Newsweek о цене свободы

Ivan22

В новом Newsweek очень хорошая статья о цене свободы:
На подоконнике в доме Мартайна Аутенбогаарда вместо горшков с цветами выставлены в ряд солдатики, модель космической станции из «Звездных войн» и робот R2D2. Мартайн работает посудомойщиком в доме для престарелых и фанатеет от «Звездных войн». А недавно он стал президентом первой в мире партии педофилов.
С весны она официально зарегистрирована в Нидерландах - для этого ничьего согласия и не требовалось. А в середине июля суд в Гааге подтвердил, что партия «Братской любви, свободы и многообразия» (сокращенно - PNVD) - так назвал ее Аутенбогаард - имеет право на существование. Они, видите ли, не замечены ни в чем противозаконном. В партии помимо Мартайна пока что всего десять человек. У казначея партии Ван Ада есть судимость за связь с 11-летним мальчиком, однако педофилы уверены, что смогут принять участие в выборах и даже получить одно или два места в парламенте.
Мартайн излагает свою программу, удобно расположившись в кресле рядом с полуметровой статуэткой Тома и Джерри. Кроме диснеевских персонажей в его квартире есть здоровенная белая клетка, в которой вместо птиц он запер мягкие детские игрушки. Все полки в его гостиной заняты книгами о сексе и педофилии. Впрочем, «Лолиту» голландский Гумберт не читал, а о Свидригайлове даже не слышал. Фильм по роману Набокова ему не нравится, потому что «там играет слишком взрослая актриса», и вообще он предпочитает мальчиков.
Педофилы требуют снизить возраст сексуального согласия до двенадцати лет, а также разрешить детскую порнографию и зоофилию. А кроме того - закрыть религиозные школы, ограничить в правах мигрантов и сделать бесплатным практически все - от медицины до проезда на поездах. Как ни странно, по концепции - очень «правильная» для современной Голландии программа. Значительная часть населения готова голосовать за закрытие Европы от чуждых культур и за построение внутри нее общества полной свободы с широкими социальными гарантиями.
Вот только в частностях платформа педофилов явно идет вразрез с общественным мнением. Регистрация «братской» партии воспринимается многими в Голландии как неприятный скандал или нелепый курьез. Так сказать, «отходы конвейера свободы». Более 80% голландцев выступают против существования «партии извращенцев» и требуют от правительства принять меры, чтобы поскорее удалить внезапно выросшую опухоль.
В то же время мало кто ставит под вопрос направление, в котором развивается общество в целом. «Наша демократия достаточно сильна, чтобы справиться с подобной партией», - уверяет меня лидер фракции Народной партии свободы и демократии (VVD) в городском совете Гааги Анн Малдер. Его либеральная партия входит в правящую коалицию с христианскими демократами. Ни либералы, ни христианские демократы в Голландии не считают нужным запрещать партии, подобные «братской». По словам Малдера, его тошнит от одной мысли о партийной программе педофилов, но он доверяет избирателям. «Они продемонстрируют свое отвращение к подобного рода действиям тем, что педофилы не получат ни одного голоса», - уверен голландский политик. По его словам, свобода - «не для трусов, а для смелых людей».
Об эмигрантах и вкусе спермы
Чего-чего, а смелости Европе не занимать. Сейчас партия педофилов кажется большинству отвратительным курьезом, но меньше чем полвека назад такой же немыслимой вещью была пышная торжественная свадьба двух мужчин или двух женщин. Мало кто готов признать это сейчас, но через полвека общественное мнение вполне может повернуться на 180 градусов.
В конце концов, последняя половина тысячелетия европейской истории - это непрерывное расширение границ дозволенного. Каждый раз, когда новое «можно или нельзя» попадало в Европе в сферу общего внимания, становилось предметом дискуссии, конечным ответом было «можно». Можно ли женщине появляться в обществе без мужчины, без шляпки, можно ли ей учиться или голосовать? Позволителен ли развод, онанизм, аборт, гражданский брак, самоубийство, секс-игрушки, однополая любовь, порнография, эвтаназия? Сейчас, когда в более консервативных европейских странах заканчивается дискуссия в пользу однополого брака - разумеется, в пользу «можно», - передовая Голландия, европейский полигон идей, предлагает на рассмотрение новую тему - нечто, что интеллигентно называется «межвозрастным сексом» или «сексом между поколениями».
Интеллектуалы с трудом давят зевоту - все это ерунда, в 70–80-е годы к педофилии относились даже терпимей, чем сейчас. Философ и историк Хан Ван дер Хорст на «братскую» партию, как и большинство голландцев, смотрит снисходительно: «Ну да, они сделали хитрый ход - они не призывают к сексу с детьми, а призывают изменить закон. А в такой форме на выборы может идти хоть партия каннибалов. Если мы с вами создадим организацию с целью есть людей, то это будет преступление, но если мы создадим партию, с тем чтобы изменить закон, чтобы тот разрешил есть людей, это преступлением не будет». «Не думаю, что их надо загонять в подполье. Я уверен, что за них никто не проголосует. Общество достаточно здоровое, чтобы справиться с такими проблемами само», - прогнозирует Хорст. Большинство европейцев проявляют здравый смысл и голосуют за центристов, и лишь сравнительно малое число - за экстремистов.
В набат бьют немногие. Политик правового толка, лидер малопопулярной Партии за свободу Герт Вилдерс уверен, что его страна зашла в своем либерализме слишком далеко. И призывает изменить Конституцию Нидерландов и ввести понятие доминирующей культуры, базирующейся на христианстве, иудаизме и гуманизме.
Удивительно, но факт: и педофилы, и Вилдерс, который готовит сейчас законопроект о запрете «братской» партии, вдохновляются примером одного и того же человека - Пима Фортайна. Гомосексуалист и проповедник ультраправых взглядов, Фортайн был застрелен активистом за права животных в 2002 г., а спустя два года в ходе телевизионного голосования был назван величайшим голландцем всех времен и народов. В доме президента педофильской партии Фортайну посвящен отдельный книжный стеллаж.
Одни считают Фортайна пропагандистом почти фашистских идей, другие называют его популистом, говорившим людям то, что они боялись сказать сами, но хотели услышать от других. И многие пытаются повторить его «формулу успеха» - желательно без печального конца, конечно.
«Это невозможно. Фортайн брал личностью и харизмой. Он говорил отвратительные и гомерически смешные вещи, - вспоминает Ван дер Хорст. - Он мог, например, заявить, что знает, о чем думают марокканцы, потому что спит с ними, и рассказать, где именно снял на ночь марокканского парня. Он обсуждал иммигрантские проблемы и одновременно мог болтать о вкусе спермы».
Фортайн не только пропагандировал сексуальную свободу, открыто рассказывая о своем гомосексуализме или о том, что в детстве у него был контакт со взрослым мужчиной. Он первым из голландских политиков позволил себе выйти за рамки общепринятой политической корректности и стал выразителем антииммигрантских и антиисламских идей. После гибели Фортайна его партия получила второй результат на выборах 2002 г. «Пим подогрел всем яйца», - находит свою формулу фортайновского успеха продюсер Хайс Ван де Вестелакен, который работал с режиссером Тео Ван Гогом. Этот потомок великого живописца был зверски убит исламским экстремистом на улице Амстердама в 2004 г. Вестелакен говорит, что убийство Тео покончило с мифом о беспредельном либерализме и терпимости голландцев. После убийства режиссера, снявшего фильм о тяжкой доле мусульманских женщин, были сожжены и разгромлены несколько мечетей. Хотя Фортайна и Ван Гога хоронили как национальных героев, их участь породила страх и неуверенность в обществе.
Формула новой Европы
В этой неуверенности и есть суть «формулы Фортайна». Античный мир с его немыслимой ныне личной свободой похоронило нашествие варваров, которых до поры до времени «мирно» подселяли в границы Римской империи. Так же как и 2000 лет назад, нынешние «пришлые» отличаются от коренных европейцев неприятием европейского понимания личной свободы.
В ответ на новое «подселение варваров» Голландия и изобрела «формулу Фортайна»: Европа - это крепость, в которой мы охраняем наши свободы и наши блага от чужаков. Внутри мы будем спать с кем хотим, но не пустим туда тех, кто осмелится нас за это критиковать. Формула Фортайна родилась в Голландии, но не исключено, что ее постепенно переймет вся Европа.
Вождь маргинальных националистов Герт Вилдерс всюду появляется в сопровождении двух телохранителей, которых ему выделило государство. У исламских экстремистов он уже давно числится в списке приговоренных к смерти. Недавно парламент поддержал закон Вилдерса, который запрещает мусульманским женщинам носить паранжу везде, кроме их собственного дома. В результате на его электронную почту пришло несколько тысяч угроз.
Опасается за свою безопасность и основатель организации Soelaas Ирен Ван Эгелен. Ее стараниями в тюрьму попали два голландских педофила и один английский. Несколько лет назад она получила по почте конверт, в который были вложены две пули и короткое послание на английском: «Скоро ты станешь ангелом». Ирен назначает нам встречу в людном месте возле центрального вокзала Амстердама. Только убедившись, что мы действительно журналисты и что мы действительно работаем в Newsweek, она успокаивается и отводит к себе домой.
Ее маленькая квартирка в северном Амстердаме вся уставлена папками с файлами на педофилов из самых разных стран мира. Здесь есть и файл Мартайна Аутенбогаарда. Ирен не считает его опасным. По ее данным, он не настоящий педофил. «Они хотят рекламы и пытаются спровоцировать скандал. Вот все, чего они добиваются», - говорит Ирен. Это она обратилась в суд с требованием запретить партию педофилов, но говорит, что не расстраивается из-за своего поражения. Чуть подумав, она наконец формулирует главную идею европейской демократии: свобода самовыражения - это всегда хорошо. Вот если педофилы будут выступать открыто, то общество убедится, что они «просто больные люди, которых надо лечить». Впрочем, так же говорили про гомосексуалистов. И даже про женщин без шляпок.
В Европе все больше людей, считающих, что «граница дозволенной свободы» уже близко. Профессор Эрнст-Йорг фон Штудниц, дипломат и философ, бывший посол Германии в России, твердо знает, что «либерализация не может идти бесконечно, за определенными пределами свобода разрушает себя, наступает коллапс».
Это только кажется, что европейская свобода развивается безгранично, уверяет он. И приводит пример того, как она незаметно ограничивает сама себя. Все знают, что на Западе право собственности священно - по этому признаку Европа всегда противопоставляла себя коллективистскому и коммунистическому Востоку. Но не тут-то было. И у свободы собственника есть границы: работодатель не может взять и уволить работника, домовладелец - снести или перекрасить памятник архитектуры, а коллекционер картин продать свое собрание за рубеж. Точно так же, уверяет фон Штудниц, дело обстоит с другими личными свободами, даже с такой фундаментальной вещью, как свобода слова.
На самом деле «личная свобода кончается там, где она начинает отрицать свободу другого», говорит он. Получается как бы столкновение двух свобод, и вопрос о том, где проходит граница между ними, решается посредством диалога. Почему эта граница движется все время в одном направлении - все большей дозволенности, - он не знает. Как и то, что делать в таких случаях, когда столкновения свобод вовсе не происходит - как в знаменитом немецком случае каннибализма по взаимному согласию и удовольствию «гурмана» и поедаемого.
На фронтах свободы
В другой стране - передовице «освободительного движения», Дании, решили провести эксперимент по насильственному ограничению свободы. Здесь до сих пор хвастаются тем, что еще в 60-е годы умудрились легализовать порнографию и аборты, а потом первыми в мире признали однополые браки. Голландия вырвалась вперед сравнительно недавно, полулегализовав легкие наркотики и признав право людей на эвтаназию. Зато в Дании есть целое анархическое «государство», в котором до последнего времени можно было делать вообще практически все, что заблагорассудится. Этакая модель «общества будущего» в натуральную величину. Вот это безобразие и решили ликвидировать власти.
Историк из Национального музея Дании Яспер Курт-Нильсен убеждает нас, что страна встает на путь здорового консерватизма, «пытается найти границы свободы». В этих поисках теперь самое активное участие принимает полиция. А шеф копенгагенской полиции Пер Ларссен выражается почти так же, как дипломат фон Штудниц, только проще: «К свободе у нас простой подход: пока вы не причиняете никому вреда - все ок, но, как только вы переходите границу, в нашей руке может оказаться молоток».
Лейтенант Саймон назначает нам встречу в семь часов вечера на границе копенгагенского района Христиания - анархического анклава хиппи и спившихся гренландцев в самом сердце датской столицы. Точно в назначенное время появляются три синих полицейских микроавтобуса. Полтора десятка стражей порядка, разделившись на две группы, заходят на территорию «христианитов» и начинают свою ежедневную охоту. Не проходит и десяти минут, как есть первый улов. Двух американцев застают в кафе за скручиванием папироски с марихуаной. Оказывается, что это два брата, которые провели в Копенгагене не более двух часов. Отдых после дальнего перелета закончится для них, по словам Саймона, штрафом в 300 крон ($50) и высылкой из страны с двухлетним запретом на въезд.
Местные жители так легко не попадаются. Они предупреждают друг друга о приближении группы Саймона свистом. Главная зона боевых действий - Пушер-стрит. Именно здесь не так давно был самый крупный в Северной Европе рынок марихуаны и гашиша. Его оборот оценивался в $150–170 млн в год. В 2004 г. полиция провела крупную операцию и ранним мартовским утром закрыла более сорока лавок, где открыто торговали травкой.
Теперь полицейские почти круглые сутки ведут патрулирование Пушер-стрит и прилегающей территории. Здесь им, естественно, не рады. Особенно жарко полицейским приходится рядом с домом, где живут выходцы из Гренландии. Две недели назад лейтенант Ясперс Янсен задержал здесь дилера-гренландца. За несколько сотен косяков и 300 граммов марихуаны ему предстоит провести за решеткой не больше двух месяцев. Дежурство Саймона заканчивается тем, что с трудом стоящая на ногах гренландка замахивается на полицейских бутылкой, они валят ее на землю, скручивают и отволакивают в автобус.
За этим наблюдает толпа из нескольких десятков человек, которые возмущенно орут на разных языках, но в прямое столкновение с полицией не вступают. Активней всего выступает парень по имени Брайан. Он только что лишился кустика марихуаны, который рос в клумбе среди цветов, и теперь кричит, что дворик, где он проводит большую часть своей жизни, «осиротел». Полицейские говорят, что он - один из главных дилеров, - но арестовывают его почему-то не за наркоту, а за то, что Брайан их зовет идиотами.
Сознательная анархия
Сдержаннее на присутствие полицейских реагируют жители так называемой верхней Христиании. Видимо, потому, что их символический кустик конопли пока не трогают. Он растет над входом в кафе с психоделическим названием «Лунная рыба», и каждый день его любовно поливает бармен, залезая наверх по приставной лестнице. Дотошные «христианиты» повесили расписание полицейских рейдов. На случай непредвиденных визитов есть свой условный сигнал - первый заметивший приближение опасности кричит «сыр», и все прячут набитые «косяки».
«Лунная рыба» - это место, где пока еще сохранился дух старой Христиании - коммуны правдоискателей и защитников всех униженных и оскорбленных, не то что у «верхних», у которых на уме одни наркотики. «Раньше наркодилеры слушались нас, и мы могли им диктовать условия, на которых им здесь можно находиться. Теперь у каждого из нас своя война», - вздыхает старожил Ален, давший в свое время соседям из нижней Христиании прижившееся потом название «Обезьяний район». Ему 65 лет, из которых половину он провел в этом анархическом раю. Раньше он был инженером, придумывал детали для конструкторов «Лего», а теперь зарабатывает на жизнь в своей мастерской, заставленной токарными и фрезерными станками. Среди его поделок - титановые кольца с бриллиантами и золотыми вставками. Чаще всего ему заказывают кольца с тремя золотыми клепками - эмблемой Христиании, на красном флаге которой нарисованы три жирные желтые точки - символ свободы, равенства, братства.
«У нас была сознательная анархия», - говорит Ален и ностальгирует по 70-м, когда «христианиты» были достаточно сильны, чтобы устраивать веселую жизнь всей остальной Дании. Однажды на Рождество три сотни Санта-Клаусов заняли торговый центр Копенгагена и стали раздавать всем желающим подарки прямо с полок магазинов - «выражали свой протест против коммерциализации рождественских праздников». В другой раз сто «христианитов», переодевшись индейцами, ворвались на лошадях на празднование американского Дня независимости. Сейчас эти акции уже не имеют былого эффекта. В этом году «христианиты» отметили День независимости «маршем узников Гуантанамо» по центру Копенгагена.
Свое идеалистическое государство в государстве «христианиты» основали еще в 1971 г. на территории заброшенной военной базы. Одни поселились в бывших казармах, другие построили себе домики вдоль каналов. Теперь Христиания как бельмо на глазу у датских властей: она стала символом того, что в датском королевстве можно все. Например, там нет частной собственности (привет профессору фон Штудницу а общество в высшей степени самоорганизованно.
Каждый, кто хочет заселиться, должен получить согласие двух ближайших соседей, и потом его кандидатуру рассматривают на общем собрании. Если кандидату разрешают занять пустующий дом, он сам должен его обслуживать, ремонтировать, перестраивать и т. д. Если он уезжает из Христиании, дом остается в пользовании общины и она может передать его следующему кандидату. Никаких компенсаций за вложенные труды и деньги бывший жилец не получает.
Эксперименты на маленьких
Датские власти всерьез собираются покончить с вольницей. Полицейские рейды - это только начало конца Христиании. Теперь ее землю готовят к продаже: собираются снести незаконно построенные дома и превратить район в обычный жилой комплекс с выставочными центрами. Нынешним обитателям Христиании, которых сейчас около тысячи человек, власти предлагают остаться там на общих основаниях: платить ренту и забыть о том, что они когда-то играли значительную политическую и социальную роль. Чиновник из министерства финансов заявил Newsweek, что снос домов начнется в феврале 2007 г.
Но жители «государства свободы» собираются отстаивать свои права. Томасу Йоргенсону 22 года, он живет вместе примерно с пятнадцатью активистами в здании бывшего оружейного завода. По образованию он инженер-электрик, а по призванию - художник-инсталлятор. Его последняя работа - стеклянная стела, наполненная водой, которая закручивается в водоворот. «Воду нельзя загонять в маленькие трубы, с ней надо обращаться уважительно и позволять течь так, как она хочет», - объясняет художник смысл инсталляции. Этот принцип современных «руссоистов» Томас переносит на людей. «Нам нельзя диктовать, по каким правилам жить, а по каким нет. Нет такого понятия, как слишком много свободы. Ее бывает только мало», - говорит молодой «христианит». Для него главное - это ответственность перед своей общиной, а не перед государством.
Именно этой «главой из конституции» христианитов недовольны другие датчане. Историк Яспер Курт-Нильсен, в прошлом королевский гвардеец, обвиняет их в безответственности: «Они пользуются всеми благами цивилизации, но считают, что имеют право жить иначе, чем вся остальная страна». «Мы не отказываемся от либеральных завоеваний. Просто пришло время остановиться и понять, куда мы движемся, - объясняет мне Нильсен, который доволен тем, что Дания, по его мнению не ищет расширения свободы. - Вот увидите, пройдет совсем немного времени, и остальная Европа последует нашему примеру».
Впрочем, в Голландии его явно не поддерживают. Ван Вестелакен, продюсер и друг национального героя Тео Ван Гога, уверен, что и Голландия, и Дания должны и дальше экспериментировать и искать новые границы для свободы. «Мы можем позволить быть настолько либеральными, насколько нам этого хочется. Мы маленькие, не то что Россия с ее Сибирью», - смеется он, сам не зная, что поддержал кремлевскую идею «разных форм демократии».
Исторический опыт
800 вольных лет
Европа добилась, кажется, всех мыслимых гражданских свобод. Но борьба продолжается
История западноевропейских свобод началась 15 июня 1215 г., король Англии Иоанн Безземельный подписал «Великую хартию вольностей» - она гарантировала права и свободы высшего сословия, прежде всего баронов. Через год Иоанн пытался отозвать хартию, но было поздно - документ, подписанный им в минуту слабости, через столетия стал основой для ограничения власти монархов.
С тех пор «освободители» достигли дальних рубежей общественного устройства и сознания - право на жизнь уже не обсуждается, на повестке право на смерть: европейские страны уже начали разрешать умерщвление безнадежно больных (в том числе по требованию родственников). Что уж говорить про всякие там однополые браки. Но и это, судя по всему, еще не предел.
В эпоху Возрождения, когда «освобождение» пошло уже полным ходом, на знамя движения была поднята эстетика античных Греции и Рима. Как выразился потом Фридрих Энгельс - пусть и не вполне справедливо, - «бедра тициановой Венеры нанесли католической церкви ущерб куда больший, чем тезисы, прибитые Мартином Лютером к двери Виттенбергского собора».
Философы и писатели Возрождения вспомнили и Эпикура с его культом наслаждений, и то, что в эпоху античности любые сексуальные отношения, какими бы причудливыми они ни казались, были абсолютно декриминализированы. Ни одно из сексуальных пристрастий не могло явиться поводом для того, чтобы наказать человека, - над сексуальной ориентацией могли подтрунивать, но и только. Достаточно вспомнить, что во время триумфа Гая Юлия Цезаря его легионеры распевали: «Прячьте жен, ведем мы в город лысого развратника»; и еще того хлеще - намекая на связь своего любимца с царем Вифинии Никомедом, горланили и такое: «Цезарь галлов победил, Никомед же - Цезаря. Царь Вифинии и есть подлинный триумфатор».
В XVI в. Франсуа Рабле в «программном» романе «Гаргантюа и Пантагрюэль» описал Телемскую обитель, устав которой формулировался одной строкой: «Делай что хочешь». Однако уровня личных свобод, существовавшего в античном мире - разумеется, только для свободных граждан, - современная Европа так и не достигла. Кажется, там, за этим античным пределом, свобода становится разрушительной. Но западная цивилизация продолжает стремиться к нему, уповая на «защитные механизмы демократии».
Каждое завоевание происходит по схожему сценарию: меньшинство заявляет о своих притязаниях или требует какие-нибудь экзотические права для всех, консервативное большинство сопротивляется, а потом новая свобода незаметно становится общепринятой нормой, без которой западную цивилизацию и представить себе нельзя. И эта цивилизация начинает требовать исполнения этой нормы ото всех.
Сложнее всего Европе дался первый этап «освобождения» - провозглашение религиозных свобод. Начиналось ведь все с крайней степени несвободы, когда католическая церковь затеяла грандиозную чистку рядов. Массовые пытки и казни инквизиции достигли кульминации в XV в., когда с благословения Папы Иннокентия VIII монахи-доминиканцы Яков Шпренгер и Генрих Инститорис издали книгу Malleus maleficarum («Молот ведьм») - детальное пособие по методикам распознавания и уничтожения людей, одержимых дьяволом. Так за столетия умертвили полмиллиона подозреваемых - главным образом женщин, априори считавшихся «сосудами греха».
Намного дольше продлилась борьба за дарование прав настоящим иноверцам и «еретикам». Только Французская революция впервые уравняла всех граждан Первой республики в религиозных правах. Наполеон распространил нововведение по Европе. Считается, что свободы сложнее приживаются в католических странах, но это далеко не всегда так: в старой доброй Англии религиозное равенство окончательно утвердили едва ли не позже всех в Западной Европе - в середине XIX в.
Затем равных прав с мужчинами стали требовать и «сосуды греха». Эмансипация женщин тоже вызывала сначала яростные протесты не только мужчин, но и тех, за чьи права начали бороться.
Первой в Европе избирательные права для женщин ввела, как ни странно, Российская империя в 1906 г. Правда, до голосования были допущены только уроженки Великого княжества Финляндского. А вот после Первой мировой войны две республики, Советская и Веймарская, возникшие на развалинах Российской и Германской империй, решили вопрос политического равноправия полов. Относительно благополучные державы-победительницы, не пережившие краха вековых устоев, продолжали держаться за старину. Суфражистки (от suffrage - избирательное право притихшие в годы войны, вернулись к борьбе с еще большим пылом. По обе стороны Атлантики проходили демонстрации и пикеты, участницы которых требовали сразу всего: равных с мужчинами условий труда, равной оплаты, допуска женщин в парламенты, министерские кабинеты и армии. Сексисты сдались быстро: в конце 70-х годов эмансипация (по крайней мере в части избирательных прав) победила даже в Испании и Португалии. А последний бастион мужских шовинистов, Княжество Лихтенштейн, пал всего лишь 20 лет назад, в 1986 г.
Одновременно шла борьба с «устаревшим» институтом брака, которая, кажется, на наших глазах заканчивается безоговорочной победой сторонников свободы отношений. Новое слово было сказано Кодексом Наполеона, в 1804 г. разрешившим развод по некоторым основаниям, одним из которых являлась доказанная супружеская измена. С тех пор борцы за быстрые и равноправные разводы взяли много рубежей обороны противника. Но еще вплоть до 1977 г. Гражданский кодекс ФРГ отвергал возможность развода по обоюдному согласию супругов - только по доказанному факту прелюбодеяния.
Когда запреты рухнули, во всей Европе в 80-е начался бум бракоразводных процессов, сопровождавшихся разделами имущества в соответствии с брачными контрактами. Люди так широко пользовались приобретенным равноправием, что социологи стали серьезно говорить о разрушении института семьи как такового. Сейчас в Северной Европе официальных браков намного меньше, чем различных форм браков гражданских - с совместным проживанием супругов и даже без оного. В Европе Южной все еще хуже. Люди не жаждут брачных уз, опасаясь сложностей церковного развода. А поскольку Ватикан не приветствует внебрачных детей, итальянцы, испанцы, а теперь еще и поляки рожают меньше, чем кто бы то ни было в Европе.
Война за общественное мнение и прилагающиеся к нему законодательные права европейских секс-меньшинств получилась блицкригом. Правда, в Нидерландах гомосексуализм перестал считаться преступлением аж в 1811 г., но после этого образовалась пауза длиной в полтора столетия, и все это время геи существовали в обществе на положении неприкасаемых. Ситуация резко поменялась после 27 июня 1969 г., когда возникло «освободительное движение геев» - на сей раз в США. В этот день в нью-йоркском кафе Stonewall Ihn полицейские задержали трех лесбиянок, однако посетители отбили арестованных. На другой день на Кристофер-стрит, где расположено кафе, возникли баррикады и несколько тысяч геев и лесбиянок отразили все атаки 400 полицейских из подразделения по борьбе с уличными беспорядками. Выводы из случившегося сделали как в Америке, так и в Европе - преследования геев прекратились даже в социалистических Болгарии и ГДР. Последней демократией Запада, признавшей права геев, стало Соединенное Королевство, промедлившее с решением вплоть до 1982 г. А потом одна за другой страны ЕС принялись признавать права гомосексуалистов на брак. Некоторые - даже с правом усыновления детей.
Война за полное освобождение еще идет. От того момента, когда все общество требует запретить «мерзость», до того, как она становится «завоеванием демократии», проходит все меньше времени. Где-то еще ведут арьергардные бои сторонники запрета абортов. А в соседних странах авангард «армии свободы» уже штурмует новые крепости морали.
http://runewsweek.ru/theme/?tid=75&rid=1257

NHGKU2


TOXA

Бля, лучше жить с талибами, чем с полностью невменяемыми "борцами за свободу". Почему?
Потому что "орднунг мусс зайн".

KLAYD

Заебали уже пиарить эту херню.
Без этого вашего воя никто бы о них не узнал и сдохли бы они не успев зарегистрироваться.

TimuraSun

ДААА? а ты с ними жил хоть когда-нибудь? хоть пару недель рядом?

Kraft1



Бля, лучше жить с талибами,
Ну так попробуй, поживи

basildol

Талибы сами с тобой не захотят жить

freya83

В новом Newsweek очень хорошая статья о цене свободы:

Свобода при выборе в самых незначительных делах, типа кого трахать (человека или животное что пить (колу или пепси, чай или кофе, импортное или своё одеть или снять, сказать и подумать или написать. И при этом несвобода решать что-то в важных делах, типа начать-окончить войну, запретить / разрешить что-либо (туже педофилию чему учить детей в школе и учить ли вообще. Это всё не свобода, а наёпка. Чем больше дают прав в выборе всякой ерунды, тем больше забирают право решать жизненно важные проблемы. Вот это цена.

sever576

сцылку на статью приведи

freya83

В Ньюсвике?
так это первый пост

KLAYD

И при этом несвобода решать что-то в важных делах, типа начать-окончить войну, запретить / разрешить что-либо (туже педофилию чему учить детей в школе и учить ли вообще. Это всё не свобода, а наёпка. Чем больше дают прав в выборе всякой ерунды, тем больше забирают право решать жизненно важные проблемы. Вот это цена.
У тебя/кого-то были/будут/есть права выбирать что-то из тобою перечисленного?

TOXA

+1000 Просто большинство людей не умеет расставлять приоритеты.

TOXA

Талибы, может, я и загнул, но исламское общество сейчас гораздо более здоровО. Христианство, похоже, дряхлеет и сдает свои позиции в области нравственности.
С ними хоть договориться можно... а эти- наипут и даже не покраснеют.

freya83

У тебя/кого-то были/будут/есть права выбирать что-то из тобою перечисленного?

Дед мой окончил 3 класса и решил что достаточно, стал кровельщиком, как и прадед. И нормально работал всю жизнь, как на заводе, так и крыши людям на домах крыл до 70 лет. За что уважаем в городе.
Сейчас пока в ребенка всю херню не вдолбят в течении 11 лет не выпустят.

yurimedvedev

всю херню
У нас свободная страна. Не хочешь изучать всю херню — не изучай. Хочешь быть сантехником — пожалуйста.

freya83

Что бывает с родителями если ребенок не ходит в школу? Всякие там комитеты по социальной защите детей и т.д.? Они мозг ебут еще беременным, ходят и смотрят а какие у вас тут условия жизни будут для ребенка? А почему он у вас в школу не ходит? Это же его право на образование, а вы его лишаете деспоты!
Или ребенок в школе изучает только мутематику и кладет на географию, химию, биологию, иняз. Он спокойно себя чувствовать будет?
Это свободная страна?

freya83

Попробуй поступить в институт, сдав все экзамены и не сдав аттестат о среднем образовании.

akkira

а нах в институт поступать если я сантехником или кровельщиком хочу стать
впринципе можно если институт заборо-строительный или арбузо-литейный, но думаю туда атестат о среднем образовании не нужен

freya83

Вот и вся ваша свобода: или сантехник или оттдаться на 11 лет в "хорошие" руки. Это не свобода, а давно определенный (и не тобой, а кем-то для тебя) сценарий жизни. Можешь только выбрать "хорошие" или "немного лучше" руки, но реального выбора-то нет.

solovyov88

Точно не скажу, но по идее можно получить аттестат о среднем образовании не ходя в школу, если сдать экзамены в школе, в которой будешь получать аттестат.
А то, что при поступлении в вуз нужен аттестат о среднем образовании, это по идее правильно, потому как в противном случае вступительные экзамен придётся дополнить школьными выпускными.

freya83

а зачем аттестат?
может в ВУЗ надо сдавать только метематику и русский.

solovyov88

Аттестат гарантирует определённый уровень знаний не только по русскому и математике, для этого он и нужен.

solovyov88

А успешное прохождение вступительных экзаменов гарантирует уровень знаний в выбранной специализации выше того уровня, который гарантирует аттестат.

basildol

Точно не скажу, но по идее можно получить аттестат о среднем образовании не ходя в школу, если сдать экзамены в школе, в которой будешь получать аттестат.
Вообще есть специальные экстернаты для этого дела

solovyov88

Ну я просто подробностей не знал, но догадывался, что получить аттестат можно не ходя в школу

freya83

Не ходя в школу может и можно, но не "съев" всю программу по всем предметам - нельзя.
Зачем человеку свободному аттестат?

solovyov88

Ну ВУЗ в праве требовать аттестат от абитуриента, потому как он заинтересован набирать студентов имеющих определённый кругозор, что в этом плохого? при приёме на работу это уже дело работадателя требовать от тебя какие документы об образовании или нет, а если организуешь свой бизнес, то этого от тебя уже никто не потребует. Если уж на то пошло, то почему бы не отменить законодательно вступительные экзамены вообще, как нарушающих свободу поступающих?

vodes5311

«К свободе у нас простой подход: пока вы не причиняете никому вреда - все ок, но, как только вы переходите границу, в нашей руке может оказаться молоток».
Полностью разделяю данную позицию

freya83

Кто определяет где граница и был уже вред или нет?

vodes5311

Каждый для себя. Или ты хочешь, чтобы решал за тебя какой-то чиновник?

freya83

Или ты хочешь, чтобы решал за тебя какой-то чиновник?

так сейчас и есть, через уголовный и прочие кодексы и через суды.
Это иллюзия свободы

vodes5311

Полный свободы вообще нет - законы Ньютона ты не очень то обойдешь
УК, АК, ЖК, ГК - это меньшее зло, то на что все договорились.
И кроме ряда бредовых и к счастью редко применяющихся пунктов - их требования вполне разумны.

kosh1984

И кроме ряда бредовых и к счастью редко применяющихся пунктов - их требования вполне разумны.
например?

freya83

УК, АК, ЖК, ГК - это меньшее зло, то на что все договорились.

Я не подписывал. А ты?

kosh1984

подписывали, выбранные большинством (?) народа представители

freya83

А если я был в меньшистве?

vodes5311

Вовлечение в пьянство. Если нальешь человеку до 16, то это статья.

kosh1984

будь добр, всю статью процитируй

vodes5311

Мне ее в таком виде выдали знакомые менты, хочешь - ищи сам.

kosh1984

может быть друзья тебя обманули?
меня интересует твой посыл к бредовым идеям в нашем законодательстве. приведи хоть один пример, обоснуй несостоятельность статьи, пункта, принципа, применяя при этом методы формальной логики, историзма, системности.

sever576

Статья 151. Вовлечение несовершеннолетнего в совершение антиобщественных действий
1. Вовлечение несовершеннолетнего в систематическое употребление спиртных напитков, одурманивающих веществ, в занятие бродяжничеством или попрошайничеством, совершенное лицом, достигшим восемнадцатилетнего возраста, -
наказывается обязательными работами на срок от ста восьмидесяти до двухсот сорока часов, либо исправительными работами на срок от одного года до двух лет, либо арестом на срок от трех до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырех лет.

kosh1984

И кроме ряда бредовых и к счастью редко применяющихся пунктов

можно ли распространить цитируемый тезис на эту статью?

qqqqqqqqqq

но не "съев" всю программу по всем предметам - нельзя.

нельзя человека принудить перейти на экстернат, но по собственному желанию (по желанию родителей) запросто. Между экстернатчиками и простыми детьми такая же разница как между д/о и заочниками. Приходилось видеть их учебу и экзамены. На поедание программы не похоже.
За места в школах, кстали драка, в мае по ТВ несколько передач было на тему взяток директорам, чтоб ребенка в школу взяли, так что если кто-то своего отдавать не хочет - заставлять никто не будет.
А социальные комитеты - ходят не чтоб зверски заставить ребенка учиться, а чтоб родители -звери ребенка не спаивали, не заставляли колоться и не подкладывали своих детей под дядей.
Неужели все так сложно понять?
Доводы и требования свободы похожи на 10-летнего анархиста.

freya83

Неужели все так сложно понять?

Круто выдала, то как принято считать и считаешь это понятным

qqqqqqqqqq

как принято считать и считаешь это понятным
принято? Кем?
общество-социум - смотри определение - все будет понятно
социализация - аналогично....
Рождаешься на планете Земля, растешь на Земле, работаешь, заводишь потомство, умираешь, пусть даже тебя заставляют умирать, самое обидное - опять же на Земле! Где реальная свобода?

sunlya

нельзя человека принудить перейти на экстернат, но по собственному желанию (по желанию родителей) запросто.

Ничего подобного. Настолько низкая вероятность, что ребёнку разрашат экстернат ТОЛЬКО по желанию родителей, что практически невероятно. Экстернат нормально проходит только по медицинским показаниям или в случае широко разрекламированного вундеркинда. Во всех остальных случаях практически это не реально.
А социальные комитеты - ходят не чтоб зверски заставить ребенка учиться, а чтоб родители -звери ребенка не спаивали, не заставляли колоться и не подкладывали своих детей под дядей.

И это не совсем верно. Попробуйте официально не устроить ребёнка в школу, а нанять гувернёров или самому его учить и испытаете всю прелесть этих социальных служб на себе

basildol

Экстернат нормально проходит только по медицинским показаниям или в случае широко разрекламированного вундеркинда. Во всех остальных случаях практически это не реально.
Реально. По крайней знаю случаи, когда несколько старших классов сдавали экстерном люди не из этих категорий.
По-моему без всяких затруднений дали это сделать

sunlya

Думаю, это в большой степени зависит от местного департамента образования. К сожалению. Моим знакомым в Челябинске не повезло - экстернат так и не пробили, плюнули (устали чиновникам доказывать)

qqqqqqqqqq

вечерние школы существуют, думаю, и в Челябинске, если че, не сложнее экстерната, как и вечерники не больше заочников парятся, опять таки сравню, всем это сравнение близко
2. Зачем доказывать что-то чиновникам? Родители пишут заяву, ребенок не ходит в школу - на все вопросы ему один ответ - он не хочет ходить, и баста! школа по месту жительства просто обязана принять у него экзамены и выдать аттестат. Кроме психов и вундеркиндов есть еще категория - по поведению или по отношениям в коллективе. По поводу первого - все учителя толпой бегать будут, лишь бы родители такое заявление написали и избавили школу от потрясений, насчет второго - учителя - тож не звери, если ребенка травят и ничего с этим не сделать... и на моей памятти человек 5 таких приведу (за 2 года работы далеко не в рабоче-крестьянской школе).
Есть еще и момент выгодный для учителей, а поэтому зачастую и для самого директора. Может до Челябинска и не докатила еще цивилизация, так скоро докатит, и директора и там будут больше рады экстернатчикам, чем нормальным детям, т.к. для простого учителя выгоднее работать с 2-3 домушниками, чем с классом париться. Интересно, что как раз 2-3 таких ребенка в младшей школе и приравниваются к учительской ставке (к 30 детям!) - хотя, может это относится именно к тем, кто вынужденно по здоровью, т.к. оплачивает работу учителя бюджет. Но если родители напишут заяву и буду платить учителям за обучение на дому, уверяю вас, ни один директор не откажется, а учителя так еще и передерутся.
3. а старшие классы, как тут выше уже сказали - вообще сплош и рядом - и не вундеркинды и не больные, а на экстернате.
и наконец о гувернерах - мурыжить будут, и это правильно, было б хуже если б не мурыжили все эти соц службы. Это нормальный (хотя и странный) человек домашних учителей наймет, а сколько под этим предлогом будут рабский детский труд использовать.
Как оказывается много людей недовольных наличием у детей ПРАВА ходить в школу! Ведь это очевидно, и даже дети, которые пока только минусы в этом видят (их рано в шолу поднимают, в футбол вечером не погоняешь, плеер слушать не дают на уроке и т.д. и т.п. после небольшого разъяснения понимают, что это право. Это завоевание современности. Если не ходить всем обязательно в школу, то к чему мы придем:
1 масса неприспособленных к обществу, к общению
2 разброд в мировоззрении, в миропонимании, жизненной позиции
3 злоупотребление, эксплуатация детей - ведь только от этого ушли все цивилизованные страны. Разреши не ходить в школы детям, что сделает алкашня? В лучшем случае на заводы детей отправит или бутылки собирать, а то и притоны держать.
Каждый родитель обязан обеспечить ребенку сроднее образование, каждый ребенок обязан отучиться 8 лет - в 14 лет окончил 9 классов, получил паспорт и дуй, куда душе угодно,
кстати, точно также граждане обязаны ходить на выборы. Но все таки это обязаность, которую не отделить от права. И об этом нельзя забывать. Или еще пройдет поколение и наши дети будут выть, что их заставляют всех, в одно и то же время, на одни и те же участки со всеми соседями, о, ужас, ходить на выборы и голосовать?
Обязательное образование ограничивает свободу? Нет, это необразованность ее ограничивает. Академик в неучи всегда податься может, а может и остаться академиком. А вот маляр, кровельщик, сантехник и рад бы может стать академиком, так нет же, его свободолюбивые родители даже в школу отдать побрезговали, даже в вечернюю - это по вашему свободный человек?

qqqqqqqqqq

Попробуйте официально не устроить ребёнка в школу, а нанять гувернёров или самому его учить и испытаете всю прелесть этих социальных служб на себе
потому что это мимолетная прихоть родителей, а расхлебывать потом государству

vodes5311

Так считают представители органа правопорядка. Так что наливание шампанского знакомой девушке - может обернуться обязательными работами. Преценденты есть. К счастью, весьма редкие. Хочешь - ищи сам.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: