Леонид Парфенов с критикой власти и современной журналистики

GaliaFo

Парфенов раскритиковал современную телевизионную журналистику.
Молодец, не побоялся.
 

imp18

Респект и уважуха!

geva

Речь Леонида Парфёнова на церемонии вручения премии им. Владислава Листьева
Сегодня утром я был в больнице у Олега Кашина. Ему сделали очередную операцию, хирургически восстановили в прямом и переносном смысле этого понятия лицо российской журналистики. Зверское избиение корреспондента газеты "Коммерсантъ" вызвало гораздо более широкий резонанс в обществе и профессиональной среде, чем все другие покушения на жизнь и здоровье российских журналистов. В реакции федеральных телеканалов, правда, могла подозреваться заданность — ведь и тон немедленного отклика главы государства на случившееся отличался от сказанного первым лицом после убийства Анны Политковской. И еще.
До нападения на него Олег Кашин для федерального эфира не существовал и не мог существовать. Он в последнее время писал про радикальную оппозицию, протестные движения и уличных молодежных вожаков, а эти темы и герои немыслимы на ТВ. Маргинальная вроде среда начинает что-то менять в общественной ситуации, формирует новый тренд, но среди тележурналистов у Кашина просто нет коллег. Был один Андрей Лошак, да и тот весь вышел – в интернет.
После подлинных и мнимых грехов 90-х в 2000-е годы в два приема – сначала ради искоренения медийных олигархов, а потом ради единства рядов в контртеррористической войне – произошло огосударствление "федеральной" телеинформации. Журналистские темы, а с ними вся жизнь, окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ. За всяким политически значимым эфиром угадываются цели и задачи власти, ее настроения, отношение, ее друзья и недруги. Институционально это и не информация вовсе, а властный пиар или антипиар – чего стоит эфирная артподготовка снятия Лужкова. И, конечно, самопиар власти.
Для корреспондента федерального телеканала высшие должностные лица — не ньюсмейкеры, а начальники его начальника. Институционально корреспондент тогда и не журналист вовсе, а чиновник, следующий логике служения и подчинения. С начальником начальника невозможно, к примеру, интервью в его подлинном понимании – попытка раскрыть того, кто не хотел бы раскрываться. Разговор Андрея Колесникова с Владимиром Путиным в желтой "Ладе-Калине" позволяет почувствовать самоуверенность премьера, его настроение на 2012 год и неосведомленность в неприятных темах. Но представим ли в устах отечественного тележурналиста, а затем в отечественном телеэфире вопрос, заданный Колесниковым Путину: зачем вы загнали в угол Михаила Ходорковского?
Это снова пример из "Коммерсанта" — порой возникает впечатление, что ведущая общественно-политическая газета страны (вестник отнюдь не программно-оппозиционный) и федеральные телеканалы рассказывают о разных Россиях. А ведущую деловую газету "Ведомости" спикер Грызлов фактически приравнял к пособникам террористов – в том числе по своей привычке к контексту российских СМИ, телевидения, прежде всего. Рейтинг действующих президента и премьера оценивают примерно в 75%. В федеральном телеэфире о них не слышно критических, скептических или иронических суждений. Замалчивается до четверти спектра общественного мнения. Высшая власть предстает дорогим покойником: о ней только хорошо или ничего. Притом, что у аудитории явно востребованы и другие мнения: какой фурор вызвало почти единственное исключение – показ по телевидению диалога Юрия Шевчука с Владимиром Путиным.
Вечнозеленые приемы, знакомые каждому, кто застал Центральное телевидение СССР. Когда репортажи подменяет протокольная съемка "встреча в Кремле", текст содержит "интонационную поддержку", когда существуют каноны показа: первое лицо принимает министра или главу региона, идет в народ, проводит саммит с зарубежным коллегой. Это не новости, а старости – повторения того, как принято в таких случаях вещать. Возможны показы и вовсе без инфоповодов – на прореженной эфирной грядке любой овощ будет выглядеть фигурой просто в силу регулярного появления на экране.
Проработав только в Останкине или для Останкина 24 года, я говорю об этом с горечью. Я не вправе винить никого из коллег, сам никакой не борец и от других подвигов не жду. Но надо хоть назвать вещи своими именами. За тележурналистику вдвойне обидно при очевидных достижениях масштабных телешоу и отечественной школы сериалов. Наше телевидение все изощреннее будоражит, увлекает, развлекает и смешит, но вряд ли назовешь его гражданским общественно-политическим институтом. Убежден, это одна из главных причин драматичного спада телесмотрения у самой активной части населения, когда люди нашего с вами круга говорят: чего ящик включать, его не для меня делают!
Куда страшнее, что большая часть населения уже и не нуждается в журналистике. Когда недоумевают: ну, побили, подумаешь! мало ли кого у нас бьют, а чего из-за репортера-то такой сыр-бор? — миллионы людей не понимают, что на профессиональный риск журналист идет ради своей аудитории. Журналиста бьют не за то, что он написал, сказал или снял. А за то, что это прочитали, услышали или увидели.»

zmei

Парфенова уважаю как тележурналиста, но подозреваю, что в данном случае "все согласовано".
На ТВ, кажется, в последнее время тренд такой, избирательные вкрапления критики существующего порядка, чтобы не создавалось впечатления "полного застоя в системе".
Хотя может я просто закоренелый циник, и Леонид действительно нашел в себе смелость открыто высказаться в прямом эфире.

wen64

Комментарии Познера в утреннем "Развороте" на "ЭхеМосквы"
http://echo.msk.ru/programs/razvorot-morning/729342-echo/
И.ВОРОБЬЕВА: Владимир Владимирович, вот, мы тут обсуждали и я даже сказала, что если бы мне пришлось произносить такую речь – я знала об этом, я ее написала – зная, кто сидит в зале, я бы очень сильно волновалась. Вот, как вы считаете, может быть, все-таки, связано это его волнение с тем, что он знал, что сейчас скажет?
В.ПОЗНЕР: Ну, во-первых, он прекрасно, конечно, знал, потому что, ну, эту речь он написал. А это не то, что он с места ее произнес. Во-вторых, он, ну, как вам сказать? У него были и сомнения относительно того, вправе ли он говорить это здесь? То есть является ли само событие, вручение ему вот этой премии и то, что собрались здесь, в общем, его коллеги по цеху, вправе ли вот такую резкую, как он мне сказал, сердитую речь произносить? Он в этом не был уверен. Но он же мне и сказал. Я говорю, мы разговаривали до начала всего, он сказал: «Ну, я ее написал, я ее прочитаю. Хотя, может быть, и не надо». И после конца всего вечера, когда я с ним прощался, он меня тоже спросил: «Может, не надо было?» А я сказал, что, по-моему, замечательно, замечательная речь. А где еще, собственно говоря, ее произносить?
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Какой Парфенов, однако, оказался рефлексирующий человек, переживающий.
В.ПОЗНЕР: А как вы думаете? Это он совсем... Знаете, когда Леонид Геннадьевич выходит на экран и он такой, ну, знаете, бодрый и, так сказать, ужасно позитивный, вроде бы, его ничто не пробивает – на самом деле, он не такой. На самом деле, он человек тонкий и, действительно, рефлексирующий.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Владимирович, а вас удивила вот эта его обличительная речь в отношении нынешнего телевидения?
В.ПОЗНЕР: Она же не в отношении телевидения. Ведь, если, вот, вы внимательно читали, она в отношении власти.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Безусловно.
В.ПОЗНЕР: А не в отношении телевидения. Потому что он и говорил, что, ведь, есть замечательные вещи на этом телевидении, но есть определенный сектор этого телевидения, который является, на самом деле, абсолютно не телевизионным, скажем даже так. Можно по-другому. Но это адресовано было и не Добродееву, и не Эрнсту. Потому что, в конце концов, эти люди выполняют определенные указания – мы это все... Ну, не знаю, все ли понимают, но, безусловно, многие это понимают. И это было адресовано не им. Им завтра скажи «Ребята, вперед, работайте так, как вы считаете нужным», я вас уверяю, что информационная часть телевидения изменится категорически.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Владимир Владимирович, простите, ради бога, но я не верю, что близкие родственники Добродеева, Эрнста и Кулистикова находятся в заложниках и они вынуждены так себя вести сейчас.
В.ПОЗНЕР: Ну, я не знаю, слово «заложники»...
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Никто не захватывал их в заложники и никто не стоит рядом с ними с пистолетом в руках.
В.ПОЗНЕР: Нет. Ну, разумеется, нет. Они в заложниках... Почему родственники? Что вы имеете в виду?
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Ну, знаете, почему иногда люди вынуждены делать то, что им очень не нравится? Они беспокоятся за своих родных.
В.ПОЗНЕР: И они вынуждены это делать, потому что иначе они потеряют свою работу. Вот и все. Иначе они не будут генеральными директорами, а им хочется быть. Ничего, конечно, с ними не случится такого страшного, нет. Но люди строят свою карьеру, работают и, в конце концов, любят эту работу. Чего тут говорить? Я их прекрасно понимаю. Чтобы сохранить свое место, да, надо выполнять – так или иначе во всем мире это так, но в одном случае это государство и власть, как, скажем, у нас в России, а в других это хозяин. Попробуйте у Мэрдока выйти с новостями, которые ему не нравятся. Я вам говорю по личному опыту, он звонит, говорит «Вы как смели?» так сказать. Но другое дело, что есть много разных телевизионных станций и много разных хозяев, и поэтому много разных мнений. А когда одно, так вот то и получается, то, что получается.
И.ВОРОБЬЕВА: Владимир Владимирович, а, вот, после того, как Парфенов закончил свою речь, какова была реакция у тех, кто сидел в зале? Вы же, наверняка, общались там потом.
В.ПОЗНЕР: Нет, ну я не общался устно, потому что, я повторяю, я был ведущим и мне надо было... Леонид Геннадьевич поговорил, он закончил, он вышел в аудиторию, там налили всем шампанское, с ним чокались. И мне потом следовало выйти, начать нечто вроде ток-шоу, ну, так сказать, что, вот, Леонид Геннадьевич, у меня к вам вопрос. Он отвечает мне, а потом бы я стал ходить по этому залу, чрезвычайно тяжелому в этом смысле, и чтобы, мол, они тоже стали задавать вопросы или что-то комментировать. Значит, что я могу сказать? Никакой реакции вот в этом смысле на его речь не было. То есть никто ничего не сказал по поводу самой речи, хотя аплодировали довольно громко, когда он закончил. А, вот, в этой части так называемого ток-шоу вопросов по этому поводу не было и вообще вопросов не было.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Правильно ли я понимаю, что они постарались забыть?
В.ПОЗНЕР: Я не могу этого сказать. Ну, почему «постарались забыть»? Они просто... Может быть, все с ней абсолютно согласны и поэтому... Ну чего об этом говорить-то?
И.ВОРОБЬЕВА: А вы согласны, Владимир Владимирович?
В.ПОЗНЕР: Абсолютно. Абсолютно.
В.ВАРФОЛОМЕЕВ: Спасибо большое. Спасибо за ваш рассказ.

963214

:) Познер он и есть Познер
эм..мб..нем..б..бб....мнэмб..бб.. просто...мэмбб...может быть...

GaliaFo

но подозреваю, что в данном случае "все согласовано"
подозреваю, что нет. Было видно, что он сильно волновался, и что эта тема очень болезненна для него.
Если бы это было согласовано, то интонации были бы другими

seregaohota

это шло в интернете, но это не показывали по ТВ, тем более в прямом эфире
Что и подтвердило слова Парфёнова, который назвал вещи своими именами

pashushkan

Сучка Миткова аш позеленела.
Думаю, она на этом вечере так и не поела

GaliaFo

Реакция и выражения лиц во время речи Парфенова










Arthur8

так Медведев же сказал что нет критики - вот она и появилась, все согласовано

strelok69

Реакция и выражения лиц во время речи Парфенова
в трет призывается доктор лайтман!

stm7543347

Способен ли Леонид Парфенов критиковать отечественную журналистику при -60?

Arthur8

видимо да

PemeHb

как будто парфёнов не при делах. весь в белом стоит в сторонке

PemeHb

Реакция и выражения лиц во время речи Парфенова
обычные семитские ипала. чего особенного?

fatality

обычные семитские ипала. чего особенного?
+1
выражения допускают разную интерпретацию, например, " "

kiritsev

Однажды Владимир Владимирович™ Путин сидел в своей загородной резиденции Ново-Огарево и смотрел по правительственному телевидению выступление телезвезды Леонида Геннадьевича Парфенова на церемонии вручения премии имени телезвезды Владислава Николаевича Листьева.
- Журналистские темы, а с ними вся жизнь, окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ, - читал по бумажке Леонид Геннадьевич, - Для корреспондента федерального телеканала высшие должностные лица – не ньюсмейкеры, а начальники его начальника.
Владимир Владимирович™ согласно кивнул, достал из кармана телефон правительственной мобильной связи с золотым двуглавым орлом вместо клавиатуры и нажал на кнопку вызова пресс-секретаря Президента Натальи Александровны Тимаковой.
- Сестренка, - приветливо сказал Владимир Владимирович™, - Слушай, а кто теперь такие красивые речи пишет? Дима тут, я слышал, выступил - мол, с демократией у нас застой и всё такое. Щас вот Парфенов, смотрю, откровенничает - мол, с журналистикой у нас тоже застой.
- Это референт новый, - отвечала Наталья Александровна, - Прислали… из ФСБ…
- Из ФСБ? - как будто удивился Владимир Владимирович™, - И в каком звании?
- Капитан, - отвечала Наталья Александровна, - Фамилия еще такая необычная… сейчас…. А, вот! Очевидность. Капитан Очевидность.
- Очевидность? - переспросил Владимир Владимирович™, - Ничего себе фамилия. Ну ты смотри, всего капитан - а уже такой борзый. Слушай, а нельзя, чтобы он и мне что-нибудь такое же написал, а?
- А вам-то зачем? - не поняла Наталья Александровна.
- Ну как же… - недоуменно пробормотал Владимир Владимирович™, - Дима выступил - все говорят, что вот теперь-то начнется. Парфенов выступил - все говорят, что он совершил гражданский подвиг и всё такое. А я как же?
- Ну… - замялась Наталья Александровна, - Надо тогда согласовать тезисы… что вы хотели бы констатировать?
- Можно что-нибудь про президентские выборы, - предложил Владимир Владимирович™, - А еще лучше про газ! А то эти в Европе там опять что-то мутят…
- Будет где-то приблизительно так, - после небольшой паузы сказала Наталья Александровна, - Дорогие друзья. Скоро зима. Выпадет снег. И пора уже, наконец, заявить об этом со всей откровенностью. Зимой холодно и надо топить. А для того, чтобы топить - нужен газ.
- Во-во-во! - воскликнул Владимир Владимирович™6 - Отлично! То, что надо! Давай, засылай этому, как его… капитану! Пусть оформляет!
И Владимир Владимирович™ отключил связь.

PemeHb

Журналистские темы, а с ними вся жизнь, окончательно поделились на проходимые по ТВ и непроходимые по ТВ
что вам не нравится блайнд? зомбоящик ноне рукопожат, абсолютно либерален, могуче десталинотизационен - Ваш идеал. =)

GaliaFo

напомнило фильм
 

963214

отрывок идентичный, аналогия налицо, молодец
по поводу твоего предыдущего поста "Реакция и выражения лиц во время речи Парфенова"
а ты что ожидал увидеть, чтобы воскликнуть "о да, их выражения лиц справедливы"?
и лично ты, став бы одним из ведущих или известных\знаковых телевизионщиков, что присутствуют в зале во время той церемонии, как бы себя повел и какое выражение лица слепил бы?

GaliaFo

и лично ты <...> какое выражение лица слепил бы?
довольное

963214

возможно и поэтому ты пишешь здесь, а не в коммерсанте, или не с помостков в студии

pashushkan

запости сюда справедливое выражение лица

seregaohota

а не в коммерсанте, или не с помостков в студии
в коммерсанте то как раз хоть и придворный журналист, а задал вопрос Путину в жёлтой Ладе почему он загнал Ходорковского в угол. А на ТВ это вообще немыслимо о чём Парфёнов и сказал во всеуслышание.
Вообще прав Медведев, сильно всё это застой Брежневский напоминает, все всё знают, но все молчат об этом публично. Ну вот Парфёнов сделал один шаг от застоя, респект

geva

Я интерпретирую выражения лиц так. Лица вытянулись не потому что Парфенов вещал про народ или про правительство. Имхо он как-то вскрыл ту страшную мысль, что витает у медийных воротил, которая озвучена воплями журналистов после кашинского инцидента, "Господин Медведев, Вам нужна в стране журналистика или вам достаточно твиттера?"
Вот Парфенов озвучил для них тот ответ, которого они боялись и гнали от себя все это время. Что, если Медведев действительно ответит "Мне достаточно твиттера. Мне такие, как вы, нафиг не нужны"?
Высокоуважаемая публика, собравшаяся в зале - это люди, которые действительно отдали жизнь телевидению, что-то там делали, развивали. И для того, что они делают (не делают) сейчас, у них есть для себя ответы. "Это ведет к сверхприбылям". Или "А иначе с нами будет как с НТВ". А сейчас - "А иначе с нами будет как с Кашиным". "Мы-то идем на компромисс с властью - иначе нельзя, но все равно мы лучшие в стране профессионалы, и власть без нас не сможет оболванивать население".
Так вот Парфенов сказал о том, что профессионалами они были десять, двадцать лет назад. Что сейчас превратились в чиновников последнего звена, в говорящие головы, и что если заменить эти головы другими - ни народ, ни власть не заметят разницы. Что телевидение превратилось в роботоебоботов, которое гонит какую-то фигню на поток. Говносериалы ставить в сетку любой нашист сумеет, Эрнст и Добровольский тут не нужны.
----------------------
Я, кстати, не разделяю опасений по поводу того, что телевидение обязательно должно выродиться потому что дескать интернет. Кино не убило театр, а телевидение не уибало радио. У телека всегда будет своя ниша. Так, обычное радио до сих пор слушают почти во всех автомобилях. Просто как-то расточительно будет занимать эту нишу быдлосериалами и передачами "Наш сад", вот и все.

kosmos

Ни в одном из приведенных тобой примеров нет полного замещения. Кино не дает возможности посмотреть на артистов вживую, а ТВ не посмотришь за рулем.
Тогда как компьютер с интернетом уже прекрасно замещает ТВ в абсолютном большинстве случаев. А на самом деле при грамотном использовании его возможности намного шире даже в тех же рамках просмотра цветных картинок с аудиосопровождением.
Так что еще как заменит. Просто не факт, что быстро.

dmitry131

Тогда как компьютер с интернетом уже прекрасно замещает ТВ в абсолютном большинстве случаев.
Не замещает для тех, кому надо "чтобы за него составляли программу, сетку вещания и т.д."
И таких людей немало, телевидению хватит ИМХО. :)

kosmos

А что мешает делать делать те же привязанные по времени каналы вещания и софт, который позволяет их смотреть в режиме "чтоб по интерфейсу было не отличимо от телевизора"? Для таких людей это и будет телевизор, только умеющий, на самом деле, гораздо больше.
Тут вопрос в том, когда станет дешевле перевести все вещание в онлайн, добавить пару чипов в телевизоры и сделать такой софт, чем тратиться на поддержку отдельной инфраструктуры передачи данных при все сокращающейся аудитории.
Точно так же я посмотрю, что будет с радио, когда появятся автоматические средства индивидуального транспорта.

dmitry131

А что мешает делать делать те же привязанные по времени каналы вещания и софт, который позволяет их смотреть в режиме "чтоб по интерфейсу было не отличимо от телевизора"?
Я не понял - а в чём отличие от телевизора?
Я как бы понимал телевидение именно как постоянный (или квазипостоянный) поток звуко-видеоинформации, набор которой полностью или в большой мере определяется вещателем. Разницы идёт вещание через интернет или через полуаналоговые радиоволны ИМХО нет.

FieryRush

Не замещает для тех, кому надо "чтобы за него составляли программу, сетку вещания и т.д."
И таких людей немало, телевидению хватит ИМХО.
Это надуманная проблема. Люди не настолько тупы, по крайней мере, все умеют переключать каналы, а не смотрят один и тот же все время. Так что со временем создадут агрегирующие интерфейсы для самых ленивых, которые помогут составить индивидуальную сетку передач.

dmitry131

Так что со временем создадут агрегирующие интерфейсы для самых ленивых, которые помогут составить индивидуальную сетку передач.
Самые ленивые не будут составлять. Иногда хочется включить ТВ и пощёлкать (некоторым).

963214

я ответил на его пост, так как расценил его смысл как "сидят, постные рожи"
иначе я вообще тогда не понимаю смысл его поста.
разве что "так просто" , как часто на форуме бывает

avp1976

А что мешает делать делать те же привязанные по времени каналы вещания и софт, который позволяет их смотреть в режиме "чтоб по интерфейсу было не отличимо от телевизора"?
Уже реализовано. Погугли «Google TV». :)

katrinmania

А это видели?

Enery

Первый ролик получается не настоящий ?
Монтаж ?

marinap69

Я интерпретирую выражения лиц так
это вангизм какойто
 
Кино не убило театр
типа сейчас в театор ходят такие же толпы как и в кровавом совке (где искусство было для быдла)? цены и заполняемоесть театров говорят, что теперь театор только для достойных.
Кино — это кино, у него своя аудитория.
 
Просто как-то расточительно будет занимать эту нишу быдлосериалами и передачами "Наш сад", вот и все.
эфирное время занимают те программы, которые больше бабла приносят. и как показывает практика быдлосериалы и быдлотокшоу — самые кассовые.
кстати, теперь кашина шурнашлюхи упоминают при каждой возможности. при этом никто не говорит, что кашин регулярно(!) опиздюлялся за свои писульки в жж и в инете вообще. говоря простым языком: отвечал за слова. повторяю, получал он пиздов регулярно.
это если как к шпонглу на его призывы на речник каждый раз приезжали и давали пиздов,а он и прочие упоротые эльфы вопили про "нападение на свободу форума","следующим может быть кто угодно" и вопрошали бы "нужен ли вам такой форум или достаточно твиттера" :grin:
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: