Глобальная инфляция и царь-голод

Irina_Afanaseva

Пару лет назад я опубликовал небольшой обзор инфляционных процессов в мире. Он не привлёк достаточного внимания, и в последние годы я наблюдал целый ряд неверно принятых решений, обернувшихся крупными убытками для многих бизнесов. В силу этого мне показалось полезным вновь обратить внимание на эту тему, авось разрухи в головах станет меньше.
В последние годы гигантские ресурсы затрачены на отпиаривание процессов роста цен и экзотические объяснения каждому конкретному случаю их взлёта. Объяснения эти экзотичнее одно другого и чем-то сродни классическому объяснению пропажи воды в кране: цены на молоко в Европе растут потому, что его выпили китайцы, на недвижимость в Лондоне – потому, что её скупили проклятые русские, на недвижимость в Москве – оттого, что понаехали подлые провинциалы и азербайджанцы и всё скупили, на хлеб – из-за того, что кто-то не подписал соглашение с губернатором, на рис – оттого, что кто-то за двадцать тысяч километров от рисовых полей делает топливо из рапса, на нефть – оттого, что наглеет Уго Чавес, на газ – оттого, что москали собачатся с бандеровцами, на услуги оттого, что юристы и парикмахеры стали жадными и тому подобное.
Вопрос стоит уже не о том, насколько эта шиза имеет отношение к реальности, а о том, для какой цели такую байду гонят?
Для человека, хотя бы два дня подряд не посмотревшего телевизор и обрётшего способность что-то обобщать, сразу становится заметным странное обстоятельство: объяснения могут быть разные, а закономерность одна: цены растут везде. Но с разной скоростью.
Если мы возьмём за базу 2002 год, когда ещё только начались те процессы в мировой экономике, о которых мы будем говорить дальше, то мы обнаружим, что цены действительно росли неравномерно в разных секторах. Поскольку резервной валютой нынешней финансовой системы является доллар, то посмотрим, что происходило в эти годы в различных секторах его базового обеспечения – элитная недвижимость, энергия, золото и нефакторные услуги.
Цены на элитную и среднего класса недвижимость за эти годы взлетели в Лондоне в 4-5 раз, в Нью-Йорке- в 2-3 раза, в Москве-Петербурге-Киеве – в 10 раз, на мировых курортах – в 3-10 раз. В целом, рост цен на ту недвижимость, которая обращается на глобальных рынках, имел место на 300% или в 4 раза. Следственно, доллар обесценился по этой составляющей обеспечения вчетверо.
Цены на золото выросли в 3 раза и имеют тенденцию к дальнейшему росту.
Цены на энергоносители поднялись с 2002 года также в 4-5 раз.
Наконец, цены на обращающиеся на глобальных рынках услуги выросли также в 4 раза.
Итак, по всем базовым элементам обеспечения доллар почти равномерно обесценился в 4 раза.
Запомним эту цифру.
За это же время курс доллара упал к евро с 80 центов за евро до 160 центов за евро, то есть вдвое. Это и неудивительно: рост цен в еврозоне был на самом деле существенно меньше, где-то на 60%, так что реальный потенциал падения доллара где-то 220 центов за евро, но европейский ЦБ изо всех сил удерживает доллар от падения к этому рубежу. И удаётся его удерживать лишь потому, что пока что понимания ситуации у участников рынка нет.
К швейцарскому франку доллар упал как раз в 2,5 раза – там ЦБ его интервенциями не удерживал.
Демпферы
До прошлого года обесценение доллара было заметным лишь для тех, кто непосредственно покупает что-либо на глобальных рынках. Но при этом публичная аналитика напрочь избегала обобщений и потому участникам рынка казалось, что рост имеет место в локальных секторах, а не по глобальной экономике в целом.
С другой стороны, оставались при этом сектора, в которых действуют экономисты невысокой финансовой компетентности – в первую очередь речь идёт о промышленных экономиках Азии и Латинской Америки. До поры до времени, достаточно долгий срок, эти господа не замечают инфляционных процессов и считают рост цен в базовых секторах локальным. В силу этого они упорно принимали решения не повышать цены на свои экспортные товары. В промышленном секторе этому очень поспособствовала пришедшаяся на эти годы волна обновления технологий в Азии, которая привела к резкому снижению издержек производства и росту производительности. Весь резерв этого роста производительности и был съеден принятием азиатскими промышленниками на себя всего беремени долларовой инфляции.
По сути страны Восточной Азии шесть лет играли роль демпфера мировой инфляции. В силу этого на протяжении первых лет инфляционного вала для западного (и российского, естественно) рядового потребителя, который покупает китайский ширпотреб и аргентинское мясо, рост стоимости потребительской корзины существенно отличался от общемирового темпа инфляции. Снижение курса юаня к евро привело к тому, что цены в этом секторе практически не росли, да и рост на производимое в самом ЕС продовольствие был весьма умеренным. Европейцы замечали, что цены на недвижимость за границей так подросли, что им уже сию недвижимость не купить, но зато можно было с выгодой продавать. В России продовольственные товары выросли в цене вдвое, китайский ширпотреб – в полтора, но всё это в принципе не слишком противоречило официальным заявлениям о 10%-ной годовой инфляции, при расчёте которой почти не принимался во внимание рост цен на услуги.
Наверное, по этой самой причине мои статьи 2002-2007 года о механизмах инфляции доллара мало интересовали лиц, принимающих решения. Увеличивая свои доходы и активы в долларах и евро, они не слишком готовы были задумываться о темпах обесценения этих мерил. В силу этого принимались стратегически ошибочные решения, выстраивались финансовые схемы, целиком завязанные на подведомственные ФРС средства тезаврации, что делало неизбежным резкое обесценение их активов в конечном счёте.
Впрочем, даже такие крупные государства, как КНР и РФ, попались в эту ловушку по самые гланды.
Причины инфляции
В этом разделе я не скажу ничего экзотического и нового, в отличие от пиарщиков, лезущих вон из своих политкорректных штанов, чтобы объявить чёрное белым, а инфляцию неинфляцией.
Причиной роста цен всегда является выпуск излишней денежной массы. Если на рынок выкидывается больше денег, чем способны эффективно освоить экономические агенты, дело кончается инфляцией.
Разумеется, существует также механизм инфляции издержек, но ни к глобальному рынку, ни к вышеназванным секторам обеспечения резервной валюты, он не имеет отношения.
В В 2002-2008 году мы являемся свидетелями нарастающего потока эмиссии долларов. Только на финансирование войн в Ираке и Афганистане из официальных бюджетно-внебюджетных источников было затрачено более триллиона долларов. Эмиссия невозвратных кредитов под эти же цели составила примерно такую же величину.
У всех на глазах англо-американские банки выдали дикое количество не обеспеченных и невозвратных кредитов. Только сумма тех остатков, которые не удалось скрыть в бухгалтерии и приходится официально списывать, уже подбирается к триллиону, а к концу года по прогнозам аналитиков превысит два триллиона. Всего же таким образом повисла сумма в три-четыре раза большая. ФРС, естественно, печатает доллары уже триллионами, чтобы заткнуть эту дыру.
В целом за 6 лет эффективно обращающаяся долларовая масса выросла в 2 раза, а объём обслуживаемых ей рынков сократился на 30%. Это создало потенциал обесценения доллара в 2,6 раза.
Всем понятно, что в ближайшие годы эмиссия доллара будет идти по нарастающей.
Механизм инфляции
Но если эмиссия создала потенциал падения доллара в 2,6 раза, почему же в одних секторах имело место обесценение в 4 и более раз, а в других несравненно меньше. В чём причины такой неравномерности?
Чтобы это понять, надо осознать, что формула, которой в экономических вузах, МВА и прочих системах подготовки клерков описывают равновесие между денежной массой и объемом сделок, на самом деле является мифом.
В этой формуле (Y-Объем сделок)=(D-денежная масса)*(v-скорость денег). Подразумевается, что деньги бегают наперегонки с какой-то скоростью или просто переходят из рук в руки v раз. В действительности. конечно, дело обстоит совсем не так. V – это не скорость, а весьма сложная формула связи, зависящая от целого множества аргументов. Но самое главное – формула такой формы описывает поведение денежной массы вовсе не на рынке в целом, а лишь на однородном секторе рынка. Таких секторов может быть много, и между ними существуют процессы перетекания денег, описываемые весьма специфическими формулами, отражающими временные лаги и скорости процессов. Функционирование же денежной системы в целом описывается совокупностью уравнений равновесия в секторах и уравнений связи секторов. В результате преобразований величины Y и D приобретают векторную форму, а v – тензорную.
Разумеется, такие сложности даже и в кошмарных снах не снились ни профессорам из МВА, ни чинушам из минфина и центробанка, а потому все управленческие воздействия на денежную массу сочиняются наугад. И если в ФРС за этим «угадом» стоит огромный опыт работы с микросекторами и понимание дифференциального характера денежной системы в целом, то в центробанках РФ и других стран третьего мира руководствуются исключительно потребностями начальства и взяткодателей.
Осуществляя свои эмиссионные интервенции, ФРС сосредоточила их на небольшом ряде секторов. В первую очередь денежная масса была впрыснута в самый «долгоиграющий» сектор – рынок недвижимости. Временной лаг её перераспределения оттуда на потребительский рынок составляет несколько лет. В результате на рынке недвижимости произошёл резкий скачок цен. Золото и энергия, главные индикаторы, также поднялись вслед за ценами на недвижимость: на этих рынках играют самые опытные и интуитивные трейдеры, так что они первыми отреагировали на реальное обесценение доллара. Нефакторные услуги, финансирование которых также идёт с этих кредитов, сразу же подскочили в цене.
Итак, мы имели в 2003-2007 годах дело с первым этапом инфляции, когда она была сосредоточена исключительно в базовых секторах глобального рынка.
Перспективы инфляции
Второй этап инфляции тоже очевиден. С 2007 года процесс перетекания лишних денег на потребительские и индустриальные рынки начал нарастать. В результате в тех секторах, где уже цены выросли и равновесие установилось на новом уровне, начала ощущаться острая нехватка денег, утекающих на потребительские рынки. Нехватка денег повлекла «ипотечный кризис» в США, предсказывавшийся мной на эти сроки ещё в 2004 году. ФРС стала срочно эмитировать новые триллионы для восстановления равновесия на готовом сорваться в коллапс рынке недвижимости, что только ускорило процесс перетекания денег в другие сектора.
Первым отреагировал продовольственный рынок. С лета 2007 года по настоящее время цены выросли вдвое. Продовольствия меньше не стало, а бедняки стали голодать по той простой причине, что их обесценившихся грошей уже не хватает на покупку еды. Продовольствия завались, а люди купить не могут и дохнут с голоду. Чтобы предотвратить голодные бунты в национальном масштабе продовольствие стали просто раздавать.
Возникла парадоксальная ситуация: раздавать продовольствие бесплатно – запасов уйма, а вот продать не могут: вдвое упала покупательная способность населения.
А ведь в ближайшие годы следует ожидать рост цен на продовольствие минимум в 4 раза – и это при условии, что ФРС умерит свои эмиссионные аппетиты, и рынку придётся отрабатывать равновесие только с уже выпущенной в обращение массой денег. Вопрос – что теперь делать? Без поднятия доходов бедняков в третьем мире в те же 4 раза они просто будут дохнуть с голоду. А через какие каналы им эти деньги слить? Таких каналов ни у кого нет.
Итак, в результате финансового дисбаланса, при не уменьшившихся, даже и выросших, запасах продовольствия, в мир пришёл новый хозяин – ЦАРЬ ГОЛОД.
Вслед за продовольственными рынками инфляция затронет в 2008 году и рынки ЮВА, на которые обрушится вал денег. Поскольку этот вал будет существенно больше китайских возможностей расширения производства, да и реального спроса на китайские товары, он неизбежно выльется в рост цен. Сколь бы безграмотны ни были китайские чиновники от экономики, но даже до них начнёт доходить, что последние годы Китай работал себе в убыток, а его триллионный стабфонд вчетверо обесценился. С этого момента китайские власти вынуждены будут отказаться от привязки юаня к доллару, а затем им придётся попытаться сделать свою валюту резервной.
Слава Богу, китайцы не имеют представления, что такое резервная валюта и как её формируют. Специалистов такого рода в мире единицы, и они либо сидят в руководстве ФРС и ЕЦБ, либо предпочитают равноудалённую от всех властей позицию. Пойти на руководство подобной программой на базе Китая такие люди могли бы либо в случае грандиозной жадности, либо в случае сумасшествия и желания порушить сложившееся мироустройство. Но в обоих случаях китайцы с ними не договорятся, так как в их менталитет не укладывается ни интеграция иностранца в высший эшелон управления страной, ни возможность отдать ему половину полученной многотриллионной прибыли.
Инфляция скажется и на России. Например, в результате обесценения доллара и привязанного к нему юаня экспортёры оружия уже в 2008 году встали перед необходимостью пересмотра цен в контрактах с Китаем, примерно вдвое. Для китайцев, ещё не осознавших масштабы инфляции, это совершенно непонятно, так что отношения резко обостряются. С другой стороны, уже 2008 году, а ещё более в 2009 инфляция затронет основные импортные позиции РФ. Конечно, рост цен на импорт из Европы уже имел место в 2006-2008 годах, но по сравнению с предстоящим ростом он покажется цветочками. Пока что рубль только начал обесцениваться относительно евро. Но уже посчитали, что на строительство олимпийских объектов уйдёт втрое больше долларов, чем изначально рассчитывали. Дальше – больше.
Пока что инфляция играла сугубо положительную роль для правящего режима. Зарплаты в долларах выросли за шесть лет втрое. Конечно, квартиры подорожали в десять раз, но зато китайского ширпотреба и еды на эти деньги можно было купить даже больше, чем в 2002, так что бедняки чувствовали себя неплохо. Даже начали верить в сказки, что удалось восстановить уровень жизни 1990 года (то есть периода краха СССР, всеобщего дефицита и развала). С другой стороны, именно по беднякам и ударит сейчас инфляционная волна, переходящая с рынка недвижимости и услуг на рынок продовольствия и промтоваров. Скоро им станет ясно, что как жили с 1992 года втрое хуже, чем в СССР, так и теперь живут.
Обесценение активов уже в 2006-2007 годах привело к перманентному кризису ликвидности в российской банковской системе. Раскрутка маховика инфляции в 2008-2009 годах может довести её и до дефолта.
Рост цен на продовольствие прочистит многие мозги и в Европе. В ближайшие годы придётся в той или иной форме признать реальные масштабы обесценения валют. Когда приведут текущие показатели к размерам инфляции, выяснится, что по сравнению с 1990ми годами все государства собирают сегодня почти вдвое меньше налогов, производство не выросло, а кое-где и сокращается из-за обесценения экспортной выручки, реальные зарплаты в полтора раза меньше, чем в 90-е, а финансирование социальных программ сократилось почти втрое. Европейцы взвоют вовсе не так, как тупорылые нищие в странах третьего мира сих бессмысленными-беспощадными гаитянскими-египтянскими бунтами. Здесь начнутся тектонические сдвиги в политическом истеблишменте и политическом устройстве. Даже доведённые до полного отупения пропагандой немцы могут проснуться и броситься голосовать за Лафонтена. У третьего мира Лафонтенов нет, там в ход пойдут радикалы.
Есть лишь один способ вывести Россию за рамки общей закономерности – тот, который я упорно предлагал с 1991 года и вплоть до 2002, когда упорствовать мне надоело. Этот рецепт – формирование собственной резервной валюты. Если бы начать её введение до 2003 года, то как раз к развёртыванию кризиса этот процесс вошёл бы в стадию стабильного роста и позволил бы снять сливки со сложившейся на внешних рынках ситуации. Те, кто и в 1991-1992 и в 2000-2002 выбрал путь функционирования России как периферийного домена ФРС, путь превращения национальных ресурсов в доллары, ценность которых определяют извне, не просто профукали заработанные за первые годы XXI века страной деньги, но и лишили Россию прибыли в десятки триллионов долларов в следующем десятилетии.
Впрочем, сами слова о необходимости превращения рубля в резервную валюту повторяют сегодня все представители власти, даже Кудрин. Но это дежурное заклинание в устах людей, даже близко не представляющих себе технологию становления резервной валюты, остаётся всего лишь пиарным ходом, сотрясением воздуха.
Цели политики ФРС
Возникает вопрос – с какой целью мог быть запущен этот маховик инфляции, который грозит сегодня полным крахом мировой финансовой системы, основанной на резервной валюте – долларе?
Наиболее очевидный ответ – перераспределение богатств. ФРС и банки эмитируют триллионы долларов и раздают часть своим хозяевам, а часть – политкорректнозадым получателям вэлфера, чтобы те могли построить себе дома. Затем вся денежная масса обесценивается – и у тех, кто получил её на халяву, и у тех китайских, русских или арабских лохов, которые обменяли её на реальные ресурсы, перешедшие к этим паразитам. Таким образом получатели эмитированных денег обогащаются за счёт остального мира, который начинает голодать.
Сколь бы ни казалось такое объяснение очевидным, оно всё же не объясняет происходящего. Во-первых, совершенно непонятен порыв благотворительности, заставивший банки перераспределять триллионы долларов в пользу получателей вэлфера путем предоставления невозвратных кредитов. Во-вторых, механизм такого перераспределения в пользу хозяев ФРС и близких к ним представителей американской элиты действует уже целое столетие вполне эффективно, всегда эксплуатировался с соблюдением чувства меры и до дисбалансов не доводился. Вопрос – что заставило нынешнее руководство ФРС пойти на дисбаланс, чреватый для самого положения доллара как мировой резервной валюты? Зачём так смертельно напрягать курочку, которая исправно несёт золотые яйца?
Представить себе, что целью политики ФРС было именно разрушение сложившейся мировой финансовой системы возможно, но очень сложно. Сложно потому, что ничего хорошего в результате такого разрушения для самих хозяев ФРС не просматривается.
В общем, рассмотрение любых предположений в конце концов заставляет вспомнить бессмертную фразу Ницше: «Пора уже с человеческой глупостью считаться как с реальной силой».
Моё личное мнение состоит в том, что происходящее является следствием глубочайшего нравственного кризиса, поразившего Соединённые Штаты в последние десятилетия. Результатом кризиса и стал отбор на вершину как денежной, так и политической власти кадров столь безответственных, что оставить после себя они способны только потоп.
Евгений Витальевич Гильбо,
Президент Международной Академии гуманитарных технологий,
доктор экономики honoris causa Дипломатической Академии ЮНЕСКО
http://analysisclub.ru/index.php?page=russia&art=2633

sever576

да собственно все понятно давно
громадный долг погашается не путем возврата, а путем его обесценивания
в связи с этим возникает вопрос о нашем Стабфонде, которому медленно, но верно приходит каюк

nadezhda

возникает вопрос о нашем Стабфонде, которому медленно, но верно приходит каюк
http://strategema.t35.com/conspirocracy/gru/stabfond.htm

redtress

ЦАРЬ ГОЛОД.
Все бля, пиздец. Всем уверено ползти на кладбище.

redtress

в связи с этим возникает вопрос о нашем Стабфонде, которому медленно, но верно приходит каюк
Какой такой вопрос? Никаких вопросов нет

redtress

Моё личное мнение состоит в том, что происходящее является следствием глубочайшего нравственного кризиса, поразившего Соединённые Штаты
Их нужны выжечь небесным огнем. И выжгут.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: