьяю. Фактически, просто факты для размышления.
"Они стараются воздержаться от рукопожатия"
http://www.nazlobu.ru/publications/article1504.htm
Редактор международного отдела московского журнала "РБК" Михаил Чернов только что вернулся из Чечни, где принимал участие в работе Круглого стола "Новая экономическая стратегия Чеченской Республики". В форуме принимали участие и.о. президента Чеченской республики Рамзан Кадыров (он же председатель правительства глава Парламента Чечни Дукуваха Абдурахманов, члены Парламента, чеченские эксперты, эксперты из Москвы, журналисты.
По возвращении из Чечни с Михаилом Черновым побеседовал Авраам Шмулевич
--------------------------------------------------------------------------------
Авраам Шмулевич: Какое общее впечатление производит Чечня?
Михаил Чернов: Впечатление очень необычное. Большая часть того, что говориться в СМИ, вообще присутствует в информационном пространстве, не отражает действительности. Не потому, что журналисты сознательно что-то искажают, но потому, что бы понять происходящее там – надо самому там оказаться.
А.Ш.: Чечня – это часть России?
М.Ч.: Да, безусловно. Вот, например, в советское время любой человек, который въезжал в одну из Прибалтийских советских республик, когда он пересекал границу республики (хотя никакой границы в смысле таможни, постов, проверки документов, вообще ничего– не было он сразу ощущал, что находится в некоей европейской стране, отличающейся от России. В Чечне совершенно однозначно ты чувствуешь себя в России. Атмосфера вся российская. Везде российская символика. Все надписи – на русском языке. И, что самое интересное, все названия, которые встречаются на улицах, на вывесках – различные компании, кафе и т.п. – все российские. Типа кафе "Чайка", например. В соседнем Дагестане – проезжаешь границу, и названия мест того же общепита будут встречаться восточные, мусульманские. А в Чечне ты чувствуешь себя целиком и полностью (во всяком случае, в Грозном и Гудермесе, где мы были) в российском, русском городе – только с учетом того, что этнически русских там практически нет
Мы приземлились в Назрани - столице Ингушетии, и проехали через Ингушетию в Чечню.
Ингушетия тоже производит удивительное впечатление. Это очень милитаризованное место, где много военных. Пейзажи какие-то средневековые – едешь и вдруг видишь – стоит средневековая крепость. Это российские военные базы, но эти укрепления имеют вид именно таких средневековых укреплений: огромная четырехугольная земляная крепость, в виде высокого земляного вала, окруженная рвом, по краям вала – сторожевые башни-вышки, как сторожевые башни, и на них развеваются флаги. Визуально чистое средневековье. Вам, Авром, это должно быть знакомо – в Иудее и Самарии многие израильские сторожевые объекты тоже в виде башен.
На дорогах Ингушетии много тяжелых военных российских патрулей. Вы переезжаете чеченскую границу – и русские военные пропадают начисто. Вооруженных людей очень много, на каждом шагу – но это исключительно чеченцы. Русские бойцы вместе с чеченскими несут охрану лишь нескольких главных ключевых объектов: Дом Правительства, аэропорт, несколько КПП на въезде в Грозный и т.п..А так частей федеральной армии в Чечне нет. Они базируются на базе Ханкала, может быть, выезжают на какие-то операции – но так, на улицах, российской армии нет. Есть очень много вооруженных людей – это формирования МВД РФ в Чеченской Республике, кадыровские бойцы. Они одеты в военную форму общероссийского образца, милицейскую или спецназовскую. Есть лишь некоторые формирования, одетые в особую униформу, например спецслужбы – в черную, в шапках, обшитых бараньим мехом, которых я нигде не видел кроме Чечни. Вооружение у всех тоже штатное, и все они – официально сотрудники МВД Российской Федерации. Но именно МВД Чечни, не федеральная армия, контролирует республику.
Таких мощных укреплений, как в Ингушетии, я в Чечне не видел. Есть КПП, но это не сверхукрепленные крепости, обычного, так сказать, типа. Гражданских с оружием на улицах я не видел.
А.Ш.: Вам удалось наладить личное общение с чеченцами?
М.Ч.: Практически нет. Во-первых, с тобой не очень-то хотят общаться. Я, например, заметил такой момент: многие чеченцы с которыми мы общались, а это были официальные лица, чиновники, хозяева нашего Круглого стола, которые принимали нас, как кажется, с большой неохотой протягивали руки для рукопожатия, они стараются воздержаться от рукопожатия.
А.Ш.: А вы наблюдали, как эти же чеченцы здоровались друг с другом?
М.Ч.: Обычное чеченчское полуобъятие, это обычная форма приветствия у них при встрече.
А.Ш.: Как чеченцы вообще относятся к русским?
М.Ч.: Как может относиться человек, молодой чеченец, а именно такие составляют большинство силовых структур, они все спортивны, вооружены, который долго воевал с федеральным центром - к представителем этого центра? С неким напряжением.
А.Ш.: Вы это напряжение чувствовали?
М.Ч.: Конечно. Например, место, где мы остановились, гостиница, и место, где мы обедали, находились на расстоянии около ста метров друг от друга, в, своего рода "зеленой зоне", т.е. на улице, которая с двух сторон заблокирована пропускными пунктами, и внутри тоже значительное число вооруженных людей несут службу, охраняют. То есть там, в принципе, безопасно. Но все равно, если идешь из ресторана в гостиницу, группой или один, выделяли вооруженного охранника. Я не первый раз и не первый день на Кавказе. В Южной Осетии, например, тоже напряжение, проблемы безопасности. Но когда с ними общаешься, с ребятами из местного МВД, вооруженными людьми, которые рядом, с тобой обязательно заведут разговор, спросят: "А как там у вас в Москве?", "А что вы о нас думаете?", будут проявлять некий интерес, с тобой разговаривают. В Чечне в 90% случаях это будет происходить молча. Видно, что тот, кому поручено тебя охранять – для него это работа, и не вполне приятная. Это чувствуется и в общении со многими чиновниками – что они относятся к этому общению как к некоей работе.
А.Ш.: Какие наиболее бросающиеся в глаза, интересные черты чеченцев как народа Вы заметили?
М.Ч.: У многих восточных народов, и на Кавказе и у арабов, есть такое дело… Какая у среднестатистического, например, араба, мечта? Иметь какую-нибудь лавочку, которая тебе бы приносила хороший доход, работников, которые в этой лавочке на тебя пашут, заезжать туда вечером на хорошей машине за деньгами – и ехать развлекаться. Вот это голубая мечта среднего такого мачо на Кавказе или в арабских странах. Арабы, например, часто отращивают длинный ноготь на мизинце – показатель того, что ты не работаешь, не занят физическим трудом. А чеченцы, наоборот, умеют и любят работать, у них есть драйв к работе, они приспособлены к работе, и как работники они очень хороши, очень целеустремлённые и ответственные. Уровень организации нашего приема, как все было состыковано, организовано, тоже говорит о том, что они умеют работать.
А.Ш.: На каком языке чеченцы говорили между собой?
М.Ч.: Больше по-чеченски. Но говорили и по-русски. Вообще, большая часть чеченской элиты хорошо образованна и хорошо говорят по-русски. Но все вывески в городе и вся письменная речь – исключительно на русском.
А.Ш.: Насколько заметен исламский фактор? Те официальные лица, с которыми вы общались, выглядели практикующими мусульманами?
М.Ч.: Печати ислама на них не заметно, скажем так. Рамзан Кадыров не пьет. Но на банкете были спиртные напитки и чеченские чиновники их употребляли. Мы общались с Верховым муфтием Чеченской республики – бывшим главой Шариатскогоо суда независимой Ичкерии. Он рассказывал: "Мы суфии, нас пытались выкурить ваххабиты, но суфизм - это ислам наших отцов, и мы вместе на стороне России воевали против зарубежной ваххабитской заразы". Как он рассказывал, сейчас осуществляется строгий контроль над распространяемой мусульманской литературой. Составлен спиок запрещенной исламской литературы, которая "спосбствует экстремизму", "распространению ваххабизма". Прямо по торговым точкам, по рынкам ходят патрули, состоящие из представителей муфтията и МВД, и запрещенную литературу конфисковывают. В это список вошли даже переводы Корана на русский язык, в том числе Пороховой и Крачковского. Муфтий объяснил это тем, что перевод Корана на русский – это своего рода толкование, которое неадекватно истинному смыслу. И некоторые, начитавшись русского перевода Крачковского, как раз и становятся ваххабитами, неверно понимая Коран. А если ты его хочешь изучать – учи арабский и читай в оригинале. И тогда не будет экстремизма, потому что настоящий Коран не несет в себе экстремистского заряда, и именно переложение на другие языки, в том числе и на русский, и ведет к искаженному толкованию ислама – т.е. к ваххабизму.
А.Ш.: Интересно. На самом деле, согласно исламу, Коран нельзя переводить на другие языки, а необходимо читать на языке оригинала – это положение в исламе именуется "и'джаз аль-куран". И, хотя в самом Коране и в хадисах это положение и отсутствует, исламская традиция очень неодобрительно относится к переводу Корана. Сам я впервые услышал об этом положении именно от суфиев, в тогда еще советской Средней Азии.
А разделение на тейпы как-то заметно?
М.Ч.: Визуально нет, конечно, но мне о тейповой структуре рассказывали. Чеченское общество - единственное общество на Кавказе, где полностью сохранилась вся родовая структура. Как нам рассказывали чеченцы, если бы не тейповая структура – там бы был запредельный уровень внутричеченского насилия. Тейповая структура его снижает, потому что ни одно несправедливое действие чеченца по отношению к другому чеченцу не остается безнаказанным.
Есть тейпы казацкого происхождения, русского происхождения, дагестанского происхождения. Образуются они по принципу земли: если одиннадцать поколений прожили на этой земле, они становятся чеченцами и абсолютно равноправны по отношению к другим чеченцам. Есть один тейп еврейского происхождения, он так и называется "еврейский тейп", "джуки", хотя я мог и ошибиться в произношении, неточно запомнить.
А.Ш.: А вообще тема евреев всплывала как-то?
М.Ч.: Они не включаются на слово "еврей". Вот если при арабе - не важно из какой страны - сказать слово "еврей", он обязательно "включится": как-то среагирует, выскажет суждения, осуждение, интерес, позицию, личную реакцию. Русские "включаются", дагестанцев я видел, которые моментально "включаются". А чеченцы, из тех, с кем мы общались – абсолютно нет. При этом Израиль несколько раз звучал – в таком примерно контексте: тут не опаснее, чем в Израиле, там у них тоже все время что-то взрывается и происходит, там тоже все время война.
А.Ш.: Самое распространенное мнение среди русского, московского точнее, экспертного сообщества, практически общее мнение, что Рамзан готовит страну для независимости, что чеченские сепаратисты перешли с гор в начальственные кабинеты, что все, что они хотели добиться от Федерального Центра войной – они добились тихой сапой, улыбками. Что лояльность Чечни продолжается ровно до тех пор, пока идут деньги из Москвы. И что Москва просто платит Чечне дань. Что Вы скажите про это мнение?
М.Ч.: Это явное упрощение. Во-первых, чеченская элита неоднородна. Даже на нашем круглом столе, где присутствовало руководство Чеченской Республики и депутаты парламента, чеченцы представили три мнения насчет того, как должна строиться в будущем чеченская экономика. А мы понимаем, что экономика и политика идут рука об руку. Были те, кто выражал, практически не скрываясь, дудаевскую идеологию, кто в выступлениях на нашем форуме выводил преемственность современной чеченской власти от дудаевских элит – да и сами принадлежали в прошлом к этим элитам. Вообще же было высказано три подхода к экономическому будущему Чечни.
Первый подход: Москва, дайте денег. А вся нефть нам.
Втрой подход: Были эксперты, которые считали, что строить чеченскую экономику надо не на основе выплат из Федерального Центра и чеченских нефтяных ресурсах, а, наоборот, ограничения развития нефтяного сектора и в первую очередь развивать другие отрасли экономики Чечни.
И был третий подход, который соединял эти два. Но вопрос о выходе из Российской Федерации у них не стоит.
Суть ситуации такая: чеченцы два раза воевали с Федеральными властями. Обе войны были очень непростыми и для Чечни и для России - много народа положили и стой и с другой стороны. Грозный вообще был разрушен, почти до основания (и так и остался, хотя там идет сейчас, совсем недавно началось интенсивное восстановление). Практически весь народ воевал – или в составе незаконных вооруженных формирований, или за Россию. Любая война порождает определенные элиты. Та элита, которая сейчас у власти в республике, кадыровская элита, была порождена войной. Но война кончилась, и федералы и чеченцы вышли из войны, отвоевались. И сейчас чеченцы хотят получить от федерального центра максимум.
Чеченцы очень активный народ, очень бодрый. Вопрос стоит в том: дадут - не дадут, что дадут, на каких условиях. Вопрос выхода из России не стоит и, скоре всего, стоять не будет. Во всяком случае, пока ситуация такая, как сейчас. Я думаю, будут очень жесткие переговоры, естественно, закулисные, закулисный торг.
Интересная деталь: чеченцы говорили о различных вариантах разграничений в нефтяной отрасли, передаче полномочий нефтедобычи от "Роснефти" к чеченской госкомпании, но от просьб разъяснить подробно варианты они уклонялись. Естественно, во время переговоров, которые, судя по всему, идут с федеральным центром, они не хотели раскрывать карты.
А.Ш.: Какое впечатление производит Рамзан Кадыров?
М.Ч.: Рамзан производит впечатление "человека из народа". Большинство чеченцев на наш взгляд кажутся очень хмурыми. Рамзан совершенно не такой – он постоянно смеется и шутит.
А.Ш.: Он производит впечатление хитрого человека?
М.Ч.: Не бывает не хитрых чеченцев. Рамзан производит впечатление человека простого в общении. Когда он во время выступлений говорил про экономику, было видно, что он просто довольно механически зачитывал текст, который ему подготовили помощники. Но когда речь заходила о политике, об отношениях Чечни и Российской Федерации, о Путине, чувствовалось, что он моментально включался, что эти темы – война, Путин, личная лояльность Путину - его задевают, он сразу оживляется и начинает говорить довольно конкретные вещи.
А.Ш.: Речь шла именно о личной лояльности Путину?
М.Ч.: Да. Он даже произнес такую фразу, на пресс-конференции: "Чеченцы всегда были благодарным народом, и мы знаем, что для нашего народа никто не сделал больше, чем Путин. И я лоялен лично к Путину, будет он дальше президентом России, или не будет". Рамзан Кадыров неоднократно говорил в различных интервью: "Я готов за него умереть".
Мне кажется, ответ на вопрос, хотят они отделяться или нет, такой: на экономическом уровне они пытаются отвоевать себе максимум, поставить под контроль Чеченской республики максимум денег. Но на политическом уровне готовы включаться в решение общероссийских задач.
А.Ш.: А звучала ли тема верности не лично Путину, а именно России, российской конституции?
М.Ч.: Да, постоянно, во всех выступлениях. Но тема звучала полностью так: верность России и Путину.
А.Ш.: Получается такая феодальная модель власти, отношений вассал-сюзерен. Вассал полностью контролирует территорию, которой он владеет, при этом всем, что он имеет – он обязан сюзерену, и обязан ему узами личной верности. Причем это именно личная верность, не верность креслу: если сюзерен был отстранен от власти какими–то заговорщиками или врагами, вассал все равно должен его поддерживать и помочь ему вернуть утраченное.
М.Ч.: Вы можете называть это как угодно. По-русски это можно назвать "по понятиям".
Чечня является неотъемлемой частью Российской Федерации не потому что это записано в Конституции, но потому, что это так, таковы впечатления от места. Но чеченцы – народ с очень большими амбициями. В результате войн у чеченцев сформировалась очень самостоятельная и очень "себе на уме" элита. Большая ее часть приняла за императив, что надо находиться в составе Российской Федерации. Но, находясь в ее составе, эти элиты хотят получить, и чувствуют себя в силах получить, максимально возможные блага. Я не исключаю, что между федеральной властью и чеченскими элитами (я говорю не лично о Рамзане Кадырове, но об элитах в целом могут возникнуть противоречия. А как эти противоречия будут разрешены – в ходе диалога или какого-то конфронтационного сценария – я думаю, возможны любые варианты.

Lenn

да, занятное мнение тут высказанно...
в полне жизненное, может все так и было\есть\будет.

urchin

побеседовал Авраам Шмулевич

12457806

Чечне - свободу, Абхазию и Преднестровье в состав РФ.

MammonoK

Но гораздо лучше иметь осязаемого врага в лице независимой чечни, чем кадыровцев, снабженных русским оружием, чеченской мафии и иммигрантов-чеченов (да какие они иммигранты, они ж граждане) в русских городах.

MammonoK

если только в качестве удобрений.

losjawrik

Чечне - свободу, Абхазию и Приднестровье в состав РФ.
Да, и Крым тоже в состав РФ. Непонятно только, кто возьмется реализовать эти задачи.

12457806

НБП, которых нет...

12457806

РОО "Отвага"? Без шуток.

12457806

Интересно. Буду внимательно следить за развитием событий, если вы не пиздите. Осторожнее там, себя берегите.

marusja8101

у меня один знакомый говорил что неплохо было бы переселить чеченов в Грузию. тогда убиваем сразу двух зайцев: избавляемся от них и гарантируем что еще долго Саакашвили ни о чем кроме чеченцев думать не будет

Ater

Чечне - свободу, Абхазию и Преднестровье в состав РФ.
Это позиция кого? Другой России?

raushan27

Какая может быть общая позиция у другой России, ежели там настолько разношерстные товарищи?

Ater

Тогда чья это позиция?

raushan27

Я думаю, это позиция пингвина. Ну или НБП.

Leila

может вас всех переселить в московскую губернию и закрыть границу на колючую проволку и создать русскую республику независимую от России?:))

перец

да интересно переселять себя они дадут
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: