Цена за жизнь русского

yurimedvedev

Часто рассуждают примерно так:
Этих людей уже нет... Только документы в нашем музее... Фамилии... Но если бы они не сделали этого? Наша готовность к самопожертвованию... Нам нет
равных...
Я тут спорил с одним... Он мне доказывал, что это связано с тем, что у нас очень низкая цена на жизнь. Азиатский такой фатализм. Человек, который жертвует собой, не ощущает себя как уникальную, неповторимую личность, которой больше никогда не будет. Тоска по роли. Раньше он был человеком без текста, статистом. Не было у него сюжета, он служил фоном. А тут вдруг стал главным действующим лицом. Тоска по смыслу. Что такое наша пропаганда? Наша
идеология? Вам предлагают умереть, но обрести смысл. Возвышают. Дают роль!
Большая ценность смерти, потому что за смертью вечность.
http://lorien.local/library/koi/NEWPROZA/ALEKSIEWICH/chernobyl.txt
Неужели это правда? Неужели русские - толпа, серая толпа статистов, шинелей, шестеренок в государственном механизме, отточенные инструменты победы? Или все-таки есть в русских индивидуализм, предприимчивость, хватка? Или может, раньше не было, а сейчас появляется под западным влиянием?

MammonoK

Я тут спорил с одним... Он мне доказывал, что это связано с тем, что у нас очень низкая цена на жизнь. Азиатский такой фатализм
Я не понимаю одного. Почему все связанное с русскими отдельные неумные личности пытаются связать с азиатчиной? Сперва это были худшие представители нацистов, теперь русофобы, либералы и прочий скам.
Когда я читал дневник Эрнста Юнгера "В стальных грозах" я понимал, что не всякий русский способен на такое самоотверженное служение своей Родине. И азиатчина здесь совершенно не при чем.

Tallion

предприимчивость, хватка
это что, достоинство?
а насчет готовности с самопожертвованию - японцы и въетнамцы нас далеко переплюнут

s1670031

печально но похоже на правду
хотя есть исключения

zulya67

ответ есть в первом постинге:
Большая ценность смерти, потому что за смертью вечность.
Но смерть эта не должна быть глупой. То есть неправильно думать, что любая смерть оправдана. Только смерть за Веру, Царя и Отечество. Как у самураев принято умирать за своего господина, за свою Родину. А смерть в мелкой уличной стычке с пьяным дебоширом считается глупой. Потому что прерывает путь, на котором ты служишь, ранее, чем придет достойный конец этого пути.
Это поймет только верующий человек. И дело не в азиатчине, а а патриархальной традиции, которая есть в той или иной мере в разных цивилизациях. Она сильна и в Америке - американские солдаты тоже готовы умереть за Родину.
Но в то же время нельзя отождествлять смерть за Веру, Царя и Отечество, за семью, за близких, с глупой смертью во имя призрачных целей, в том числе навеянных пропагандистской машиной. Убийство и самоубийство грех, а предоставить возможность кому-то убить себя, соответственно - тоже грех, и необходимо защищаться до последнего. Важно понять грань между "положить душу за други своя" и всеми остальными случаями.
А относительно Запада, там как раз человеческая жизнь ценится меньше всего. Наркомания, массовый суицид молодых людей, по разным причинам - надо еще посмотреть, у кого жизнь меньше ценится

DeGrand

Есть книжка Л.В. Милова "Великорусский пахарь и и особенности российского исторического процесса". Русский крестьянин тысячу лет существовал не только в условиях постоянной угрозы голодной смерти, но при жесточайшем дефиците свободного времени. И первое и второе сильно повлияли на отношеник к смерти.
1. Потому, что страдания, вызванные голодом ни чем не лучше смерти. На Руси про прокойников говорили: отмучился. Бисмарк советовал правителям новой Германии никогда не воевать с Россией, только потому, что жизненный уровень в Росии намного ниже, чем в Германии, а жители не привыкли ценить жизнь и жизнные блага. Вспоминается эпизод, из вьетнамской войны, когда американская рота отказалась выполнять задание, потому что интендантская служба не подвезла туалетную бумагу и мороженное. У Н. Лескова есть сказка про Маланью, которая от имени всех бедных и убогих просить вернуть смерть людям, чтобы прекратить страдания несчастных.
2. Когда у тебя нет времени для осмысления собственной экзистенции - смерть не кажется фундаментальным и трагическим явлением. У древних греков свободное время, досуг назывались "схолэ", т.е. когда не было работы они предавались философии, истории и другим искусствам.

HardamSee

В далекие времена на 1-2 курсе я был председателем студсовета,
я был полон идей и оптимизма было хоть лопатой греби, но с каждым днем приходило осознование того что нашей молодежи нах... ничего не нужно: собрать народ на митинг по повышению стипендии? 10 чел. с фак-та в 500 человек...
...организовать английский клуб - нах!.. теже упертые 10 человек...
примеров было очень много...
...наша молодежь не воспитана на демократических ценностях, ближайшие 20-30 лет изменений в России не будет!
500 - 100%
10 - 2% - два процента трезвомыслящих людей, в итоге я послал всех нах... и ушел через 4 года работы...
когда у народа появится осознание того что без уважения прежде всего к русскому человеку, как человеку, это будет первый и твердый шаг к демократии в хорошем ее понимании...

basildol

Но в то же время нельзя отождествлять смерть за Веру, Царя и Отечество, за семью, за близких, с глупой смертью во имя призрачных целей, в том числе навеянных пропагандистской машиной
царь идет нахрен вместе с попАми
Даже не знаю, насколько должна отработать пропагандистсткая машина, чтобы у человека появилось острое желание подохнуть за род каких-то потомков каких-то бояр, выродившийся от династических браков с немцами...

vladlen62

на самом деле - весь тред - полный кал.
Обосновываю:
вышеприведенные мнения отталкиваются от позиции самых бедных и нещастных, обиженых и оскорбленных, которые должны "отмучатся", живя на этом свете - и умереть во имя кого-то...
ИМХО - до тех пор, пока вы будете себя отождествлять именно с серыми одномерными массами, шинелями и как там еще - до тех пор такими и будете!
Поставьте себя один ряд с царем, пАпой, кем там еще -и увидите, как жизнь начнет приобретать краски отличные от ежедневной учебы, работы и остальной рутины...
ИМХО2 - просто не умеет русский человек отдыхать... ему или работать - или бухать, т.к. просто сидеть и созерцать красоту природы (как нелюбимая вами азиатчина - японцы) русскому человеку слабо...
Ели привык русский человек жить из-под палки -так и теперь тянется ко всяким макдоналдсам - только бы почуствоать, что он не один такой...
Так что диагноз ясен -рядовой русский человек - ни в коей мере не является индивидуальностью.
И это очень прискорбно.

illegal

//собрать народ на митинг по повышению стипендии? 10 чел. с фак-та в 500 человек...
//...организовать английский клуб - нах!.. теже упертые 10 человек...
Смешные цели, не удивительно, что собиралось по 10 чел

maxas67

У Н. Лескова есть сказка про Маланью
Приведу эту сказку. Также см. тред по теме:
Н. Лесков. Маланья - голова баранья
В одном глухом и отдаленном от городов месте была большая гора,
поросшая дремучим лесом. У подошвы горы текла река, и тут стояло селение,
где жили зажиточные рыболовы и хлебопашцы. От этого селенья шла через лес
дорожка в другую деревню, а на этой дорожке в стороне на полянке стояла
избушка, в которой жила бедная женщина по имени Маланья, а по прозванию
"Голова баранья". Так прозвали ее потому, что считали ее глупою, а глупою ее
почитали за то, что она о других больше, чем о себе, думала. Если, бывало,
кто-нибудь попросит о таком, что нельзя сделать без того чтобы лишить себя
каких-нибудь выгод, то такому человеку говорили:
- Оставь меня в покое; мне это не выгодно - вон там на пригорке живет
Маланья-голова баранья: она не разбирает, чтоб ей выгодно и чтоб невыгодно,-
ее и попроси,- она, небось, сделает.
И человек шел на пригорок и просил у Маланьи, и если она могла ему
сделать, о чем он просил,- то она делала, а если не могла, то приветит, да
приласкает и добрым словом утешит,- скажет:
- Потерпи,- Христос терпел и нам велел.
У Маланьи избушка была крошечная, так что только можно было повернуться
около печечки, а жили здесь с нею сухорукий мальчик Ерашка, да безногая
девочка Живулечка сидела на хромом стуличке.
Оба они были не родня Маланье-голове бараньей, а чужие,- родных их
разбойники в лесу закололи, а их бросили; поселяне их нашли и стали судить -
кому бы их взять? Никому не хотелось брать безрукого да безногую,- никогда
от них никакой пользы не дождешься, а Маланья услыхала и говорит:
- Это вы правду, добрые мужички, говорите: без рук, без ног ничего не
обработаешь, а пить-есть надобно: давайте мне Ерашку с Живулечкой.
Случается, что мне одной есть нечего - тогда нам втроем веселей терпеть
будет.
Мужички захохотали.
- Беззаботная,- говорят,- Маланья,- прямая ты голова баранья,- и отдали
ей и Ерашку, и девочку Живулечку.
А Маланья их привела и оставила у себя жить.
Живут часом с квасом, а порою с водою. Маланья ночь не спит: то богатым
бабам пряжу прядет, то мужикам вязенки из шерсти вяжет, и мучицы, и соль
заработает, и хворосту по лесу наберет - печку затопит и хлеба спечет, и
сама поест, и Ерашку с Живулечкой покормит.
Сошлись перед вечером у колодца домовитые бабы и спрашивают Маланью:
- Как ты, Маланья-голова баранья, с ребятишками прокуратничаешь*?
- А все хорошо, слава Богу,- отвечает Маланья.
- Чем же хорошо? ведь они у тебя бессчастные!
- А тем, бабоньки, и хорошо, что они бессчастные,- что на их долю
немного нужно. Если бы они были посчастливее да позадачливей,- мне бы не
послужить ими Господу Богу, а как они плохие да бездомные, что я им ни
доспею - все это для них лучше того, как если бы я их не приняла да об них
не подумала.
Покивали бабы головами и говорят:
- А ты еще вперед-то подумала ли: что с ними будет?
- Нет,- говорит Маланья: - я об этом не думала.
- Да как же так можно? Надо всегда о переду думать!
А Маланья отвечает:
- Что пользы думать о том, чего знать невозможно, даст Бог день - даст
и пищу на день, а ночью нам всем есть покой на печечке.
- И то правда,- сказали бабы,- они - плохие,- может быть, и умрут скоро
на твое счастье! А Маланья руками замотала.
- Что вы! что вы! - говорит,- зачем смерть звать: я ее к себе на порог
не хочу - пусть она за дверьми присохнет.
Домовитые бабы распотешились и рассмеялись:
- Ну, Маланья,- говорят,- голова баранья,- да какая же ты удалая да
смешная: саму смерть у порога засушить хочет.
Пошла Маланья к Ерашке с Живулечкой - понесла им водицы напиться дать и
ее согреть в горшке, да головенки вымыть у припечка, а бабы стоят у
колодца,- вслед ей смотрят и пересмеиваются. А к ним из лесу выходит старый
старичок, на две клюки опирается.
- Бабоньки,- говорит,- кто у вас тут есть на селе жив человек, что
пущает к себе неимущего путника?
А бабы ему отвечают:
- А ты чей человек и как тебя звать по отчеству?
Старик отвечает:
- Странник я света божьего, и имя мне Живая Душа на костыльках;
приустал в пути да уснуть хочу
- Мы не знаем тебя,- отвечали бабы,- и пустить к себе без мужиков не
смеем, а мужики у нас строгие да грозные - придут, заругают нас.
- Что же, вы, видно, своих мужиков больше Бога боитесь. Бог-то, ведь,
велел принять и покормить неимущего.
Бабы отвечают:
- И то правда твоя, странничек: Божье слово помним, а человеческого
боимся.
Живая Душа покачала головой и говорит:
- А ведь это, бабоньки, по худу быть - так бы ведь вовсе не надобно.
Пойду к самим мужикам: у них попрошусь.
Пошел к мужикам, и мужики его не пустили.
- Кто тебя знает,- сказали,- может быть, ты слабым прикинулся и сам
разузнать хочешь, где у нас дорогое добро лежит, да ворам открыть, а может
быть, у тебя на теле прыщи да вереды, а у нас избы чистые и полы стланные -
иди-ка по тропиночке в гору, там есть бедная избушка - в ней живет
Маланья-голова баранья, она всех пущает и тебя пустит.
- Спасибо вам, добрые хозяева,- отвечал старичок Живая Душа и пошел к
Маланье.
А Маланья увидела его из окна и послала безрукого Ерашку, чтобы звать
его ужинать.
Ерашка добежал к старику и кричит:
- Иди-ко-сь, дедко: тетушка Маланья наварила горшок снытки, сольцой
посолила, зовет тебя ужинать.
Старик Живая Душа погладил Ерашку по голове.
- И то,-- говорит:- к вам иду. Другие-то не пускают.
И только влез в избу,- тесно стало и сесть не чем, а Маланья говорит:
- Садись, дедушка, со ребятками ешь, а я постою Сел дедко и поужинал, и
заговорил по-учтивому и по-ласковому.
- Спасибо,- говорит,- тебе, что не спросила, откуда я и как меня звать
по имени, а посадила хлеба есть. Я теперь пойду в лес - у тебя тесно - всем
нам лечь негде.
- Что ты! что ты! Живая Душа божия! В лесу медведи и волки ходят -
разве я тебя ночью туда выпущу! Всем место будет. Вот Ерашка на печку, а
Живулечка за печку, а ты тут протянись, где простор опростается, а мне мое
место найдется.
- Ну, будь по-твоему, - сказал старик, а сам думает "Где же это ей-то
самой место будет?"
Лег, покрылся своей ветошью, да и уснул с одного вздоха от усталости, а
после третьих петухов проснулся - и видит Маланья стоит на ногах и прядет
кудель, которая у нее на колочек под потолком приткнута,
Посмотрел на нее старик одним глазком и говорит:
- Да ведь это ты, тетка, должно быть, и не ложилась.
А Маланья отвечает:
- Да мне, Живая Душа, и не хотелося.
Старик покачал головой и говорит:
- Ну-ну-ну! Водил, водил меня Господь долго по свету; думал я, что
позабыл он меня и покинул, а он привел меня в отрадное место и сподобил
узреть любовь чистую. Скажи теперь мне за то в одно слово, что у тебя есть в
желании - и тебе то у Бога и выпрошу.
А Маланья говорит-
- Что мне недостает? я и так всегда радостна, а желаю только, чтобы
смерть моего порога не переступала, а если придет, так чтобы за дверью
присохла.
Старик отвечает:
- Что ж, - так и будет.
Ушел старик, а смерть вот же тут и жалует; наряжена богатой казачкой в
парчовом шугае с золотою пикою, юбка штофная, на боку стальная коса на
золотой цепочке, чеканной на манер мертвых костей человеческих, вся рожа
накрашена, черные зубы во рту белым платочком заслоняет и в избу просится.
- Покажи,- говорит,- мне детушек-голубятушек, я им принесла по медовому
груздочку и по точеному яблочку.
А Маланья как взглянула на нее, так и признала ее, что это смерть,-
вскричала ей:
- Хорошо им со мной и без яблочек, а тебя бы лучше не было, и присохни
ты на одном месте.
Та и присохла и не может оторвать ног от того места, где пристала, а
Маланья ее сухим хворостом заслонила, чтобы не видать ее было.
И славно бы дело сделалось, да пошли от селения ужасные стоны и слезы:
сильный слабого теснит и бьет без милости, и нет на злодея в жестоком сердце
его никакой угрозы, и как были люди жестоки, то стали еще жесточе того, и
приходят к Маланье всякий день столько несчастных, сколько она во всю свою
жизнь не видала, и она уже не может помогать им, и слышит, как они плачут и
смерть кличут: "Смертюшка-матушка, где ты завеялась! зачем мир покинула!
приди, укрой нас от злодеев наших немилостивых - без тебя они зазнались без
памяти!"
Тут Маланья ума хватилась.
- Это я,- говорит,- дура, все лихо наделала, захотела поправлять дела
Божии - чему быть, а чему не быть сотворенному. И завяла смерть, а заслонена
у меня кучкой хвороста.
- Ах, спусти ее, матушка, умилосердися! Ведь вот уже сто лет у нас ни
одних похорон не было, и обессердечили люди жестокие, а мы состарелись,
измаялись. Спусти ее и их убрать от больших грехов, и нас - от страдания.
И пошла Маланья, развалила хворост, а смерть-то так уж не румяною
казачкой глядит, а как паутиночка, и коса у ней вся заржавела.
- Иди, куда тебя Бог послал! - сказала Маланья смерти: и та колыхнулась
и поплыла к селу паутинкою по сжатому полю, и послышался вскоре погребальный
звон, и перекрестились бедняки и встрепенулись богатые мужики.
- Мы, было, думали,- она навсегда кончилась, а вот она, как змея, из
хворосту выскочила. Нельзя век лютовать и властвовать.
А убогие крестились и сами в гробы ложились.
- Устали,- говорят,- наши косточки - насилу дождались земли горсточки.
И обошла смерть все село за лесом и убрала все, что было нужно убрать,-
а с другими вместе и Ерашку, и Живулечку, потому что было уже и безрукому, и
безногой более чем по сту лет, а Маланья осталась жить и все живет, как
прежде жила, и все то же делает, что и прежде делала, и все те умерли, кто
звал ее "Маланьей-головой бараньей", и сама она это имя позабыла. И как
смерть обойдет весь свет да придет к ней и спросит:
- Как тебя звать?
Она старается вспомнить и никак вспомнить не может и говорит:
- Не знаю - верно, мое имя переменилося. Смерть стала вопрошать; "как
имя этой женщине?" А ей в ответ и упал с неба белый, как снег, чистый
камень, как сердце обточенный, и на нем огнистым золотом горит имя:
"Любовь".
Увидела это смерть и сказала:
- Ты не моя,- нет твоего имени в моем приказе: любовь не умирает: ты
доживешь до тех пор, когда правда и милосердие встретятся, и волк ляжет с
ягненком и не обидит его.
---
* Прокуратить - проказничать, отлынивать от работы.

nukernor

Я просто думаю, что понимание личности, свободы, индивидуальности в России, и тем более на Руси, принципиально иное, нежели в Европе, а даже иное, нежели в Азии. Связано это с православной культурой традицией, из сказки это видно.
Прежде чем лепить диагнозы - "шестеренки" "не личности" "нету демократии" - проботайте святоотеческую литературу. Не все и стремятся быть личностями по европейскому типу.

basildol

Я просто думаю, что понимание личности, свободы, индивидуальности в России, и тем более на Руси, принципиально иное, нежели в Европе, а даже иное, нежели в Азии. Связано это с православной культурой традицией, из сказки это видно.
Прежде чем лепить диагнозы - "шестеренки" "не личности" "нету демократии" - проботайте святоотеческую литературу. Не все и стремятся быть личностями по европейскому типу.
У нас почему-то под "истинно русской" традицией принято понимать менталитет забитых крепостных центральной России (приведенная сказка - просто квинтэссенция этого дела)...

nukernor

ты невнимательно читал
забитых крепостных центральной России
Это не равно "православных русских"

mars

под западным влиянием
Ответ на виши вопросы
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: