Re: Примеры обмана при трудоустройстве

lina_pushkareva

Попросили запостить: (журналисты)
Один очень крупный и известный ТВ канал )
озадачился проблемами трудоустройства молодёжи,
готовится у них материал про "кидалово" и обман при приёме
на работу и во время самой работы.
Завтра будут в ГЗ, ваши примеры помогут обосновать
серьезность проблемы.
Если у кого есть реально такие истории , то можно кратко выложить
текстом, который можно "зацитировать"

vln2

Поищи herovajob в инете. Там много примеров.

lina_pushkareva

Это ресурс все знают и на тв тоже,
им нужны конкретные вузы, в нашем случае - наш АлмаМатер

maxas67

Я работал на самой herovой jobе, лучше меня мало кто сможет рассказать. Жаль, что я не даю интервью.

aleksandr04

все старо как жизнь... типичная ошибка переспективы и испытательный срок - причина по которой я не работаю с Российскими компаниями и только по контракту...

uvilir

ты ушёл из МБ?

maxas67

да, настало время

detman

я был на собеседовании в CBOSS, хорошо, что отказался от тех копеек, что они мне предложили уроды еще те

uvilir

хм
корпоративные жернова и тебя достали?
если не секрет

mfomin

я не работаю с Российскими компаниями

понты в дверь проходить не мешают?

maxas67

я мог бы там и остаться, но предложили уйти на бОльшие деньги

Gerasim6664

Ты думаешь, что все испытательные сроки и обещания перспектив это кидалово?

kliM

если на испытательном сроке платят процентов на 10 меньше чем после - то нормально, а если раза в 2-3 - то кидалово скорее всего. С перспективами то же самое: если говорят что сейчас платят 200 баксов, но если поторпеть немного - то через три года будет 5000 - то тоже кидалово

kuzhelen_52

Давно ?

vedmag

Конец вахты
Я попал в эту фирму в середине девяностых: бесплатная газета, объявление. Предлагались "интересная специальность, хорошее жалование, возможность карьеры". Ничего необычного от соискателей не требовалось: возраст до тридцати, высшее образование, желание работать… После собеседования меня приняли в штат.
Фирма оказалась московской, занималась поставками копировального оборудования. В Ростове офис её открылся совсем недавно - неделю или две назад…
Первую неделю я и ещё четверо девушек - таких же, как я, новичков наизусть заучивали цифры - технические характеристики техники, которую вскоре нам предстояло продавать. Скорость копирования, плотность используемой бумаги, ресурсы расходных материалов и комплектующих… Аппараты стояли неподалёку - отчего-то мне они казались похожими на стиральные машины. В зале незнакомо пахло пластмассой и озоном…
Модельный ряд включал в себя около полдесятка машин. Кроме технических характеристик моделей, которые продавала фирма, необходимо было знать технику конкурентов: в дальнейшем, путём противопоставления данных друг другу, мы убеждали клиента в превосходстве наших аппаратов перед чужими, конкурентными моделями. Далее - демонстрации: стоя рядом с копиром, ты рассказываешь о нём покупателю, показываешь, как копир работает… "Аппарат обладает низким уровнем шума… Он практически не выделяет озон… Нетребователен к бумаге"… К концу недели из пятерых нас осталось трое.
Работать оказалось несложно и интересно. Мы звонили в организации, предприятия, коммерческие фирмы… "Здравствуйте, меня зовут… Наша компания занимается… Если вы не против, я мог бы подъехать и подробнее рассказать"… Некоторые противились: "У нас уже налажены отношения… Нам ничего не нужно"… Большинство же от встреч не отказывались - тогда, в середине девяностых, "прямые продажи" казались людям интересными… Можно сказать, что перед конкурентами мы имели огромное преимущество - один продавец в день совершал три-четыре встречи. В процессе своей работы продавцы связывались именно с теми людьми, приобретение копировальной техники для которых было их работой - с сравнении с рекламой в печати, это были "точечные удары"… Продавцы запросто зарабатывали $400-600 в месяц… На встречи нас развозили на автомобилях фирмы. Мы имели возможность поздравлять клиентов с праздниками - дарить им дорогой алкоголь, канцелярию… Спустя всего полгода работы часть ростовского рынка была нашей - мы продали пару полноцветных копиров (каждый стоимостью около $35 три дорогих инженерных устройства… Я помню, сразу после нового года мне удалось продать цветной принтер. Он стоил более $10000. Сейчас такой принтер стоит не больше $1000…
С этим принтером случились проблемы. Сначала его очень долго везли из Москвы. Когда, наконец, привезли, мы поторопились - тут же отвезли его клиенту, даже не вскрывая коробку. Через час испуганный клиент позвонил в офис: "Немедленно приезжайте"… Оказалось, что, несмотря на наши предупреждения, он решил посмотреть на приобретённое им устройство до приезда наших инженеров. Принтер оказался явно не новым. К испачканной тонером передней крышке устройства скотчем была приклеена записка: "Счётчик - 12000 копий. Инженер Александров"…
До поздней ночи я вместе с одним из сервисных инженеров чистили принтер спиртом: смывали с него следы старости… В дело пошли зубные щётки…
Той зимою мне впервые довелось побывать в московском офисе фирмы. Два здания на одной улице, недалеко друг от друга. Запомнился список сотрудников: "Злобина, Зверева, Свинцова, Страхова, Шкурина"…
Владелец фирмы оказался невысоким человечком лет тридцати пяти по имени Кирилл. Толстенький, лысоватый, в засаленном свитере… Шел экзамен: московские продавцы демонстрировали полноцветные принтеры. Один из них выступал из рук вон плохо - запинался, путался в данных… Было видно, что он не готов. Когда он закончил, Кирилл обратился к его начальнику неожиданно высоким, почти женским голосом: "Дмитрий, скажи этому молодому человеку, что он уволен"…
А я подумал: "Господи, так просто и быстро"…
Спустя неделю Кирилл прилетел в Ростов вместе с каким-то немцем. Самолёт опаздывал, нас оставили сидеть в офисе до десяти вечера: "Делайте вид, что работаете"… Они прилетели, молодой улыбчивый немец поздоровался с некоторыми из нас за руку. Бегло осмотрели офис, после чего на такси вернулись в аэропорт. В офисе они пробыли не более пяти минут.
Я спросил у нашего директора: "Анатолий, зачем это им?". "Наверное, выбивает у немцев лучшие условия… Нужно показать, что мы - крупная фирма"…
Работать мне нравилось: командировки в область, новые люди, продажи… Я неплохо зарабатывал. Мне нравилась и сама обстановка в фирме: мы проводили вместе шесть дней в неделю, в свободное время - пили пиво. Пару раз фрахтовали катер, плавали по Дону. Иногда по выходным играли в футбол… Чем-то всё это напоминало семью.
Весною я начал ездить в командировки в Краснодар. В Краснодаре с конкурентами было ещё проще, чем в Ростове - пара совсем небольших фирм, люди расслабленные… Анатолий сказал, что очень заманчиво открыть в Краснодаре офис - в городе и в крае много богатых предприятий. За пару месяцев мне удалось продать им с полдесятка копиров. В июле Анатолий вручил мне $200 и сказал: "Езжай туда, сними себе квартиру… Работай, как здесь - звонки, встречи"… Этих денег было явно недостаточно. Анатолий ответил: "Краснодар - это моя инициатива: Кирилл не считает нужным развивать краснодарские продажи - говорит, что здесь глушь… Но ты же сам знаешь - там можно неплохо зарабатывать"…
По прошествии времени, впрочем, никто уже не вспоминал о том, что Кирилл был против Краснодара. Скорее, наоборот…
За эти $200 мне удалось снять квартиру на окраине города. В квартире совершенно не было мебели. Я спал на матрасе. Ночью в квартире температура не опускалась ниже тридцати пяти градусов. Я набирал в ванну холодной воды, прятался под водою от жары и комаров… Спустя несколько дней я понял, что, кажется, схожу с ума.
Анатолий прибыл в Краснодар спустя две недели, проездом - вместе с женой, дочерью и друзьями они ехали на автомобиле в Анапу, к морю. Весёлые, красивые люди стояли посреди комнаты и улыбались. Дочь Анатолия, Катя, пустила на пол заводную мышь. Игрушка суматошно носилась по комнате, тыкалась пластмассовой мордой в матрас, в пустые бутылки из-под минеральной воды, в мои искусанные комарами ноги…
Вечером того же дня я уволился. Про себя я поклялся себе забыть Краснодар, как страшный сон. И не появляться в этом городе никогда.
Было бессмысленно пытаться перевестись работать в Ростов. Это приравнивалось к измене…
Позже одна из сотрудниц совершила подобный "проступок" - попросила о переводе из Санкт-Петербурга в Москву: у неё была сильная астма. Её перевели, а через месяц уволили - Кирилл "предательства" не прожал…
Держаться от Краснодара подальше у меня не получилось - спустя полгода, в первых числах января получил от Анатолия предложение ехать работать в Краснодар: "Там уже сняли офис, и квартира есть хорошая"… Я согласился, пошутил: "По крайней мере, сейчас там нет жары"… На следующий день я уже ехал туда - в этой фирме всегда всё происходило быстро…
Какое-то время я жил в одной квартире с бригадой строителей-украинцев: они делали в офисе капитальный ремонт. Строители были, что называется, "фирменные" - до этого они ремонтировали московский офис фирмы, позже - ростовский, затем строили Кириллу дом, дачу…
Украинцы абсолютно серьёзно рассказывали мне о Кирилле невероятные вещи: у него чёрный пояс по карате; по утрам он обливается водою со льдом; однажды, когда его Subaru застряла в подмосковном лесу, он в одиночку толкал автомобиль десять километров по бездорожью… Я смеялся: увязать эти рассказы с тем маленьким лысоватым человечком было невозможно…
Первое время в офисе нас было пятеро: пара сервисных инженеров-ростовчан, секретарша из местных, уборщица, я - за старшего. Всё, как обычно: "Здравствуйте, вас беспокоит… Наша фирма называется поставками и обслуживанием офисной техники"… В конце февраля нам прислали директора-москвича. Я огорчился: совсем недавно эту должность обещали мне… "Мы для них - воры" - объяснил Анатолий.
Новый директор оказался моим ровесником. Звали его Алексей. Высокий, сутулый блондин. Наша краснодарская секретарша затрепетала... Спустя неделю Алексей пригнал из Москвы свой BMW. Автомобилю, казалось, было столько же лет, сколько его хозяину… Близость моря сыграла с Алексеем злую шутку - вскоре он перестал выходить на работу по утрам. Появлялся, обычно, к вечеру, в спортивном костюме. С пристрастием расспрашивал меня о произошедших за день событиях, затем писал отчёты в Москву… Вдали от родного дома Алексея тянуло на беллетристику - помню, в одном из отчётов он описал продажу персонального принтера следующим образом: "Один из местной "братвы" заинтересовался "кирпичиком", вместо денег предлагал перстень-печатку"…
Клиенты и вправду попадались своеобразные. Однажды в офис зашла семья - отец, мать, и сын. Все - в золотых цепях и браслетах. "Ксерокс сколько стоит?". "Столько-то"… А он к нам в багажник поместится?" У входа в офис стоял "мерседес". Чёрный, большой, как гроб. "Ксерокс" поместился. В качестве "чаевых" хозяин выгрузил из багажника на радость нашим инженерам ящик водки… Оказалось, что торговля водка - это его бизнес…
Хуже было с адыгейцами. Помню: еду в Майкоп, пытаюсь выучить наизусть имя того, к кому еду… У меня так ничего и не получилось, пришлось читать его имя по бумажке…
Однажды Алексей явился в офис совсем уж поздно. От него пахло водкой. Вместе с ним был краснодарец "братковского" вида - любитель "кирпичиков"…
Они вручили мне какую-то дискету и уехали. Мне приказали до утра распечатать на цветном принтере тысячу копий с файла, что был на дискете. Судя по тому, что я увидел на экране монитора, печатать мне предстояло фальшивые акцизные марки…
Я вышел на улицу. Купил себе бутылку пива. Открыл, выпил. Улыбнулся. Ворами, как выяснилось, оказались не мы… Подумал немного, позвонил в Ростов Анатолию…
Алексея отправили на свою историческую родину уже на следующий день. После себя он оставил долг в $50 ("нужны новые шины, брателло, а то до Москвы не доеду") и зарёванную секретаршу. В этой фирме всё происходило очень быстро…
Кроме ростовского и краснодарского офисов вскоре появились ещё два: в Новосибирске и Санкт-Петербурге. В конце весны мне предложили ехать в Питер: "Нужно ехать и продавать, там что-то совсем никак. Но ты же знаешь - город большой, можно неплохо зарабатывать"…
Питерский офис оказался подвалом неподалёку от площади Восстания. Запах туалета и сырости. Продавцы пьют кофе с шоколадными конфетами. У конфет - тот же запах… Сотрудники сидят в импровизированной столовой обычно по часу, по два…
В фирме реализовали проект компьютерной отчётности. У каждого продавца - компьютер, в компьютере - список клиентов… Заходишь в клиента, заносишь результаты контактов: "Позвонил тому-то… Предложил то-то… Обещали купить в следующем году"…
Отчёты питерцев отличались витиеватостью: "Контактное лицо, о котором я писал в предыдущем отчёте, по всей видимости, склонно приобретать копировальную технику не у нас… Свои предпочтения контактное лицо мотивирует фактом отдалённой географии Москвы и разницей в менталитете жителей северной и южной столиц"…
Копиры продавались вяло. Клиенты относились к нам настороженно. Обещали покупать аппараты у нас, а потом покупали их у других. Объясняли расплывчато: "У нас, в Ленинграде, другой ритм жизни"… Продавцов из местных расстановка вещей, это, впрочем, не особенно беспокоило - они продолжали бродить по подвалу с кружками кофе в руках, злорадно хихикали…
В августе 98-го грянул кризис. Однажды мой рабочий день начался с того, что позвонили клиенты и сообщили о своём желании срочно купить аппарат "за наличку". Я отвёз им копир, привёз в офис деньги. И ахнул: курс доллара был в четыре раза больше того, в соответствии с которым я выписывал счёт…
Накопления быстро таяли. За июль, август и за сентябрь жалование мне упорно не хотели платить. Объясняли это "сложной ситуацией"…
В сентябре в Питер с концертом приехали Depeshе Mode. Билет на концерт я купил ещё в июле. А теперь собрался продать… Ехал в метро и думал: "Продам рублей за двести, куплю мяса"… Доехал и - раздумал: "Какое, нафиг, мясо, если, скорее всего, я на их концерт больше никогда не попаду"…
В начале октября я уволился. На последние деньги купил билет до Ростова…
Спустя полгода я снова вернулся в фирму. Позвонил Анатолий, теперь уже - директор по развитию регионов: "Мы открываем ещё несколько офисов, у тебя есть опыт выездной работы. Соответствующая зарплата"… Глупо было отказываться. Кроме обещанного жалования мне льстило то, что меня помнят, ценят, приглашают…
Отныне мне приходилось много ездить и летать. Фирма срочными темпами собиралась открыть сразу четыре отделения в разных точках страны, и нужно было выбирать недвижимость, организовывать ремонт, искать персонал… Бывало так, что за неделю я успевал побывать в Новосибирске, Самаре и Краснодаре. Больше всего меня пугали перспективы будущих строительных работ - судя по рассказам знающих людей, Кирилл очень неохотно рассчитывался с рабочими…
В конце концов, меня отправили руководить стройкой в Волгограде. Офис площадью более 500 квадратных метров почти за месяц. Местным строителям Кирилл не доплатил около $8000. А меня премировал на $2000. Волгоград, правда, мне пришлось покидать под покровом ночи - где-то в волгоградской тьме на меня охотились плиточники, штукатуры, подсобники и маляры…
Парень, который после этого работал в Волгограде директором, рассказывал, что рабочие ходили к нему за деньгами полгода. Многие ночевали неподалёку от офиса, ставили палатки, жгли костры… Грозились побить стёкла, устроить пожар… Кирилл, узнав об угрозах, приказал нанять вневедомственную охрану - на входе в офис посадили милиционеров с автоматами. В конце концов, наступила зима, и рабочие куда-то пропали…
Я к тому времени уже работал в Воронеже. Директором представительства.
Управлять офисом несложно: утром - планёрка, кричишь… Вечером - планёрка, кричишь…
В фирме активно внедрялись новые методы наказания сотрудников: можно было забрать у нарушителя офисный стул, вылить на его стол стакан воды… Я был образцовым начальником: забирал стулья, лил воду. Многие из наказанных сотрудников плакали…
Шпиономания в фирме превратилась в паранойю. В московском офисе за сотрудниками отовсюду следили видеокамеры. Помню, как одна из московских сотрудниц шутила: "Я не знаю, установлены ли видеокамеры в туалетах, но когда я взбираюсь на унитаз, то всегда стараюсь принять благовидную позу"…
Ввели систему "провокаций": один сотрудник должен был подойти к другому и предложить что-нибудь украсть, сделать "шабашку", в конце концов, просто плохо отозваться о руководстве и проследить за реакцией. Потом написать отчёт…
Я помню, однажды это сработало: ростовский сервисный инженер, поддавшись на уговоры продавца, отремонтировал аппарат клиента "в чёрную". Процесс передачи денег снимали скрытой камерой. Так же на камеру запечатлели момент признания - инженер был несчастен и жалок… Охрана вывела его из офиса в наручниках. Позже видеоролик показывали всем сотрудникам: бойтесь, мол…
Затем уволился Анатолий. На его место пришел другой человек. Какой-то бывший военный.
Про него рассказывали следующее: однажды в одном из журналов появилась заказная статья про фирму. Вместе со статьёю - большое, цветное фото Кирилла. Долгое время продавцы носили клиентам экземпляры журнала. Когда журналы закончились, клиентам начали разносить копи статьи: смотрите, мол, как про нас хорошо пишет всесоюзная пресса… Какой-то продавец за ненадобностью выбросил испорченную копию статьи в корзину для мусора. Бывший военный заметил. Поднялся крик… Продавца наказали. Военного представили героем…
Однажды военный приехал к нам в Воронеж с инспекцией. Я шутил, что приедет и заставит красить траву на газоне. Но он посмотрел, поговорил с кое с кем с глазу на глаз и сказал: "Я вижу, что всё в порядке, и это значит, что у вас здесь что-то не так"… Я понял, что спокойная жизнь закончилась.
Я решил снова стать продавцом. Попросился обратно, в Ростов - всё-таки родина…
В Ростове среди персонала оказался только один человек, с которым мы вместе работали в 95-м - Олег. Да и тот относился ко мне подозрительно. Мои предложения пойти после работы выпить пива воспринимал как провокацию…
Оказавшись рядовым сотрудником, я вдруг впервые ощутил присутствовавшую в фирме атмосферу тотальной ненависти. Ненависти к руководству, к тем, кто сидит с тобою рядом, к конкурентам, к клиентам… Принцип "презумпции виновности" породил в людях массовое двуличие. Все лезли из кожи вон, показывая себя "лояльными", и, вместе с этим, потихоньку совершали что-либо противоправное - воровали предназначенный для клиентов алкоголь, товары, наряду с товарами фирмы, продавали клиентам какие-то компьютеры…
Клиенты, которым я когда-то продавал копиры, давно ушли к конкурентам. Позвонил одному: так, мол, и так, вернулся в Ростов… А он: поздравляю, ну и что? А раньше вместе пили коньяк, ездили на рыбалку…
Всё изменилось. Фирма стала слишком большой и чужой для меня.
Однажды в Ростов приехала с инспекцией некто Анна - та зарёванная краснодарская секретарша. Ныне - региональный руководитель…
Вечером мы сидели с нею в баре. Она вдруг спросила меня:
- Ну, а как тут (она назвала фамилию Олега)?
- Нормально…
- Ты знаешь, мне кажется, что он - вор… А ты что думаешь?
- Не знаю… Мне так не кажется…
- А ты проследи… И жду от тебя отчётов в конце каждой неделе. По пятницам.
Она уехала, а мне стало тошно. Никаких отчётов, естественно, я посылать не стал.
Анна вернулась спустя три недели. Со мною не разговаривала, вопросов не задавала.
В то время у меня были проблемы с одним из местных сотовых операторов: нагло обсчитав меня на пару сотен долларов, они звонили мне на работу, требовали оплаты…
Я рассказал про этот эпизод Анне - смешной случай, в конце концов. Реакция последовала незамедлительно:
- Ты оштрафован на $300.
- За что?
- В качестве предупреждения. Ты должен до конца текущего месяца продать этим операторам копировальный аппарат. Тогда я аннулирую штраф…
- Это невозможно…
- Прощайся с деньгами…
Вечером я напился в одном из баров. Я напился до раздвоения мира в глазах. Обе половины показались мне безобразными.
А утром я просто не вышел на работу.
С тех пор прошло больше двух лет.
Я узнал, что после моего ухода меня объявили вором - якобы я украл около $10000… Сотрудников офиса заставили подписать бумагу, согласно которой они обязывались со мною не общаться. Ещё бы - я же ушел к конкурентам… Согласно бумаге, заметив меня на улице, они обязаны были незамедлительно сообщить об этом руководству. Чтобы те могли привязать моё присутствие к расположенным поблизости клиентам…
Периодически я встречаю своих бывших сотрудников. Большинство из них тоже уволены, или уволились сами…
Недавно встретил Олега. Выпили, наконец-таки, вместе пива.
- Ну а ты-то чего ушел?
- Забрали всех наработанных клиентов… Отдали их "молодым" продавцам, а мне посоветовали найти новых… Слышал, в фирме недавно была "кража века"?
- Это как?
- Украли более трёхсот тысяч евро… Товаром. И концов никаких…
Ненависть, лицемерие…
Однажды звонил Анатолий:
- Ну как ты?
- Нормально… А ты?
- Работаю в иностранной фирме. Не могу свыкнуться с ритмом - всё происходит так медленно…
Прошлой зимою побывал в Воронеже. Там - новые, незнакомые мне люди. Из "старых", тех, которые были при мне, остался лишь один человек…
Я рад, что меня там нет. В конце концов, карьера у меня удалась, да и денег я заработал. Купил небольшую квартиру…
Моё "большое корпоративное путешествие" давно завершилось. Вахту сдал, как говорят… Но я до сих пор затрудняюсь описать двумя предложениями, что же это было такое.
Многие вещи вокруг меня становятся слишком большими. Большое количество людей обязательно порождает бесчеловечность. Это так просто…
Там, где всё происходит быстро, до обидного просто растерять самое главное.

sergei1207

это надо читать под песню ленинграда про менеджера среднего звена.

v1ct0r

>пару полноцветных копиров (каждый стоимостью около $35
ничё не понял.

svo-stroy

Наверно $35 тыс.

kuzhelen_52

Наверняка. %)
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: