Как я лечился в психбольнице

roff

Довелось побывать мне в этом примечательном заведении причем не единожды. Первый раз я помню плохо-это было после находки метеорита, о сем я писал. И лечили меня какими-то лекарствами, что я смутно помню тот период. Второй раз был когда меня призывали в армию. Ну не призывали понятно, а просто как все мужчины по достижению определенного возраста проходят мероприятия, связанные с призывом. Добрая половина юзеров(или недобрая, не знаю-сам я за равноправие полов) себе эту процедуру представляет:
Сначала получаешь повестку явиться такого-то числа туда-то и туда-то, при этом зачем в повестке этого не говориться. Приходишь в военкомат (утром) и начинается прохождение медкомиссии, каждый врач чо-то пишет-пишет, ничего обычно при этом не говорит, спрашивает только про жалобы. После этого идешь к главврачу, который смотрит записи другий врачей и выносит вердикт-или в армию или на допобследование. У меня имелась пометка в деле, что я имел проблемы с психздоровьем, поэтому я попал во вторую группу-на обследование.
Обследование предстояло пройти в психбольнице, для тех кто не в курсе, там есть тихие и буйные, первые содержаться относительно свободно и могут даже гулять (кажись, не помню а вот содержание вторых очень напоминает содержание заключенных, именно там и нужно было пообследоваться, расписываю условия, как было у нас:
Два этажа, на каждом этаже коридор-вдоль одной стороны, которого зарешеченные окна, вдоль другой 8 или 9 палат и туалет, в начале коридора вахта с санитаром, в конце выход на зарешеченный балкон.
Выход за пределы коридора только три раза в сутки для приема пищи, на улице я не был ни разу(за месяц)-только на балконе "покурить и подышать".
Двери всегда должны быть открыты, свет в палатах горит круглосуточно, точнее включается на ночь, при попытке закрыть дверь, излишнем шуме и прочих безобразиях следуют "меры" от санитара.
Моя палата находилась в конце коридора, в ней было 8 коек, из который пустовала одна или ноль (текучка как в обычной больнице). Половина обследуемых были такие как я, а половина солдаты, косящие от дисбата, (все они были военнослужащими второго года).
Тут надо отметить, что на них лежали некотрые обязанности, надо было убираться в столовой и иногда на территории, нам не надо было делать ничего. Соответственно у них было внутреннее недовольство и они иногда по привычке (опыт уже был-не просто так они тут находились пытались призывников напрягать. В первый же день они пытались меня напрячь, чем-то вроде развести на покурить, что я им должен, что вообще никто ибо даже еще недодух.
Короче они были посланы нахуй, в результате чего состоялась потасовка 4 на 1. Итог, двух я успел уе..ть, меня уе..ли стулом по плечу, после чего все прекратилось, мне сказали братан да лан хухня, ты дружбан и т.д И до конца срока никаких наездов не было, наоборот как-то делали все вместе (нехорошие и хорошие дела).
Надо отметить что почти все солдаты были мягко сказать уе..ками (в худшем понимании понятий гопота и дедовщина был только один парниша совершенно нормальный, никогда не пытался подняться за счет других (как это обычно делают те, кого совсем недавно самого унижали и кто получил полномочия унижать он был выше всего этого-с ним мы и сошлись наиболее близко на тот месяц, что я "лечился".
Во время срока были раза три-четыре обследования (типа, что нарисовано на картинке и т.д.)
И в конце главный меня обследовал заключительно. В армию я идти не боялся, не то чтобы хотел или наоборот, просто скорее плыл по течению, поэтому никогда на тестах ничего не врал не придумывал, не дурил, просто честно выполнял требования врача.
Он меня спросил:"Щас в армию тебя отправлю, тебя в Чечню отправят (был самый разгар войны чо не боишься?"
"Нет, ваше право, я же не собираюсь вас просить, покупать и т.д"
Короче он мне написал категорию "В"-ограниченно годен, призыву не подлежит, я думаю скорее для собственной подстраховки, мало ли что я в армии сделаю.
Вот так я побывал в "Заведении", подробности быта еще опишу.
А у вас был опыт "лечения"? Может у друзей, расскажите, интересно, все же заведения отличаются чем-то, да и "болезни" тоже.

kuprienko

Что было про метеорит? Дашь ссылку?

zaza

пеши исчо

Andrey68

напиши, какую роль сыграл Ленин в твоей жизни

roff

Писал чуть-чуть что понятие Ленин изначально присуще моему сознанию- в том смысле, что сколько себя помню, всегда знал понятие Ленин также как, например, мама.
Какую-какую; он мне путь озарил и на правое дело поднял, вдохновив меня на труд и на подвиги

roff

На самом деле почти никакую не сыграл, формирование как личность происходило под влиянием родителей, а им до Ленина параллельно было, даже наоборот скорее, особенно когда стало антикоммунистическое говнище выплывать на поверхность

kuprienko

Насчет разочарований в людях: было и очень много. Этот период выпал на детские годы и
 раннюю молодость, и поэтому воспринимался очень сильно(несколько болезненно). Особенно
 если это касалось близких людей, которым верил и на которых полагался. Но со временем
 понимал, что все люди могут ошибаться в чем-либо. Разочарование утихало, но накопленные
 по этому поводу знания я не собирался забывать,чтобы не повторялось подобного, чтобы понять чего от кого можно ожидать и вообще от жизни. В итоге я понял, что вся ответственность за любое принятие решений лежит на тебе самом. И если в чем-либо уверен
или что-либо понимаешь, чего не понимают окружающие, то не вижу надобности доказывать
им это, если понимаю, что это будет бесполезным. Поэтому лучше найти себе достойное
занятие, которое будет интересным, которое тебя будет развивать, и заниматься им, чем
тратить время на доказательство людям того, что им безразлично. Лучше жить реальными
 делами и воплощать реальные идеи, чем проводить время в неосуществимых мечтах и
 надеждах, либо переживая события, в которых разочаровываешься. Просто нужно самому
построить свою жизнь, а не ждать кого-то. Да, конечно, кому-то случается встретить
 настоящих друзей и проводить с ними время за общими интересными занятиями, когда в их
кругу царит взаимопонимание и взаимопомощь. Но не всем выпадает такая возможность.
 Порой приходится самому проделывать неимоверный путь, прежде чем получишь желаемое.
Я этим не кидаю камень ни в чей огород, просто в жизни каждого человека случаются
 периоды, когда он либо счастлив, либо нет, либо он понимает окружающих и они его, либо нет.
Эти периоды у когото длятся долго, у кого-то проходят незаметно. И приходится либо
мириться с этим, преживая по каждому поводу, либо искать и создавать то, что хочешь. Просто жизнь так устроена...
Это также, что кто-то со мной согласится, а кто-то нет. На одних оказали действия одни
события и они судят исходя из них, а на других-другие и соответственно они судят исходя из
них. Но в любом случае главное не разочаровываться в себе. Ведь сам тоже во многом
 ошибаешься и лучше эти ошибки исправлять вовремя, чем жить ими.
Я не привел ни одного реального факта, т.к. жутко не хочется вспоминать сейчас ничего
плохого.

roff

Кормили нас три раза в день, примерно так как кормят на сборах (в среднем): сечка, перловка, минимум овощей и мяса, Нам призывникам родственники понятно приносили еду(то чего недоставала при обеде, типа овощей и т.д. в отличие от солдат, которые были все неместные. Делились вкусняшками на всех-все-таки палата в какой-то степени коллектив. Также у меня и у некоторых других были небольшие деньги, которые тратились на три вещи: первая и главная это сигареты, потому как без курева там вообще со скуки подохнешь.
второе, те кто уходил на работу надыбывали водку, которую мы по ночам втихаря пили. Водки нужно было немного. Для счастья хватало 200грамм на рыло.
И третье самое веселое и интересное это чай, много чая, потому как водку надыбать не так легко, то мы делали чифирь.
Где взять кипяток? Представьте палату с трехметровым потолком, в которой ночью горит свет, дверь открыта и где-то поблизости сидит санитар.Как?
Короче из пяти патронов, висящих на потолке лампочка была только в одном, т.е четыре были свободными-а пустой патрон-это электричество (розеток в палате нет).
Как сделать кипятильник. Я попросил солдат при уборке территории надыбать кусок провода, сантиметров 30, такие очень часто валяются просто так около зданий. Два куска такого провода приматываются к лезвиям от бритвы (лезвия как ни странно были разрешены :confused: ) , далее посреди комнаты под патроном ставится тумбочка, на нее одновременно залазят два человека, один держит банку с водой, другой держит провода, прижимая их к контактам в патроне, аккуратно, чтобы не перемкнуть, два человека страхуют их снизу, чтоб не упали и еще один стоит у двери на стреме.
3 минуты и кипяток готов!
Теперь о чае, никогда для чефиря не покупайте гранулированный чай-пить его невозможно, гранулированный чай-это спеченная пыль, которая превращается непонятно во что. Только листовой и желательно не грузинский. Так вот скрашивали унылые будни.
Ну еще в карты играли конечно, в преф никто играть не умел, но многие умели в козла, что тоже неплохо

roff

Был один черт который орал нечеловеческим голосом, содержался он этажом выше, но вопил так что слышала вся округа-мы его прослали слоном, так как как нам казалось так вопить может только он.
Вопли продолжались правда недолго, раз в день по нескольку минут, после чего санитары физически и химически вой прекращали

mong

Довелось побывать мне в этом примечательном заведении причем не единожды.
оно, кстати, по твоему общению заметно :D

roff

Данил, ток без обид, я про себя понимаю все, и понимаю, что ты тож нормальный, ток вот у тебя за 3 года тоже планка вниз пошла (Если по форуму судить)

tamar77

и понимаю, что ты тож нормальный
тут мало нормальных :)
оч много интересных, толковых, неординарных, но большинство из них (нас) всё-таки не "нормальные" в общепринятом смысле этого слова.

roff

Лови плюсу, поддерживаю, кстат многие на учете были, я вот лично таких знаю, а из форумчан пока не отметились..
А я хотел опытом пообменяться :)

sidorskys

Всех вылечат. :)

valera62

понятие Ленин изначально присуще моему сознанию
Ленин гриб и радиоволна одновременно

Vlad18

и тебя и меня..

roff

Про санитаров, самым страшным человеком, которого мы опасались была одна тетенька(или бабушка она умела так орать и действовать на мозг, что реально можно было обоссаться, также она могла и физически подействовать.
Прозвище у ней было Бабка-Гестапо, нереально стремно было чифирь варить, когда она ночью дежурила, а все-таки хочется острых ощущений, если б она засекла-это было бы п...ц

sanitar

половина солдаты, косящие от дисбата
Расскажи про этих симулянтов - как они косили?

roff

Косили-это, наверное, не то слово, они проходили обследование на предмет психического состояния. Т.е стандартная ситуация, солдат второго года службы попрессовал солдата первого года так, что как бы с особой жестокостью или невменяемостью или так, что увечия получились сильные, ну типа как Буданова тоже обследовали в психушке.
Я что-то подзабыл, а что-то мне тогда и непонятно было(все-таки) я не служил и в армейских взаимоотношениях плохо понимал.
Если солдата признают нормальным тут понятно, он отправляется в дисбат, а вот если его признают ненормальным тогда мне непонятно (принудительное лечение, на какой срок, каких прав лишается человек, прошедший такое лечение в общем они были "обычные" люди, но как я писал совсем нормальный(без понтов и вые..нов) был только один.

sanitar

Как я понимаю, в дисбат они не хотели, стало быть
в их интересах было показать себя психически не вполне здоровым.
Пытались ли они как-то подчеркнуть предполагаемую
"ненормальность"?

roff

Сколько я помню не очень пытались, наверное, вариант с признанием ненормальным их меньше устраливал :) просто тут же еще от суда зависит, обследование проводится до суда, а военный суд такая вещь, что он может и оправдать(или смягчить первоначально предполагаемое обвинение так что думаю обследование в большей степени некая формальность

kapello07

Да, конечно, кому-то случается встретить
настоящих друзей и проводить с ними время за общими интересными занятиями, когда в их
кругу царит взаимопонимание и взаимопомощь. Но не всем выпадает такая возможность.
Порой приходится самому проделывать неимоверный путь, прежде чем получишь желаемое.
плюс лови
по поводу взаимопомощи - всегда стараюсь помочь друзьям и просто знакомым в тяжёлой ситуации, т.к. помню как этого иногда не хватало мне в прошлом

IGOR533

Всегда, когда кипятил воду напрямую из розетки, то получалось очень быстро. Использовал примерно такие же провода как и автор темы. Литр воды вскипал за 10 секунд! При опускании проводов вода начинала сильно гудеть, а через пять секунд появлялись первые пузыри.

meles

чудо, что не оплавились провода при такой силе тока.

sanitar

http://novchronic.ru/1377.htm
"25 суток Сербского"
Когда я была маленькой, я была твердо уверена: чтобы не попасть в тюрьму, нужно не воровать. Оказалось, что очутиться в тюрьме проще простого. Но об этом я уже рассказывала. Гораздо труднее попасть в элитное учреждение для особо опасных маньяков – легендарный институт им. Сербского, где в свое время «лечили» диссидентов.
Эта «больница» находится в уютном московском переулке, между Пречистенкой и Арбатом. Сегодня сюда отправляют тех, кто представляет интерес для так называемой психиатрической науки или как-то особенно насоливших правоохранительным органам. Следователь Колодкин, отправляя меня туда, заявил, что мне там будет хорошо, потому что там, понимаете ли, лучшие в стране врачи, которые мне помогут. Пугать у Колодкина получается лучше, чем играть в доброго полицейского. Иногда я думаю: может быть, он сам нуждается в этой «помощи»?
Как только вы попадаете в храм медицинской науки имени Сербского, у вас мгновенно развивается настоящая паранойя. Вот этот разговор - он просто так, или это уже экспертиза? Какие последствия это будет иметь? А эта беседа? А эта? Видеокамеры в коридоре, окошечки во всех дверях и постоянное присутствие санитарок усугубляют картину. Замкнутое помещение, одни и те же лица, больнично-тюремная обстановка, сакральное знание о «журнале наблюдений за день»… Еще в начале XIX веке были авторы, которые знали, что ничто так не способствует тревоге «пациента» о своем психическом здоровье, как само попадание в сумасшедший дом.
«Журнал» представляет собой папку с записью того, что вы делали днем. Считается, что там есть информация обо всем, включая то, как вы ели, как спали, с кем общались, с кем конфликтовали.
По имеющимся у меня данным, в среднем 70% из тех, кто проходит экспертизу в Сербского, психически здоровы. Но остается еще 30%, и эти люди признаются душевнобольными. В женском отделении содержится 12 человек, четыре палаты по три кровати в каждой. Получается, что из четырех палат одна стабильно находится не в себе.
Когда мы попрощались с Кириллом на первом этаже, меня увели в другое крыло здания. Питание «Нутридринк», которое я хотела взять с собой, чтобы справляться с потерей веса от стресса, заставили выложить под тем предлогом, что молочные продукты тут нельзя. Типичная рядовая больница, не так ли?
«Нутридринк» не молочный, а просто белковый, его без холодильника хранить можно. Но все равно не пропустили. Заколку для волос тоже не взяли. Ну и прочие «опасные» мелочи, вроде блокнота с металлической такой пружиной, которой скреплялись листы.
Вообще тут есть одна большая хитрость, если сравнивать психушку с домом, становится очень плохо и тоскливо. Выход состоит в том, чтобы сравнивать психушку с тюрьмой, потому что по сравнению с тюрьмой - это санаторий.
Пациенты (нас избегали называть «больными» в нашем присутствии, в основном использовали слово «подэкспертные», которое на сленге тут же превратилось в «подопытные», а на старых документах и табличках еще сохранилось старое название – «испытуемые») делятся на «стражных» и «бесстражных». Стражные приезжают из московских тюрем: Бутырки или шестого централа («шестерки» - и уезжают после экспертизы обратно в тюрьму. Бесстражные приходят из дома и теоретически после экспертизы отправляются обратно домой, но так бывает не всегда. Бывает, что подэкспертную держат какое-то время в отделении, когда результат экспертизы уже известен. Приходит бумага об аресте и подэкспертная едет не домой, а в «шестерку».
В женском отделении стражные и бесстражные содержатся вместе, в мужском они разделены. Соответственно то, что стражным, например, запрещены ручки, вызывает только смех, потому что стражная может в любой момент подойти к бесстражной и попросить ручку. Стражные, бывает, приезжают вообще без вещей, даже зубной щетки нет. Выдают - не то гуманитарная помощь, не то «учреждение» закупает предметы первой необходимости. Еще выдают костюмчик веселенького грязно-бордового цвета и халаты. В этом костюмчике я утопала, кофта была 48 размера, штаны 50 (повезло, что не больше, есть и такие но, к счастью, бесстражным можно ходить в своих пижамах.
Если вдруг соберетесь пройти там экспертизу (неудачная шутка знайте, что мыло/шампунь/гель для душа и прочие гигиенические принадлежности вы берете не только на себя, но и еще на несколько палат. Старое здание, толстые стены, маленькие батареи – там очень холодно. Очень. Поэтому также имейте в виду, что, к примеру, носки вы тоже берете не только для себя. Нет, от вас ничего не будут отбирать силком, разумеется. Но совесть заставит поделиться носками с той, у которой их нет, и не предвидится в ближайший месяц. Сигаретами, если вы курите, тоже. «Стрелять» у вас будут безостановочно. Курить можно раз в час, зажигалку придется спрашивать у конвойной. Я не курю – мне было проще.
Посещения разрешены раз в неделю, по воскресеньям. Иногородним тоже раз в неделю, но в любой день. Свидания в кабинке, через стекло, по телефону. Если попадется хорошая смена - можно попросить разрешить дать несколько секунд без стекла, когда выводят.
В моей палате кроме меня была еще одна девочка бесстражная, и еще одна «вольная» была через палату. Остальные все стражные. За время пребывания в Сербского - 25 дней - я насчитала в разное время не менее пяти откровенно сумасшедших, одну «косящую» и еще одну, которая могла быть как хорошим симулянтом, так и действительно ненормальной.
Никаких лекарств там сейчас насильно не дают. Мне давали витамины и что-то еще, чтобы я хорошо ела. Помимо того я мне была назначена диета: перепадало молоко каждый день и дополнительная сосиска. О звонках домой договариваются с врачом индивидуально. Кому-то разрешают звонки каждый день, кому-то не разрешают вообще.
Первые пару-тройку дней после попадания в «больницу» все отсыпаются. То ли энергетика такая, то ли что-то еще, но в сон клонит постоянно, лежишь и дремлешь. Со стражными понятно - они приезжают из камер в сорок человек и элементарно наслаждаются тишиной, но вольные-то приезжают из дома, им-то с чего все время спать?
Так или иначе, первых дней не замечаешь, они сливаются в один. Верхний свет на ночь выключают, оставляя ночник, тусклый, такой, что читать нельзя, но из коридора все происходящее в палате видно. Ночник - простая лампочка в нише под потолком, застекленной непробиваемым стеклом. Такое же стекло в окнах и окошках в дверях. Окошко в моей палате было с трещиной. Предыдущая передо мной подэкспертная вынула шкафчик из тумбочки и колотила в стекло. Я сильно надеялась, что на время моего пребывания таких, как она, не будет.
Все, включая сумасшедших, очень боятся сумасшедших. А те, кто понормальнее, очень боятся сойти с ума. В частности они очень боятся, что их признают невменяемыми и отправят в Казань. В Казани находится психушка сверхстрогого режима. Я не буду рассказывать баек про это заведение: во-первых, потому, что сама не очень верю, что бывает так жутко, а во-вторых, не хочу никого пугать.
Еще там непрозрачные стекла в окнах (ну, помимо того, что на них решетки). Небо видно только на прогулках, а гулять мы ходили не каждый день. Место для прогулок - огороженный высоченными бетонными стенами дворик, посередине клумба и даже есть деревья. Деревьям очень радуешься. Я брала с собой конфетки, и мы их там ели, на воздухе с конфетками значительно веселее.
Я вообще не хочу писать ни плохого, ни страшного, хотя было два момента, когда я действительно была крайне напугана. Очень сильно. Я хочу написать про хорошее. У меня были хорошие соседки по отделению. У одной из них дочку звали Алисой, мы лежали на соседних койках. Мы занимались английским, читали про Алису в Стране чудес. Ее обвиняют в причинении смерти трем людям в автомобильной аварии. Когда я увидела, что осталось от «Матиза» после столкновения с ее авто, я поняла, что не буду водить «Матиз».
Другая была профессиональной массажисткой и научила меня делать массаж. После этого в нашей палате открылся массажный кабинет и к нам приходили девчонки из соседней палаты. Она от рождения глухонемая, но ей провели в детстве сложнейшую операцию и она - единственная из своей группы - может говорить и немного слышать, с аппаратом. Она читает по губам, поэтому, когда говоришь, нужно стоять к ней лицом и говорить почетче. Ей тоже хочется общаться, и мы делали все, чтобы она не чувствовала себя одиноко. У нее не было своей одежды, и она сильно мерзла. Я отдала ей свое одеяло и носки не дожидаясь, пока у нее посинеют ногти. Она зарезала мужа, как большинство женщин-убийц.
Была еще одна, хорошая женщина, нездоровая. Она мучительно осознавала, что психически больна. Смотреть на это было очень тяжело, мы старались как-то ей помочь, поддержать, утешить. Она очень плакала и спрашивала нас - неужели я сумасшедшая? Что тут скажешь? Но мы видели от нее много добра, в самом деле. Она нанесла более пятидесяти ножевых ударов своей жертве.
Была очень хорошая дама: когда мы лежали вместе, наша палата напоминала пионерский лагерь, мы полночи хохотали - шепотом, чтобы нас не засекли санитарки. Она зарезала начальника. Я помню, что я написала в начале - у меня были хорошие соседки по отделению. Не смотря на то, что они настоящие убийцы. Когда смотришь на них и понимаешь - эта женщина на самом деле кого-то убила, взяла нож и ударила в сердце - должно становиться страшно, но страшно не становится. Я еще в тюрьме поймала себя на том, что не боюсь их. Есть люди гораздо страшнее. Те, которые убивают не в аффекте и не из самообороны.
Этот «коллектив» неизбежно дробится на группировки. Все более или менее нормальные сбиваются в кучу и держатся друг друга. Это очень заметно в столовой - вопрос, за каким столом сидеть не так-то прост, хотя их всего два и выбор невелик.
Кормят там, кстати, очень хорошо, по сравнению с тюрьмой. Мяса не дают, сардельки не в счет, так как они – не мясо, но дают настоящую отварную рыбу, иногда печенку, ну и капусту, конечно, без этого никуда. Можно хранить свои продукты в местном холодильнике, но доставать – только перед приемом пищи в столовой, то есть перед обедом, к примеру. Но, опять же, если смена хорошая, можно попросить забрать свое яблочко просто среди дня.
Вечером дают кефир или кисель. Вообще с питьем там не очень хорошо, в течение дня можно только просить воду, своих кипятильников, понятно, нет. Идут на хитрость - добывают (у бесстражных) пластиковые бутылки, туда сливают чай с раздачи. Поскольку чай разливают в большие железные кружки, его хватает, в общем-то, надолго. Проблема в том, что бутылки запрещены, но на их наличие смотрят сквозь пальцы, потому что всем понятно, что пить хочется не только в завтрак, обед и ужин. И еще можно смотреть телевизор. Все имеющие телевизор в тюрьме смотрят «Таксистку» и «про Ментов», а в дурдоме смотрели «Татьянин день». Сюжет этого произведения не знаю, я в основном читала и писала письма.
Там есть библиотека, но мне своего чтива хватало (спасибо!). Книги можно и приносить с собой, и передавать. Но главная ценность - журналы и кроссворды. Журналы стражные увозят с собой, с разрешения, конечно, чтобы читать перед судом. Кроссворды разгадываются по пятнадцать раз. Идет обмен книгами, главное перед выпиской все собрать, если они нужны. Если не нужны – никто не откажется. В тюрьме вообще очень быстро привыкаешь брать, что дают.
Про экспертизы. Первые пару недель вы никому не нужны. И это нервирует. К вам не приходят, не спрашивают, не допрашивают. Мне повезло с лечащим врачом, она ко мне приходила часто, чуть ли не каждый день. Потому что приносила пачки писем. К другим не приходили неделями - то ли это тоже такая экспертиза, то ли пофигизм. Со мной беседовали два психиатра - лечащий врач и еще один.
Еще был психолог Козлов. Он был один, но зато мучил меня несколько часов подряд. С собой в палату дают тесты, MMPI в двух видах, даже смешно немного. Смешно потому, что строго-настрого говорят ни к кому не обращаться за помощью и самой никому не советовать. Смешно потому, что это бесполезно. Все новенькие пребывают в перманентном ужасе от предстоящих экспертиз и все равно суют нос в чужие тесты. Пятьдесят процентов подэкспертных не понимает вопросов. Сто процентов боится ответить «не так». То, что подлог выявится в процессе личной беседы с психологом, их не пугает, в результате в основном тесты выглядят как под копирку у всего отделения.
Я не советовала, как отвечать, и уж тем более не спрашивала совета у других, но признаюсь, что поясняла значение некоторых вопросов, потому что качество перевода тестов отвратительное. Помимо MMPI в личной беседе с психологом проходится люшер, hand-тесты, карточки, ситуативные тесты и кошмар всего отделения - счет. Для тех, кто лучше образован или просто старше задают «сложный счет» - устно на время от двухсот отнимать тринадцать. Все бы ничего, если бы в процессе счета психолог не ставил точки, отсчитывая время, это страшно отвлекает и нервирует. Я, разумеется, сбилась. Разговоры очень утомляют, приходишь измотанный под вечер и падаешь на кровать. Тут же слетается пол-отделения с вопросом «Что спрашивали?!» - как с экзамена.
В финале всей этой научной деятельности случается комиссия. Больше двадцати одного дня вас держат в отделении, а потом собирается комиссия гуманных медиков: побеседовать с вами и посмотреть на вас. На мою комиссию созвали каких-то практикантов почти полный зал. Первый вопрос, который мне задала председатель комиссии, был:
- Видите, как много здесь народу, Вам же нравится, когда много народу на Вас смотрит. Кстати, как Вам у Малахова? Понравилось?
Я так растерялась от такого странного начала, что несколько секунд хлопала глазами и только потом ответила:
- Мне не могло понравиться, я во время съемок сидела в тюрьме.
Продолжили в том же духе, интересовались, нравится ли мне быть в центре внимания. В тот момент я поняла, что меня и здесь будут, видимо, обвинять в саморекламе. Но, к счастью, в заключении ничего про это не было. Видимо, все же слишком бросалось в глаза, что такого рода известность мне, мягко говоря, не приятна.
- Как Вы относитесь к своему делу?
- Как к бреду сивой кобылы...
А потом мне сказали собирать вещи. Я взяла только одежду, книжки и письма, остальное оставила девчонкам. Вышла на улицу и поняла, почему те, кого отпускают из психбольниц бегут обратно. Им страшно. И мне тоже было очень страшно, когда ты выходишь в город, а там люди, машины и - самое жуткое - огромная бесконечность неба над головой.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: