Президиум ЦК КПСС, тьфу ты, то есть Правительства

paoook

Премьер-министр Владимир Путин предложил создать президиум правительства РФ. Такое предложение он озвучил, выступая на заседании кабинета министров. Такой президиум доложен быть создан для повышения оперативности работы правительства, отметил В.Путин.

12457806

Долгие и продолжительные овации.

102938

кстати памятники ленину будет на так сложно переделать в памятники путину,
их как минимум стричь не надо будет.

lebuhoff

http://newsru.com/russia/15may2008/prezid.html
Ранее - еще до назначения Путина премьером 8 мая, СМИ предположили, что он в определенной мере дистанцируется от тактических решений в правительстве. С одной стороны, именно стратегией он занимался последние восемь лет на посту президента. С другой, это позволит Путину нести в глазах общественности меньшую ответственность за непопулярные решения, которые правительству так или иначе принимать придется. Теперь это предположение подтверждено и оформлено в явном виде.
Уже сегодня, вероятно, будет принято одно из таких сложных решений: ростом цен пожертвуют во имя инноваций и инвестиций. Это единственный вариант развития страны, который обсуждает Камбин.

yurimedvedev

а чо это такое при... преви... президиум?..
может это как в басне крылова про квартет?

gena137

Куй железо, пока горяче.
А то и медвежонок может опомниться и начать под себя грести неровен час.

seregaohota

Назначающие и назначаемые
16 МАЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА
Есть вещи мимолетнее цветения вишни, и это – состав всех правительств на свете.
Новое правительство – как парад на Красной площади. Назначения новые, а люди все те же, да некоторые и не люди, а хорошо сделанные макеты людей, вроде макетов «Тополя». Идут себе по брусчатке и не имеют аналогов, и не подумаешь, что там, внутри, – электронно-лучевые трубки вместо дисплеев и магнитные ленты на бобинах вместо чипов.
С правительством у нас случилась уникальная вещь: его деноминировали и акционировали.
Потому что что такое президиум правительства? Это – бюрократическая деноминация.
За 8 лет своего президентства Путин накопил целую кучу друзей, и всем им надо дать место. Но если дать место всем, кто был в администрации, и оставить еще при этом всех, кто был в правительстве, то только вице-премьеров окажется семь штук. Как работать такому монстру?
Президиум правительства – это акт бюрократической деноминации. Президиум и будет правительством, а остальные дисквалифицированы до уровня завлабов.
Но самое замечательное другое: превращение агентств и служб в госкорпорации. Эта реформа еще только запущена, окончательно она произойдет, видимо, на следующей неделе. Если раньше для создания госкорпорации требовался хотя бы формальный признак – зарабатывание денег, то теперь у нас самые обыкновенные службы станут корпорациями, а то и акционерными обществами. То есть смогут получать деньги за оказываемые ими услуги в установленном законом порядке.
То есть структура правительства будет выглядеть так. Наверху вице-премьер, у него в подчинении только парочка секретарш, но он вхож к Путину. Внизу – руководитель госкорпорации, он получает деньги. А в середине технический работник – министр. Теперь понятно, почему министрами назначили такую кучу профессионалов.
Некоторые назначения – на грани садизма. Например, Виктора Петровича Иванова – на Госнаркоконтроль. Специальностью Виктора Петровича, как известно, были кадры. А если точнее – кадровые решения. А кадровые решения такая вещь, что при авторитарном режиме даже кадровые решения бывают не так важны, как их отсутствие. Вот, например, лежит у тебя президентский указ об утверждении в должности федерального судьи. Лежит себе и лежит. Неделю, две, три. И вот представьте себе. Судья и так иногда – зависимый человек. Но если, допустим, он находится в процессе переназначения и знает, где застрял указ, то тут уж достаточно не звонка. Тут у судьи развивается, можно сказать, телепатия.
И вот теперь Виктора Петровича назначили на место его злейшего стратегического противника, борца с ветеринарами и певца «чекистского крюка» Виктора Черкесова. Трудно, согласитесь, с поста главы Госнаркоконтроля бороться за аэропорт "Домодедово" или добивать вражеский «Волготанкер». Трудно, но возможно. Думаю, что мы больше не услышим, что "Домодедово" неправильно приватизировано, а услышим, что через него возят наркотики.
И наоборот, Виктора Черкесова бросили с наркотиков – на «Рособоронпоставку», как Аркадия Аркадиевича Семплеярова – с акустики на что-то там еще. Безобразие! Человек только привел законодательство в порядок! Только провел в парламенте поправки, позволяющие сотрудникам Госнаркоконтроля не уничтожать изъятые наркотики и провозить их на законных основаниях! Только принял другие поправки, приравнивающие деятельность металлургических заводов, медно-серных ГОКов, нефтеперерабатывающих заводов и пр. к производству наркотиков — или приравненных к ним веществ типа серной и соляной кислоты.
И вот те на! Всем этим благолепием и правом надзирать за производством серной кислоты, вместо того чтобы бороться с наркоторговцами, будет заведовать злейший враг, из числа тех, кто, как сетовал г-н Черкесов в своей знаменитой статье, разрушает идейное братство чистых духом чекистов, спасающих Россию!
Знает назначающий, чего стоят его назначаемые. Поистине, мимолетны назначения, как цветение вишни. Только, в отличие от цветения вишни, любоваться там нечем.

seregaohota

Ушли самые громкие

При взгляде на перестановки в правительстве и администрации президента бросаются в глаза две вещи. Во-первых, почти никто не ушел никуда — или в бизнес. Внутри правящего класса сформировалась новая номенклатура, как удачно заметил Алексей Макаркин. Как раньше секретарь обкома мог быть переброшен на хозяйственную работу, мог быть повышен до ЦК, но никогда не мог быть выгнан, так и теперь. Если человек не справился с должностью, он получит другую. Потому что уволенный слишком много знает и начнет петь. Вон уволили Касьянова, вместо того чтобы назначить его мэром Москвы или главой Совета Федерации, как он хотел, — и что получилось?
Второе. В должности понижены все, кто был слишком громкий. Кричал много или вообще оказался в центре скандала.
Самый крупный лузер — Сергей Иванов. Говорят, Путин обещал ему президентство. Это была пробивка — а Иванов решил, что это было обещание. Мы все наблюдали Сергея Борисовича, рассказывающего, что с солдатом Сычевым ничего не произошло, «потому что ему не докладывали», — и прикидывали, каков-то этот экземпляр будет в качестве президента. А прикидывали-то не только мы, но и Путин. Слишком высокие представления Сергея Иванова о себе, непогрешимом, привели к слишком низкому посту — вице-премьера даже без утешительной приставки «первый».
Второй потерявший — Игорь Сечин, глава самой могущественной кремлевской группировки силовиков. Должность Сечина называлась так: «президент мне утром поручил». Понятно, что с новым президентом Сечин неизбежно должен был ее лишиться. У Путина на самом деле было три варианта. Один — садистский, оставить Сечина на прежнем месте, где Медведев ему вряд ли когда-то что-то бы поручил. Другой — сильный, назначить Сечина главой ФСБ. И третий, самый малообязательный — забрать Игоря Ивановича с собой, как это всегда происходило на всех ступенях карьерной лестницы.
В общем, должность «президент поручил мне утром» закончилась. И вместе с ней закончились карьеры всех остальных членов группировки: Патрушев из главы всемогущего ФСБ отправился на почетную пенсию главой Совбеза, родич Сечина и бывший генпрокурор Устинов ушел из Минюста, Виктор Петрович Иванов — пока вовсе неизвестно куда.
С сечинской группировкой произошло то же самое, что с Сергеем Борисовичем. Мы смотрели, как они громко арестовывают то Бульбова, то Сторчака, — и Путин тоже смотрел. И ему тоже не все нравилось.
За закатом Сечина—Патрушева—Устинова—Иванова логично отправили в отставку и бессменного борца с ними, певца «чекистского крюка» и охотника за ветеринарами и торговцами этиловым эфиром, главу Госнарконтроля Виктора Черкесова. Впрочем, рискну предположить, что дело было не только в том, что вслед за грузом избавились и от противовеса. Опять же — слишком громким был Черкесов. Своими процессами над ветеринарами он потешал всех, кроме, разумеется, самих ветеринаров. При этом пенсию г-ну Черкесову пожаловали царскую — должность главы Рособоронпоставки. Круче было только вручить ему машинку для печатания денег.
Неплохая пенсия примерно в 4 млрд долл. досталась и бывшему главе Минсвязи Леониду Рейману, перепрыгнувшему из министерского кресла сразу в список «Форбс». Рейман пострадал все за то же — был на слуху. Причем, заметим, это была решительно не его вина. У нас в России вообще добрая традиция ассоциаций. Министр связи — «Мегафон», министр финансов — «КИТ-Финанс», министр транспорта — «Северстальтранс» и так далее.
Рейману не повезло в том смысле, что 25% «Мегафона» помылили, и дальнейшие судебные разбирательства, особенно на Западе, вынесли на поверхность много чего, в том числе такие подробности о телекоммуникационных сделках времен еще питерского Путина и о физических владельцах еще питерского «Телекоминвеста», что, будь Запад и в самом деле настроен против Владимира Владимировича, всех могли бы раскатать по стенке.
Короче говоря — когда дело дошло до выкапывания в западных судах питерских еще костей, последовало строгое приказание, и весь «Мегафон», купно — со скандалами, костями и скелетами в шкафу, был выкуплен Алишером Усмановым за день до отставки министра, превратившегося в обкэшившегося бизнесмена и собрата Зурабова по почетной должности советника президента. Теперь ясно, как надо было б действовать противникам Кудрина. Вместо того, чтобы арестовывать Сторчака, надо было свистнуть половину «КИТ-Финанса».
Юлия Латынина
обозреватель «Новой»
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: