Белковский: жопа вместо вечности

seregaohota

вроде не баян, хоть 1 сентября ещё путинской стабильностью пахло
Вечность в заднем проходе
1 СЕНТЯБРЯ 2008 г. СТАНИСЛАВ БЕЛКОВСКИЙ
В последнее время по каналам, близким к кремлевским идеологам (точнее, людям, называющим себя таковыми в общественное мнение заброшена новая интересная версия. Звучит она примерно так: нынешняя российская элита — это вовсе не бизнесмены, пекущиеся о своих капиталах и потому неизбежно зависимые от Запада, а, напротив, прорабы духа, которых никакие не деньги интересуют, а только вечная власть в одной отдельно взятой стране (России). И потому нынешние правители России — они навсегда, как алмазы. В интеллигентном исполнении эта версия была изложена в одной из статей в «ЕЖе», в традиционном для кремлевской внутренней политики стиле трамвайного хамства — на нескольких Интернет-помойках.
Поскольку смелая версия в ближайшее время, вероятно, польется на нас из многих дополнительных медиа-щелей, хотелось бы обсудить ее прямо сейчас. Не отходя от современности.
Базовое доказательство, которое приводится в обоих вариантах версии (и в интеллигентном, и в трамвайном таково: если б российская элита была деньгоориентированной и боялась Запада, она никогда не стала бы с ним ругаться; раз эта элита устами Путина сказала Мюнхенскую речь и вообще подложила Западу много свиней, мелких и средних, значит, у неё, элиты, совсем другая мотивация — ну примерно как у Чавеса и Каддафи; последние, кстати, тоже держат деньги в евроамериканских банках, что нисколько им не мешает быть антизападными и править долго, очень долго, практически до личного гроба.
В этом тезисе, на мой взгляд, серьёзно перепутаны причина и следствие.
Российская элита никогда не собиралась по собственной инициативе ссориться с Западом. Она давно и последовательно хотела стать в Северной Америке и Западной Европе своей — неотъемлемой частью западной элиты. Просто у неё не совсем получилось. Бывает так: делаешь — и не получается.
И в сфере политической тактики, предназначенной для обслуживания жизненной стратегии, наша правящая элита давно и последовательно вела себя, именно исходя из первой существенной цели — самолегализации на Западе.
Все первые годы своего правления, также известного ныне как путинский подъем-с-колен (ППСК экс-президент РФ совершал во внешней политике, главным образом, сугубо прозападные шаги. Совершенно спокойно, без нервического надрыва закрывались наши далекие и близкие военные базы, выводились войска, приглашались на территорию СНГ дружные силы США, а в 2000 году Путин и вовсе открыто рассуждал о перспективах вступления России в НАТО. Все это, конечно, сопровождалось не по летам бодрыми рассказками о «возрождении империи», но то ведь — для внутреннего потребления, чтобы народ русский не волновался и дальше терпел. А на экспорт — совсем другая история (с географией).
Проблемы начались позднее. В середине этого десятилетия. Когда российский правящий слой вдруг понял, что ему так и не удается стать на Западе своим и родным.
Наши очень старались и твердо верили, что гигантские русские деньги вкупе с политической РФ-лояльностью сделают своё дело. Но — не сделали. А почему?
По двум причинам.
1. <>Ментально-ценностный барьер, отделяющий нашу элиту от западной, оказался непреодолим. Устойчивое представление о всевластии материальных ресурсов, о том, что большие деньги позволяют человеку перейти в новое биологическое измерение и стать выше любого закона, писаного и неписаного, оказалось Западу пусть не полностью, но все же чуждо.
Представители нашей правящей элиты в искренность отвержения Евроамерикой монетократической доктрины не поверили и решили, что все дело в лицемерии, оно же русофобия: просто нас, таких славных, на хозяйский ковер пускать не хотят, потому что мы русские. Собственно, тогда эта элита и вспомнила впервые о своей формальной нацгоспринадлежности.
2. Неожиданно проснувшаяся склонность Запада к запугиванию самого себя Россией.
Вскоре после падения Советского Союза (и ялтинского мира в целом когда, казалось, у США нет и не будет прямых глобальных конкурентов, выяснилось, что у демократии и свободы все-таки должны быть враги. Иначе западное общество слишком расслабляется, размякает и забывает о своей всемирной универсалистской миссии.
Сначала (2001-2004) на поприще сверхврага подвизался исламский терроризм. Но на этом электрическом троне он долго не удержался. Не в последнюю очередь потому, что испытывал большие проблемы с субъектностью. Откуда терроризм, где его постоянная резиденция, существует ли на самом деле Усама бен Ладен или он нам только чудится, почему его никак невозможно поймать, как получается, что этот худощавый изверг из затерянной горной пещеры управляет сложнейшими и страшнейшими терактами в сердце и голове Свободного Мира — на все эти вопросы убедительных ответов так и не было получено. Ну а после установления очистительного хаоса в Ираке и точного выяснения, что средств массового поражения Саддам не создавал, — сверхвраг распался и потек.
Тут-то и подвернулась под раздраженную руку Российская Федерация. Которая сама себя к тому времени почти уговорила, что встала с колен и возродилась как великая военно-политическая сила.
И в ответ консервативные, неоконсервативные, военные, разведывательные и прочие квадратные круги Запада поспешили к РФ-блефу присоединиться. Вот видите, сказали круги, мы всегда знали, что от России исходит угроза миру, а теперь и сами русские это признают. Тем более что, в отличие от Усамы, с ними все понятно: широта и долгота налицо. Кремль, Путину, до востребования.
Тщетно наша элита пыталась хватать Запад за полы пиджака и трепетно объяснять, что пропаганда «имперского возрождения» — это все для внутреннего быдла, чтобы жевало траву и ни о чем не помышляло. Уж поздно было. Значительная часть западной элиты успела поверить в миф, который стал ей очень выгоден. Ибо «кровавым Путиным» с некоторых пор можно оправдать всё: рост военных расходов, создание новых баз, расширение НАТО и вообще много чего.
А следом пришли «цветные» революции в некоторых СНГ-государствах. И наша элита, твердо верящая, что миром правит диалектическая триада «деньги – технологии – фарт», отказалась поверить, что революции эти сами собою вызрели в национальных толщах. Нет, было ясно — их проплатили и организовали США (а кто же еще? Такой проект под силу только самому денежному, технологичному и фартовому субъекту в мире). А значит — нас кинули. Старший брат оказался черствой скотиной и незаконно отринул нас от своей теплой груди.
Словесным ответом на горькие обиды — а вовсе не стратегической государственной декларацией — и стала Мюнхенская речь. Смысл которой можно уместить в коротеньком вопросе: «Как же так?».
В общем и целом, эволюция отношений наших любителей вечности с Западом развивалась по известной схеме Япончика – Михася.
Заметный представитель российской элиты И., известный в определенных кругах как «Япончик», в начале 1990-х годов прибыл в США вовсе не для того, чтобы с Америкой поругаться. Но — чтобы там жить и процветать. Но Америка, сука, по надуманному обвинению посадила Япончика в тюрьму, а по истечении срока заточения — выслала в РФ.
Другой крупный идеолог, известный также как «Михась», влип в аналогичную историю в Швейцарии. Он тоже хотел не воевать со страной нового пребывания, но спокойно отдаваться красотам Женевского озера. И что же? Эти швейцарские суки организовали уголовное дело и, несмотря на оправдательный вердикт милосердных присяжных, выдворили «Михася» на самую Родину. Как же это называется, ё-моё?
Теперь вполне можно, при желании, утверждать, что «Япончик» и «Михась» — подлинные русские патриоты, сочинившие долгосрочную программу развития РФ и желающие выполнять ее пожизненно. И на Запад им вовсе никогда не хотелось. А если посмотреть на фотографии этих людей с патриархом, сразу убеждаешься: вот они — ревнители христианского благочестия. В другом углу — парадный портрет кисти Никаса Софронова, доказующий возрождение русской культуры. Все сходится. Полная вечность. Как в старом анекдоте, а вы всё: «деньги, деньги!».
И вся их дворня — подкрышные коммерсанты и велеречивые говоруны, бригадиры и киллеры, шестерки и холуи, — собравшись в подмосковном палаццо авторитета на братский банкет, в едином порыве имеют право сказать: да, Иван Иваныч (Марк Абрамыч здорово вы этот ничтожный Запад уделали! Но ни один из личного состава дворни волчьебилетную участь хозяина разделить, конечно, не хотел бы. И если что — всегда последует заявление: не был, не состоял, не участвовал, не имел возможности знать.
Но Бог с ними, с «Михасями» и их патриотической диалектикой. Перейдем к вещам эмпирическим. Чтобы понять, каковы по правде цели РФ-элиты, можно применить метод простой и очевидный. А именно: экспресс-оценку результатов пребывания этой элиты у власти. Ведь они правят нами уже добрых 12 лет — со дней второго избрания Бориса Ельцина. Достаточный срок, чтобы делать выводы.
Подробные итоги с Владимиром Путиным (т.е. те самые результаты элитного господства) мы уже подводили, повторяться не будем. Пробежимся по ним вкратце.
<>• <>За отчетный период экономика страны стала полностью зависимой от экспорта энергоносителей, а финансовая система — от спекулятивного иностранного капитала. Дежурные разговоры о высоких технологиях и «экономике знаний» остались разговорами.
<>• <>Утвердилась концепция «евразийской Нигерии» («энергетической империи»): безудержный, всеми существующими и несуществующими каналами экспорт сырья при отказе от использования естественных сырьевых преимуществ для реиндустриализации экономики; линия на твердое повышение сырьевых цен для населения.
<>• <>Сельское хозяйство в упадке; страна оказалась в критической зависимости от импорта всемирно дорожающего продовольствия.
• Военно-промышленный комплекс: неугомонный экспорт старого советского оружия и столь же немолодых технологий, паралич новых масштабных разработок, в силу этого — скорая утрата основных внешних рынков сбыта, китайского и индийского; с эквивалентными последствиями для всего нашего ВПК.
• Внешняя политика: потеря Россией статуса региональной державы и политического центра постсоветского пространства (что с непреодолимой силой проявилось во время осетинской войны 8-12 августа).
• Вооруженные силы: переход от управляемой деградации к неуправляемой (осетинская война здесь ничего нового не показала, кроме вящей слабости армии грузинской).
• Бюрократия, гражданская и силовая: тотальная коррупция, выполнение аппаратом любых политических решений только при наличии прямой материальной заинтересованности выполняющего чиновника.
• Разрушение инфраструктуры фундаментальной науки.
Ладно, хватит пока. Любому непредвзятому наблюдателю эти результаты хорошо известны во всех деталях и трех проекциях.
Внимание, вопрос: эти итоги правления нынешней элиты свидетельствуют о ее долгосрочных интересах, уходящих в русскую вечность, или, напротив, о философии временщиков, пришедших лишь для того, чтобы разделить и утилизировать имперское наследство?
Тут придирчивый критик возразит: если они строят «мировую кочегарку», т.е. евразийскую Нигерию, то все остальное — армия, наука и т.п. — им, наверное, просто незачем. Но в кочегарной области, быть может, стратегия вечности все-таки проявляется?
Увы, и здесь облом.
Несмотря на растущий дефицит газа и грядущие проблемы с нефтью в экономике страны (на внутреннем рынке наши апостолы вечности так и не приступили за последние 10 лет к разработке новых крупных нефтяных и газовых месторождений. Тех месторождений, которые, при наличии благой воли, должны были войти в строй еще в разгар ударной путинской восьмилетки. Вопрос о дефиците сырья делегирован следующим поколениям.
Вместо спасительных месторождений они занимались переделом активов и финансовых потоков.
Скажите, так поступают ответственные люди, идущие в нарастающее завтра, или временщики, ищущие схватить что плохо лежит?
Да и все ключевые предприятия страны почему-то оформлены сегодня на офшорные компании и трасты. С такой запутанной схемой владения, что до конечных собственников (точнее, бенефициаров) без ФБР и судьи Балтазара Гарсона хрен докопаешься. Интересно, почему люди, якобы пришедшие навсегда, так стесняются оформлять активы на свои вечные имена?
«По плодам их узнаете их» (Мф., 7:16). Довольно ли уже плодов принесла пышная смоковница российской элиты, чтобы судить об этой элиты подлинных целях и настоящих намерениях?
Здесь адепты новой кремлевской теории вынимают из рукава аргумент, который кажется им очень козырным: Южная Осетия. Дескать, раз признали её вкупе с Абхазией, то нет никаких денег на Западе, а одни сплошные долгосрочные интересы у себя дома.
Можно подумать, что российская правящая элита свалилась на эту печальную землю прямо с Луны и аккурат 8 августа 2008 года. И, свалившись, тотчас принялась отстаивать интересы России.
Или мы сразу забыли, как это происходило на самом деле?
Предыдущие много лет правители РФ не признавали Абхазию и Южную Осетию, потому что США им обещали, что status quo сохранится сколь угодно долго. До обеда 08.08.08. Кремль занимался тем, что созывал Совбез ООН и вообще разыскивал Америку, чтобы напомнить ей об обещании. И лишь когда понял, что status quo невозвратно мертв, а США ничего выполнять не будут, с опозданием в 16 часов — принял решение воевать.
Потом, в конце войны и сразу после неё, наши правители пытались разменять признание Абхазии и Южной Осетии на отставку Михаила Саакашвили. Это не получилось. Затем они еще несколько дней пробовали торговаться, рассчитывая получить от Запада хоть что-нибудь за отказ от признания. Когда же стало совершенно ясно, что Запад взамен не даст ничего, кроме своих международных миротворцев, было принято последнее и единственное из оставшихся решений.
Смею напомнить, что еще 11 августа, когда говорящие кремлевские лбы вовсю бормотали, что признание РА и ЮО нам не очень-то и нужно, автор этих строк написал: «Надо надеяться, что США и Ко не станут принуждать Саакашвили уйти в отставку. И тогда у Кремля не останется выхода, как признавать Абхазию с Южной Осетией». Это, кстати, к вопросу о том, чьи там прогнозы сбываются.
И не надо делать вид, что решение, за которое взял на себя всю ответственность Медведев, вызвало в элитах патриотический восторг, сплошной и бурный. Никакого элитного консенсуса относительно темы признания Абхазия и Южной Осетии не было и нет, что видит любой, имеющий распахнутые глаза.
Одна из самых забавных подкремлевских шестерок (та самая, что в прошлом году на полном серьезе пыталась объявить теперешнюю РФ-власть воплощенным триумфом идеалов Белого движения) 1 сентября в деловом журнале «Эксперт» от имени и по поручению старших товарищей терпко пожаловалась, что Запад может плохо отнестись к нашим элитным активам на Западе, нарушить Гаагскую конвенцию, учинить всемирное дело ЮКОСа и Басманный трибунал по экономическим преступлениям. Сплошной ай-ай-ай, другими словами. Очевидно, жалобный плач идет именно о тех активах, которых у правящей элиты РФ нет и от которых она совершенно не зависит.
Теперь хочется сказать пару слов о «кремлевских идеологах», внедряющих мифологию вечности. Которые, на самом деле, никакие не идеологи системы (эту всемирно-историческую роль еще в 1990-е годы сыграли совсем другие люди, от Березовского и Чубайса до Абрамовича и Волошина а обычные политтехнологи. Да-да, те самые политтехнологи, которые успешно обслужили Кремль на разных президентских выборах — от большой Украины до маленькой гордой Абхазии. Кто весь прошлый год объявлял «будущим президентом РФ» Сергея Иванова, слишком прозрачно намекая, что «Диму слили». Кто еще недавно утверждал, что вся власть в стране всегда будет у «национального лидера», он же «старший царь» (правда, в последние 2 месяца тут явлен крепкий задний ход). Те самые, кто умудрился, обладая почти неограниченными ресурсами, профукать даже кучу губернаторских выборов в самой России — от Приморского края-2001 до Алтая-2004. (Потом выборы, к спокойствию технологов, вовсе отменили.) В общем, серьезные специалисты по целебным свойствам божьей росы.
Они ведь тоже сделали кое-что, красноречиво говорящее и свидетельствующее.
Например, молодежные движения типа «Наших» или «Молодой гвардии ЕР». Не принесшие Кремлю никакой пользы (кроме «предотвращения» мифической оранжевой революции в РФ, конечно зато учинившие много вреда (особенно для кремлевской репутации на Западе). Как вам кажется, они для чего созданы: для вечности или спешного распила шального бабла?
А сотворенные всей проникающей кремлемощью «средства массовой информации» уровня yoki.ru или electorat.info (ничего более приличного у кремлевских политтехнологов не получается, сколько денег не разбазаривай)? Это и есть, наверное, зеркало приуготовленной вечности?
Или кампания «За Путина!» образца осени 2007-го, заставившая весь мир — нет, не содрогнуться, но покрутить пальцем у виска. Здесь тоже найдем кучу мыслей о вечности? Или о бюджете предвыборной кампании, который нужно было высосать из пальца, т.к. операция «Преемник» могла быть сделана совсем без дикой истерики и гигантских расходов?
Люди, которые ради собственной краткосрочной алчности готовы убить репутацию страны и той власти, на которую работают, — они тоже живут предчувствием вечности?
Хотя для них вечность имеет и вполне прикладное значение. Ведь если лишить их кремлевских кабинетов и желтых вертушек — то кому ж они нужны-то будут? На открытом рынке профессионалы с таким реестром успехов едва ли найдут себе господское место.
Правда, в отдельных вопросах кремлевские комбинаторы бывают действительно эффективны. Это надо признать.
В давнем анекдоте мальчик Кай жаловался Снежной королеве, что никак не может сложить слово «вечность», имея лишь четыре буквы — «ж», «о», «п» и «а».
У кремлетехнологов с подобной задачей нет никаких проблем. И сомнений — ни на ледяной грош. Они уже произвели из желтого алебастра четыре гигантских буквы, инкрустировали их золотом-брильянтами и выставили нужное слово на самой крыше России. Чтобы видел весь мир.
И сказали: вот она, наша вечность!
А там, на недосягаемых холмах Запада, какой-нибудь Барак Обама удивленно протягивает сквозь три океана легкую черную руку и вопрошает подслеповато:
— What does it mean? (Что это значит?)
Услужливый переводчик, мгновенно:
— The asshole, Sir! (Задница, сэр.)
Тут наш вельможный политтехнолог, ерзая своей поджарой вечностью в двуглавом кожаном кресле, начинает яростно пыхтеть:
— Ну как же так, мать их итить! Ведь учили же: eternity, a не asshole. Eternity! И агентству Ketchup 104-й транш перевели. И Всемирный Мухосранский форум срочно собрали. Во все посольства факсы отправили. А они все равно ничего не понимают…
Да, никто ничего не понимает. Опять. Как всегда.

nadezhda

статья - блеск!

urchin

Вы нашли друг друга.
Руслан тебе только надо научиться стишками свои посты дополнять :)

raushan27

Выскажу другой конспирологизм на тему: эрафийская элита делает из Эрафии врага запада именно по негласному заданию из центра. Там ребята помнят, как хорошо было во времена не столь отдаленные и как зыбко стало сейчас.

seregaohota

С еж хоть и не со всем согласен и не Белковский, но интересно вроде в целом
Суверенная демократия: гарантировано бедное общество?
16 ОКТЯБРЯ 2008 г. АЛЕКСАНДР САННИКОВ
Взгляд на российское политическое пространство оставляет двойственное впечатление. С одной стороны, большинство формальных признаков указывает на то, что с основными институтами гражданского общества в России всё в порядке. С другой стороны, не покидает ощущение, что всё это нарисовано. Задача, таким образом, состоит не в том, чтобы множить формальные признаки и придираться к мелочам, а в том, как отличить настоящее от синтетического.
Куклу можно сделать сколь угодно пригожей. Проблема не в том, что её кое-где еще подводят формы, а в том, что она — резиновая. Кто же и кого вознамерился надуть? И главное, зачем?
Под устоявшимся углом зрения отличить живой общественно-политический процесс от подделки становится всё сложнее. Значит, нужно сменить угол зрения. Особый интерес представляют простые модели, доступные массовому восприятию, позволяющие, тем не менее, провести качественные различия.
Начнём с простейших.
Общества, не имеющие иммунитета к идее успешности, могут быть разделены на три части: на преуспевающих, преуспевших и не преуспевших. Преуспевающие (средний класс) проблемы не представляют и являются главной опорой власти в обществах этого типа. Проблемными оказываются две остальные части, самим своим существованием ставящие перед властью два вопроса: что делать с не преуспевшими и что делать с преуспевшими?
США, ЕС и Россия дают разные ответы на эти вопросы. С некоторым огрублением позиций можно констатировать: ЕС полагает, что не преуспевших нужно кормить; США за естественный отбор; Россия смыкается с ЕС в вопросе о том, что делать с не преуспевшими, но относительно того, что делать с преуспевшими, занимает свою, суверенную позицию. С чего бы это? Причин несколько. Вот первая:
Ответ на вопрос «чем занять преуспевших» складывался в Европе и США столетиями, мы же через три года будем праздновать 150-летие отмены крепостного права, и из этих ста пятидесяти — восемьдесят лет украли коммунисты. Коммунисты исключили преуспевших как класс (сделав неактуальным вопрос о том, чем их занять) и попытались решать упрощенную задачу. Результат оказался сомнительным.
Но если не коммунистическая модель, то какая? Самодержавие — других проверенных моделей политического устройства для России просто нет. Прибегнуть к проверенной модели в критической ситуации — разумное решение, но рассчитывать на то, что самодержавию в современных условиях можно будет петь многая лета — забавное заблуждение с нешуточными последствиями.
Возврат к самодержавию сегодня (a-la де Голль и Пиночет) может дать эффект в критической ситуации, но дни подобных режимов сочтены, и весь вопрос в том, как и на что будут потрачены эти считанные дни.
Можно с первого дня введения диктатуры готовить общество к возврату к самоуправлению. Тогда необходимо найти ответы на ряд вопросов:
— почему пришлось перехватывать управление?
— какие ошибки в мировоззрении и организации элит привели к кризису?
— как должны быть изменены мировоззрение и организация элит, чтобы им можно было вернуть управление?
Можно просто содействовать самоорганизации общества до тех пор, пока оно окажется способным к самоуправлению, а можно…
Можно пытаться всеми способами продлить своё пребывание у власти. Оптимальное решение этой задачи предполагает подавление способности общества к самоорганизации, что мы и наблюдаем. И первейшая задача на этом пути — очистить политическое поле. И ведь знают же, умницы, что убрать ничего нельзя — можно только заместить. И вот живой общественно-политический процесс передаётся в ведение ОМОНа, а на политическом поле организуется выставка резиновых изделий. Ну и что, что они бесплодны, зато как удобны в обращении!
С властью нам повезло. Традиционным для России Салтыкова-Щедрина было бездарное решение бессмысленных задач; наши же белокаменно-кремлевские друзья обнаруживают явный прогресс: талантливое решение бессмысленных задач.
По постановке задачи — не то, что до де Голля, не дотягивают до Пиночета, зато исполнение серьезных нареканий не вызывает. И как любая часть той силы, что вечно хочет зла, неизбежно совершают благо, выступая в качестве санитаров леса — всё частично отмершее будет ими окончательно умерщвлено. Кремлевские последователи художника-анатома Гюнтера фон Хагенса потрудились на славу: все живое уже умерщвлено, а куски политических трупов пошли на дизайн.
Изменилась и поляризация на политическом поле: дихотомия «либералы — патриоты» уступает место дихотомии «живые — кремлевские».
Но самодержавие — это полбеды. Нетрудно заметить, что самодержавие и в двадцатом-то веке было на последнем издыхании, и нет никаких оснований полагать, что в наше время оно окажется жизнеспособнее. Абсолютную внутреннюю стабильность показал лишь коммунизм.
Важно понимать, что для реставрации коммунизма в России нет нужды реанимировать словесную шелуху, которой этот коммунизм прикрывался. Достаточно поставить и решить простую задачу: исключить преуспевших как класс, поставить их вне закона в политической плоскости…
Слово уже брошено: бизнес во власть не пускать. Большего и не требуется. Общественное сознание, изуродованное коммунистами, примет эту команду на «ура». А то, что это равносильно возврату к коммунизму — вряд ли это дойдет до многих, а если и дойдет, то не сразу.
Ведают ли белокаменно-кремлевские, что творят? Вряд ли. Забавнее всего то, что архитекторы всего этого безумия зачитываются Ильиным, не понимая, что Ильин описал последствия именно их проекта.
Нужно ли пытаться что-то объяснять власти? Вряд ли. Ребятам, похоже, всё ясно, а отвечать на незаданные вопросы — дело неблагодарное, но…
Будем называть вещи своими именами: Россия подверглась второму коммунистическому нашествию. Достаточно осознать это, чтобы понять, что ситуация знакомая и возможные решения известны. Для тех, кто не видит смысла биться о свиное рыло или пополнять собой кремлевскую экспозицию музея фон Хагенса, достаточно перечитать утопию Аксенова. «Остров Крым» становится снова актуальной разработкой, требующей безотлагательной реализации. Только в Европе можно назвать несколько стран, потенциально для этого пригодных.
Это не означает, что 20% россиян (примерно столько сегодня разделяет либеральные взгляды) должны немедленно сниматься с мест. Но наличие клочка земли, где русские смогли бы оставаться русскими и при этом не соприкасаться с мерзостью бездарной власти — сама эта возможность заключает в себе шанс на то, что в России когда-нибудь можно будет жить по-человечески.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: