Re: О свободе и несвободе

Valyahka02

Вот, вычитал в интернете. Ваше мнение, граждане форумчане?
"Новейшая история продемонстрировала нам и всему миру, что такое современный тоталитаризм. Мы знаем, что такое состояние не-свободы, вызванное не экономическими и даже не историческими факторами. Ибо любое тоталитарное общество по природе своей стоит над экономикой и историей. Оно воплощает в себе не-свободу как таковую, то есть в виде идеи, возложенной на алтарь Абстракции (коммунизма, абсолютного господства высшей расы, или еще чего-то, вроде бы зачинающего Новый Цикл человеческого мироздания).
Когда тиран равен Богу, он не нуждается в религии. Он сам — религия, ее творец и верховный служитель. При отсутствии тоталитаризма в психологическом плане те же функции исполняет общепризнанная религиозная конфессия большинства, то есть официальная Церковь. В любом случае основа не-свободы, психологический фундамент общественного или умственного тоталитаризма — это система табу. По количеству табу и по уровню их жесткости можно судить, насколько мир, в котором мы живем, склонен к тоталитаризму.
Что же в первую очередь подвергается табуированию? То, что делает человека свободным и независимым существом в его внутренней жизни, поскольку внутренняя жизнь при тоталитаризме может быть только продолжением и повторением жизни внешней. Нельзя смириться с тем, что внутренний мир человека живет сам по себе, невозможно допустить, чтобы человек отделял свою социальную принужденность, подчиненность непрерывным ограничениям, от внутренних событий — мыслей, переживаний, настроений и целей.
Тоталитаризм не терпит двоемирия в человеке, поскольку всякий (даже самый тупой) тиран понимает: если человек хотя бы только внутренне, но все же не покорён, власть тирана неустойчива и сомнительна. И этот момент особенно раздражает, поскольку регулировать внутреннюю жизнь человека невообразимо сложнее, чем управлять его внешней жизнью. Внутренняя свобода — это вечная заноза, от которой никакими силами нельзя избавиться полностью.
Есть факты человеческого бытия, которые не могут быть объектом государственного манипулирования. Эти факты естественны и, на первый взгляд, безобидны. Это — смерть и секс. Именно они табуируются в первую очередь. По этому поводу много говорили исследователи мифов, бессознательного и исторической психологии.
Во времена Советского Союза шутки по поводу смерти и просто подробные рассуждения на эту тему категорически не поощрялись. То, что во все времена являлось естественным способом разрядки психологического напряжения (свободный разговор о смерти, шутки, имеющие отношение к этой теме то, что составляло на протяжении многих веков неисчерпаемый «пласт» карнавального юмора и анекдотов, — оказалось неприемлемым и непристойным. Тоталитарная культура всеми возможными способами отвлекала внимание людей от смерти, оставляя лишь немногочисленные стыдливые (тогда казалось — целомудренные) упоминания о самом факте вроде «сегодня умер такой-то». Что же касается подлинно тоталитарных вождей, то они вообще мыслились бессмертными. Смерть Ленина повергла советский народ в состояние шока, а смерть Сталина вообще ассоциировалась в массовом сознании с концом света.
Смерть не может обсуждаться в состоянии не-свободы. Если же она обсуждается, то на некотором сакральном уровне — с почтением, обязательной скорбью и чуть ли не шепотом.
На первый взгляд, подобное табу кажется странным. Однако вдумавшись, мы поймем, что ничего странного здесь нет. Смерть уравнивает всех. Более того, размышление о смерти уже уравнивает всех. И, наконец, самый важный и самый ужасающий для несвободного общества вывод — если я смертный, то я имею полное право прожить свою жизнь так, как этого хочу. На фоне смерти глупо подчиняться условностям и ограничениям. Отсюда следует парадоксальный вывод: поскольку я смертный, я — свободен.
Даже ортодоксальная религия не может допустить такого положения дел. Почти все религии (разве что, кроме даосизма и немногих других) на слово свобода (в ее подлинном значении, а не в качестве религиозного символа) реагируют неприязненно и нервно. Они думают о смерти как о переходе в следующее состояние, которое так или иначе будет продолжением той жизни, которая прошла в этом мире.
Даже умирая, вы не обретаете свободу. В христианстве вы получаете рай или ад — в соответствии с прижизненными деяниями. В буддизме — следующее перерождение, которое тоже полностью зависит от того, как вы прожили эту жизнь.
Нас заковали в цепи. Смысл этих цепей сводится к следующему: либо не думайте о смерти вообще, словно ее нет, либо знайте, что после смерти вас ждет продолжение прижизненной судьбы, результат вашего поведения (вашей покоренности) в этом мире. Здесь даже отдаленно не маячит желанная нам всем свобода.
Обратите внимание, как последовательно и принципиально в этом отношении построено толтекское знание. Здесь нет бессмертных, которые тащат на своих плечах груз кармы, здесь нет страшного суда, рая и ада (награды и наказания). И самое главное, здесь нет отрицания смерти как таковой.
...
В тоталитарном обществе табу распространяется не только на смерть. Сюда же относится секс, любая не узаконенная государством мистика, наркотики, ненаркотические галлюциногены. То есть все, что подтверждает самостоятельность внутренней жизни человека. Для каждого пункта государственная пропаганда находит свои методы подавления и свои способы убеждения, оправдания запрета.
...
При этом государство (социум) может быть непоследовательно и пользоваться дезинформацией. К примеру, обратим внимание на ситуацию с наркотиками. Понятно, что все они вредны (в большей или меньшей степени все угрожают здоровью нации. И все же европейский социальный разум следует не логике, а собственным интересам даже в этой ситуации.
Скажем, этиловый спирт (алкоголь) в тоталитарных государствах пользуется популярностью и поддержкой. И это наводит на размышления. Крики о «вреде алкоголизма» никак не влияют на ту атмосферу «молчаливого одобрения», которая царит в не-свободных странах. Несмотря на то, что алкоголь ведет к мутациям и вырождению в гораздо большей степени, чем, например, марихуана.
В чем тут дело? Просто алкоголь сужает сознание и упрощает сам процесс управления индивидом. Кроме того, надо отметить, что зависимость человека от марихуаны ниже, чем, скажем, от табака. Потребление никотина (более вредное, чем потребление каннабиолов — продуктов конопли) не расширяет сознание, не снижает работоспособности и, одновременно, вызывает устойчивую зависимость. Таким образом, курение табака делает общество более управляемым, оно порождает нашу не-свободу в биохимическом плане, нашу зависимость от табачных корпораций.
Что же говорить о веществах, вызывающих куда большее расширение сознания? Триптаминовые галлюциногены — естественный компонент биохимического цикла человека в отличие от алкоголя или никотина — могут быть только «самыми страшными врагами человеческого рода» в устах государственной пропаганды.
Все, что связано с сексом, тоже выходит за пределы дозволенного государством. Заниматься сексом — постыдно, убивать и показывать убийство во всех его формах — допустимо. Вот мораль сегодняшнего телевидения, кино и иных средств массового одурманивания. Этому тоже есть причины. Ибо убийство — это действие, обязательно сопровождающее любое общество, которое боится свободы. Убивать и показывать убийства — это соответствует государственному мышлению. Человек должен быть готов к убийству, если ему прикажет Родина (все допустимо во имя сохранения социума и государственности!). Убийство подавляет и внушает страх, потому оно приемлемо. Занятие любовью освобождает и дает независимую от социума (государства) радость — это вредно, стыдно, недопутимо. Секс должен совершаться под покровом тьмы, он необходим для размножения и только в этом смысле принимается как вынужденная неизбежность.
Социум попытался превратить секс в отправление физиологических нужд. И сегодня яростные пуритане с пеной у рта доказывают недопустимость никаких публичных проявлений сексуальности, ссылаясь на «духовность», к которой сами не имеют ни малейшего отношения. Их нисколько не волнует искусственность идей, возведенных в принцип. При этом они ссылаются на «народ», на «патриархальный уклад жизни». Судя по всему, они не подозревают, что человек, далекий от государственности (значит, наиболее близкий к свободе относился к сексу с пониманием, радостью и естественным удовольствием. Это было частью его свободной природы. М. Элиаде писал о том, что народ, о котором так «пекутся» государственные мужи, от века полагал всю природу (и сексуальные отношения в том числе) — тем, что дано для радости, для осуществления себя в данных пределах..."

Ater

Длинно и старо, как мир. Тоталитаризм 20-го века плох невозможностью передачи власти. Вот монархия -- это дело...

Rumata

естественный компонент биохимического цикла человека в отличие от алкоголя
насколько мне известно, алкоголь тоже "естественный компонент", только конечно его физиологическая концентрация в крови на порядок меньше той, которая возникает при употреблении соотв. напитков.
Мне показалось, что в этой статье делается попытка связать употребление наркотиков с борьбой за свободу личности против тоталитаризма, что является этапом, уже пройденным движением хиппи.
Насчет галлюциногенов:
- У человека есть мир, в котором он живет, - назидательно сказал
сирруф. - Человек является человеком потому, что ничего, кроме этого
мира, не видит. А когда ты принимаешь сверхдозу ЛСД или объедаешься
пантерными мухоморами, что вообще полное безобразие, ты совершаешь
очень рискованный поступок. Ты выходишь из человеческого мира, и, если
бы ты понимал, сколько невидимых глаз смотрит на тебя в этот момент,
ты бы никогда этого не делал. А если бы ты увидел хоть малую часть
тех, кто на тебя при этом смотрит, ты бы умер со страху.

(c) Виктор Пелевин. Generation "П"

По поводу порабощения человеческой личности ИМХО более актуальные мысли можно найти в написаной духом Че Гевары статье "Идентиализм как высшая стадия дуализма" (особенно концепция "орануса") из того же "Поколения Пи" В. Пелевина.

Rumata

любая не узаконенная государством мистика, наркотики, ненаркотические галлюциногены. То есть все, что подтверждает самостоятельность внутренней жизни человека.
Неужели нет других подтверждений?
Социум попытался превратить секс в отправление физиологических нужд.
Ну чтобы говорить не о физиологических нуждах - нужно другое слово, ИМХО. А так вроде все правильно.

Valyahka02

С чем-то конкретным несогласен или просто решил отметиться?
Не стоит забывать, что либерализм (а также гуманизм и прочие -измы) - это идеология, а текст говорит о чем угодно, но только не пропагандирует никакую идеологию.

negis

Хорошая статья.
А вот про смерть ещё есть интересное мнение.
Вожди типа Ленина должны были быть "бессемртными". Просто у народа отняли Бога, но так просто человек не перестраивается. Поэтому им был нужен новый Бог. В этом качестве и нужен был "бессметрный Ленин". Они даже мудрить не стали, взяли основы методики из Нового Завета.

dalcaev

Две трети -измов я вообще считаю пустым сотрясением воздуха. Либерализм - это третье великое извращение после безалкогольного пива и резиновых женщин

vov2001

"Просто алкоголь сужает сознание и упрощает сам процесс управления индивидом".
Великие творения человечества появились под парами алкоголя, но не грибов, конопли, лсд и т.д.

uPoke3

Великие творения человечества появились под парами алкоголя
а сколько бы их было, если бы не существовало ни алкоголя, ни тому подобного допинга!

uPoke3

То, что во все времена являлось естественным способом разрядки психологического напряжения (свободный разговор о смерти, шутки, имеющие отношение к этой теме то, что составляло на протяжении многих веков неисчерпаемый «пласт» карнавального юмора и анекдотов, — оказалось неприемлемым и непристойным
неужели тема смерти является "естественным способом разрядки психологического напряжения"?

uPoke3

На фоне смерти глупо подчиняться условностям и ограничениям. Отсюда следует парадоксальный вывод: поскольку я смертный, я — свободен.
Ощущение собственной свободы приходит как раз из осознания бессмертия
души, а не из понимания конечности жизни и ее финала, иначе человек
остается несвободным от смерти.

uPoke3

А вообще, эта статья не о свободе и несвободе, а о том как кого-то "заковали в цепи".
Настоящая свобода - это и есть система внутренних ограничений.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: