Вся королевская конница, вся королевская рать...

12457806

Размещаю здесь три статьи о предстоящем "Марше несогласных". Рекомендую ознакомиться для того, чтобы лучше разбираться в текущей политической реальности.
___________________________
...А также судьи быстрого реагирования
Марши антифашистов и “несогласных”, по мнению властей, создают угрозу сложившемуся порядку вещей и потому попадают в сферу компетенции Второй службы ФСБ — по защите конституционного строя и борьбе с терроризмом. Скорее всего, участниками грядущего московского марша займется Управление по борьбе с терроризмом и политическим экстремизмом (УБТПЭ) этой службы, которое возглавляет генерал Михаил Белоусов. Генерал, кстати, осенью прошлого года заявил, что основная угроза выборам в 2007 году исходит от молодежных экстремистских организаций. Кого он имел в виду, догадаться несложно — члены партии Эдуарда Лимонова, например, не раз говорили, что по ним работают офицеры именно этого управления (из 1-го отдела).
Кроме того, из центрального аппарата на марш могут быть делегированы сотрудники ОПУ (Оперативно-поискового управления попросту — “наружки”, а также сотрудники “прослушки” — Управления оперативно-технических мероприятий (УОТМ): а вдруг у акции есть зарубежные дирижеры, и тогда не обойтись без отслеживания телефонных звонков.
Наверняка власти примут меры и на случай, если марш превратится в погром или столкнется с каким-нибудь другим маршем. Поэтому на всякий случай придется повысить уровень готовности в Центре специального назначения ФСБ: видимо, во всех трех его управлениях — “Альфе”, “Вымпеле” и Службе спецопераций (ССО). Но это подразделения только центрального аппарата спецслужбы.
Между тем для противодействия “революционной заразе” существуют специальные подразделения и в региональных управлениях ФСБ. Именно на эти управления, похоже, Кремль возлагает ответственность за все происходящее на подобных акциях: после “Марша несогласных” в Санкт-Петербурге потерял должность начальник питерского УФСБ Юрий Игнащенков, и вряд ли это простое совпадение.
В УФСБ по Москве и области еще после захвата заложников на Дубровке была создана Служба по защите основ конституционного строя и борьбе с политическим экстремизмом (СЗОКС и БПЭ которая по случаю марша может выйти на службу в полном составе. Кроме того, не стоит забывать и о спецназе московского управления, сформированном больше года назад, который тоже должен быть в боевой готовности — просто “на всякий случай”.
Впрочем, ФСБ — не единственное ведомство, надзирающее за политической активностью граждан. В МВД за это отвечает Департамент по борьбе с оргпреступностью и терроризмом (ДБОПиТ а также “Центр Т”, сотрудники которого посещают с той или иной периодичностью офисы НБП, ОГФ и проч. Офицеры обеих структур просто обязаны быть на марше — для “оперативного сопровождения”: то есть для фото- и видеосъемки всех мало-мальски заметных участников.
Ко всему прочему, на месте должны присутствовать сотрудники Управления общественного порядка ГУВД, а также “Центра Т” Управления по борьбе с оргпреступностью ГУВД Москвы. Для отлова иногородних участников марша на подступах к столице принято подключать ЛОВД московских вокзалов и аэропортов. Своя роль будет и у сотрудников ГИБДД — ведь надо заблаговременно перегородить улицы снегоуборочными машинами и мусоровозами.
Не забудем и силовую поддержку. Оперативные полки милиции, ОМОН ГУВД Москвы и ОМОНы из других регионов спешно подтянут в Москву. И, наконец, внутренние войска. Как минимум пригонят срочников из Софринской бригады и Отдельной дивизии оперативного назначения (ОДОН традиционно выставляемых в оцепление на массовых мероприятиях. На усиление, как правило, призывают даже непрофильные подразделения вроде вневедомственной охраны.
Система потеряла бы свою законченность без последнего необходимого элемента — мировых судей быстрого реагирования. Практику доставки их прямо в отделения милиции для мгновенного определения наказания власти освоили еще на “Марше несогласных” в Санкт-Петербурге.
Общий итог: подразделений центрального аппарата ФСБ — 4, московского управления — 2, МВД центрального аппарата — 4, ГУВД Москвы — 6, судей — по надобности, силовой поддержки ВВ и иногородних ОМОНов — тут мы просто воздержимся от оценок: предсказать что-либо не представляется возможным. На марш в Нижний было стянуто порядка 20 тысяч со всех близлежащих и даже удаленных регионов. Участников самого марша было в 1000 раз меньше.
Расходы подсчитать трудно: бюджеты силовых ведомств непрозрачны. Из говорящих цифр можно привести одну: час работы вертолета обходится налогоплательщику в 30 тысяч рублей.

Андрей Солдатов
обозреватель “Новой”
Ирина Бороган
Agentura.ru
______________________________________
Москва, 14 апреля. План “Перехват”
Бритых “согласных” на улицах может оказаться больше, чем “несогласных”
Лидера ДПНИ Белова выпустили на улицу, чтобы он поборолся за счастливое будущее действующей власти
По приблизительным подсчетам, "Деды Морозы" обошлись в 1,5 миллиона долларов
На “Марше несогласных” в Санкт-Петербурге я наблюдал любопытную сцену. Рядом с омоновским оцеплением стояли несколько молодых людей с бритыми затылками. Они шумно выражали поддержку действиям ОМОНа, те как раз невдалеке били дубинками протестующих: “Правильно, туда их, этих оранжевых мразей!”.
— Зиг хайль! — выкинули правую руку скины в сторону приближающейся демонстрации.
На 14 апреля в Москве намечен очередной “Марш несогласных”, и “согласных бритоголовых”, похоже, будет существенно больше, чем в Питере. Как раз на этот же день по странному совпадению им разрешили митинг на Болотной площади. Среди организаторов: “Движение против нелегальной иммиграции”, “Родина-КРО” и ряд так называемых национал-патриотических организаций.
Вернем интернет радикалам
Для противодействия “несогласным” были предприняты не только все привычные меры (милиция, официальные СМИ но и пока еще не привычные. В спешке задействовали “националистическую оппозицию”.
Во-первых, 5 апреля состоялся “круглый стол”, на котором представители умеренно-националистических движений возмутились использованием несогласными имперского флага (черно-желто-белый стяг поднимали на “Марше несогласных” нацболы). И в итоге православно-патриотическая общественность собралась активно противостоять “оранжевым” 14-го числа.
Во-вторых, в тот же день, 5 апреля, выяснилось: одновременно с “Другой Россией” митинговать намерены национал-пассионарии Дмитрий Рогозин и Александр Белов.
И сразу после этого решения неожиданно заработал заблокированный — скорее всего, не без участия спецслужб — сайт “Движения против нелегальной иммиграции” — впервые за два месяца.
Замечено: сайт “антииммигрантов” работает или не работает в зависимости от политической конъюнктуры. Например, лента новостей активно обновлялась во время правительственной антигрузинской кампании осени прошлого года. Или, когда “Газпром” поднял цены на газ для Белоруссии, в соседней республике немедленно обнаружились нелегалы из Узбекистана, что позволило ДПНИ поучаствовать в споре хозяйствующих республик.
Зато стоило лидеру ДПНИ Белову (Поткину) посягнуть на “Русский проект”, объявленный “Единой Россией”, у движения тут же начались неприятности. Страница ДПНИ в интернете была сразу же взломана.
— Есть внутренняя инструкция о противодействии в интернете во время спецопераций, — заявил Белов. Он связал атаку на сайт с совещанием в спецслужбах, на котором прозвучал призыв бороться с проявлениями экстремизма в интернете.
Постепенно массированные интернет-атаки начали ослабевать, у ДПНИ заработало несколько “зеркал” (аналогичных по содержанию сайтов с похожими названиями). Но тут объявили о “новой Кондопоге” (событиях в Ставрополе с убийством казачьего атамана) — сайт немедленно “замолчал”, что националистов подкосило.
“достижения” ДПНИ, имеющего сетевую структуру, в отсутствие своего главного ресурса — интернета — выглядят весьма скудно. Так, “народный сход” в Бутове, посвященный переименованию улицы Кадырова, собрал немногим более тридцати человек.
“Грузиться” страница ДПНИ начала в конце прошлой недели, после того, как националисты объявили о митинге, а в полную силу сайт заработал в понедельник. В общем, Белов и компания понадобились вновь. Вероятно, теперь следует ожидать притока “соратников” на “протестное мероприятие” 14 апреля.
14 слов
Поскольку времени на подготовку к “контрреволюционной” акции оставалось мало, возникла опасность: “Несогласные” наберут больше народу, чем радикал-националисты. С цейтнотом решили справиться при помощи ультрарадикальных лозунгов. Акцию назвали “Москва — русский город” (этот слоган использовал гробовщик Герман Стерлигов, когда избирался в московские мэры; его тогда хотели привлечь к уголовной ответственности). Срочно нашлись деньги, и стикерами, на которых можно было прочитать и скандальный слоган предвыборной кампании “Очистим город от мусора”, была оклеена московская подземка.
Сообразив, что одними лозунгами про “нелегальных мигрантов” всех несогласных на Болотной не соберешь, организаторы митинга понабрали протестных лозунгов у всех оппозиционных партий и объединений — от АКМ до “ЯБЛОКА”. В список “правильного” протеста включили дорогое жилье, рост квартплаты и коммунальных платежей, низкие пенсии, подорожание проезда в транспорте — в общем, всю социалку. Вспомнили даже о “нарушениях прав человека”.
И уж для верности “Движение против нелегальной иммиграции” использовало заодно популярный лозунг американских расистов. Баннер субботнего мероприятия выглядит так: “14 апреля. 14 часов. 14 слов”. “Четырнадцать слов” или просто “14” — аббревиатура, понятная любому ультраправому. Это — зашифрованное послание: We must secure the existence of our people and a future for White children (“Мы должны сохранить наше существование и будущее для Белых детей”). Автор слогана — американский неонацист, приговоренный к 190 годам заключения за убийство.
Белов и Рогозин пересказали находку заокеанских коллег на свой манер. “Москва — это русский город, его строили наши предки, они строили его для нас, и мы должны сохранить его для будущего наших детей”, — заявил Белов в видеоролике, распространенном в интернете. “Ради будущего наших детей отстоим свободу сегодня”, — был более мягок Дмитрий Рогозин.
Впрочем, подлинной цели наци-контрреволюционеры не скрывают. “Невзирая на происки чиновников из “Единой России”, несмотря на инсинуации оппозиционеров из “Другой России”, мы должны сказать: у нас есть права, это наш город, и мы должны вернуть его себе”, — говорит в том же ролике Александр Белов.
Что подразумевается под “инсинуациями оппозиционеров из “Другой России”, понятно. Наци-националисты решили отобрать у несогласных их главный лозунг: “Это наш город”, который скандировали недовольные граждане на марше в Санкт-Петербурге. “Москва — наш город”, — заявляют вовремя “разрешенные” участники квазипатриотических и ультрарадикальных движений.
Илья Васюнин
12.04.2007
________________________________
Прайс-лист лояльности
Война с “оранжевой угрозой” может стать прибыльным бизнесом
По всем правилам экономической науки предложение контрреволюционных услуг появилось после возникновения спроса на контрреволюцию. Спрос сформулировала власть, и не раз. Последний четкий сигнал политическому рынку дал замглавы президентской администрации Владислав Сурков. В марте в РГГУ на “круглом столе”, посвященном годовщине Февральской революции, он признался, что денно и нощно администрация президента “занимается тем, чтобы в стране не было революции”.
К тому моменту на поприще борьбы соранжевой заразой уже успели отметиться многие. Депутаты Государственной Думы протолкнули закон об экстремизме. Лидеры партий взяли в руки карандаши, чтобы подписать Хартию о противодействии экстремизму. Когда же по стране пошли “Маршем несогласных”, по странному совпадению в те же самые дни стали проходить политические мероприятия с антиоранжевыми и контрреволюционными лозунгами. Политический рынок среагировал.
“Патриотически” настроенный бизнес, очевидно, осознал всю социальную значимость подобных акций. Конечно, мы не знаем, сколько средств оседает на руках организаторов и креативщиков войны с “оранжевой угрозой” (то есть комиссионных) и общую сумму пожертвований бизнеса, но порядок цифр ясен. “Новая” взялась посчитать, сколько стоит операция “Контрреволюция”.
Лидер по объему бюджета акции — движение “Наши”. “Марш несогласных”, прошедший в Москве вопреки запрету городских властей 16 декабря, практически совпал с масштабной акцией движения “Наши”, которые на следующий же день, 17 декабря, собрали на проспекте Сахарова толпы Дедов Морозов и Снегурочек якобы для того, чтобы “вернуть” ветеранам Великой Отечественной праздник — Новый год. По официальной информации организаторов, собрались 70 тысяч человек из 56 российских городов. Акция не заявлялась как антиоранжевая. Однако и не скрывалось, что главная цель — продемонстрировать масштаб движения и силу (мало ли когда она понадобится). И вошла в список показательных выступлений пропрезидентских организаций.
“Понятно, что для политических и экономических структур, финансирующих акции, сами акции не являются бизнесом. Для бизнес-структуры это прямые расходы. Почетная обязанность по просьбе определенных людей. Эти структуры заинтересованы, так как имеют дивиденды от взаимодействия с властью. Но есть мелкий бизнес людей, которые получают деньги на организацию. Условно говоря, из 100 условных единиц 50 идут на прямые расходы акций, а 50 — на прибыль”, — объясняет политтехнолог председатель совета директоров “Никколо М” Игорь Минтусов.
Несложные расчеты показывают, что акция с Дедами Морозами может стоить порядка 1,5 миллиона долларов (см. цветной выпуск “Новой” от 26.01.2006). Тогда появились нестыковки в цифрах. Например, по неофициальной информации, на митинг собралось гораздо меньше — 35—40 тысяч человек, а под акцию при этом было собрано гораздо больше — порядка 5—8 миллионов долларов (с заделом на следующие массовые выступления). Лидер “Наших” Василий Якеменко эти цифры опровергает. Его понять можно: нестыковки в заявленных и реальных затратах могли бы показать сумму “комиссии” борцов за политическое статус-кво.
За пределами Москвы отвлекающие внимание антиоранжевые мероприятия проходят по экономичному тарифу. Почти бесплатно. 3 марта в Санкт-Петербурге проведение “Марша несогласных” совпало, например, с форумом “Единой России”. Заявленная тема форума (политика развития территорий) не помешала губернатору Валентине Матвиенко в ходе выступления на форуме пройтись по “несогласным” — она объявила марш провокацией и заявила, что для его проведения “приехали несколько вагонов с представителями экстремистских политических движений и партий из Москвы и других регионов”. В эти дни по инициативе питерского “ЕдРа” шел сбор подписей за отставку Михаила Зурабова.
А в Нижнем Новгороде 24 марта своеобразным отвлекающим маневром стал детский фестиваль “Город мастеров”, из-за которого якобы было осложнено проведение марша. Интересно, что обычно “Город мастеров” проходит в сентябре.
На рынке антиоранжевых услуг есть место и крупным игрокам, и средним. За неделю до второго московского “Марша несогласных”, 8 апреля, в столице Евразийский союз молодежи провел “Имперский марш” — митинг, направленный против предстоящего оппозиционного марша.
Любопытно, что снова появились нестыковки в цифрах. По информации ГУВД Москвы, зафиксировавшего количество участников на начало акции, на Триумфальной площади в Москве собрались 700 человек. По сведениям самих организаторов, их было 1,5—2,5 тысячи.
Как заверил один из лидеров ЕСМ Павел Зарифуллин, “акция обошлась недорого — порядка 5 тысяч долларов”. Сюда входят автобусы из так называемых “сильных евразийских” регионов — Владимирской, Орловской, Самарской, Пензенской областей и частичная оплата отдельным активистам из других городов. В бюджет акции также вошли затраты на флаги, покупку генератора, рекламные стикеры в метро, проведение пресс-конференции. Уверяют, что на гостиницу не тратились, — тех, кто ночевал в Москве, селили по квартирам столичных активистов и в офисе.
Правда, по нашим условным подсчетам, общая сумма акции перевалила за 5 тысяч долларов. Если подсчитать, сколько всего было затрачено (местными ли сочувствующими бизнесменами или из карманов активистов) только на поездку до Москвы и обратно на автобусах, получается минимум 15 тысяч долларов. (По информации евразийцев, около половины участников — москвичи. 300 человек приехали из Украины, 100 — из Молдавии, все за свой счет. Если брать за основу среднее арифметическое — две тысячи человек, то получается, что из российских городов прибыли около 600 человек. Это 12 автобусов, среднее арифметическое расстояние от четырех российских городов до Москвы и обратно составляет 1094 км, из расчета 30 рублей за километр.)
Спонсор евразийцев — Евразийский экономический клуб. По словам одного из лидеров ЕСМ Валерия Коровина, он объединил “бизнесменов средней руки, разделяющих имперские государственнические принципы развития”: “Мы даем возможность патриотическим бизнесменам воспользоваться нашими политическими контактами, которые у нас накопились за годы нахождения в политике, а они за это участвуют в Евразийском экономическом клубе, платя клубные взносы”.
Здесь уже спонсоры могут иметь более коммерчески мотивированную цель. По определению Игоря Минтусова, для среднего бизнеса подобные акции могут быть “PR или GR (Government Relations) — виды деятельности, когда та либо иная бизнес-структура хочет построить бизнес, хороший в глазах общества. Власть с симпатией относится к тем, кто помогает организовывать антиоранжевые мероприятия”.
При этом сами евразийцы возможности сделать бизнес на подобных акциях в упор не видят: “Люди никогда не становились в очередь, чтобы нам платить. Все-таки ЕСМ — это специфическое образование и не связанное напрямую с Кремлем. Мы поддерживаем Кремль, но не подписываемся подо всем, что он делает. Мы любим себя позиционировать третьей силой, но с финансовой точки зрения это, может быть, не совсем и выгодно”, — объясняет Павел Зарифуллин.
“Молодая гвардия” “Единой России” по своему происхождению к Кремлю ближе. 14 апреля, в один день с очередным московским “Маршем несогласных”, “молодогвардейцы” проводят акцию “Время выбирать время”: на Воробьевых горах пройдут митинг и “Марш согласия”. Обещают собрать 15 000 человек — из Москвы и городов Центрального федерального округа.
Кроме “молодогвардейцев”, движение “Наши” (основной игрок до недавнего времени) обзавелось другими в некоторой степени клонами. Нельзя сказать, что все они повторяют друг у друга каждую деталь, обязательны лишь главные черты — поддержка позиции официальных властей, массовость. Кроме “Молодой гвардии”, на это претендуют: подмосковные “Местные”, “Россия молодая”, волгоградские “Новые люди”, дальневосточная “Наша страна”.
Стоимость контрреволюционной деятельности можно получить, сложив стоимость акции и традиционной статьи бюджета — правильного сопровождения в СМИ. Как правило, расценки за “правильные” сюжеты на телеканалах варьируются от 20 до 40 тысяч долларов за сюжет — в зависимости от канала и времени выхода. В газетах — в среднем около 5—10 тысяч долларов за полосу. Сюда следует отнести и траты, которые организаторам провластных акций стабильно приписывают злые языки, — за сбор участников (200 рублей на нос).
Впрочем, один из политтехнологов, работающих с подобными организациями, уверяет, что никаких особых услуг и спроса на антиоранжевые акции нет. Идет обычная работа молодежных организаций в стандартном русле. Причем провластные и оппозиционные акции подчас настолько несоизмеримы по уровню и масштабу, так что и противопоставлять якобы не стоит.
В так называемых развитых демократиях финансирование отдельных политических и общественных структур — обычная практика. Однако при одном условии, подчеркивает Минтусов, что там жестко функционирует закон: все пожертвования являются абсолютно прозрачными, с них платятся налоги, существует закон о лоббизме. Много “тени” — много теневых денег. Учитывая то, что на носу две кампании федеральных выборов, а тема антиоранжевых выступлений раскручена и на полпути ее не бросят, да и “Маршей несогласных” впереди еще не один, подобные политические услуги имеют хорошие перспективы.
Отдел политики
12.04.2007

atsel

Мусорская страна ...

urchin

А ты что с этими несогласными мразями заодно?

atsel

Проблема в России проста - политикой, как государственной, так и оппозиционной, занимаются не те люди.

MammonoK

Угу. Вся политическая система эрэфии такова, что её правильнее саботировать.

mong

правильнее для кого ?

mong

занимаются не те люди.
а те люди где ? бухают и вздыхают ?

12457806

А что там финансировать?

12457806

Тираж газеты и стикеров - на все про все, пару-тройку тысяч баксов за один марш. Мизер, для оплаты таких трат не нужен БАБ.

Lenn

.А также судьи
я вот думаю..кто кто то а вот судьи у нас- одни из самых коррумпированных в мире...

gena137

Только массовые расстрелы спасут Россию. Зачищать нужно всю номенклатуру.

Lenn

Только массовые расстрелы спасут Россию
я бы переформулировал это так:
"Только массовые расстрелы спасут Родину" (с)
+1!

gena137

Да и не массовые дажи, по - сути. Пару сотен тысяч пустить в расход и на лесозаготовки для оздоровления ситуации.

Lenn

да я думаю что ситуация таково что парой сотней тысяч на лесозаготвоках не обойтись..
и аппарат судей..опять таки...

12457806

Каким организаторам? Я сам пикеты в Серпухове устраивал, это не стоит никаких денег. При чем тут осведомители? Есть, конечно, скауты, но все участвуют бесплатно. Повторяю, деньги нужны только на агитматериалы.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: