Что будет с Россией, когда рухнут цены на нефть.

sever576



“Да не дрейфь ты! Этого не может быть, потому что не может быть никогда!” — в рейтинге самых распространенных “последних фраз” всех времен и народов подобное изречение, говорят, занимает первое место. В плотно сидящей на нефтяной игле современной России “немыслимо страшный” сценарий укладывается в одно предложение: обрушение цен на черное золото. Российская политэлита, правда, живет в абсолютной уверенности: в условиях острого мирового дефицита энергоресурсов цены на нефть не упадут уже никогда.
Но вот, например, бывший главный экономист Международного валютного фонда профессор Гарвардского университета Кенетт Рогофф недавно заявил CNN: “В ближайшие пять-семь лет цены на нефть хотя бы на время упадут до 20 долларов за баррель”. Есть ли реальный шанс, что почтенный профессор не попал пальцем в небо? И если да, то что сулит нашему государству такое развитие событий?
Сегодня золото, а завтра грязь?
Сердце красавицы, как известно, склонно к измене и перемене. Черное золото особой гламурностью не отличается. Но по степени изменчивости и непредсказуемости цены на нефть дадут сто очков любой ветреной красотке. В 1979 году в Иране свергли шаха, и стоимость черного золота взлетела до небес. В США тогда даже отпечатали и подготовили к вводу в обращение талоны на бензин. В середине 80-х на одной из американских бензоколонок вновь выстроились огромные очереди из машин — но уже по прямо противоположной причине. В качестве рекламного трюка экстравагантный владелец заправки заливал топливо в баки по “цене” в 0 центов за галлон.
Если история имеет свойство повторяться, то России это не сулит ничего хорошего. На излете эры Брежнева в нефтяных кругах мира так же, как и сейчас, царила абсолютная уверенность, что “космические” цены на черное золото — это навсегда. На такой вариант, казалось бы, указывали все объективные причины. В 1973 году арабские шейхи обиделись на Запад за его поддержку Израиля и впервые использовали “нефтяное оружие”, объявив об эмбарго на поставки черного золота “сионистским прихвостням”. С тех пор западный мир привык стоять на коленях перед производителями топлива и жить от одного нефтяного шока до другого.
Но тут случилось непредвиденное. Высокие мировые цены на черное золото привели к тому, что продавать его кинулись все страны, обладающие хоть какими-то запасами нефти. А это ударило по интересам крупнейшего нефтепроизводителя в мире — Саудовской Аравии. Доля рынка, контролируемая саудитами, стала неуклонно сокращаться. Намеки властей королевства на то, что пора и честь знать, конкуренты саудитов проигнорировали. Мол, что они могут сделать? Ведь Эр-Рияд тоже жизненно заинтересован в высоких ценах на черное золото!
Но король Фахд и его министр нефти шейх Ямани доказали всем, что они не правы. Саудиты выбросили на мировой рынок огромные дополнительные объемы черного золота. Цены на нефть отправились в нокдаун. В конце 1985 года за баррель давали почти 32 бакса. В 1986 году нефтеэкспортеры всучивали всем свой товар по цене меньше чем в 10 долларов. Даже при таком катастрофическом падении саудовское королевство умудрялось оставаться в плюсе. Себестоимость нефтедобычи у короля Фахда была крайне низкой. И то, что саудиты теряли из-за обрушения цен, они добирали за счет возросшего объема продаж. Зато экономики многих прочих нефтеэкспортеров начали постепенно переворачиваться кверху брюхом. В первую очередь это относилось, например, к СССР. Поэтому некоторые эксперты считают шейха Ямани одним из косвенных, но очень важных виновников развала Советского Союза.
Есть ли гарантии, что такой кошмарный сценарий больше никогда не повторится? Эксперт Института стратегических оценок и анализа Сергей Гончаренко убежден, что есть: “Существенных предпосылок для снижения цены до уровня ниже 45 долларов за баррель нет. США — одна из крупнейших нефтедобывающих стран. По добыче черного золота она занимает третье место в мире. Поэтому снижение цен не в интересах обладающего большим политвлиянием лобби нефтепромышленников. Кроме того, при низких ценах на нефть станут неэффективными проекты по созданию “альтернативных видов энергии”, куда американские компании уже вложили миллиарды долларов. Поддерживая цены на высоком уровне, Вашингтон обеспечивает и решение важной стратегической задачи — ограничение влияния Китая, чья экономика гораздо сильнее зависит от цен на нефть, чем экономики США и Европы. Наконец, в случае снижения цен в мировом экспорте вырастет доля нефти из арабских стран, где добыча существенно дешевле. А Америка, напротив, заинтересована в диверсификации поставок”.
А вот владелец нефтяных промыслов в Техасе и Ханты-Мансийске Сергей Черников, напротив, убежден, что все обстоит далеко не так однозначно: “Победа демократов на недавних выборах в конгресс — важный аргумент в пользу понижения нефтяных цен. Республиканцы являются выразителями интересов крупнейших топливных компаний. Демократы же, наоборот, связаны в основном с перерабатывающими отраслями, которые от высоких цен на нефть проигрывают. Поэтому политика, направленная на снижение этих цен, станет более последовательной. А рычаги у американцев есть: начиная от массированного внедрения энергосберегающих технологий и заканчивая внешнеполитическими маневрами”.
Не совсем оптимистично настроен и научный руководитель экономической экспертной группы Евсей Гурвич: “В мире сейчас нет единого представления о динамике развития нефтяных цен. Американское агентство энергетической информации выделяет сейчас три возможных сценария на ближайшие годы. Один из них предусматривает падение цен до уровня в 30 долларов. В любом случае в 2007 году некоторое снижение цены черного золота неизбежно. По данным Мирового банка, международная экономика начинает замедляться. А это обязательно отразится и на сырьевых ценах”.
Одним словом, согласия среди спецов нет. И это абсолютно неудивительно. Ведь кроме факторов, которые уже были названы, цены на черное золото зависят и от абсолютно непросчитываемых “джокеров”. Глобальное потепление может привести как к падению, так и к повышению нефтяных котировок. То же самое можно сказать по поводу дальнейшего развития международных конфликтов. Так что у России сейчас, по сути, есть только один выход: надеяться на лучшее, но готовиться к худшему.
Распатронить ли заначку?
В эпоху развитого социализма отдельные острословы любили иногда в шутку ругать свергнутую российскую императорскую династию. Мол, какие Романовы все-таки были нерачительные! Правили страной три столетия, а созданием запаса продуктов на 70 лет Советской власти так и не озаботились! Нынешние обитатели Кремля вроде бы собираются править государством не столь долго, сколь Романовы. Зато они создали “кубышку на черный день”. Это, разумеется, Стабилизационный фонд, в котором сейчас “заначено” около 90 миллиардов долларов.
Согласно расчетам Евсея Гурвича, благодаря этой “подушке безопасности” в случае падения мировых нефтяных цен до уровня в 30 долларов Россия сможет, не снижая нынешнего высокого уровня бюджетных расходов, вполне комфортно существовать как минимум четыре года.
До самого недавнего времени сама идея создания Стабилизационного фонда мало кем подвергалась сомнению. Спор между Кудриным и Фрадковым шел лишь по поводу наиболее эффективного способа сохранения и прибавления накопленных богатств. Однако несколько недель назад бывший министр труда, а ныне депутат Госдумы Оксана Дмитриева выступила с революционной идеей. По мнению Дмитриевой, власть должна не сохранять нефтяные прибыли на черный день, а использовать их для нашего освобождения от унизительной зависимости от сырьевого экспорта.
Согласно Дмитриевой, само по себе образование Стабфонда — уже ошибка. Как доказывает экс-министр, создание стабилизационных фондов скорее исключение, чем общепринятая практика. При этом успешных примеров мало. Один из них немногих — Норвегия. Но, как заявила мне Оксана Генриховна, сравнивать нашу ситуацию со скандинавской абсолютно невозможно. Ведь, в отличие от нас, норвежцам просто не на что потратить деньги: “Вся необходимая инфраструктура в стране уже создана. Потенциал для дополнительных вложений пренебрежимо мал. Дальнейшее повышение социальных выплат сделает страну полностью неконкурентоспособной. Если безработные будут получать не две тысяч долларов, как сейчас, а 5 тысяч, желающих работать в государстве просто не останется”.
Контраст с Россией с ее зачастую убогой инфраструктурой и мизерными социальными выплатами действительно разительный. Права Дмитриева и в том, что наличие Стабфонда вряд ли можно назвать признаком зрелой и всесторонне развитой экономики. Но, к несчастью, на нынешнем, откровенно невысоком уровне развития Стабфонд абсолютно необходим. Избавиться от нефтяной наркомании не менее сложно, чем от наркомании натуральной. Попытка совершить “большой скачок” может привести к весьма плачевным последствиям.
Оксана Дмитриева предлагает тратить средства Стабфонда по трем направлениям. “Мы можем сократить налоги на обрабатывающую промышленность, наукоемкий сектор и малый бизнес, — сказала мне депутат. — У государства появится возможность перестать быть абсолютно безответственным работодателем и повысить зарплаты бюджетникам. Наконец, лежащие сейчас без движения деньги можно потратить на бюджетные инфраструктурные инвестиции. Ведь на рыночной основе бизнес создавать инфраструктуру не будет. Это в любом случае придется делать государству”.
Слов нет, предложения народного избранника наверняка повысят ее популярность среди избирателей. Но увы, в реальной жизни все обстоит гораздо менее красиво.
Легче всего разобраться с государственными инвестициями. Бывший глава программы развития ООН в Республике Гвинея Святослав Демин вспоминает в своих мемуарах про то, как Япония однажды решила подарить аборигенам 12 машин “скорой помощи”. Чтобы подарок не украли, по личной договоренности с президентом Лансаном Конте машины были доставлены прямо во дворец главы государства. С тех пор их больше никто не видел. Лансан Конте раздал авто своим родственникам.
Россия — не Гвинея. Личный президентский контроль способен гарантировать, что те или иные государственные инвестиции не будут разворованы. Но глава страны не может уследить за всем. А, как сказала мне сама Оксана Дмитриева, “уровень откатов в России может достигать 10—50% бюджетных расходов”. Впрочем, по мнению Оксаны Генриховны, “все зависит от выбранного механизма и степени контроля. Да и вообще, даже если коррупционеры украдут до 50% государственных инвестиций, такое использование средств Стабфонда все равно предпочтительнее, чем их нынешнее полное неиспользование”.
Тезис довольно спорный. “В СССР тоже были государственные инвестиции, — напомнил мне Евсей Гурвич. — Но они уходили в песок. Может ли государство в его нынешнем состоянии более эффективно инвестировать средства? Не факт!”
С этим тезисом Гурвича не поспоришь. Закупленное при Горбачеве новейшее тогда оборудование для заводов в некоторых местах типа “Москвича” так до сих пор и гниет в нераспакованном виде. По оценкам западных экспертов, российские энергетические госкомпании несравненно менее эффективны, чем частные.
В ситуации есть и еще один аспект. “Масштабное увеличение госрасходов (в том числе на инвестиции) резко усилит инфляцию. А она, в свою очередь, обесценит все бюджетные расходы”, — заявил мне Евсей Гурвич.
Теневые стороны есть и у двух других предложений Оксаны Дмитриевой. Они тоже неминуемо приведут к разгону инфляции. Но это еще не все. “Допустим, мы уменьшим налоги и повысим социальные расходы, а спустя какое-то время цены на нефть действительно упадут, — продолжает Евсей Гурвич. — Что тогда делать? Извиниться и снижать социальные расходы? Социальный взрыв будет тогда гарантирован. Вновь повышать налоги? Но нестабильность налоговой системы крайне вредна для экономики”.
Оксана Дмитриева с такой логикой, естественно, не согласна. По ее глубокому убеждению, “снижение налоговой нагрузки через 5—6 лет приведет к дополнительному росту в экономике и резко увеличит поступления в бюджет”. Но есть ли у нас эти 5—6 лет? И что если прогноз дополнительного роста не оправдается? Не слишком ли много допущений?
Зато Дмитриева права в другом. Государство просто не имеет права вечно держать бюджетников на голодном пайке, гробить малый бизнес высокими налогами и жить от одного нефтяного кризиса до другого. Теоретически решение всех этих проблем существует. Только вот лежит оно не столько в экономической, сколько в политической плоскости.
Корни Лондонграда
В январе этого года во время “Русских сезонов” на Трафальгарской площади Лондона я оказался рядом с приближенным к высшим эшелонам власти российским чиновником. Вокруг нас огромная толпа соотечественников кричала “ура” Шевчуку и прочим выступавшим музыкальным идолам. А вот мой визави во всю мощь легких вопил нечто другое: “Слава генеральному прокурору!” Поймав мой недоуменный взгляд, аппаратчик даже удивился: “А что тут непонятного? Если бы не наша прокуратура, как минимум половины этих людей здесь бы не было!”
К несчастью, это чистая правда. Британская столица превратилась в “Лондонград” или “Москву на Темзе” отнюдь не только из-за англофилии состоятельных россиян. Лондон стал центром притяжения благодаря тому, что здесь можно укрыться от нестабильности российской жизни и длинной руки нашей прокуратуры и прочих силовиков.
Всеобщая неуверенность в завтрашнем дне — именно она сегодня играет роль главного тормоза российской экономики. “Только в прошлом году отток капитала из страны составил около 70 миллиардов долларов, — сказал мне Евсей Гурвич. — Если бы инвестиционный климат в стране был бы благоприятным, значительная часть этих денег была бы вложена внутри России”.
Частные инвестиции — не государственные. Красть у себя никто не будет. Если бы в стране вдруг по-настоящему заработал малый и средний бизнес, избавление от нефтезависимости перестало бы быть ненаучной фантастикой.
Получается парадоксальная картина. Большинству простых россиян глубоко наплевать на высокую политику. Мол, это разборки начальства, которые к нашей жизни не имеют ни малейшего отношения. Такой подход позволяет власти делать все, что ей заблагорассудится. В результате “начальство” не страдает. У него всегда есть возможность отбыть в славный город Лондонград вместе со своими капиталами. “Расхлебывать кашу” приходится аполитичным обывателям. Например, бюджетникам, которым государство в силу “объективных экономических причин” никак не может обеспечить человеческий уровень существования.
Отсталость нашей политической системы не позволяет российской экономике расправить крылья. Причем нам стоит быть реалистами. В предвыборный сезон 2007/2008 годов политическая нестабильность будет только нарастать. Сугубо теоретический шанс начать хоть как-то исправлять ситуацию появится лишь у смены караула в Кремле. А до тех пор нам стоит надеяться лишь на заначку в виде Стабфонда да на милость “нефтяных богов”.

golf67

в рбк читала статью на эту тему..пргнозы на 2007 год в том числе

gnhay

ничего нового

gangsterz

Как сказал, один человек - "Даже если цены на нефть рухнут, то газовая труба-то одна, что-нить придумаем!"

raushan27


Как сказал, один человек - "Даже если цены на нефть рухнут, то газовая труба-то одна, что-нить придумаем!"

Чего меня всегда удивляло во всяких чеченских террористах : зачем они с риском для жизни захватывают какие-то театры и школы, без ощутимого эффекта. Можно вместо этого регулярно взрывать трубу, она практически не охраняется, даже там где оно под землей залегает неглубоко, а там где над землей - вообще нет проблем ее испортить. И самое главное - это реальный способ достучаться до тех, кто в этой стране реально какие-то решения принимает.
Это, пожалуй, куда более весомо выглядит чем все эти блокбастеры про "ФСБ взрывает Россию"

sever576

трубу хорошо охраняют, в отличие от театров

gsaxxx

труба не столь явно дейсствует на массы людей

natunchik

Сдаётся мне, ты не понимаешь целей чеченских террористов =)

raushan27


Сдаётся мне, ты не понимаешь целей чеченских террористов =)

Они мне, помнится, рассказывали. Но я, видать, неправильно их понял.
Тысячи километров трубы охраняются? Жжоте товарищ.

raushan27

труба не столь явно дейсствует на массы людей

Она действует как раз на тех людей, которым по силам выполнить безумные требования типа "вывести войска из независимой Ичкерии"

tlt_2008

Чего меня всегда удивляло во всяких чеченских террористах
Знаешь, это удивляет не только тебя
Когда работал в Дагестане, то объяснили, что местный руководитель НПС (нефтеперекачивающая станция)-это не тот человек, который специалист по перекачке, а тот, кто специалист в переговорах. Там начальник НПС-местный бай, он и на работе то появляеться 2-3 раза в неделю, у него свои дела, свой бизнес, всеми технологическими процессами заместители, главный инженер руководят. А начальник НПС должен договариться со всеми заинтересованными сторонами, чтобы все было пучком. И судя по всему, договариваться получается
Меня всегда другое смущало-где-то договорились, но трубопроводы у нас по всей стране, гдк-то о таких договореностях и не слышали.
Кстати, считается, что подрыв трубопроводов-это основной пунктик "экологического терроризма", есть и такой оказываеться.

gsaxxx

что-то мне подсказывает, что этим людям глубоко пох на террористов
в крайнем случае еще одну чеченскую войну начнут, опять же бабосов отмоется много

tlt_2008

на тех людей, которым по силам выполнить безумные требования типа "вывести войска из независимой Ичкерии"
Когда захватили больницу в Буденовске, выдвигалось требование вывести войска. Я служил тогда, ну и на политинформации, с дуру задал вопрос замполиту, типа "а сколько времени потребуеться, чтобы войска вывести?". На меня посмотрели как на идиота, попросили более точно сформулировать вопрос. Потом сказали, что никто войска выводить не будет, и что даже при всем желании, процесс это не одного месяца-квартала.
И в довершение дали наряд вне очереди, "за любознательность"

gsaxxx

а чего только один наряд? :]

natunchik

> Они мне, помнится, рассказывали. Но я, видать, неправильно их понял.
Дада, на заборе тоже "хуй" пишут, хотя там дрова.
> Тысячи километров трубы охраняются? Жжоте товарищ.
"Папа, это ты с кем сейчас разговариваешь?"

tlt_2008

Тысячи километров трубы охраняются? Жжоте товарищ
Кстати, без смеха, но они действительно охраняются...Примерно как МГУшная охрана охраняет общагу
Системы теленаблюдения, ограничения доступа, патрулирование линейной части, ее регулярные облеты и бла-бла-бла...Правда хороша эта мера больше для "врезчиков", которые сидят на трубе приличное время, чем для потенциальных террористов.

Kraft1

Помница, мне втирали, что к трубе с давлением 70 атм невозможно присосацо вручную

lev-rechin

посмотри на картинку, там труба присасывается к асету, а не наоборот

zulya67

взрывали трубы и не раз
даже жертвы были
но ажиотаж несравним по сравнению с захватом сотен людей
а ажиотаж сми и есть цель террористов

tlt_2008

Помница, мне втирали, что к трубе с давлением 70 атм невозможно присосацо вручную
давление в 70 атм-это давление газовой трубы, причем нехиленькое.
Если найдеться желающий сделать врезку в газовую трубу-покажи мне его, но только до попытки, иначе смотреть будет не на что
У нефтяных труб давление на порядок меньше, обычно не превышает 5-6 атм.

tlt_2008

но ажиотаж несравним
Когда в 2005 году под Сыктывкаром произошла утечка газа с последующим взрывом, были повреждены 5 ниток газопровода (из 6 идущих в одном коридоре. Тогда была ограничена поставка газа потребителя в Цнтральную Россию, вводились временные схемы отопления на мазуте и т.д. и т.п. При определенной пиар-раскрутки эффект от подобного действия может быть поболе, чем захват больницы/театра с беззащитными людьми

Satellite

трубы взрывают постоянно, даже в новостях об этом сообщают.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: