Как наши деды воевали.

Manechka

Новое в истории: поучительный рассказ некого И.Константинова о его собственном деде. Интересно почитать. Ссылку дать не получается, поэтому такая большая цитата.
"Здравствуйте!
Решил написать воспоминания одного фронтовика ВОВ (деда моего двоюродного брата). Может, будет кому интересно. Рассказываю отрывками, которые мне запомнились.
Прежде всего, еще до войны, дед был молодым командиром и обучал зеленых солдат военному делу. На тот момент как он получил себе «воспитанников», зелень крестьянская стреляла из рук вон плохо. Насколько я понял, деду достались солдаты, уже прошедшие курс молодого бойца и умевшие стрелять (вроде как). Однако в мишень практически никто не попадал. Дед взял винтовку одного: прицельная рамка выставлена не на то расстояние стрельбы. Взял винтовку другого - то же самое. Дед в двух словах начал объяснять то, чему солдат уже учили другие офицеры. Когда солдаты вновь начали стрелять... первые три пули поразили три мишени.
Спустя пару месяцев высокое начальство приезжало в часть с проверкой. Воспитанники деда во время этой проверки как раз были на стрельбище и разносили мишени в труху. Начальство обалдело от таких результатов и поинтересовалось примерно таким образом:
- Где вы столько Ворошиловских стрелков набрали?
Дед удивился и ответил, что всего лишь солдаты научились воевать...
Сам дед «трехлинейку» уважал. На вопрос сына «почему» отвечал «А трех фрицев насквозь с пятисот метров не хошь?». Кстати, по словам деда, штык винтовки не надо было запихивать в фрица... Его достаточно было «неглубоко кольнуть под ребра». От такого укола начинался болевой шок, кровопотеря и даже несмертельная рана выводила из строя бойца. Два солдата со штыком под прикрытием семи стрелков (те же винтовки) могли за минуту наколоть кучу немцев. В общем, дед не удивлялся, почему немцы боялись «русского штыка».
Во время войны дед стал офицером СМЕРШа. Ловлей диверсантов не занимался. Практически всю войну его подразделение находилось на передовой. «Это была игра, кто кого перехитрит». Немцы, как более подготовленные вояки, совершенно свободно ползали по нашим тылам, брали в плен спящих дозорных, крали офицеров, вырезали целые отделения (опять же спящие всем составом).
Для борьбы с подобным беспределом, группа деда заступала на боевой пост и устраивала засады. Иногда немцам хватало чучела (штык, каска, шанель 5) и очереди из пулемета (сослуживцы деда признавали за пулемет только «Максим»). Иногда попадались бывалые немцы, и их приходилось выманивать на живца (деда или его товарищей). Как правило, очередью из пулемета не ограничивались, а всей толпой заваливали гранатами и добивали из всего, что стреляет.
Азиатов/черных/чурок дед не уважал (хотя сам был родом из Грозного). «Ранят одного (пускай даже в руку а десяток таких же его в госпиталь тащат. Не хотели они воевать, драпали при каждом удобном случае». Командир деда, понимая что боевая группа - это единый механизм, начал избавляться от солдат по расовому признаку... Как утверждал дед, многие русские офицеры, получая подразделение из казахов, кавказцев и т.д. в открытую саботировали командование ими. Офицеры утверждали: «Если меньше половины русских, то подразделение воевать не будет».
Что интересно, при всем при этом, в подразделении деда был один обрусевший кавказец, который лихо орудовал ножом и вообще знал о ножах абсолютно все. Он всем своим однополчанам делал очень хорошие самодельные ножи из немецких штыков.
Зэков дед не любил. В его подразделении таких не было, но с одним таким он сталкивался. «Мы для них навсегда останемся фраерами. Они - вроде как люди, а мы для них - говно».
Короче, тот зэк воевал собственно неплохо, горло мог запросто перерезать... но в разведку с ним никто бы не пошел. Это зэк больше прославился своими хваткими ручонками и ловкими пальчиками: много мародерствовал. Его подозревали в воровстве, но он отмазался.
В группе деда был один снайпер. Сибиряк, охотник. Мог сутками лежать в грязи на холоде не отвлекаясь ни на что. Здоровье было железное. На немецких солдат не обращал внимания. За то если где-то сверкали стекла... то он начинал охоту. Мог выслеживать неделями. Однажды завалил сразу двух офицеров в замаскированном ДЗОТе (выжидал неделю и расстрелял через амбразуру).
В обороне жилось нормально. Главное, надо было всегда окапываться и не спать на посту. Бомбардировщики дед презирал «ну бухнут они и бухнут...». Точность попадания бомб была крайне низкой, и можно было чуть ли не спеша залазить в окоп и дожидаться конца бомбежки. Копал дед много. Причем, сначала окапывался сам, потом соединялся с соседями, потом ходы и так далее. Благодаря зигзагообразным ходам попадание бомбы прямо в окоп редко приводила к большим потерям. При немецких атаках так же было очень удобно отбиваться. Больше всего дед ненавидел минометы. «Эта зараза везде достанет». Кстати, согласно воспоминаниям деда, потери от минометного огня снижались практически до нуля при использовании одиночных окопов. Тех самых окопов, которые так яростно ругают в учебниках истории. Оказывается, они наиболее эффективны против любого обстрела.
В атаку группа деда всегда ходила скрытно. Ночью, в обход, в крайнем случае, оврагами. Лобовые атаки были, но не в полный рост с воплями «ура».
Командир деда был абсолютно нормальный мужик. Поэтому когда его спросили «можно ли поменять вооружение, не считаясь со штатным расписанием», то он согласился «да хоть танк с собой таскайте, вас воевать учить не надо!».
Группа деда была вооружена до зубов. У деда было три пистолета (наган, парабеллум и ТТ немецкий нож, самодельный нож (см.выше немецкий бинокль, дофига гранат и патронов. Одно время дед с сослуживцами присматривался к различным пистолетам-пулеметам, остановился на ППД, который всегда с собой таскал. Сослуживцы деда так же вооружались холодным оружием, пистолетами, пистолетами-пулеметами. В зависимости от пристрастий каждой группы (они незаметно стали штурмовыми группами подразделения таскали с собой кто пулеметов кучу, кто миномет. В подразделении деда был отменный наводчик, поэтому они таскали с собой пушку 45-мм (сорокопятку). Возили ее на легковушках-внедорожниках. Машины, в отличие от пушки, пришлось несколько раз менять в связи с износом.
Перед боем всегда проводили разведку всей группой. Непосредственно перед боем никогда не ели и не пили (ранение в живот - мучительная смерть). Спирт также не пили. Но не из моральных соображений, а потому что спирт разжижает кровь и при ранении рана дольше кровоточит. Когда уничтожали ДОТ, то этой самой пушкой бабахали по амбразуре. Потом бросок несколькими людьми, которые закидывали ДОТ гранатами. Коллеги из других штурмовых групп предпочитали огнеметы. Группа деда огнеметы уважала, но привычка (гранаты) оказалась сильнее.
Окопы штурмовая группа деда брала ВСЕГДА тихо... При этом вооружение деда сокращалось до двух ножей и нагана. Немецкий нож - в правой, наган - в левой, самодельная «финка» в сапоге. Однополчане деда вооружались примерно так же, плюс вариации: пистолет-пулемет, граната. К немецким окопам всегда подбирались тихо, дальше – по обстановке. Иногда вырезали всех без единого выстрела. Иногда забрасывали окопы гранатами. Иногда как в блокбастере, кося ножом налево и направо, метко расстреливая удаленные цели. Раненых было всегда мало, погибали однополчане деда крайне редко.
Убитых немцев всегда «шмонали» на предмет жратвы, обуви и оружия. Но если обувь и оружие - это было что-то вроде похода в магазин за чем-нибудь не сильно нужным... То вот жрачка... была очень больным местом. Перед боем не ели, а после боя снабжение часто «не поспевало».
Перед штурмом Кенигсберга командир собрал все штурмовые группы вокруг себя и сказал:
- Мы должны взять Кенигсберг. Если этого не сделаем мы, то за нами пойдет молодежь, сопляки зеленые... И тогда будет столько крови! Если этого не сделаем мы, будем много крови. Потом командир спросил про пожелания и т.д. Все молчали. Тогда он попросил записки с пожеланиями. Ему передали многочисленные записки про недостачу продуктов.
Командир взял снег, сжал в кулак, растирая в воду, и сказал: - Вот что мы с ними делаем! Но ведь все равно воруют! Но чем смогу - тем помогу. Достану все, что скажете.
Снабженцев за воровство командир расстреливал всю войну, но грабеж продолжался. Снабженцы воровали практически все кроме боеприпасов и мгновенно продавали. Поэтому часто жрачки натурально не хватало.
В плен дед никогда немцев не брал. За исключением прямого приказа свыше. Надо «языка» - пожалуйста, не надо - ну и слава Богу... Одно время в группе деда были моральные разногласия и дебаты «брать или не брать», дед сам колебался. Но однажды группа набрела на обезлюдевшую деревню. Когда искали воду, то нашли в колодце куски человеческих тел (немцы не всех успели закопать). Плакали все. Пока вытаскивали руки/ноги/головы женщин и детей... С тех пор никто из них пленных не брал. Если «язык» попадался несговорчивый - резали не задумываясь. «Это враг».
Вот собственно и все. Осталось мало ветеранов... Скоро от них останутся лишь их воспоминания.
И. Константинов"

Dr_Jones

Шото смахивает на байку.
ты уш извини, конечно.

stm5853057

У меня брат родного деда был разведчиком типа Штирлица. Рассказывал байку, как однажды проебал место явки (а это 100 % пиздец со стороны своих кажись где-то в турции, чтоли. Долго бродил по городу, чуть не обоссался со страху. Потом, говорит, глаза поднял - фигасе, вот оно, это место. Случайно набрёл на него. Вот такая не очень смешная история.
А другой его брат был фронтовым разведчиком. У него остался трофейный парабеллум, которым он до старости гонял по пьяни свою родню. В 80 лет его застукала жена с другой Прикольный был мужик, два смертельных (по его словам) ранения, а до 85 лет дожил.

popov-xxx25

Кстати, о дедах была тема в Диаспоре, где-то в районе 9 мая. Я про своих тоже там написал.
Вот и ссылка про одного (как же не повыпендриваться?). .
http://www.warheroes.ru/hero/hero.asp?Hero_id=969
Правда, в Москве уже не живёт...

Arthur8

классный рассказ!

ladyromantika

Мой дед начал войну в Альпийском отряде на Кавказе. Затем переучился на механика-водителя дизельного "Шермана" М4А2. На нем проехал через всю Европу до Берлина. В Берлине не задержался и на нем же был отправлен громить Японцев.
Ни единого ранения, хотя в танк было два попадания, втч в двигатель.
Что интересно: от него не услышал ни одного мрачного рассказа о войне. Он всегда мог изложить истории в увлекательной форме - этакое приключение со стрельбой.

popov-xxx25

А про Шерман чё говорил?

ladyromantika

единственная претензия к нему была - это высокий силуэт. Их обнаруживали быстрее, чем прочие цели. Ну и маскировать его в связи с этим сложно было.
Орудием были довольны - болванка уверенно поражала даже "пантеру".
Еще ему крупно повезло в том, что их танк был дизельным (спаренная силовая установка). (Абсолютное большинство прочих "Шерманов" были бензиновыми и очень хорошо горели). Это позволило им благополучно пережить попадание в двигатель. Если бы мой дед получил бензиновый вариант, то я бы сейчас с вами не разговаривал.
В целом, по его мнению: дизельный М4 мало чем уступал Т-34ому. Но в частях предпочитали 34верки.

ladyromantika

вроде в обслуживании они были намного сложнее, но мой дед не заострял на этом внимание.

TOXA

Гы-гы-гы... немцы "шерман" оченно жаловали... Есть мнение, что "Шерман"- лучший танк для службы в мирное время.
Хреновое бронирование, слабая пушка, высокий силуэт... для танка- мелкие недостатки. Видимо, он просто "тридцатьчетверку" заценить не смог...

popov-xxx25

видимо ты просто боянист

TOXA

Что поделать, жисть такая...

ladyromantika

Ну, бронирование лба у Шермана помощнее будет, все остальное - приблизительно одинаково. Правда у Шермана броня менее твердая.
Ну а про силуэт уже говорил.
так что я бы не сказал, что это совсем неудачный танк.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: