Экспиремент заключенный-тюремщик

sever576

Представьте, что вы вызвались добровольцем на участие в неком эксперименте, но когда вы приходите в лабораторию, выясняется, что исследователь хочет, чтобы вы убили невинного человека. Вы не соглашаетесь, но он настаивает: "Вы должны это сделать по условиям эксперимента". Вы бы согласились и убили бы человека?
Когда людей спрашивают, что бы они сделали в этой ситуации, почти все отвечают, что, конечно, они бы отказались совершать убийство. Но благодаря известному эксперименту на повиновение, который в начале 1960-х провел Стенли Милграм (Stanley Milgram) в Йельском университете, выяснилось, что это оптимистическое убеждение неверно. Если преподнести просьбу правильно, то почти все из нас подчинятся и станут убийцами.
Милграм сказал исследуемым, что они участвуют в эксперименте, цель которого определить насколько наказание подействует на процесс обучения. Один доброволец (который на самом деле был актером, и был в сговоре с Милграмом) должен был запоминать серии словосочетаний. Другой доброволец (настоящий исследуемый) должен был вслух зачитывать словосочетания, и бить "ученика" электрическим током каждый раз, когда он давал неправильный ответ. С каждым неправильным ответом электрический разряд увеличивался на 15 вольт.
Эксперимент начался. Ученик начал давать неправильные ответы и довольно скоро разряд увеличился до 120 вольт. Тогда ученик начал кричать: "Эй! Больно!". Когда разряд достиг 150 вольт, ученик заорал от боли и потребовал, чтобы его освободили. Смутившись, добровольцы оборачивались к исследователю, и спрашивали, что им делать. Он всегда спокойно отвечал: "По условиям эксперимента вы должны продолжать".
Милграма абсолютно не интересовало, как наказание действует на процесс обучения. На самом деле он хотел посмотреть, как долго люди будут продолжать нажимать на кнопку, посылающую электрический разряд, прежде чем откажутся от дальнейшего участия в эксперименте. Будут ли они подчиняться авторитету исследователя, даже рискуя убить человека?
К его удивлению, несмотря на то, что добровольцы отчетливо слышали неистовые вопли ученика, доносящиеся сквозь стены лаборатории из соседней комнаты, две трети из них продолжали жать на кнопку до последнего, когда разряд достигал 450 вольт, и к тому моменту ученик уже пугающе молчал, и, видимо, был мертв. Исследуемые покрывались потом и нервничали, некоторые начинали истерически смеяться, но продолжали жать на кнопку. Еще более пугающе то, что когда добровольцы уже не видели и не слышали никакой реакции от ученика, их готовность посылать еще более сильные разряды составляла почти 100%.
Милграм позже прокомментировал это так: "Я бы сказал, что на основе моих наблюдений над тысячей человек, принявших участие в этом эксперименте, и той информации, которую я получил, у меня сложилось мнение, что если бы в Соединенных Штатах построили лагеря смерти, как это было в нацистской Германии, то вы бы без труда нашли подходящий персонал для работы в этих лагерях в любом среднем американском городе".

shumilelena

боян. читал эту статейку еще неск. лет назад

sever576

а постил?

Teatral

странно от тебя такой боян видеть

mong

и чо ?

shumilelena

я тогда в форум не ходил

gsaxxx

фильм Эксперимент напоминает. когда добровольцев разделили на заключённых и надзирателей

k11122nu

насколько я слышал, ситуация еще хуже.
были опыты, когда током не убивали, зато испытуемых было несколько, и у каждого по кнопке. Когда им говорилось: "Наказывайте провинившегося. Ваши действия регистрируются" - многие испытуемые иногда жали кнопку. Когда говорилось: "Продолжайте наказывать. Теперь ваши действия не регистрируются, учитывается лишь суммарное количество нажатий всей группы, а личность отдельного наживающего не устанавливается" - частота нажатий резко возрастала. Это уже не "повиновение", а любопытственный садизм, не так ли?

kira-kulikova


...
Это уже не "повиновение", а любопытственный садизм, не так ли?
Именно так. Это чувство собственника, владеющего самым ценным, для другого — его жизнью.

FieryRush

Это из книги Циалдини Instant Influence. Вернее, там гораздо лучше описан этот опыт.

Satellite

фильм Эксперимент напоминает.
Так фильм и снят по мотивам этого эксперимента. Там же в титрах указано.

sever576

ну так перепости оттуда

FieryRush

Suppose while leafing through your local newspaper, you notice an ad for volunteers to take part in a "study of memory" being done in the psychology department of a nearby university. Suppose further that, finding the idea of such an experiment
intriguing, you contact the director of the study, Professor Stanley Mil-gram, and make arrangements to participate in an hour-long session. When you arrive at the laboratory suite, you meet two men. One is the researcher in charge of the experiment,
clearly evidenced by the grey lab coat he wears and the clipboard he carries. The other is a volunteer like yourself who seems quite average in all respects.
After initial greetings and pleasantries are exchanged, the researcher begins to explain the procedures to be followed. He says that the experiment is a study of how punishment affects learning and memory. Therefore, one participant will have the task
of learning pairs of words in a long list until each pair can be recalled perfectly; this person is to be called the Learner. The other participant's job will be to test the Learner's memory and to deliver increasingly strong electric shocks for every
mistake; this person will be designated the Teacher.
Naturally, you get a bit nervous at this news. Your apprehension increases when, after drawing lots with your partner, you find that you are assigned the Learner role. You hadn't expected the possibility of pain as part of the study, so you briefly
consider leaving. But no, you think, there's plenty of time for that if need be and, besides how strong a shock could it be?
After you have had a chance to study the list of word pairs, the researcher straps you into a chair and, with the Teacher looking on, attaches electrodes to your arm. More worried now about the effect of the shock, you inquire into its severity. The
researcher's response is hardly comforting. He says that although the shocks can be extremely painful, they will cause you "no permanent tissue damage." With that, the researcher and Teacher leave you alone and go to the next room where the Teacher
asks you the test questions through an intercom system and delivers electric punishment for every wrong response.
As the test proceeds, you quickly recognize the pattern that the Teacher follows: He asks the question and waits for your answer over the intercom. Whenever you err, he announces the voltage of the shock you are about to receive and pulls a lever to
deliver the punishment. The most troubling thing is that, with each error you make, the shock increases by 15 volts.
Naturally, you get a bit nervous at this news. Your apprehension increases when, after drawing lots with your partner, you find that you are assigned the Learner role. You hadn't expected the possibility of pain as part of the study, so you briefly
consider leaving. But no, you think, there's plenty of time for that if need be and, besides how strong a shock could it be?
After you have had a chance to study the list of word pairs, the researcher straps you into a chair and, with the Teacher looking on, attaches electrodes to your arm. More worried now about the effect of the shock, you inquire into its severity. The
researcher's response is hardly comforting. He says that although the shocks can be extremely painful, they will cause you "no permanent tissue damage." With that, the researcher and Teacher leave you alone and go to the next room where the Teacher
asks you the test questions through an intercom system and delivers electric punishment for every wrong response.
As the test proceeds, you quickly recognize the pattern that the Teacher follows: He asks the question and waits for your answer over the intercom. Whenever you err, he announces the voltage of the shock you are about to receive and pulls a lever to
deliver the punishment. The most troubling thing is that, with each error you make, the shock increases by 15 volts.
Instead of the assurance you expect from the Teacher, that he and the researcher are coming to release you, he merely gives you the next test question to answer. Surprised and confused you mumble the first answer to come into your head. It's wrong, of
course, and the Teacher delivers a 165-volt shock. You scream at the Teacher to stop, to let you out. He responds only with the next test question—and with the next slashing shock, when your frenzied answer is incorrect. You can't hold down the panic
any longer, the shocks are so strong now they make you writhe and shriek. You kick the wall, demand to be released, and beg the Teacher to help you. However, the test questions continue as before and so do the dreaded shocks—in searing jolts of 195,
210, 225, 240, 255, 270, 285, and 300 volts. You realize that you can't possibly answer the questions correctly now, so you shout to the Teacher that you won't answer his questions anymore. Nothing changes; the Teacher interprets your failure to
respond as an incorrect response and sends another bolt. The ordeal continues in this way until, finally, the power of the shocks stuns you into near-paralysis. You can no longer cry out, no longer struggle. You can only feel each terrible electric
bite. Perhaps, you think, this total inactivity will cause the Teacher to stop. There can be no reason to continue this experiment, but he proceeds relentlessly, calling out the test questions, announcing the horrid shock levels (above 400 volts now
and pulling the levers. What must this man be like, you wonder in confusion. Why doesn't he help me? Why won't he stop?

FieryRush

THE POWER OF AUTHORITY PRESSURE
For most of us, the previous scenario reads like a bad dream. To recognize how nightmarish it is, though, we should understand that, in most respects, it is real. There was such an experiment—actually, a whole series—run by a psychology professor named
Milgram (1974) in which participants in the Teacher role were willing to deliver continued, intense, and dangerous levels of shock to a kicking, screeching, pleading Learner. Only one major aspect of the experiment was not genuine. No real shock was
delivered; the Learner, who repeatedly cried out in agony for mercy and release, was not a true subject but an actor who only pretended to be shocked. The actual purpose of Milgram's study, then, had nothing to do with the effects of punishment on
learning and memory. Rather, it involved an entirely different question: When it is their job, how much suffering will ordinary people be willing to inflict on an entirely innocent other person?
The answer is most unsettling. Under circumstances mirroring precisely the features of the "bad dream," the typical Teacher was willing to deliver as much pain as was available to give. Rather than yield to the pleas of the victim, about two-thirds of
the subjects in Milgram's experiment pulled every one of the 30 shock switches in front of them and continued to engage the last switch (450 volts) until the re-
searcher ended the experiment. More alarming still, almost none of the 40 subjects in this study quit his job as Teacher when the victim first began to demand his release, nor later when he began to beg for it, nor even later when his reaction to each
shock had become, in Milgram's words, "definitely an agonized scream."
These results surprised everyone associated with the project, Milgram included. In fact, before the study began, he asked groups of colleagues, graduate students, and psychology majors at Yale University (where the experiment was performed) to read a
copy of the experimental procedures and estimate how many subjects would go all the way to the last (450-volt) shock. Invariably, the answers fell in the 1-2 percent range. A separate group of 39 psychiatrists predicted that only about one person in a
thousand would be willing to continue to the end. No one, then, was prepared for the behavior pattern that the experiment actually produced.
How can we explain that alarming pattern? Perhaps, as some have argued, it has to do with the fact that the subjects were all males who are known as a group for
6_Authority-2.jpg
182 Chapter 6
their aggressive tendencies, or that the subjects didn't recognize the potential harm that such high shock voltages could cause, or that the subjects were a freakish collection of moral cretins who enjoyed the chance to inflict misery. There is good
evidence against each of these possibilities. First, a later experiment showed that the subjects' sex was irrelevant to their willingness to give all the shocks to the victim; female Teachers were just as likely to do so as were the males in Milgram's
initial study.
Another experiment investigated the explanation that subjects weren't aware of the potential physical danger to the victim. In this experiment the victim was instructed to announce that he had a heart condition and to declare that his heart was being
affected by the shock: "That's all. Get me out of here. I told you I had heart trouble. My heart's starting to bother me. I refuse to go on. Let me out." Once again the results were the same; 65 percent of the subjects carried out their duties
faithfully through to the maximum shock.
Finally, the explanation that Milgram's subjects were a twisted, sadistic bunch not at all representative of average citizens has proven unsatisfactory as well. The people who answered Milgram's newspaper ad to participate in his "memory" experiment
represented a standard cross section of ages, occupations, and educational levels within our society. What's more, later on, a battery of personality scales showed these people to be quite normal psychologically, with not a hint of psychosis as a
group. They were, in fact, just like you and me; or, as Milgram likes to term it, they are you and me. If he is right that his studies implicate us in their grisly findings, the unanswered question becomes an uncomfortably personal one, "What could
make us do such things?"
Milgram is sure he knows the answer. It has to do, he says, with a deep-seated sense of duty to authority. According to Milgram, the real culprit in the experiments was his subjects' inability to defy the wishes of the boss, the lab-coated researcher
who urged and, if necessary, directed the subjects to perform their duties, despite the emotional and physical mayhem they were causing.
The evidence supporting Milgram's obedience-to-authority explanation is strong. First, it is clear that, without the researcher's directives to continue, the subjects would have ended the experiment quickly. They hated what they were doing and agonized
over their victim's anguish. They implored the researcher to let them stop. When he refused, they went on, but in the process they trembled, they perspired, they shook, they stammered protests and additional pleas for the victim's release. Their
fingernails dug into their own flesh; they bit their lips until they bled; they held their heads in their hands; some fell into fits of uncontrollable nervous laughter. An outside observer to Milgram's initial experiment described one subject.
/ observed a mature and initially poised businessman enter the laboratory smiling and confident. Within 20 minutes he was reduced to a twitching,
Authority 183
stuttering wreck, who was rapidly approaching a point of nervous collapse. He constantly pulled on his earlobe and twisted his hands. At one point he pushed his fist into his forehead and muttered: "Oh, God, let's stop it." And yet he continued to
respond to every word of the experimenter and obeyed to the end. (Milgram, 1963, p. 377)

FieryRush

In addition to these observations, Milgram has provided even more convincing evidence for the obedience-to-authority interpretation of his subjects' behavior. In a later experiment, for instance, he had the researcher and the victim switch scripts so
that the researcher told the Teacher to stop delivering shocks to the victim, while the victim insisted bravely that the Teacher continue. The result couldn't have been clearer; 100 percent of the subjects refused to give one additional shock when it
was merely the fellow subject who demanded it. The identical finding appeared in another version of the experiment in which the researcher and fellow subject switched roles so that it was the researcher who was strapped into the chair and the fellow
subject who ordered the Teacher to continue—over the protests of the researcher. Again, not one subject touched another shock lever.
The extreme degree to which subjects in Milgram's studies obeyed the orders of authority was documented in yet another variation of the basic experiments. In this case, the Teacher faced two researchers who issued contradictory orders; one ordered the
Teacher to terminate the shocks when the victim cried out for release, while the other maintained that the experiment should go on. These conflicting instructions reliably produced what may have been the project's only humor: In tragicomic be-
fuddlement and with eyes darting from one researcher to another, subjects would beseech the pair to agree on a single command to follow, "Wait, wait. Which is it going to be? One says stop, one says go.... Which is it!?" When the researchers remained
at loggerheads, the subjects tried frantically to determine who was the bigger boss. Failing this route to obedience with the authority, every subject finally followed his better instincts and ended the shocks. As in the other experimental variations,
such a result would hardly be expected had the subjects' motivations involved some form of sadism or neurotic aggressiveness.1
To Milgram's mind, evidence of a chilling phenomenon emerges repeatedly from his accumulated data. "It is the extreme willingness of adults to go to almost any lengths on the command of an authority that constitutes the chief finding of the study"
(Milgram, 1974). There are sobering implications of this finding for those concerned about the ability of another form of authority—government—to extract frightening
The basic experiment, as well as all these and other variations on it, is presented in Milgram's highly readable Obedience to Authority, 1974. A review of much of the subsequent research on obedience can be found in Blass (1991, 1999) and in Miller,
Collins, & Brief (1995).
184 Chapter 6
levels of obedience from ordinary citizens.2 Furthermore, the finding tells us something about the sheer strength of authority pressures in controlling our behavior. After witnessing Milgram's subjects squirming and sweating and suffering at their
task, could anyone doubt the power of the force that held them there?

redtress

а что удивительного то?

gsaxxx

самых странных экспериментов в истории
1. Слоны под кислотой
Что будет, если дать слону ЛСД? В пятницу 3 августа 1962 г. группа исследователей из Оклахома-Сити решила это узнать. Директор городского зоопарка Уоррен Томас (Warren Thomas) разрядил шприц, содержащий 297 млг ЛСД в зад слона Таско. Вместе с Томасом в эксперименте принимали участие его научные коллеги из медицинской школы при университете Оклахомы Луис Джолион Уэст (Louis Jolyon West) и Честер М. Пирс (Chester M. Pierce).
Двести девяносто семь миллиграмм это очень большая доза, приблизительно в 3000 раз больше, чем обычная человеческая . Она до сих пор остается самой большой дозой ЛСД, которая когда-либо давалась живому существу. Исследователи посчитали, что если и давать ЛСД слону, то главное чтобы доза не была слишком маленькой.
Томас, Уэст и Пирс позже объясняли, что целью эксперимента было узнать вызовет ли ЛСД у слона состояние муста (musth на языке урду "опьянение", временное помешательство, которое иногда испытывают слоны-самцы, во время которого они становятся очень агрессивными, а из их височных желез выделяется липкая жидкость). Но вполне можно предположить, что извращенное любопытство тоже имело место.
Чтобы ни было причиной эксперимента, но почти сразу же все пошло не так. Таско отреагировал на укол так, как будто его ужалила пчела. Он поревел несколько минут в своем загоне, а потом завалился набок. Придя в ужас, экспериментаторы попытались привести его в чувство, но через час он умер. Трое ученых робко заключили, что "видимо, слоны обладают высокой восприимчивостью к действию ЛСД".
В течение последующих лет не прекращался спор относительно того, что вызвало смерть Таско ЛСД или препараты, при помощи которых его пытались привести в чувство. Поэтому, спустя 20 лет, сотрудник Калифорнийского Университета в Лос-Анжелесе Рональд Сигель (Ronald Siegel) решил уладить этот спор, дав двум слонам дозу ЛСД, подобную той, что получил Таско. Ему даже пришлось подписать соглашение о том, что он заменит слонов в случае их смерти…
Вместо укола Сигель подмешал вещество в воду, и когда слоны ее выпили, они не только выжили, но и не выказывали абсолютно никаких признаков расстройства. Слоны вели себя вяло, раскачивались взад-вперед и издавали странные звуки похожие на щебетание и визг. Через несколько часов они вернулись в нормальное состояние. Несмотря на это, Сигель заметил, что доза, которую получил Таско, могла превысить некий порог токсичности, поэтому он не исключает возможность того, что смерть была вызвана ЛСД. Споры продолжаются.
2. Повиновение
Представьте, что вы вызвались добровольцем на участие в неком эксперименте, но когда вы приходите в лабораторию, выясняется, что исследователь хочет, чтобы вы убили невинного человека. Вы не соглашаетесь, но он настаивает: "Вы должны это сделать по условиям эксперимента". Вы бы согласились и убили бы человека?
Когда людей спрашивают, что бы они сделали в этой ситуации, почти все отвечают, что, конечно, они бы отказались совершать убийство. Но благодаря известному эксперименту на повиновение, который в начале 1960-х провел Стенли Милграм (Stanley Milgram) в Йельском университете, выяснилось, что это оптимистическое убеждение неверно. Если преподнести просьбу правильно, то почти все из нас подчинятся и станут убийцами.
Милграм сказал исследуемым, что они участвуют в эксперименте, цель которого определить насколько наказание подействует на процесс обучения. Один доброволец (который на самом деле был актером, и был в сговоре с Милграмом) должен был запоминать серии словосочетаний. Другой доброволец (настоящий исследуемый) должен был вслух зачитывать словосочетания, и бить "ученика" электрическим током каждый раз, когда он давал неправильный ответ. С каждым неправильным ответом электрический разряд увеличивался на 15 вольт.
Эксперимент начался. Ученик начал давать неправильные ответы и довольно скоро разряд увеличился до 120 вольт. Тогда ученик начал кричать: "Эй! Больно!". Когда разряд достиг 150 вольт, ученик заорал от боли и потребовал, чтобы его освободили. Смутившись, добровольцы оборачивались к исследователю, и спрашивали, что им делать. Он всегда спокойно отвечал: "По условиям эксперимента вы должны продолжать".
Милграма абсолютно не интересовало, как наказание действует на процесс обучения. На самом деле он хотел посмотреть, как долго люди будут продолжать нажимать на кнопку, посылающую электрический разряд, прежде чем откажутся от дальнейшего участия в эксперименте. Будут ли они подчиняться авторитету исследователя, даже рискуя убить человека?
К его удивлению, несмотря на то, что добровольцы отчетливо слышали неистовые вопли ученика, доносящиеся сквозь стены лаборатории из соседней комнаты, две трети из них продолжали жать на кнопку до последнего, когда разряд достигал 450 вольт, и к тому моменту ученик уже пугающе молчал, и, видимо, был мертв. Исследуемые покрывались потом и нервничали, некоторые начинали истерически смеяться, но продолжали жать на кнопку. Еще более пугающе то, что когда добровольцы уже не видели и не слышали никакой реакции от ученика, их готовность посылать еще более сильные разряды составляла почти 100%.
Милграм позже прокомментировал это так: "Я бы сказал, что на основе моих наблюдений над тысячей человек, принявших участие в этом эксперименте, и той информации, которую я получил, у меня сложилось мнение, что если бы в Соединенных Штатах построили лагеря смерти, как это было в нацистской Германии, то вы бы без труда нашли подходящий персонал для работы в этих лагерях в любом среднем американском городе".
3. Двухголовая собака Демихова
В 1954 г. Владимир Демихов потряс мир, продемонстрировав монстра, созданного хирургическим путем: двухголовую собаку. Он создал это существо в лаборатории на окраине Москвы, пересадив голову, плечи и передние лапы щенка на шею взрослой немецкой овчарки.
Демихов продемонстрировал собаку перед журналистами со всего мира. Обе головы одновременно лакали молоко из мисок, а затем существо сжалось от страха, когда молоко начало вытекать из головы щенка через обрезанную пищеводную трубку. Советский Союз с гордостью хвастался, что собака служила доказательством превосходства советской медицины.
Всего за пятнадцать лет Демихов создал двадцать двухголовых собак. Ни одна из них не прожила долго, так как они неизбежно погибали из-за отторжения тканей. Один месяц был рекордным сроком.
Демихов объяснял, что эти собаки являлись частью непрекращающихся экспериментов в области хирургии, главной целью которых было научиться трансплантировать человеческое сердце и легкие. В 1967 г. этой цели достиг другой хирург доктор Кристиан Баарнард (Christian Baarnard однако, многие признают, что Демихов "вымостил" дорогу для достижения этой цели.
4. Попытка стимулировать гетеросексуальное поведение в мужчине-гомосексуалисте
В 1954 г. сотрудники университета Макгилла Джеймс Олдс (James Olds) и Питер Милнер (Peter Milner) обнаружили, что септальная зона мозга отвечает за хорошее самочувствие. Электрическая стимуляция этой зоны вызывает ощущение сильного удовольствия и сексуального возбуждения. Они продемонстрировали свое открытие, подсоединив провод к мозгу крысы, и когда крыса поняла, что может стимулировать сама себя, нажимая на рычаг, она маниакально колотила по этому рычагу со скоростью до двух тысяч нажатий в минуту.
В 1970 г. Роберт Хис (Robert Heath) из университета Тулейна придумал новое применение открытию Олдса и Милнера. Он решил проверить, сможет ли многократная стимуляция септальной зоны превратить гомосексуального мужчину в гетеросексуального.
Хис называл своего подопытного "пациент В-19". Он вставил изолированные электроды в септальную зону мозга пациента, а затем, в ходе экспериментальных сессий, проводил тщательно контролируемую стимуляцию этой зоны. Вскоре молодой человек сообщил о возрастающей сексуальной мотивации. Затем Хис собрал устройство, которое позволяло В-19 стимулировать себя самому. Пациент быстро пристрастился к "кнопке удовольствия". Во время одной трехчасовой сессии он нажал ее 1 500 раз до тех пор, пока, как сообщил Хис, "эйфория полностью его не охватила, и его пришлось отсоединить".
На этой стадии эксперимента либидо пациента уже было настолько взвинчено, что Хис решил перейти к финальному этапу, во время которого пациенту представили партнершу, желающую заняться с ним сексом. Хис добился от атторнея штата разрешения на то, чтобы в эксперименте приняла участие 21-летняя проститутка, он поместил ее в одной комнате с В-19. В течение часа В-19 ничего не делал, тогда проститутка взяла инициативу в свои руки, и между ними состоялся половой акт. Хис посчитал это положительным результатом.
О дальнейшей судьбе этого пациента мало что известно. Хис сообщил, что молодой человек постепенно вернулся к занятиям гомосексуальной проституцией, но у него также был роман с замужней женщиной. Хис оптимистически решил, что это указывает на то, что, по крайней мере, частично эксперимент удался. Однако, он больше никогда не пытался лечить гомосексуалистов.
5. Отделенная собачья голова
Что может быть ужаснее, чем создание двухголовой собаки? Как насчет того, чтобы отделить голову от тела собаки, и поддерживать ее живой?
Еще со времен кровавой бойни Французской Революции, когда гильотина отправляла тысячи голов в корзины, ученые задавали себе вопрос, можно ли сделать так, чтобы голова жила отдельно от тела, и только в 1920 г. этот эксперимент был осуществлен.
Советский физиолог Сергей Брюхоненко создал примитивный аппарат искусственного кровообращения под названием "автожектор", и при помощи этого аппарата ему удалось поддерживать собачью голову, отделенную от тела, живой. В 1928 г. он продемонстрировал одну из таких голов ученым всего мира на Третьем Съезде Физиологов СССР. Чтобы доказать, что голова, лежащая на столе, была живой, он показал как она реагирует на раздражители. Брюхоненко ударил по столу молотком, и голова вздрогнула. Он посветил ей в глаза, и глаза моргнули. Он даже скормил голове кусочек сыра, который сразу же выскочил из пищеводной трубки на другом конце.
Собачья голова Брюхоненко вызвала много разговоров во всей Европе, а драматург Джордж Бернард Шоу даже сказал: "Меня привлекает идея о том, чтобы мою собственную голову отрезали, и я бы мог продолжать диктовать пьесы и книги, не беспокоясь о болезнях, без необходимости одеваться и раздеваться, питаться, и делать что-либо еще, кроме создания шедевров драматургии и литературы".
6. Гибрид человека и обезьяны
Несколько десятилетий ходили слухи о том, что в СССР проводились эксперименты по созданию гибрида человека и обезьяны путем скрещивания человека с шимпанзе. После распада Советского Союза, когда архивы были рассекречены, эти слухи подтвердились.
Доктор Илья Иванов был всемирно известным специалистом в области ветеринарной биологии размножения, но он хотел сделать в своей жизни нечто большее, чем разведение жирных коров. Поэтому в 1927 г. он отправился в Африку, с целью осуществить скрещивание человека и обезьяны.
К счастью, его труды не увенчались успехом, и в основном благодаря местным сотрудникам исследовательского центра Западной Гвинеи, в котором он работал, и от которых ему приходилось постоянно скрывать истинную цель экспериментов. Согласно записям в его дневнике, если бы они узнали, чем он занимался на самом деле, "это могло бы привести к очень неприятным последствиям". Из-за необходимости секретности практически ничего невозможно было делать, но, несмотря на это, он описал две попытки искусственного осеменения самки шимпанзе человеческой спермой.
Разочаровавшись, Иванов вернулся в Советский Союз. С собой он привез орангутанга по имени Тарзан, так как надеялся продолжить свою работу в более приемлемой обстановке. Он также объявил о том, что для эксперимента требовались женщины-добровольцы, желающие выносить ребенка Тарзана, и на удивление такие добровольцы нашлись. Однако позднее Тарзан умер, а Иванова на пару лет отправили в лагеря. На этом его исследование закончилось. Ходили слухи, что другие советские ученые продолжили работу Иванова, но никаких определенных доказательств так и не было получено.
7. Стэнфордский тюремный эксперимент
Филип Зимбардо (Philip Zimbardo) заинтересовался вопросом : почему в тюрьмах всегда процветало насилие. Было ли это связано с характером обитателей, либо с разлагающим действием властной структуры самих тюрем?
Чтобы выяснить это, Зимбардо создал некое подобие тюрьмы в подвале психологического отделения Стэнфордского университета. Он собрал группу добровольцев из приятных молодых парней, ни один из которых не был ранее судим, и согласно психологическим тестам, все они считались "нормальными. Случайным образом половине группы были приписаны роли заключенных, а другой половине охранников. Его план заключался в том, что в течение двух недель он просто будет безучастно наблюдать за их взаимодействием и тем, как они будут играть свои новые роли.
То, что произошло дальше, стало легендой.
Социально-бытовые условия в "тюрьме" ухудшались с поразительной скоростью. Первой же ночью заключенные разыграли бунт, а охранники, чувствуя угрозу неподчинения со стороны заключенных, жестоко этот бунт подавили. Они придумали изощренные способы воздействия на заключенных, среди которых были такие, как случайные обыски с полным раздеванием, урезание прав на пользование туалетом, устные оскорбления, лишение сна и пищи.
Под таким давлением заключенные начали ломаться. Первый покинул тюрьму уже через 36 часов, крича, что он чувствует себя, как будто "горит изнутри". В течение шести дней за ним последовали еще 4 заключенных, все тело одного из них из-за стресса покрылось сыпью. Стало ясно, что для всех участников эксперимента их новые роли быстро стали чем-то бОльшим, чем игра.
Зимбардо даже сам поддался разлагающей атмосфере психологической ситуации. Его начали преследовать параноидные страхи, что заключенные замышляют побег, и он попытался обратиться за помощью в настоящую полицию. К счастью, в этот момент Зимбардо понял, что это зашло слишком далеко. Прошло всего шесть дней, но веселые студенты колледжа, которые начинали участвовать в этом эксперименте, превратились в угрюмых заключенных и охранников-садистов.
На следующее утро Зимбардо устроил собрание и сообщил, что все могут расходиться по домам. Оставшиеся заключенные испытали облегчение, а охранники, что характерно, расстроились. Им довольно-таки нравилась их недавно обретенная власть, и они не желали с ней расставаться.
8. Мимика во время обезглавливания крысы
В 1924 г. студент последнего курса психологического отделения университета Миннесоты Карни Лэндис (Carney Landis) решил провести эксперимент, чтобы выяснить вызывают ли эмоции характерную мимику лица. Например, есть ли общая мимика, посредством которой все люди выражают шок, или мимика, выражающая отвращение?
Почти все испытуемые были его сокурсниками. Он привел их в свою лабораторию и начертил на лицах линии, чтобы движение мышц было заметнее. Затем он подвергал их воздействию различных раздражителей, рассчитанных на сильную психологическую реакцию, и фотографировал лица. Он заставлял их нюхать аммиак, смотреть порнографические фотографии, и опускать руку в ведро, заполненное склизкими лягушками. Но кульминацией эксперимента стало то, когда он принес живую белую крысу, лежащую на лотке, и попросил их обезглавить ее.
Большинство из них сначала отклонили эту просьбу, но потом две трети сделали все, как он просил. Лэндис отметил, что многие выполняли эта задание достаточно неуклюже: "Они пытались сделать все как можно быстрее, и обезглавливание крысы превращалось в трудную и долгую работу". Для той одной трети, которая отклонила эту просьбу, Лэндис взял нож в свои руки, и обезглавил крысу сам.
Этот эксперимент продемонстрировал удивительное желание, с которым люди подчиняются требованиям экспериментаторов, какими бы странными они ни были. Он проводился почти за сорок лет до эксперимента Милграма, изучающего повиновение, но Лэндис так и не осознал, что согласие испытуемых было куда более интересным, чем мимика. Он целенаправленно сконцентрировался на изначальной цели эксперимента, хотя так и не смог сопоставить эмоции и мимику. Оказывается, что мимика людей, выражающая одни и те же эмоции, даже такие, как отвращение при необходимости обезглавить крысу, сильно различается.
9. Доктор, пьющий рвоту
Как далеко вы можете зайти, чтобы доказать теорию? Студент-медик Стаббинс Фирф (Stubbins Ffirth живший в начале 19 века в Филадельфии, зашел дальше, чем многие. Намного дальше.
Наблюдая, что желтая лихорадка свирепствовала летом, но зимой исчезала, Фирф пришел к выводу, что она не была заразной болезнью. Он выдвинул теорию, что болезнь возникала из-за чрезмерного количества раздражителей, таких как жара, пища и шум.
Чтобы подтвердить эту теорию, Фирф демонстрировал, что как бы он ни старался заразиться желтой лихорадкой, этого не происходило. Начал он с того, что сделал на руках небольшие надрезы, и поливал их "свежей черной рвотой", полученной от больных желтой лихорадкой. Он не заболел.
Затем он закапывал рвоту себе в глаза. Он кипятил ее в котелке и вдыхал пары. Он сделал из рвоты пилюлю и проглотил ее. И наконец он дошел до того, что выпивал целые стаканы чистой, неразбавленной черной рвоты. И все равно не заразился.
Фирф закончил свой эксперимент, обильно пачкаясь другими жидкостями, испорченными желтой лихорадкой: кровью, слюной, потом и мочой. Оставаясь таким же здоровым, он объявил, что его теория доказана. К сожалению, он ошибся. Желтая лихорадка очень заразна, но для этого требуется, чтобы она попала в кровяной поток напрямую. Как правило, это происходило из-за комариных укусов. Но, учитывая все то, что Фирф проделывал собой, чтобы заразиться, это просто чудо, что он остался жив.
10. Целебная промывка мозгов
Доктор Юэн Камерон (Ewen Cameron) считал, что нашел лекарство от шизофрении. Согласно его теории мозг можно перепрограммировать так, чтобы он начал мыслить как здоровый, силой навязав ему новые умозрительные модели. Его метод заключался в том, что он заставлял пациентов носить наушники и слушать закольцованные аудио-сообщения. Иногда это продолжалось по нескольку дней, и даже недель, подряд. Он назвал этот метод "психическим введением", потому что эти сообщения вводились в психику. Пресса назвала это "целебной промывкой мозгов".
В 1950-х и начале 60-х годов сотни пациентов Камерона в больнице Монреаля Allan Memorial Clinic невольно стали его подопытными, даже независимо от того, была ли у них шизофрения. Некоторые из них обратились в больницу лишь с такими незначительными жалобами, как тревога, связанная с климаксом, а их начинали пичкать успокаивающими барбитуратами, привязывали ремнями к кровати и заставляли целыми днями слушать фразы типа "Люди тебя любят, и ты им нужен. Ты уверен в себе".
Как-то раз, чтобы испытать свой метод, Камерон усыпил пациентов лекарственным путем, и заставил слушать такую фразу "Когда ты видишь клочок бумаги, ты хочешь его поднять". Позже он отвез их в местный спортзал. Прямо посередине зала на полу лежал один клочок бумаги. Он с удовольствием сообщил, что многие из них спонтанно подошли к нему, чтобы поднять.
Этими экспериментами заинтересовалось ЦРУ и начало тайно финансировать Камерона. Но со временем, в управление пришли к выводу, что метод Камерона не приносит никаких плодов, и финансирование прекратилось, давая ему самому понять, что его эксперименты были ничем иным, как "десятилетним путешествием не в ту сторону". В конце 1970-х группа бывших пациентов Камерона подала иск против ЦРУ за то, что они поддерживали его деятельность, но за определенную сумму, которая не разглашается, им удалось достичь мирового соглашения.
11. Пересадка головы обезьяны
Когда в 1954 г. Владимир Демихов продемонстрировал своих двухголовых собак, это послужило толчком к началу некой хирургической "гонки вооружений" (или лучше сказать "гонке голов") между двумя сверхдержавами. Желая доказать, что лучшими на самом деле были их хирурги, американское правительство начало финансировать работу Роберта Уайта (Robert White который затем провел ряд экспериментальных хирургических операций в своем центре по изучению мозга в г. Кливленд, штат Огайо. Результатом операций стала первая в мире успешная пересадка головы обезьяны.
Трансплантация произошла 14 марта 1970 г. На тщательно проработанную операцию у Уайта и его ассистентов ушло несколько часов. Они отделили голову от тела одной обезьяны и пересадили ее на другое тело. Когда обезьяна очнулась, и поняла, что ее тело поменяли, она злобно следила за Уайтом глазами и щелкала на него зубами. Обезьяна прожила полтора дня, умерев от осложнений, связанных с операцией. Для нее все закончилось очень плохо, но могло быть еще хуже. Уайт говорил, что с хирургической точки зрения было бы легче пересадить ее голову обратно.
Он полагал, что после этого станет героем, но его работа ужаснула общественность. Тем не менее, Уайт продолжал, и развернул кампанию по сбору средств для проведения операции по пересадке человеческой головы. Он разъезжал по стране с Крегом Ветовицом (Craig Vetovitz) который был практически парализованным, и вызвался первым добровольцем на эту операцию. Общественность до сих пор далека от принятия идеи о трансплантации человеческой головы, но если Уайт не сдастся, в один прекрасный день это случится.
12. Бык, управляемый дистанционно
Сотрудник Йельского университета Хосе Дельгадо (Jose Delgado) стоял под жарким солнцем на арене для боя быков. Вместе с ним там находился крупный, разъяренный бык. Животное заметило человека и ринулось в атаку, набирая скорость. Казалось, что Дельгадо беззащитен, но когда бык уже находился приблизительно в 30 сантиметрах от ученого, он нажал кнопку на пульте дистанционного управления, который держал в руке, посылая сигнал в чип, имплантированный в мозг быка. Животное резко остановилось, пофыркало и покорно ушло.
Это событие было экспериментальной демонстрацией того, как его устройство "стимосивер" может управлять поведением. Оно представляло собой компьютерный чип, который управлялся дистанционным пультом, и вызывал электрическую стимуляцию различных зон мозга животного. Эта стимуляция могла оказывать различное воздействие, вызывая непроизвольное движение конечностей; эмоции, такие как любовь и ярость; или могла подавить аппетит. И еще, как продемонстрировал Дельгадо, она могла остановить нападающего быка.
Этот эксперимент настолько похож на фантастику, что многие удивляются, узнав, что это произошло в далеком 1963 г. В 70-х и 80х годах исследования в области электрической стимуляции мозга (ЭСМ) ослабли, так как общественность заклеймила их, как попытку управлять разумом и мыслями человека. Но не так давно исследования в области ЭСМ проводились опять, и появлялись сообщения о дистанционно управляемых крысах, голубях, и даже акулах.
13. Обезьяна и ребенок
В истории встречается множество примеров, когда дети были воспитаны животными. В большинстве случаев дети продолжали вести себя больше как животные, чем как люди, даже когда возвращались в человеческое общество. Психолог Уинтроп Келлог (Winthrop Kellogg) задался вопросом что произойдет, если повернуть ситуацию на 180 градусов. Что, если бы животное было воспитано людьми как человек. Стало бы оно вести себя как человек?
Чтобы ответить на этот вопрос, Келлог в 1931 г. принес в свой дом семимесячную самку шимпанзе по имени Гуа. Он и его жена начали воспитывать обезьяну так, как если бы она была человеком, обращаясь с ней точно так же, как со своим десятимесячным сыном Дональдом.
Дональд и Гуа вместе играли. Их вместе кормили. Уинтроп и его жена регулярно проводили с ними тесты, чтобы следить за их развитием. В одном из таких тестов применялось подвешенное печенье. Келлоги замеряли сколько понадобится времени их детям на то, чтобы достать печенье, подвешенное на нитке в середине комнаты.
Гуа постоянно справлялась с такими заданиями лучше чем Дональд, но в плане овладения языком она их разочаровала. Несмотря на многократные попытки, дар речи у нее так и не появился. К их беспокойству, этот дар вроде бы начал покидать и Дональда. Прошло девять месяцев эксперимента, а его языковые умения были немногим лучше умений Гуа. Когда, как-то раз, он попытался сообщить им о том, что хочет есть, имитируя характерный "лай" обезьяны, Келлоги решили, что эксперимент зашел слишком далеко. Было очевидно, что для игр Дональду были нужны партнеры его вида. Поэтому 28 марта 1932 г. они отправили Гуа обратно в центр приматов. Больше о ней ничего не слышали.
14. Мои ногти ужасно горькие на вкус
Летом 1942 г. профессор Лоуренс Лешан стоял в темноте хижины сельского района Нью-Йорка, где рядком спали несколько мальчиков-подростков. Он громко повторял одну и ту же фразу: "Мои ногти ужасно горькие на вкус. Мои ногти ужасно горькие на вкус".
В наше время за такое поведение вполне могут засадить под замок, но Лешан не был сумасшедшим. Он проводил эксперимент по обучению во сне. Все эти мальчики имели хроническую привычку грызть ногти, и Лешан хотел узнать сможет ли ночное воздействие негативным высказыванием о кусании ногтей отучить их от этой вредной привычки.
Изначально Лешан воспроизводил сообщение при помощи фонографа, который повторял фразу по 300 раз за ночь, пока мальчики спали. Но спустя пять недель, фонограф сломался, и Лешан решил, что будет сам стоять и произносить эту фразу.
В конце лета он осмотрел их ногти, и пришел к выводу, что 40% из них бросили эту привычку. Казалось, что обучение во сне работает. Однако, позже другие ученые оспорили это утверждение. В 1956 г. в колледже города Санта-Моника Уильям Эммонс и Чарльз Саймон провели эксперимент, в ходе которого они использовали электроэнцефалограф, чтобы убедиться, что объекты заснули, прежде чем воспроизводить сообщение. При таких условиях эффект обучения во сне исчез.
15. Воздействие электрическим током на человеческие трупы
В 1780 г. итальянский профессор анатомии Луиджи Гальвани обнаружил, что электрические разряды заставляют подергиваться конечности мертвой лягушки. Вскоре его эксперимент повторяли ученые по всей Европе, но лягушки им быстро наскучили, и они обратили внимание на более интересных животных. Что случится, думали они, если пропустить ток через труп человека?
Племянник Гальвани Джованни Альдини отправился в поездку по Европе, во время которой он предлагал публике тошнотворное зрелище. Его самая выдающаяся демонстрация произошла 17 января 1803 г., когда он подсоединял полюса 120-вольного аккумулятора к телу казненного убийцы Джорджа Форстера (George Forster).
Когда Альдини помещал провода на рот и ухо, мышцы челюсти начинали подергиваться, и лицо убийцы корчилось в гримасе боли. Левый глаз открывался, как будто хотел посмотреть на своего мучителя. Показ торжественно завершался тем, что Альдини подсоединял один провод к уху, а другой засовывал ему в прямую кишку. Труп пускался в омерзительный пляс. Газета "London Times" писала: "Несведущей части публики могло показаться, что несчастный вот-вот оживет".
Другие исследователи пытались применять электрический ток в надежде воскресить мертвых, но безуспешно. Считается, что именно эти эксперименты начала 19 века вдохновили Мэри Шелли (Mary Shelley) на написание романа о Франкенштейне в 1816 г.
16. Взгляд через глаза кошки
В 1999 г. исследователи под руководством доктора Янга Дэна (Yang Dan доцента нейробиологии калифорнийского университета в г. Беркли, анестезировали кошку при помощи пентотала натрия, обездвижили препаратом Норкурон, и крепко зафиксировали на операционном столе. Затем они приклеили металлические клеммы к белкам ее глаз и заставили смотреть на экран, на котором непрерывно демонстрировались раскачивающиеся деревья и человек в свитере с высоким воротником.
Это не было аверсионной терапией для котов в стиле "Заводного апельсина", направленной на выработку рефлекса отвращения. Это была попытка войти в мозг другого существа и посмотреть на мир его глазами. Исследователи вставили волокнистые электроды в центр кошачьего мозга, который занимается обработкой изображения. Электроды измеряли электрическую активность клеток мозга и передавали эту информацию на компьютер, который ее расшифровывал и преобразовывал в изображение. Когда кошка смотрела на изображения деревьев и человека в свитере с высоким воротником, такие же изображения (но слегка размытые) возникали на экране компьютера.
Коммерческий потенциал этой технологии поражает. Забудьте о камере на шлеме во время финала первенства национальной лиги американского футбола, приготовьтесь к камере в глазах. Или как насчет этого вам больше никогда не придется носить камеру. Снимайте фотографии морганием глаз. Но если вы перебрали, то работать будет уже не так хорошо.
17. Половое влечение индюков
Индюки не привередливые. Дайте им натурально выглядящее чучело индейки, и они попытаются спариться с ним с таким же рвением, как если бы это была живая индейка.
Это наблюдение заинтересовало Мартина Шейна (Martin Schein) и Эдгара Хейла (Edgar Hale) из университета Пенсильвании, и они решили узнать, какой минимальный раздражитель нужен индюкам, чтобы вызвать у них половое влечение, в связи с чем они провели ряд экспериментов, в ходе которых удаляли части чучела индейки одну за одной до тех пор, пока индюк не терял к ней интерес.
Были удалены хвост, ноги и крылья, но глупая птица продолжала подходить к чучелу, начинала громко кулдыкать и пыталась сделать свое дело. В конце концов, осталась лишь голова на палке, но как ни странно, индюк продолжал проявлять большой интерес. В действительности, он предпочел голову на палке обезглавленному телу.
Далее Шейн и Хейл попытались разобраться насколько точно должна быть изображена голова, чтобы она не перестала возбуждать индюка. Выяснилось, что свежеотрубленные головы самок, насаженные на палки, работают лучше всего, но за неимением лучшего, индюк довольствовался даже простой головой, сделанной из пробковой древесины. Видимо, индюки придерживаются такой философии, что если ты не можешь жить с тем, кого любишь, то люби того, с кем живешь.
Изучая половое поведение других домашних птиц, Шейн и Хейл провели подобные эксперименты на белых леггорнах (порода куриц). Для тех, кто заинтересовался этим вопросом, они опубликовали результаты своего исследования в статье, которая может похвастаться одним из самых вызывающих названий в мире науки: "Влияние морфологических вариаций чучела курицы на половое влечение петухов".
18. "Ты бы хотел со мной переспать?"
Если вы мужчина, и вам бы пришлось пройти по кампусу университета Флориды в 1978 г., к вам могла бы подойти привлекательная молодая женщина и сказать именно эти слова: "Я видела тебя в кампусе. Ты мне нравишься. Ты бы хотел переспать со мной сегодня?".
Если бы вы были именно этим мужчиной, то могли бы подумать, что вам невероятно повезло. Но не совсем. На самом деле вы были бы ничего не подозревающим объектом эксперимента, проводимого психологом Расселом Кларком (Russell Clark).
Кларк попросил студентов, посещающих его занятия по социальной психологии, помочь ему выяснить, какой пол в реальной жизненной ситуации был более склонен принять такое предложение от незнакомого человека. Единственным способом узнать это, как он считал, было выйти на улицу и посмотреть что произойдет. Поэтому, парни и девушки его студенты разошлись по кампусу и начали приставать к незнакомцам с непристойными предложениями.
Результаты никого особенно не удивили. Семьдесят пять процентов парней с радостью были готовы сделать одолжение привлекательной незнакомке (а те, кто отказывал, как правило, объясняли причину, например: "Я женат"). Но ни одна женщина не приняла аналогичное предложение от привлекательного мужчины. Большинство из них потребовали, чтобы он оставил их в покое.
Сначала психологическое сообщество отбросили эксперимент Кларка как банальную шутку, но постепенно он получил признание, а затем и похвалу, за столь эффектную демонстрацию различий в отношении к сексу между мужчинами и женщинами. Сегодня этот эксперимент считается классикой. Но почему наблюдаются такие различия горячие споры по этому поводу ведутся до сих пор.
19. Ток для щенка
Когда Стенли Милграм (Stanley Milgram) опубликовал результаты своего эксперимента по изучению повиновения в 1963 г., научное сообщество было потрясено. Ученые с трудом верили, что людьми можно было так легко манипулировать, и они пытались найти ошибки, которые мог допустить Милграм. Чарльз Шеридан и Ричард Кинг высказали предположение, что, возможно, испытуемые просто играли по правилам эксперимента, потому что понимали, что крики жертвы не были настоящими. Чтобы проверить свое предположение, они решили повторить эксперимент, но внесли в него одно существенное изменение. Вместо актера они решили использовать настоящую жертву, которая получала бы настоящие электрические разряды. Очевидно, что использовать для этой цели человека было нельзя, поэтому они выбрали самое адекватную замену милого пушистого щенка.
Шеридан и Кинг сказали испытуемым студентам-добровольцам с последнего курса отделения психологии, что щенка учат различать мерцающий и непрерывный свет. Он должен был отходить либо вправо, либо влево, в зависимости от света. Если животное вставало не в том месте, то испытуемые должны были нажимать на кнопку, посылающую электрический разряд. Как и в эксперименте Милграма, с каждым неправильным ответом напряжение тока увеличивалось на 15 вольт. Но в отличие от того же эксперимента, щенка действительно било током.
По мере увеличения напряжения щенок сначала лаял, затем прыгал, и, наконец, начинал выть от боли. Добровольцы приходили в ужас. Они переминались с ноги на ногу, учащено дышали, и пытались жестами показать щенку куда нужно вставать. Многие открыто плакали. Тем не менее, большинство двадцать из двадцати шести продолжали жать на кнопку, пока напряжение не увеличивалось до максимума.
Любопытно также то, что шесть студентов отказались от участия в эксперименте, и все они были мужчинами. Все тринадцать женщин, принимавших участие, подчинялись условиям эксперимента до самого конца.
20. Предсмертное сердцебиение
Тридцать первого октября 1938 г. Джон Диринг (John Deering) в последний раз затянулся сигаретой, сел на стул, и позволил тюремному охраннику надеть себе на голову черный капюшон, а к груди прикрепить мишень. Затем охранник закрепил на его запястьях электронные датчики.
Диринг вызвался добровольцем для участия в эксперименте, первом в своем роде. Целью эксперимента было замерить его сердцебиение в то время, когда расстрельная команда выстрелит ему в грудь. Тюремный врач Стивен Бесли (Stephen Besley) посчитал, что раз Диринга все равно будут казнить, то почему бы не сделать это с пользой для науки. Возможно, это даст какую-то ценную информацию относительно влияния страха на сердце.
Электрокардиограмма тут же показала, что, несмотря на внешнее спокойствие Диринга, его сердце билось как отбойный молоток со скоростью 120 ударов в минуту. Шериф дал приказ стрелять, и сердце Диринга забилось со скоростью 180 ударов в минуту. Затем в его грудь вонзились четыре пули, откинув его назад на стуле. Одна пуля попала прямо в правую сторону сердца. В течение четырех секунд сердце продолжало сокращаться. Через мгновение оно дернулось еще раз. Затем скорость биения сердца начала постепенно снижаться, и оно остановилось через 15,4 секунды после первого выстрела.
На следующий день доктор Бесли в интервью прессе сказал нечто вроде хвалебной речи в адрес Диринга: "Он проявил мужество. Электрокардиограмма показывает, что его самоуверенное поведение скрывало настоящие эмоции, охватившие его. Он был напуган до смерти".

sever576

Коля, чего ты тут забыл, если все по теме знаешь?

redtress

как ты думаешь, что все тут делают?

sever576

по крайней мере не пытаются меня поучать -

redtress

а где там поучение ты увидел?
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: