Крушение сверхдержавы

Kolian25

Страна и золото: Крушение сверхдержавы
Владимир Мау

Обладая огромными запасами нефти и газа, Россия при этом не может похвастаться высокоразвитой экономикой. Это последняя из трех статей Владимира Мау о парадоксах природного изобилия.
В начале XVI в. благодаря открытию Америки и началу освоения ее природных богатств в руках Испании оказался источник несметных богатств. Казалось, что стране повезло. Ее король Карл I увидел в этом благословение свыше своей особой, католической миссии. Американское золото должно было стать первоосновой политической экспансии, источником достижения испанскими монархами амбициозных политических целей, образования всемирной христианской империи. Однако на деле оно стало причиной многовекового кризиса страны.
Серебро и золото создавали, как казалось поначалу, основу устойчивого финансирования страны в условиях металлического обращения. Приток драгоценных металлов означал резкое увеличение бюджетных ресурсов правительства. Это позволило власти не обращать внимания на экономическую ситуацию в стране, на формирование современной для своего времени налоговой и бюджетной политики.
Со временем выяснилось, что обильный приток драгметаллов создает серьезные финансовые, а затем и политические проблемы.
Проблема первая — долги. Потребность в деньгах росла быстрее, чем доход короны от заокеанских владений. В результате стал нарастать государственный долг. Несмотря на обилие денежных ресурсов, страна столкнулась с устойчивым бюджетным дефицитом.
Этот феномен не был характерен для предшественников Карла I. Хотя они иногда и заимствовали денежные средства, но, как правило, для решения конкретных задач и лишь временно. А теперь бюджетный дефицит стал проблемой хронической.
Начал раскручиваться механизм финансового кризиса. С одной стороны, обширные запасы серебра и золота позволяли короне заимствовать в любых масштабах, поскольку сохранялась уверенность в возможности оплатить в будущем любые долги. С другой — кредиторы также легко давали деньги под залог будущих поступлений металла (и под ростовщические проценты). Возникла ситуация, схожая с описываемой в современной литературе термином moral hazard, когда экономический агент может серьезно не задумываться над принимаемыми решениями.
Проблема вторая — инфляция. Обилие драгоценных металлов не только давало в руки властей огромные денежные ресурсы, но и снижало покупательную способность единицы драгметалла. Стала раскручиваться инфляция, что, в свою очередь, сокращало доступные короне доходы.
Поскольку инфляция была еще малоизвестна Западной Европе, значительная часть доходов казны (равно как и других экономических агентов) устанавливалась в абсолютных величинах, поэтому со временем реальные бюджетные доходы стали падать. В течение какого-то времени выпадающие доходы могли компенсироваться притоком американского золота и серебра, хотя, как выяснилось позднее, этого было недостаточно для обеспечения амбициозной политики испанских властей.
Кроме того, поскольку Испания приняла на себя первый удар обесценения металлических денег, конкурентоспособность испанских производителей должна была снижаться — их товары должны были стоить в “звонкой монете” больше, чем в других странах. Возникал эффект сродни “голландской болезни”, хотя его роль была, по-видимому, не столь значительна, как в современных условиях глобальных рынков.
Третья проблема — зависимость. Экономика и политика Испании оказалась “подстроенной” под сложившуюся конъюнктуру валютных доходов, что сделало империю крайне уязвимой в двух отношениях. С одной стороны, обнаруживается политическая и коммерческая уязвимость перед кредиторами, которые хорошо знают, что корона уже не сможет выжить без их лояльности, и потому получают инструмент для шантажа. С другой — обостряется зависимость политической и экономической ситуации в стране от объема поступлений американского золота.
Испания получала иностранные займы под высокий процент у финансового картеля, управляемого генуэзцами, а также у немецких, фламандских и испанских банкиров. В качестве обеспечения выступали как доли в очередном грузе серебра, так и отдельные налоговые статьи, а банкиры получали и право на обслуживание финансовых транзакций короны, в том числе на монополию в сфере международных денежных переводов и обмена валют. В государстве, земли которого были разбросаны по всей Европе, эта функция была исключительно важна не только в экономическом, но и в политическом и в военном отношениях. Поскольку разные части империи имели в обороте разные валюты, стабильность денежных переводов была жизненно необходима для поддержания политической стабильности. Еще более важным было осуществление финансовых транзакций для оплаты войн, которые постоянно вели испанские государи. Словом, некорректное поведение должника приводило к отказу кредиторов осуществлять денежные переводы с негативными последствиями.
Уже в середине XVI в. остро проявилась зависимость положения страны от притока американской валюты. Стоило во второй половине 1550-х гг. сократиться поступлениям драгметаллов в казну, как последовал первый дефолт короны в 1557 г., а за ним и второй — в 1560 г. Первому дефолту предшествовал невиданный политический дефолт: Карл I, понимая, видимо, системный характер нараставших проблем, отрекся в 1556 г. от престола после 40 лет пребывания у власти.
Хотя приток драгметаллов сократился в 1556-1560 гг. более чем вдвое по сравнению с предыдущим пятилетием, его объем был сопоставим с поступлениями чуть более ранних периодов (конца 1540-х и ранее). Однако за 15-20 лет в экономике произошли серьезные структурные изменения. С одной стороны, из-за инфляции снизилась покупательная способность американских денег, а с другой — по мере развития экспансионистских проектов короны все более усиливалась ее зависимость от новых финансовых вливаний.
К концу XVI столетия Испания попадает в полную зависимость от положения дел в американских рудниках. Страна, имевшая ранее достаточно устойчивую финансовую систему, начинает регулярно объявлять дефолты (1557, 1560, 1575, 1596, 1607, 1627, 1647, 1653 и 1680 гг.). XVII век стал временем неуклонного ослабления экономики Испании и превращения ее во второразрядную страну.
Несмотря на нараставший ком проблем, наследники Карла I продолжали курс, в котором доминировали имперские и мессианские цели. Они продолжали игнорировать задачи создания благоприятных условий для экономического развития, поэтому отставание Испании от других европейских государств (Нидерландов, Англии, Франции) усиливалось.
Природные богатства (тождественные в данном случае дешевым деньгам) сделали свое дело: первоначально они создали иллюзию политической и экономической вседозволенности, способствовали трансформации государственных потребностей под новый уровень доходов, а затем привели к тяжелому кризису. Кризису, который продолжался в Испании на протяжении следующих четырех веков.
Кризис Испанской империи был результатом не только и не столько завышенных амбиций, сколько непродуманной и неэффективной экономической и бюджетной политики.
Во-первых, сами завышенные амбиции были отчасти спровоцированы мощным потоком дешевых денег, нарастание которого идет рука об руку с активизацией усилий по созданию империи. Во-вторых, экономические проблемы были порождены не столько войной, сколько неэффективной политикой. Истории хорошо известны случаи, когда страны успешно выдерживали тяжелые и длительные войны, не доводя экономику до краха, например Нидерланды или Британия. У этих стран не было дешевых финансовых ресурсов, но зато имелись более адекватные правительства, учитывавшие в своей деятельности интересы производства и торговли. Их не искушали “дешевые природные деньги”, а потому им пришлось строить свое благополучие на более прочных основаниях.
Автор — ректор Академии народного хозяйства

sergei1207

Ваабще-то, Карл пятый, он же первый, Габсбург кроме того, что он был королем Испании, был императором Священной Римской Империи, и владел еще половиной европы. Так типа он греб не только золото из америк, европейские владения давали богатств все же больше.
И крушение Испании как сверхдержавы произошло вовсе не по чисто экономическим причинам, там была и активная подрывная деятельность других сверхдержав, прежде всего наглии, и война.

Kolian25

От редакции: Пузыри изобилия
04.05.2005, №79 (1361 Ведомости

“С деньгами проблем нет”. Так оценил ситуацию в России неназванный источник в руководстве страны, который рассказал агентству “Интерфакс” о планах правительства купить акции “Газпрома” на несколько миллиардов долларов.
Деньги, то есть нефтедоллары, действительно текут к нам рекой, благо цены на нефть бьют все мыслимые рекорды. Согласно скорректированному прогнозу Минфина, профицит бюджета в 2005 г. составит более 1 трлн руб. (около $35 млрд) при том, что закон о бюджете предполагал профицит в размере 278 млрд руб. (около $10 млрд).
Приток денег, создающий у властей иллюзию бездонного кармана, провоцирует все новые и новые “инвестиционные” решения. Конечно, идея купить акции “Газпрома” просто по той причине, что у бюджета появились “лишние” деньги, кажется особенно абсурдной. Однако ненамного разумнее выглядят сорвавшиеся с тормозов авторы постоянно растущих планов удвоения-утроения пенсий, довольствия, зарплат, компенсаций и прочих социальных расходов. Все это помножено на разговоры о необходимости государственной поддержки экономики и развития высоких технологий.
“Несите свои перспективные проекты”, — с такими словами обратился к коллегам министр экономического развития Герман Греф на заседании правительства в прошлый четверг. Министру удалось-таки добиться одобрения проекта создания правительственного инвестфонда, и уже в нынешнем году здесь окажется около $200 млн (см. статью на стр. А1).
Конечно, нет ничего плохого в том, что вырастут пенсии, а у государства появится инвестфонд. Плохо то, что все это происходит не благодаря продуманной и взвешенной экономической политике, а абсолютно спонтанно, за счет благоприятной внешнеэкономической конъюнктуры.
Зачем Герману Грефу, который отвечает за экономическое развитие страны, проводить какие бы то ни было реформы, если можно просто тратить деньги? ВВП, кстати говоря, от этого растет.
Чем выше сейчас взлетят наши расходы вслед за котировками нефти Urals, тем больнее будет падение, когда эти котировки снизятся. Таков печальный урок всех стран, попавшихся на удочку сырьевого богатства.
Об этом, кстати, говорит и ректор Академии народного хозяйства Владимир Мау, чью заключительную статью о “ловушках изобилия” “Ведомости” сегодня публикуют на странице А4.
Власти попадают в эту ловушку в тот момент, когда начинают твердо верить в то, что высокие доходы от природных богатств — это навсегда. Бюджетные планы России на 2006-2008 гг., которые включают в себя рост социальных расходов, рассчитаны из цены Urals $34 за баррель. А желание тратить все больше и больше уже заставило Минфин говорить о необходимости повышения планки до $36, правда, пока только в 2006 г.
Что произойдет с бюджетом, если цены на нефть в 2008 г. окажутся не $36 за баррель, а, например, $20 или еще меньше?
Под впечатлением от кризиса 1998 г. правительство длительное время проводило ответственную бюджетную политику и пока что еще не докатилось до такого состояния, чтобы, несмотря на приток валюты, еще и занимать дополнительно деньги на растущие амбициозные проекты. Однако контролируемые государством “Газпром” и “Роснефть” — компании, чьи доходы лавинообразно растут благодаря росту цен на энергоносители, — уже вполне освоили эту порочную практику. По итогам 2004 г. эти компании стали крупнейшими должниками в стране — их совокупный долг уже почти достиг $35 млрд, и они вынашивают планы новых займов.
Правительству, которое управляет страной, обладающей богатейшими природными ресурсами, легко потерять голову и вступить на путь, ведущий в конечном итоге к краху. Никакого лекарства от подобного головокружения мир еще не изобрел. Совет правительству может быть только один — помнить о том, что столь дорогой Владимиру Путину Советский Союз развалился после того, как упали цены на нефть.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: