Молодежные организации

79lu

Всем спасибо — все свободны
Олег Кашин
Молодежь заслуживает большего, чем роль пешек в политических играх
Словосочетание «молодежная политика» в прошлом году прочно обосновалось в речах политиков, статьях политобозревателей, аналитических записках и массовом сознании. Когда в 2003 году молодежное движение «Кмара» сыграло едва ли не решающую роль в грузинской «революции роз», это еще можно было считать случайностью, но когда опыт «Кмары» буквально повторила украинская «Пора», стало очевидно: во-первых, молодежь играет в политике гораздо более важную роль, чем принято считать, и, во-вторых, тот, кто сумеет повести молодежь за собой, почти гарантированно обеспечит себе решающее преимущество в борьбе за власть.
Следствием этих прошлогодних открытий стал повышенный интерес политтехнологов, журналистов, политиков старшего поколения к любым проявлениям политической активности молодежи.
Есть, например, движение «Оборона». «Оборона» — это несколько десятков московских подростков, мечтающих о том, чтобы президент Путин ушел в отставку, у них даже лозунг такой есть: «Раз, два, три — Путин, уходи!». Подростки арендуют небольшой подвал в центре Москвы, регулярно собираются в этом подвале, устраивают диспуты, смотрят публицистические фильмы, читают актуальные политические брошюры. Обыкновенный клуб по интересам. У компьютерной игры Star Craft (не говоря уже о писателе Толкиене или футбольном клубе «Спартак») поклонников на порядок больше, они лучше организованы и более заметны на фоне остального социума. Между тем именно «Оборона» привлекает повышенное внимание журналистов и политологов, которым не каждая партия может похвастаться.
Кто-то считает, что это молодежное движение — наглядная модель среднестатистической российской партии, кому-то приятно в очередной раз позлорадствовать насчет полной маргинализации «оранжевых» идей в России. В самом деле, большинство этих самых подростков вступали в «Оборону» именно под впечатлением от украинских событий 2004 года, и, повернись история чуть-чуть по-другому, именно они, нынешние подвальные сидельцы, вели бы своих сверстников на майдан, окружали бы правительственные здания, рассылали бы SMS-сообщения с революционными лозунгами. Но вот не сложилось. И тем, кто вчера боялся повторения киевского майдана в Москве, сегодня это «не сложилось» бальзамом на душу. Статьи о том, как здорово все-таки, что российские «оранжевые» так и остались в своих подвалах, регулярно появляются в «охранительных» СМИ. И как год назад авторы статей о неизбежности революции ссылались на пример «Обороны», так и теперь «Оборона» остается главным примером, подтверждающим правоту тех, кто декларирует: «Революции не будет».
Революции не будет. Никто с этим уже не спорит. Пронесло. Можно спокойно жить. Вот только один очень важный вопрос ускользает от внимания антиреволюционеров: а куда девать мобилизованную призраком этой революции молодежь?
Не будет, не будет революции. Никто с этим уже не спорит. Пронесло. Можно спокойно жить. Вот только один очень важный вопрос ускользает от внимания антиреволюционеров: а куда девать мобилизованную призраком этой революции молодежь? Да, те несколько десятков подростков из «Обороны» по причине своей малочисленности не могут являться и не являются внутриполитическим фактором. Но ведь не на одной «Обороне» сошелся свет клином. «Оранжевые» молодежные движения в России — да, малочисленные, да, почти карикатурные, да, сохранившие все родовые травмы «взрослых» демократов — исчисляются десятками. Движение «Да», движение «Мы», движение «Смена», движение «Идущие без Путина» и прочие, прочие, прочие. Не самая малочисленная лимоновская НБП, членов которой антиреволюционная пропаганда огульно и часто несправедливо записывала в фашисты. Множество левых движений — от радикального «Авангарда красной молодежи» до богемной молодежной «Родины», практически независимой от собственно партии Дмитрия Рогозина. Каждая из этих организаций сама по себе кружок маргиналов. Все вместе — внушительный маргинальный фронт, который при достаточно небольшом усилии вполне можно вывести из маргинальности, посрамив всех рассуждающих о «конце молодежной политики».
И это еще не все. Что бы ни говорили лидеры «Наших», «Местных», «Молодой гвардии», «России молодой» и прочих провластных молодежных организаций, главной целью их создания, по крайней мере первоначально, было решение антиоранжевых задач: от банального антимайдана, то есть больших митингов, превосходящих по масштабам митинги оппозиционные, до аккумулирования интеллектуального потенциала молодежи в тех же антиоранжевых целях. Отсутствие революционной угрозы обессмысливает и существование этих движений. Что уже заметно: «Наши» все реже попадают в заголовки газет и информационных лент, их красные знамена с белым крестом все реже появляются в кадрах телерепортажей, да и президент, когда-то принимавший «Наших» у себя в Завидове и в Кремле, больше не проявлял публичного внимания ни к этой организации, ни к ей подобным.
О самой политической молодежи, как, впрочем, и год назад, никто не думает. Не думает — убедив однажды людей в том, что «без них народ неполный», что от них зависит судьба страны, что им, в конце концов, рано или поздно будет, как сказал Владислав Сурков «Нашим», передана страна, — о том, что молодежь не перестанет верить в эти постулаты даже после утраты ими актуальности в чиновничье-политтехнологических кругах. В течение всего 2005 года молодежь шла в политику. Наконец, пришла. А ее уже не замечают.
Кто-то из молодых воспринял смену обстоятельств как данность, с которой можно только мириться. Герои несостоявшейся революции массово «переквалифицируются в управдомы»: один из основателей «Идущих без Путина» Вадим Резвый мирно трудится теперь в крупной маркетинговой компании, активистка «Обороны» Светлана Соколова — светский репортер в «Известиях», любимая героиня журналистов Настя Каримова по прозвищу Кариша, в январе прошлого года забросавшая здание ФСБ на Лубянке революционно-оранжевыми мандаринами, теперь работает экспертом на государственной радиостанции «Юность», лидер движения «Стоп-кран» Аскар Туганбаев ведет ток-шоу на музыкальном телеканале, лидер русской «Поры» Станислав Яковлев и вовсе стал грузчиком. О них уже не нужно беспокоиться. Политика для них не более чем воспоминание о тревожной юности. Внукам будет прикольно рассказывать.
Но есть и другие. Тридцатилетний школьный учитель истории Сергей Смирнов после событий на Украине вступил к Лимонову в НБП, практически моментально (в партии не хватает грамотных взрослых людей) став одним из ее лидеров. Когда Лимонов выдвигал Ходорковского в Госдуму, а Касьянова в президенты, Смирнов тихо недоумевал. Когда Смирнов, голосовавший на выборах в Мосгордуму за «Объединенных демократов», узнал о фальсификациях в их пользу и написал об этом в своем интернет-дневнике, ему сказали, что это предательство по отношению к союзникам. Смирнов разозлился и вышел из НБП. Без политики он себя уже не мыслит, тем более что и опыт вполне приличный есть, а куда идти — совершенно не знает. Не в «Наши» же, в самом деле.
«Наши» все реже попадают в заголовки газет и информационных лент, их красные знамена с белым крестом все реже появляются в кадрах телерепортажей
Активистка «Обороны» Маргарита Загрязкина в «Наших» уже была. В качестве лазутчицы в их лагере на Селигере. Она поехала туда, чтобы своими глазами увидеть, как власть готовит штурмовиков для подавления революции. Ничего, кроме нескольких сотен точно таких же, как она, молодых людей, не увидела, зато после утечки из «Обороны» «Наши» Загрязкину разоблачили. Был большой скандал, после которого она сделалась одним из главных публичных лиц «Обороны», даже в Мосгордуму выдвигалась (правда, неудачно). Загрязкина еще задолго до украинских событий, буквально с детства, мечтала быть политиком, чтобы защищать права женщин. За этим, собственно, и пришла в «Оборону». Со временем поняла, что «Оборона» женщин защищать не хочет. Она вообще ничего не хочет, кроме как заседать в своем подвале, мечтая о революции. Загрязкина вышла из «Обороны» и сейчас находится в такой же ситуации, как и Смирнов: политикой заниматься хочется (и можется а негде.
Их, может быть, не так много — тех молодых, которые сегодня уходят из существующих движений, разочаровываясь в тактике, методе и целях оппозиции. Но каждый из таких остающихся не у дел активистов стоит сотни своих безымянных сверстников, все участие в политике которых сводится к стояниям на митингах или в пикетах. Вступать в провластные движения они не готовы, а больше идти некуда. Очередному эмиссару от «политэмигратов» (а год назад такие эмиссары активно общались практически со всеми молодежными лидерами если такой вдруг опять появится, не составит большого труда увлечь этих активистов новыми лозунгами, идеями и, как ни банально, деньгами. И вполне возможно, что вроде бы из погасшей оранжевой искры снова возгорится пламя. Кто может поручиться, что погасить удастся и его?. Да и те же «Наши», сегодня подучившись, наслушавшись умных мыслей и правильных слов про любовь к Родине и ответственность за свое государство, тоже хотят как-то действовать, что-то делать, как-то расти в политике. Но в региональных отделениях «Единой России» их совсем не ждут: те молодые «государственники», кто попытался предложить себя для работы во взрослой «Единой России», даже и ответа не получили — только недоуменные взгляды. Не для того функционеры занимали свои теплые места, чтобы двигаться ради молодых и прытких. Других государственнических партий у нас нет. И в итоге вполне возможен вариант, что найдутся те, кто сможет использовать их энергию и полученный в прошлом году опыт в своих целях.
Молодежь играет в политике гораздо более важную роль, чем принято считать, и тот, кто сумеет повести молодежь за собой, может обеспечить себе решающее преимущество в борьбе за власть
Уже сегодня, завидуя несравнимо большим ресурсам «Наших», их оппоненты часто говорят: ничего, власть с ними еще наплачется. Вот научатся «Наши» мыслить самостоятельно, и поймут они, что такая власть им не нужна. У власти на этот счет другое мнение. Один из кремлевских кураторов «Наших» говорил мне, что он, наоборот, мечтает о том, когда они наконец сами, без его звонка будут принимать решения и выдвигать идеи, а власти если и придется заботиться о чем-то, то только о том, чтобы не разочаровать своих молодых сторонников. Но это должно произойти когда-то потом, в неопределенном будущем. А вот того, что уже сейчас существуют самостоятельные молодые охранители, на собственном опыте разочаровавшиеся в оппозиции, никто не замечает. Игры с молодежью закончены.

Mapiar

«Оборона» — это несколько десятков московских подростков, мечтающих о том, чтобы президент Путин ушел в отставку, у них даже лозунг такой есть: «Раз, два, три — Путин, уходи!».

Надо думать, уже к следующим выборам они родят какое-нибудь продолжение: "четыре, пять, шесть — ..."

Mike3

- путин, ты еще здесь?

oksanapopik

Да, чего-то Кашин в этот раз обошёлся банальным повествованием. Ведь то же самое можно прочитать на страницах жж. Да, он ведь недавно заявил, что поддерживает "Наших". Так что об объективности статьи-это вопрос. ХОтя насчёт "Обороны" он прав. Движение, организованно политпартиями Яблоко, СПС и ребятами из НБП. При авторитарном режиме Яшина. Собственно взбаламошный характер лидера говорит о том, что у движения нет реального будущего. К сожалению вся эта оппозиция держится на деньгах партий. Так что ничего подобного "Русскому маршу" им не организовать.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: