Час провокаторов

Irina_Afanaseva

«Размораживающиеся» региональные конфликты - симптом тектонических сдвигов в международных отношениях
7info.ru 10.08.2006 [22:00] (243 прочтений)

http://www.iraq-war.ru/article/98210
(14470 bytes) [c]
«Размораживающиеся» региональные конфликты стали симптомом того, что в системе международных отношений начинают происходить тектонические сдвиги
Процессы размораживания стали в конечном итоге всего лишь следствием неудачных попыток построить новый мировой порядок на гегемонии одной «гипердержавы» - США, создание которого еще несколько лет назад, до начала войны в Ираке, многим казались вполне реалистичным. Ныне, как в Косово, эта «гипердержава» сама, по праву победтеля, санкционирует их размораживание дабы не оставлять у себя застарелые конфликты в тылу. В других же случаях, региональные игроки, почувствовав образующийся в регионе вакуум силы, легким толчком со стороны приводят конфликты в движение, надеясь, если не радикально изменить баланс сил в регионе, то, по крайней мере, провести серьезный аудит потенциала всех причастных к конфликту, чтобы с учетом обретенного опыта скорректировать планы на будущее.
Именно такой сценарий развертывается сейчас в войны Израиля с шиитским движением «Хезболла». Судя по всему, примерно по той же траектории начал «размораживаться» и грузино-абхазский конфликт. Еще недавно казалось, что правительство президента Саакашвили, плотно вовлеченное в вязкое противоборство в Южной Осетии, в ближайшей перспективе едва ли попытается что-то изменить на абхазском направлении. У Абхазии и военный потенциал посильнее, чем в Южной Осетии, да и в отличие от последней, где преобладает смешанное население, население черноморской республики в этническом отношении, за исключением Гальского района, практически исключает грузинскую компоненту. И тем не менее в Тбилиси неожиданно не только для Сухуми, но, по-видимому, и для России, решились изменить status quo в конфликте, мастерски использовав для этого для этого конфликт с Эмзаром Квициани, неформальным лидером Абхазской Сванетии, единственного региона непризнанной республики, даже номинально не подчинявшегося сухумскому правительству,.
Расчет, очевидно, делался на 3 фактора. Во-первых, великим державам, озадаченным стремительно набиравшим обороты военным конфликтом между Израилем и «Хезболла», будет явно не до операции в переферийном по меркам мировой политики Кодорском ущелье. Во-вторых, если операцию по усмирению мятежника провести быстро, то, как водится в мировой практике, никто против этого протестовать не будет. В-третьих, если обеспечить практически полную информационную блокаду, то победителям спишутся и многие грехи, включая и возможные жертвы среди мирного населения. В Москве же, некоторые горячие головы полагали, что, ввязавшись в конфликт в высокогорном районе, президент Саакашвили и его команда потерпят там провал.
И это создаст условия для перехода власти в Тбилиси в руки пророссийских сил в лице Игоря Гиоргадзе.
Оставим в стороне вопросе об уровне реалистичности подобных расчетов. Правительство Грузии, точно выполнив все означенные выше условия, добилось серьезной тактической победы и изменило status quo в зоне грузино-абхазского конфликта. Перебазировав (пусть даже на бумаге) тихо умиравшее «правительство Абхазской автономии в изгнании» в Кодорское ущелье, грузинские власти могут теперь требовать присутствия его представителей на всех международных переговорах по урегулированию конфликта, в которых участвует Абхазия, мотивируя это тем, что с точки зрения международного права, у этого правительства больше прав, чем у «сухумских сепаратистов». Тбилиси также может сделать вид, что решает проблемы Абхазии в режиме двухсторонних переговоров с законными представителями народа этой грузинской автономии… Известные грузинские политики намекают, что Кодорское ущелье в случае необходимости может быть использовано и как плацдарм для боевых операций против вооруженных сил Абхазии.
Победа в Кодори укрепила в Грузии позиции радикалов, выступающих за скорейшее восстановление территориальной целостности страны.
Это тем более существенно незадолго до назначенных на октябрь местных выборов. И не важно, что привыкшие к тбилисской жизни члены «законного правительства автономии» едва ли надолго задержатся в суровых климатических условиях Абхазской Сванетии, где больше полгода. Вряд ли удастся сделать это правительство полноправным участником международных переговоров, поскольку реально оно не контролирует территорию Абхазии, а большинство членов кабинета - этнические грузины. И, наконец, сомнительно использование территории верхнего Кодори, по крайней мере, в ближайшей перспективе, как военного плацдарма с созданием там соответствующей инфраструктуры. Словом, как ни посмотри, получается большой блеф. Но это с позиций рационального взгляда на политику, когда во главе угла – достижение какого-либо конкретного результата.
Но с точки зрения входящей сегодня в моду в международных отношениях стратегии поддержания напряженности ситуация выглядит иной.
На территории Абхазии, наподобие Южной Осетии, создан анклав, однозначно воспринимаемый в непризнанной республике как враждебный. Его в любой момент можно использовать для обострения ситуации, например, распустив в разгар курортного сезона слух о возможном переходе грузино-абхазского конфликта в стадию вооруженного противостояния. Подорванным оказалось и доверие к переговорам с Тбилиси у абхазской стороны. Как можно верить заверениям тбилисских политиков в их намерении мирным путем решить проблему Абхазии, если у многих из них с языка не сходит слово «плацдарм»! Похоже, в Сухуме пришли к выводу, что не стоит поддерживать переговорный процесс до тех пор, пока Тбилиси под давлением ООН и великих держав вынужден будет выполнить условия Московского соглашения 1994 г., согласно которым Кодорское ущелье было объявлено демилитаризованной зоной под контролем центрального правительства Грузии. То есть дело сделано. Потенциальный источник напряженности, который в любой момент можно активизировать, создан. Остатки доверия, которого и так-то было немного, улетучились. Позиции «ястребов» в Тбилиси укрепились. Аналогичные сдвиги в сохнании абхазской элиты пока не произошли. Но кто даст гарантии, что так будет и впредь. Если ситуация будет накаляться, то и в Сухуме придет время сторонников «жесткой линии».
На самом деле эскалация конфликта не нужна никому. Ни Абхазии - по вполне понятным причинам, ибо любые людские потери для этого маленького этноса трудно восполнимы. Ни Грузии, поэтому что весьма существенен риск ввязаться в войну сразу по нескольким азимутам и вовлечь в нее черкесские народы Северного Кавказа и адыгскую диаспору.
Новая война может обострить и прочие конфликты внутри этой страны, которые усилиями разных правительств Грузии были «заострены» в прошедшие 15 лет.
Тут не только Абхазия и Южная Осетия, но и горная область Джавахети, населенная по преимуществу армянами. И непростая ситуация в Мингрелии, население которой после свержения президента Звиада Гамсахурдии, имеет много претензий к центральному правительству. Это, и возможная проблема Сванетии, если их усмирение ее жителей действительно сопровождалось многочисленными жертвами. Ясно, что Грузия даже при внешней поддержке едва ли выдержит груз стольких конфликтов. Не нужна напряженность и России, хотя бы потому, что всегда есть риск приведение в движение черкесских республик Северного Кавказа, региона и без того отягощенного многочисленными проблемами. Не нужна она и США, поскольку еще одна и отнюдь не победоносная война, да еще ведущаяся в не таком уж далеком тылу у американских войск, увязших в Ираке и Афганистане, явно будет выглядеть избыточной. Но, несмотря на все эти рациональные соображения источник повышенной напряженности создан. Наверное, это не досадная случайность. Неопределенность и непредсказуемость в международных отношениях усиливаются.
А значит во многих горячих точках, даже тех, которые успели подостыть за последние годы, и на Кавказе, и на Ближнем Востоке наступает великий час провокаторов.
Их звездный час.

Irina_Afanaseva

интересно заголосовать дату втягивания Сирии в войну.
1. в августе
2. осенью
3. конфликт замнут.
я думаю, 1.

zulya67

не будет Сирия воевать. Там сейчас слабый президент, и армия слабее израильской. Конфликт замнут, в чью пользу - зависит от дальнейшего развития событий.

Irina_Afanaseva

армия слабее израильской
так это и есть основная причина, по которой именно сейчас Израиль натравлен на Сирию
То, что Сирия воевать не хочет, понятно. Но ее забудут спросить.

oksanapopik

Вообще-то Саакашвили всё равно по-тихоньку проводит милитаризацию. Сам вон в лагерь для резервистов поехал, показывает остальным пример. Мне кажется, что все это усиление грузинской армии не для внешнего вида, а пролог перед какой нить военной операцией. Гораздо более серьёзной, чем в Кодори. Пока Грузия готовится, а как будет более менее готова, проведёт провокацию.

raushan27

Во-первых, великим державам, озадаченным стремительно набиравшим обороты военным конфликтом между Израилем и «Хезболла», будет явно не до операции в переферийном по меркам мировой политики Кодорском ущелье.

Гражданин Сааков, супердемократический президент свободной Грузии, очевидно, провидел будущее развитие конфликта между Хизбалой и Израилем и аж за месяц до него начал строить свои подлые козни.
Ну это первое, дальше почитаю, может еще к чему докопаться найду.

Irina_Afanaseva

Раджаб Сафаров: Израиль проиграл войну, начатую американцами 10.08.06 12:59
Вопрос: Раджаб Саттарович, как Вы могли бы охарактеризовать происходящее сейчас между Ливаном и Израилем?
Раджаб Сафаров: Нынешнее противостояние, на самом деле, является частью очень большой и серьезной программы по дестабилизации обстановки на Ближнем Востоке. Совершенно очевидно, что и Израиль, и Ливан, как две стороны конфликта, не обладают достаточным потенциалом для разрешения этого конфликта, ибо не они являются на самом деле причиной этого противостояния и этой войны. На самом деле причины кроются очень глубоко, и они находятся вне пределов Ближнего Востока. Развитие или свертывание конфликта зависит в первую очередь от Соединенных Штатов. Я считаю, что пока все, что происходит в израильско-ливанской сфере противостояния, полностью отвечает внешней политике Соединенных Штатов и, соответственно, сейчас имеются ресурсы и потенциал для развития и продолжения конфликта.
Вопрос: В чем выгода таких действий для этих стран?
Раджаб Сафаров: Стратегия этого конфликта для Израиля заключается в том, чтобы под предлогом безопасности от всяких нападений и возможных вылазок 'Хезболлах' на территорию Израиля, начать крупномасштабную кампанию по уничтожению этой организации. Совершенно очевидно, стратеги в Вашингтоне думают, что с расширением масштабов операции, учитывая ливано-сирийские и иранские отношения, обязательно рано или поздно и 19-миллионная Сирия, и 70-миллионный Иран вовлекутся в этот процесс. Даже если они будут пассивными в этом конфликте, будет сделано все, чтобы найти повод для провокаций. И эти провокации, естественно, будут изощренными, на первый взгляд не имеющими никакого отношения к военной операции. По сути, это будет все же прямая провокация с целью получения необходимой реакции со стороны Сирии или Ирана. Поскольку между Сирией и Ираном есть договор о взаимопомощи, то вовлечение даже одного из этих государств в конфликт означает и вовлечение другого. Как раз этого и хотят американцы. И все идет к тому, чтобы именно этого уровня противостояния достичь. Операция, естественно, не будет сейчас свертываться, поскольку это не в интересах Израиля и США.
Вопрос: Насколько успешно стороны добиваются своих целей?
Раджаб Сафаров: Сейчас, если посмотреть на итоги первого месяца, то это тысячи погибших, миллионы беженцев, миллиарды нанесенного ущерба инфраструктуре и, может быть, десятки погибших членов 'Хэзболлах'. Теперь посмотрим, чего добилась группировка 'Хэзболлах'. Они раньше представляли меньшинство в ливанском обществе и правительство страны максимально старалось от них отмежеваться, поскольку это шиитская группировка, а ливанцы-мусульмане в основном сунниты и Ливан по большей части все же опасался радикальной части 'Хэзболлах'. Но 'Хэзболлах' все-таки не только радикальная военизированная группировка, но и совершенно нормальная политическая группа, которая имеет полноценную структуру, имеет обширную социальную программу. В результате конфликта сейчас практически 90% ливанцев уже однозначно симпатизируют этой группировке.
Эффект оказался абсолютно противоположным – Израиль рассчитывал, что в ходе операции в Южном Ливане среди местного населения найдутся оппозиционные 'Хэзболлах' группировки и организации, которые симпатизируют Израилю и они будут изнутри помогать Израилю, но этого не получилось. Членов 'Хэзболлах' начали активно защищать, пуская их в свои дома, тайники, убежища и уберегать их от информаторов и агентов Моссада. В таком положении проигравшим является Израиль, и зафиксировать это и вернуться на свои позиции уже не имеет смысла, поскольку это было бы крупнейшим поражением Израиля. Не нужно это и Соединенным Штатам – они не достигли главной цели – вовлечения Ирана.
Вопрос: Возможно ли еще мирное урегулирование ситуации?
Раджаб Сафаров: Я думаю, что резолюции, которые будут приниматься Совбезом ООН и все предложения мирного урегулирования не будут реализованы, так как не решена главная задача – вступление Ирана в этот конфликт. На протяжении очень многих лет Америка не может остановить Иран в его развитии ядерной программы. США боятся самостоятельности этой страны, ключевой страны исламского мира, поскольку наряду с потенциальным обладанием ядерными технологиями, Иран ведет очень агрессивную и самостоятельную экономическую политику и хочет, в том числе, создать и свою нефтяную биржу. Американцы боятся этого проекта гораздо больше, чем ядерной программы. Очевидно, что торговаться нефть будет либо за евро, либо за местную валюту – реал. Я думаю, что это может нанести серьезный удар по американской экономической мощи и это может стать началом заката американской империи. Этого как раз они и бояться.
Они не смогли через МАГАТЭ, через Совбез повлиять на ход развития Ираном своих ядерных технологий и не знают, как разрешить проблемы, связанные с этой страной, а они сейчас для США на первом месте. Американцы спровоцировали этот конфликт, зная, что у иранцев особое отношение к Сирии и к Ливану. Фактически, нужен формальный повод для того, чтобы ввести санкции против Ирана. Им должно стать участие Ирана в этом конфликте. Тогда американцам не нужно будет получать разрешение мирового сообщества – мы, мол, защищаем своего партнера – Израиль, а в рамках этого можно наносить ракетно-бомбовые удары, в том числе и по почти построенному комплексу зданий нефтяной биржи.
Итог – лишение Ирана возможностей для противодействия, а возможно, вдруг получится – поставить своего человека во главе Ирана. Россия в этом может сыграть значительную роль. Ахмадинежад уже просил Владимира Путина взять на себя посредническую миссию между Ливаном, Сирией, Ираном и 'Хэзболлах' с одной стороны и Израилем с США с другой. Иран предложил тогда полную посредническую миссию России, и Россия могла от имени исламских государств заявить их позицию. К сожалению, Владимир Путин не воспользовался этой возможностью.
Сейчас посредником может быть только сам Иран. 'Хэзболлах' в 1982 году был создан по инициативе Ирана и является прототипом Корпуса стражей Исламской Революции. В Иране этот корпус является самой мощной, самой дисциплинированной военизированной организацией и на протяжении уже почти 28 лет ведет очень актичную борьбу по противостоянию внешним угрозам. Эта эффективная структура была перенесена в Ливан для противостояния израильскому нашествию. Естественно, поддерживается она в Иране не только морально, но и материально, не говоря уже о том, что стратегия, методы ведения военных действий абсолютно подобны методам Корпуса стражей. В данном случае группировка 'Хэзболлах' в большей степени управляется из Тегерана, нежели из Бейрута. Думаю, что если бы мировое сообщество содействовало мирному процессу, то Иран мог бы попросить 'Хэзболлах' и эти несчастные солдаты израильские были бы освобождены за два часа. Но слишком много государств заинтересовано в этом конфликте. Мы можем стать свидетелями того, что конфликт будет набирать размах.
Вопрос: Некоторые эксперты утверждают, что на самом деле в первую очередь конфликт выгоден Ирану – после его начала на ядерную программу страны в мире перестали обращаться внимание. Насколько оправдана такая точка зрения?
Раджаб Сафаров: Американцы и израильтяне действительно оказали огромную услугу Ирану. Действительно, внимание переключилось на израильско-ливанский конфликт. По своей актуальности он более важен, чем ядерная программа Ирана, но это не означает, что Иран спровоцировал этот конфликт. Когда говорят, что этот конфликт выгоден Ирану, то намекают, что Иран его и инициировал. Я говорю, что Ирану выгодна эта ситуация только в плане отвлечения внимания. Но он не заинтересован развивать конфликт, а уж тем более – участвовать. Сейчас в Иране проходят многотысячные манифестации в поддержку 'Хэзболлах' и Ливана. Властям еле-еле удается контролировать это, чтобы добровольцы не поехали и не стали участниками ливанского сопротивления. Не Иран создал это положение, не он этому способствует.
Вопрос: Чем вызвана большая разница в числе потерь со стороны Израиля и Ливана?
Раджаб Сафаров: На самом деле это очень просто. Израильтяне знают, что рано или поздно им придется остановиться, поскольку главные спонсоры этого мероприятия договорятся на каком-то уровне. Сейчас, пока есть возможность, пока американцы снабжают, то почему бы не реализовать свой план по большему входу на ливанскую территорию и не напугать исламский мир своим потенциалом, попытаться покончить с 'Хэзболлах'? Но на самом деле такой тактикой они не только не уничтожат эту группировку, но и сделают ее олицетворением патриотизма. После этого в ряды группировки войдут тысячи новых членов, которые раньше настороженно к ней относились.
Разрушенная инфраструктура тоже имеет свою задачу. Для того, чтобы заблокировать Сирию и Ливан, на границе они бомбят и уничтожают все, от мостов и коммуникаций до передвигающихся автомобилей. При этом прекрасно израильтянам известно, что в этих районах живут мирные люди – дети, женщины и старики. Если даже 100 детей и мирных жителей погибнут на одного члена 'Хэзболлах', в Израиле считают это приемлемым вариантом. Они уничтожают систематически инфраструктуру не взирая на то, насколько это вписывается в рамки озвученной задачи. Телецентр, аэропорт, больницы, жилые дома, мосты…
Это же не объект для вылавливания и уничтожения террористов. Между тем 'Хэзболлах' научилась вести партизанскую войну. Сейчас в конкретной группе не более 5-7 человек и они не находятся на одном месте более 30 минут – одного часа. Уловить их, найти эти места, невозможно, поскольку они готовились к этой ситуации.
Вопрос: Какие перспективы дальнейшего развития событий?
Раджаб Сафаров : Израиль является побежденным государством. Этот конфликт может привести к катастрофе государства, поскольку на самом деле такие действия приведут к непредсказуемым последствиям. А вот 'Хэзболлах' стала не только ливанской, а уважаемой частью всего исламского мира. Она может привлечь не только финансы, но и людские ресурсы, которые будут готовы к самопожертвованию. Спокойной жизни у Израиля точно не будет.
автор: Алексей Остапов
http://www.iraq-war.ru/article/98374
Агентство Nakanune.ru, 10.08.2006
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: