Все мы - экстремисты, особенно в "Сосайети"

Kolian25

Правила игры: Страна экстремистов
Государственная дума углубила и расширила определение экстремистской деятельности. Поправки к соответствующему закону приняты во втором чтении, а значит, уже сейчас можно сделать некоторые выводы. Наравне с попытками изменения конституционного строя, созданием незаконных вооруженных формирований и осуществлением террористической деятельности под определение “экстремизм” по новому закону попадают, например, такие вещи, как: возбуждение социальной розни; унижение национального достоинства; призывы к любому из действий, содержащих признаки экстремизма; и — внимание! — публичная клевета на должностное лицо, обвинение такого лица в экстремизме или тяжком преступлении; и — еще внимание! — воспрепятствование законной деятельности органов государственной власти.
Другими словами, если нехороший человек позволяет себе неполиткорректные высказывания в стиле “чурки понаехали”, то он не простой хам, а целый экстремист, нацист и террорист. Если кто-то позволяет себе говорить, что богачи “наворовали” и надо их всех в Краснокаменск вслед за Ходорковским, а богатства отдать народу, то он не завистливый дурак, а опять же экстремист. Если вас достала бюрократическая волокита в какой-нибудь государственной конторе, у вас сдали нервы и вы отказываетесь выйти из кабинета и орете, что, пока ваш вопрос не решится, вы будете тут стоять и работать не дадите, — вы экстремист, препятствующий деятельности госоргана. Если вы слегка удивились лихой рокировочке в верхах с переменой местами генпрокурора и министра юстиции и клеветнически высказались в том смысле, что с ума они там все посходили в Кремле и оба ведомства в результате будут надолго парализованы, то вы экстремист. Потому что вы обвинили должностное лицо — президента — в воспрепятствовании работе госорганов, т. е. по новому закону — в экстремизме, а такое обвинение по тому же закону само по себе экстремизм.
Или вот еще. Наряду с другими признаками экстремизма в законе отдельно упоминается воспроизведение трудов фашистских руководителей. Если историк занимается Второй мировой войной и в статье воспроизводит цитату из речи Гитлера — он сядет за экстремизм? Надо думать, скорее нет, чем да — если только кому-то по другим причинам активно не захотелось его посадить.
В Интернете сейчас с подачи Марата Гельмана собирают подписи под фразой “Лужков разрушил исторический облик Москвы”. Люди подписываются в надежде на то, что Лужков подаст в суд за клевету — и тогда они все дружно попадут в экстремисты. Может быть, инициаторы законопроекта схватятся за голову и дадут обратный ход? Вряд ли. Они ведь знают, что делают. По этому закону в такой редакции при желании можно посадить если не всякого, то значительное большинство населения России — всех несдержанных на язык, плохо воспитанных или просто любящих риторические крепкие выражения. Плюс, разумеется, всякого, кто позволит себе публично обвинить в нехорошем любого высокопоставленного чиновника. Нет никаких сомнений, что такой закон принят не для того, чтобы реально пересажать полстраны; правящая бюрократия еще ни разу не дала повода всерьез заподозрить себя в таких намерениях. Этот закон принят для того, чтобы любого открывшего рот в случае надобности можно было посадить. Точечно и селективно. Если вас это утешает.
Элла Панеях
10.07.2006, №124 (1651 Ведомости
Автор — социолог, Санкт-Петербург

zuzaka

Черт, одна фраза - а как портит впечатление :
> Автор — социолог, Санкт-Петербург
Между прочим, она, наверно, втайне гордится этим фактом.

Kolian25

Еще одна статья на ту же тему:
От редакции: Недовыборы
Противодействовать экстремизму можно двумя способами. Один из них — искать и привлекать к суду тех, кто нападает на людей с иным разрезом глаз или цветом кожи, искать и привлекать к суду их идейных вдохновителей — авторов погромных статей и редакторов черносотенных изданий.
Но это трудный путь. Значительно легче бороться с теми, кто открыто заявляет о своих взглядах. Похоже на логику пьяного, который ищет потерянные ключи под фонарем — где светло. Когда принятые Госдумой в последние дни весенней сессии поправки в закон “О противодействии экстремистской деятельности” одобрит Совет Федерации и подпишет президент, “публичная клевета в отношении лица, замещающего государственную должность”, станет не просто клеветой, но еще и экстремизмом. При этом рамки самого понятия “экстремизм” в поправках крайне размыты. К нему приравниваются призывы к осуществлению экстремистской деятельности, а значит, ими могут стать и призывы разоблачать нечестных чиновников. Теоретически по новому закону привлечь к ответственности можно даже президента за его антибюрократические филиппики.
Госслужащие смогут привлечь журналиста или простого гражданина не только за клевету (максимальный срок до трех лет лишения свободы но и за “возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства” (до пяти лет). По совокупности может потянуть лет на семь.
Но это еще не все. В первом чтении приняты поправки в закон “Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации”, по которым лицо или партия, уличенные ранее в экстремистской деятельности, не допускаются до выборов. Заодно депутаты намерены вернуть в избирательное законодательство и Гражданский процессуальный кодекс не действующую ныне норму, которая позволяла снимать с выборов кандидата, допустившего минимальную неточность в сведениях о занимаемой должности, доходах и имуществе.
Напомним: в ноябре 2003 г., используя ее, суд снял с парламентских выборов шедшего по спискам КПРФ экс-генпрокурора Юрия Скуратова за то, что он не указал, что работает преподавателем вуза. Против ее восстановления выступил даже глава ЦИК Александр Вешняков: “Ни в одной демократической стране мира такого рода оснований для отказа не существует. Вы предлагаете вернуться в другие страны — рабовладельческие”. Однако поправки приняли большинством в 341 голос. Если творчески использовать одну из норм или их совокупность, то не составит труда отменить регистрацию 25% кандидатов из партсписка, что достаточно для снятия партии с выборов.
Есть еще надежда на президентское вето и вердикт Конституционного суда. Но это не изменит общей тенденции: возможности для граждан легально выразить отношение к власти за последние два года резко сократились. После Беслана отменены прямые губернаторские выборы. В 2005 г. граждане лишились возможности избирать в Госдуму депутатов-одномандатников. Прямые выборы мэров в одних городах заменены голосованием депутатов местного заксобрания, в других — фактическим назначением региональными властями наемных сити-менеджеров. Тогда же, летом 2005 г., депутаты сделали практически неосуществимым проведение референдума. В нынешнюю сессию “единороссы” уничтожили еще одного опасного соперника — виртуального кандидата “против всех”. Наконец, они приравняли к экстремизму любую критику в свой адрес.
“Единая Россия” сделала все, чтобы исключить реальную конкуренцию на ближайших выборах. Свобода слова и выбора в стране превращается из реально действующего механизма в декорацию. В России ситуация, когда граждане окончательно лишатся возможности легально выразить свое мнение, опасна. Предостережение главы ЦИК о том, что добытая при помощи перманентного изменения правил игры победа “Единой России” может оказаться пирровой, должно быть услышано.
10.07.2006, №124 (1651 Ведомости

vamoshkov

Против ее восстановления выступил даже глава ЦИК Александр Вешняков: “Ни в одной демократической стране мира такого рода оснований для отказа не существует. Вы предлагаете вернуться в другие страны — рабовладельческие”.
экстремист хуле
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: