16 июня исполняется 10 лет со дня президентских выборов 1996 года

atsel

В следующую пятницу исполняется 10 лет со дня президентских выборов 1996 года. Точнее, со дня первого тура: 16 июня ни один из соперников не смог набрать абсолютного большинства, и лишь 3 июля Борис Ельцин одержал окончательную победу — которая еще за несколько месяцев до этого казалась почти невероятной. Эта эпическая победа — только один из эпизодов российских 90-х, которые сейчас кажутся чуть ли не древней историей, настолько изменились политические реалии. Нельзя сказать, что американский журналист Дэвид Хоффман раскрывает в своей книге “Олигархи” какие-то сенсационные тайны. Зато Хоффман, в 1995-2001 гг. возглавлявший московское бюро The Washington Post, весьма информирован, а кроме того, смог лично побеседовать едва ли не с каждым участником событий. При изучении древней истории такое удается нечасто.
“В ключевые моменты своей жизни Ельцин пробуждается”, — сказал мне Березовский о возрождении Ельцина весной 1996 года. Ельцин словно забыл и о плохом здоровье, и о депрессии, и о пристрастии к спиртному. Он буквально очнулся от спячки, словно огромное политическое животное, если можно так выразиться. “Он родился с чувством власти, — не скрывая удивления, говорил Гусинский. — У вас есть две руки, две ноги и голова, у меня тоже, но у Ельцина еще от рождения есть чувство власти”. Ельцин пробудился ради сохранения этой власти, но он нуждался в помощи.
Березовский пошел к Виктору Илюшину, работавшему с Ельциным еще в Свердловске. Илюшин организовал встречу Ельцина, Чубайса и олигархов.
Эта встреча стала поворотным моментом в романе между богатством и властью, между магнатами и их патроном. “Мы решили сказать Ельцину, что его поддерживают не более 3% процентов населения, — пояснял Гусинский, — потому что люди из КГБ… все время рассказывали ему сказки, что его рейтинг якобы не менее 98%”.
Смоленский вспоминал, что Чубайс приехал с портфелем. Не обращая внимания на изящную сервировку стола, Чубайс опустил на него свой портфель и достал какие-то бумаги. Не испытывая никакого трепета перед властью, он сразу выложил плохие новости. “Борис Николаевич, ситуация сложная. Ваш рейтинг — 5%!”
Чубайс показал некоторые из бумаг Ельцину. Президент взглянул на них и отбросил в сторону. “Это все чепуха”, — сказал он.
“Ельцин напрягся и покраснел”, — вспоминал Гусинский. “Анатолий Борисович, — очень медленно произнес Ельцин, — мы должны выяснить, кто подготовил эти оценки. Я думаю, что это неправда”. Последнее слово — неправда — Ельцин произнес с нажимом.
Чубайс побагровел. Наступила долгая пауза. “Борис Николаевич, — заговорил Гусинский, — все, что говорят ваши люди, ваше окружение, — это ложь”.
“Он повернулся и пристально посмотрел на меня”, — рассказывал Гусинский, который чувствовал, что очень не нравится Ельцину. “Почему вам известно, что говорят мне мои люди?” — спросил Ельцин Гусинского, снова медленно произнося слова.
“Борис Николаевич, — ответил Гусинский, — потому что вы поступаете глупо. Вот почему. Мне кажется, вы поступаете глупо потому, что получаете от них глупую информацию”. Последовала еще одна долгая пауза. И Смоленский, находившийся рядом с Ельциным, и Гусинский, сидевший напротив, говорили, что президент оглядывался, как будто искал, чем бы таким потяжелее запустить в Гусинского. “Каким-то образом нам удалось продолжить разговор”, — вспоминал Гусинский.
Во время обеда Ельцин в основном молчал. Банкиры предложили ему назначить руководителем предвыборной кампании Чубайса. Ельцин, который незадолго до этого уволил Чубайса, признавался потом, что это предложение поразило его больше всего. Банкиры уехали, обменявшись рукопожатиями с Ельциным, но так и не поняв, удалось ли им донести до него свою мысль.
…………
На первой странице газеты была помещена потрясающая фотография: колбаса, поделенная на пайки и разложенная прямо на полу на расстеленных газетах. Каждый, кто видел эту фотографию, сразу же вспоминал прошлое: давку за колбасой, очереди, дефицит, советскую действительность. Это был шестой номер газеты, издававшейся тиражом в 10 миллионов экземпляров, что более чем вдвое превосходило тираж самого популярного еженедельника России “Аргументы и факты”.
В апреле, мае и июне 1996 года эту газету раскладывали по почтовым ящикам и раздавали на улицах по всей России. Наверху крупными буквами было напечатано ее название — “Не дай бог!”
Газета тайно издавалась предвыборным штабом Ельцина. Еще был напечатан миллион наклеек с изображением рассерженного Зюганова и надписью: “Покупайте продукты!” Их наклеивали на окна продовольственных магазинов с явной целью посеять панику. В ходе предвыборной кампании технология “черного пиара” сочеталась с возможностями средств массовой информации, имевших широкую аудиторию и пользовавшихся доверием населения. Журналисты признались моему коллеге Ли Хокстадеру, что команда Ельцина выплачивала сотни тысяч долларов за благоприятное освещение событий и главным образом за нападки на коммунистов и Зюганова. Гонорары колебались от нескольких тысяч долларов в месяц известному журналисту до сотни долларов внештатному корреспонденту. Но и без грязных трюков и взяток Ельцин пользовался огромной поддержкой российских журналистов.
…………
Как рассказывали мне другие участники кампании, контроль за ее финансовыми средствами осуществлял Чубайс. Когда я спросил его об этом, он тут же вспомнил, что спустя несколько лет нашел дома пачку газет “Не дай бог!” и снова с большим удовольствием перечитал их. “Но все это было не бесплатно, — сказал он. — Это стоило денег, серьезных денег”. На мой вопрос, откуда поступали деньги, Чубайс не ответил. “Я не готов говорить о финансовых схемах, дававших [олигархам] возможность получать определенные привилегии — существовали они, или таких схем не было, — сказал он. — Я не могу ни подтвердить это, ни опровергнуть”.
…Было бы чрезмерным упрощением говорить, что Ельцин выиграл выборы благодаря газете “Не дай бог!”, поддержке подавляющего большинства журналистов или секретным сделкам банкиров. Невозможно перечеркнуть тот факт, что Ельцин одержал победу, так как российским избирателям надо было сделать важный выбор… Поездки, которые я совершал в то время, навели меня на мысль, что лучше всего понять, почему победил Ельцин, я смогу, если спрошу избирателей, приспособились ли они (и если да, то как) к новой жизни в 1990-е годы, особенно в сфере экономики. Миллионы пожилых людей не приспособились и голосовали за Зюганова. Но миллионы более молодых людей приспособились, и, думаю, что к 16 июня 1996 года они образовали критическую массу.
…Ельцин нуждался в олигархах, нуждался в их мартовском “призыве к пробуждению”, в их средствах массовой информации, в их талантливых сотрудниках и в их способности отмывать деньги. Олигархи спасли Ельцина, чтобы спасти себя, и он разрешил им сделать это. И он, и они верили в то, что спасают российский капитализм, и это было действительно так. Ельцин получил 35,28 процентов голосов в первом туре голосования против 32,03 процентов у Зюганова, 14,52 процентов у Лебедя и 7,34 процентов у Явлинского. Ельцину и Зюганову предстояло участвовать во втором туре голосования.
Взято с www.vedomosti.ru

Koldunel

огромное политическое животное

Buxgalter

Нах футбол, все фтыкаем киношку "Проект Ельцин".

Nefertyty

Вспомнил газету "Не дай бог", это ж пипец был.
Пока такие методы избирательной кампании работают, никакая демократия имхо невозможна.

qqqqqqqqqq

16 июня исполняется 10 лет со дня президентских выборов 1996 года

тоже мне дата,
олигархи спасли Ельцину место - замечательное открытие

atsel

Я же не праздновать предлагаю, а почитать, не более

Oskar-boec

Демократия возможна. Например на украине на последних выборах ( март) выбирают главу одного районного центра, проводят телефонник, "за кого вы собираетесь голосовать?", и желающих голосовать против определённого кандидата тупо вычёркивают из листов учёта избирателей. приходишь на участок- а тебя нет. Есть мозги- конечно в суд обратишься, а нет.... получится демократия с человеческим лицом

maxas67

Газету “Не дай бог!” помню хорошо. Читал от корки до корки с упоением. Спустя годы, понимаю, что если бы коммунисты вернулись бы на 4 года, то потом опять бы проиграли. И Россия все равно пошла бы по среднему пути, по которому идет сейчас. Коммунисты возвращались к власти в некоторых странах Восточной Европы после бархатных революций на недолгое время. Но потом опять проигрывали.

urchin

Коммунисты возвращались к власти в некоторых странах Восточной Европы после бархатных революций на недолгое время. Но потом опять проигрывали.
Где например?

maxas67

Это было в чистом виде в Болгарии. Тогда волгоградская футбольная команда 'Ротор', посетив эту страну и увидев вновь опустевшие прилавки, обещала полным составом эмигрировать из России в случае возврата коммунистов к власти. В Румынии и Сербии тоже некоторое время сохранялись 'социалистические с человеческим лицом' правительства с лидерами, оставшимися с конца восьмидесятых. Польского Квасьневского поначалу воспринимали как коммуниста, Валенса показывал про него антикоммунистические рекламные ролики. В Молдавии и сейчас президент - коммунист, правда перекрасившийся теперь в некого 'еврокоммуниста'. Про другие страны не могу сказать точно, но помню был обзор, где сказали, что кратковременное возвращение коммунистов (или перекрасившихся в социалистов) во власть (хотя бы в парламент и правительство) имело место в девяностые годы во всех восточноевропейских странах, кроме России и Чехии. Впрочем в России тоже были прокоммунистическая ГосДума 1995-1999 годов, а также социалистическое правительство Примакова-Маслюкова 1998-1999 годов.

antoha

Когда же появится трэд "Ельцин падла, сука сдох "

maxas67

Ельцин написал в своей книге, что его "деды жили за девяносто". Живуч.

Kolian25

Странные сближения: Грех-96
Евгений Киселев
В частых нынче разговорах о горькой судьбе отечественной тележурналистки есть одна излюбленная тема. Ей для краткости давно пора присвоить условное название “Грех-96”. Стоит телевизионщикам начать сетовать на нынешние драконовские порядки, как им говорят: а вот все вы тогда, в 96-м, поддержали Ельцина, из журналистов превратились в пропагандистов — вот теперь и расплачиваетесь за тот грех возрождением цензуры, закрытием популярных программ, черными списками лиц, не допущенных к эфиру, и волчьими билетами.
Сегодня, когда исполняется ровно десять лет со дня президентских выборов 1996 г., хотелось бы высказать по этому поводу несколько субъективных соображений участника и очевидца тех событий.
То, что сказано выше про “Грех-96”, — чистая правда. Но не вся. Чем дальше от нас 1996 год, тем больше забывается, что мы тогда испытывали — как граждане и как профессионалы. Особенно непонятно это зарубежным коллегам, у которых выбор, образно говоря, между Бушем и Керри. У нас же тогда на повестке дня стояла коммунистическая реставрация.
Ведь прошло всего пять лет после падения КПСС. Пять лет и пятнадцать — разные сроки. Мой сын, которому скоро двадцать три, 1991 год уже почти не помнит. А в 96-м мы очень хорошо помнили и пустые прилавки, и очереди в магазинах, и всевозможные запреты, и цензуру, и жизнь за железным занавесом, и репрессии.
И вот в декабре 95-го на выборах в Госдуму побеждает КПРФ.
На тех же выборах в парламент едва не попадает Виктор Анпилов со своей “Трудовой Россией”: ультралевым не хватило 0,47% голосов, чтобы преодолеть 5%-ный барьер. Отлично помню, как в программе “Итоги” господин Анпилов рассуждал, что он будет делать, если ему, как телевизионному журналисту (в середине 80-х он несколько лет был корреспондентом ЦТ в Никарагуа новый президент-коммунист предложит возглавить российское государственное телевидение. Обещал устранить “антинациональный крен”, убрать с экрана “картавых”, а взамен посадить “представителей коренной национальности, которые внешне наиболее точно выражают основной состав населения страны”.
Мы были по-настоящему напуганы. Никаких иллюзий относительно того, какую политику проводили бы коммунисты в случае прихода к власти, не испытываю по сей день. “Теперь не до плюрализма — быть бы живу. Конечно, такой подход противоречит нормам цивилизованного западного телевидения. Но прекрасные цивилизованные нормы, как показывает наш печальный опыт, не во всем годятся для одной, отдельно взятой страны”. Это написано в конце марта 96-го самым суровым (и чаще всего самым справедливым) российским телевизионным критиком Ириной Петровской.
Что же касается плюрализма, то не буду говорить про все каналы, скажу только про НТВ: при всей небезупречности нашей работы в 1996 г. критиковать ее на фоне того, что делается на телевидении сегодня, мягко говоря, странно.
Представьте себе, что на дворе 2008 год. С кандидатом в преемники Путина — назовем его условно “Иванов” — пытаются потягаться несколько кандидатов-оппозиционеров. А теперь ответьте: сколько раз за предвыборную кампанию нынешний телеканал НТВ пригласит для интервью в прямом эфире кандидата, к примеру, “Петрова”, если тот будет не бутафорским оппозиционным кандидатом?
“Издевательский вопрос, — скажете вы. — Ни разу”. И, наверное, будете правы. Между тем многие сегодня искренне не верят своим ушам, когда слышат: в 1996 г. в прямом эфире НТВ побывали практически все кандидаты, включая Горбачева, которого страстно ненавидели в Кремле (на эмоциональном уровне — гораздо больше, чем Зюганова). Лебедь и Явлинский — несколько раз. Еще чаще — Зюганов. Я лично взял у него как минимум три больших интервью в “Итогах” и “Герое дня”, в том числе одно — буквально накануне выборов (что, кстати, вызвало резкое недовольство в штабе Ельцина).
Не помню случая, чтобы НТВ просто взяло да умолчало о том или ином событии с участием Зюганова или любого другого кандидата. Корреспондент НТВ Евгений Ревенко несколько месяцев буквально не вылезал из предвыборного штаба коммунистов. И уж точно никто не снимал тогда постановочных сюжетов про то, как сексуальные меньшинства проводят акции в поддержку одного из кандидатов. Другое дело, что вождь КПРФ в репортажах о его предвыборной кампании действительно представал в карикатурном свете. Но не потому, что корреспонденты НТВ нарочно высмеивали Зюганова (хотя удержаться от иронии в адрес Геннадия Андреевича со товарищи часто было просто невозможно). Сама стилистика зюгановской кампании была смешна, гротескна, карикатурна: пионерские линейки перед мавзолеем Ленина, злобные лица на коммунистических митингах и демонстрациях, нарочитые псевдорусские пляски вприсядку. Ельцин, правда, танцевал не лучше, но он дурачился. Зюганов пытался плясать всерьез, и это выглядело нелепо.
Беда наших левых состояла в том, что у них не нашлось русского Квасьневского. Возможно, Ельцину бы не поздоровилось: не помогли бы ни Чубайс, ни Малашенко, ни НТВ, ни газета “Не дай бог!”, ни все прочие политические технологии, окажись в то время у КПРФ моложавый, обаятельный, элегантный, образованный кандидат наподобие тогдашнего польского президента — бывшего коммуниста. Впрочем, едва ли это было возможно в принципе. Коммунистам по сей день не удается выдвинуть такого лидера.
Что же касается “Греха-96”, то роковая ошибка телевизионных журналистов, даже не журналистов — менеджеров, состояла на самом деле в другом. Войдя во вкус дружбы с властью во время предвыборной кампании 1996 г., они продолжали делать это и после выборов. Когда спохватились — было поздно. Но это уже другая история.
Автор — политический аналитик
16.06.2006, №108 (1635 Ведомости

maxas67

Все равно жизнь в 1996м году куда ближе к жизни в 2006м году, чем к жизни в 1991 году.

urchin

в 96-м мы очень хорошо помнили и пустые прилавки, и очереди в магазинах, и всевозможные запреты, и цензуру, и жизнь за железным занавесом, и репрессии.

Особенно слово репрессии
Не забывай, что на форуме есть люди которые помнят очень хорошо и 1996 и 1991 и 1985 годы.

zmei

Особенно слово репрессии
Не забывай, что на форуме есть люди которые помнят очень хорошо и 1996 и 1991 и 1985 годы.
Думаю, что Киселев как известный профессиональный журналист знает об этом больше, чем многие на этом форуме...
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: