В. Пелевин "Шлем ужаса"

atsel

Виктор Пелевин «Шлем ужаса»
Открытый мир, 2005
Восемь существ, сами не знающие, где они, но повстречавшиеся на одной «нити» интернет-чата, из подсказок — собственных имен, снов, деталей интерьера и одежды — догадываются, что кто-то поместил их в виртуальный лабиринт, где разыгрывается миф о Минотавре. Коротая время в заточении, пестрая компания обсуждает версии происходящего, разбредается по своим персональным лабиринтам, препирается, ссорится, кто-то даже влюбляется, все острят — и ждут встречи с Минотавром и явления Тесея, небезосновательно подозревая, что оба — уже здесь, среди них.
Весь роман, на первый взгляд абсолютно непредсказуемый, на самом деле построен на серии повторений. В глаза бросаются разного рода удвоения — двое карликов, топор с двумя лезвиями, два рога, двое каноников, двойная клюшка, два полушария мозга. Каждое удвоение, то есть простейшее разветвление, автоматически провоцирует путешествующего по лабиринту на выбор — так что неудивительно, что чаще всего существа обсуждают проблему выбора, выборов и вообще свободы воли. Диалектика, диалог, двоичный код, близнечный миф, Твин Пикс — по любой из этих тем в «Шлеме ужаса» можно написать отдельную работу; роман — не просто про мозг, он и сам — двигатель, вырабатывающий смыслы, и я не уверен, что его ресурс чем-либо ограничен.
Может показаться, что «Шлем ужаса», где все происходит в голове, — чистый роман идей, голая схема; на самом деле в нем не меньше пейзажей, лирических отступлений и красочных портретов, чем в психологическом романе XIX века, — просто весь этот материал здесь спрессован, заархивирован. Стоит, однако, дотронуться до любого слова или символа — и он начнет разворачиваться, лучиться, пожирая пространство. Звездочка, астериск, оказывается Астерием, «звездным», сыном Миноса и Пасифаи — Минотавром, хозяином лабиринта, человеком с головой быка — которая и есть шлем ужаса, представляющий собой лабиринт, схема которого выглядит как * — снежинка, крест с разветвляющимися линиями-отростками.
«Шлем ужаса» — часть интернационального проекта «Мифы» британского издательства Canongate, заказавшего нескольким современным писателям — Пелевину, Умберто Эко, Маргарет Этвуд — сочинить романные версии известных мифов. Пелевин выбрал миф о Минотавре якобы по совету девочки, дочери итальянских знакомых, приславшей ему записку; по правде сказать, эта история больше похожа на сюжет про Импровизатора из «Египетских ночей»; не зря, чай, знакомые — итальянские. Один миф завернут в другой, и конца этой матрешечной структуре не предвидится.
«Шлем ужаса», и выглядящий-то как пьеса («Organizm(-: В чем дело? Есть здесь кто-нибудь? Romeo-y-Cohiba Я есть.» похож на сценарий реалити-шоу — группа незнакомых друг с другом подопытных пытается судить о внешнем мире по намекам невидимого режиссера. Другое дело, что этот «Голод» снимается в месте, напоминающем линчевский Черный Вигвам: карлики, великаны, зеркала, шторки, эзотерические символы, каждая реплика как будто свинцом налита. Ну или это как если бы в «шоу «Голод» участвовала группа платоновских обитателей Пещеры, разглядывающих тени на стене. Стена, впрочем, тоже мнимая. Киберпространство — мир соблазнов и обманок, морочащий сходствами: вот шекспировский Остров из «Бури», вот Фраксос из фаулзовского «Мага», подвал из его же «Коллекционера», «Остров накануне» Эко; словом, все острова, пещеры и замкнутые камеры, где некий Экспериментатор ставит психологические опыты. Размер и смысл этого сборного лабиринта зависят исключительно от культурной компетенции читателя: Пелевин прозрачно намекает на Платона, Шекспира, Фаулза, Линча, Джерома К.Джерома и Шамиссо.
Кажется, что смысловые разветвления в «Шлеме ужаса» — и количество кодов к нему — бесконечны, но здесь не зря так же часто, как раздвоения, возникают и различные предметы с загибом: выпукло-вогнутые ромбы, шляпы с загнутыми полями, знак доллара, якорь, рога быка, струи фонтана и так далее. Вот и крест в основе лабиринта окружен искривленными линиями, которые сначала расходятся и уводят в бесконечность, а затем загибаются и возвращаются, так сказать, на кресты своя. Именно по этой схеме герои рассказывают о своих персональных лабиринтах — по сути, они все время ходят по кругу; типично пелевинская, заметьте, диалектика — бесконечное разветвление оборачивается не бесконечным разнообразием, но тотальным однообразием.
«Шлем ужаса» — роман о свободе и свободе воли, которая на деле сводится к мнимой возможности выбора — мнимой, потому что всегда обусловленной внешними факторами. У мира-лабиринта всегда есть хозяин — которого существа называют «бог», «Минотавр», «администратор», «политтехнолог», «профессор Павлов», «маг», «program vendor», «Bull Gates», — владеющий технологией подмены свободы выбора фальшивой «интерактивностью». Мир, как наглядно продемонстрировано в «Шлеме ужаса», есть пространство обмана и предательства. Любовь, счастье, демократия, свобода воли, удовольствие от потребления — все здесь липа. Слова — предатели, символы — предатели, предметы — предатели, да и те, кто их воспринимает, — тоже предатели. «Шлем» — беседа тех, кто живет в голове, но даже и в этом диковинном пространстве Пелевин разыгрывает чуть ли не детективный сюжет об убийстве Минотавра. Отличие пелевинского криминального романа от классического герметичного детектива состоит в том, что Х, неизвестное, здесь не один — а все: ХХХХХХХХ. Непонятно ведь, кто на самом деле здесь Минотавр, кто Тесей, кто Ариадна. Это похоже на игру в «Мафию», где кто угодно может оказаться кем угодно. В финале, кстати, именно этим все и кончается.
Пелевинский лабиринт — и его магическая версия, шлем ужаса, — хоть и представляет собой бесконечное разветвление крестообразного центра, в конечном счете оказывается круговым. Кольцо — мир как замкнутая сама на себя система, мнимо вырабатывающая новизну/будущее, а по сути, гоняющая ничто, пустоту — идея фикс Пелевина. В сущности, он в каждом романе изобретает новую модификацию одного и того же вечного двигателя. Отсюда пелевинская одержимость уроборосами и пидорасами — бесконечно обменивающимися энергией и информацией парами. Таких диполей в «Шлеме ужаса» навалом.
В какой-то момент ловишь Пелевина вот на чем. Один из здешних восьми персонажей, Сартрик (пребывающий в особом алкогольно-экзистенциальном лабиринте, так что его все время тошнит произносит коронный спич, «абсолютно пелевинский»: «…все вы какие-то тени, один я здесь живой. Вы просто кандалы на извилинах моего головного мозга. Все ваши «роллс-ройсы» и Лолиты, «феррари» и Берлускони, весь ваш недавно побритый гламур, ваше поле чудес, на котором вас каждый день имеют в ххх под денежным деревом, — ведь вы это сделали из моей головы! И при этом я у вас никто, а вы у меня все. А? В моей же голове! Но я вас скину. Придет день, я вас скину, о, как скину! Я вам еще сыграю фантазию бля-минор для волыны с подъездом!» На самом деле, если приглядеться, Пелевиным покажется не только Сартрик, но каждый из восьми персонажей. Циничный политтехнолог Щелкунчик. Романтичный Ромео-и-Коиба. Аскетичная христианка Угли. Брутально-жовиальный Организм. Простодушная Изольда. Книжный Монстрадамус. Загадочная и своевольная Ариадна. Понимаете, в чьей голове все это происходит? «Шлем ужаса» — это ведь автопортрет Пелевина, просто исполненный в пикассовской манере, из деформированных осколков.
Про «шлем ужаса» надо отдельно сказать. Вообще-то, это термин: так называется гальдрастаф, древнеирландский рунический символ — разветвляющийся крест. «Согласно Северному мифу, — читаем в специальном источнике, — обладание этим «шлемом» приносит способность вселять парализующий ужас в сердца врагов и наделяет владельца другими магическими силами. В «Саге о Вельсунгах» говорится, что «шлем» является частью сокровищ нибелунгов. Герой Сигурд возвратил это сокровище богам и человечеству, убив чудовищного змея Фафнира». Нордическая тема, однако ж, подавлена в романе греческой — мифом о человеке с крупнорогатой головой, которая на самом деле, по Пелевину, — шлем ужаса.
Этот греко-буддистско-ирландский шлем удивительно удачно подходит к одному мотоциклу, безусловно, известному Пелевину. Шлем — модификация мотоцикла из романа американского писателя Пирсига «Дзен и искусство ухода за мотоциклом» (неслучайно, наверное, «рога изобилия» на голове у быка похожи на глушители мотоцикла); на том мотоцикле тоже демонстрировалось, как устроен мир. В философском романе Пирсига главная понятийная категория — Качество: полуинтуитивное-полурациональное ощущение хорошо выполненной работы, природного равновесия, добродетельного по сути; это качество — Качество как моральная ценность — есть в «Шлеме».
«Шлем ужаса» — роман о лабиринте, скроенный по схеме лабиринта и пленяющий своей пропорциональностью, симметричностью, абсолютной гармонией между составляющими его частями, — есть воплощенная красота, такая же, какая присутствует в нетварных геометрических фигурах — в кресте, астериске, снежинке. Пелевин не столько написал его, сколько вписал в божественную форму. Главная особенность «Шлема» состоит в том, что Пелевин не просто развел миф о лабиринте по разным понятиям, сыграв очередную свою фантазию бля-минор для волыны с подъездом — «смешную», «объясняющую все», «дико точную»: ему удалось создать безупречную вещь. «Шлем ужаса» — самая красивая вещь Пелевина, она действительно будто из сокровища нибелунгов. И поскольку в ней он достиг такого качества, которое пишется с большой буквы, Качества как моральной ценности, то — всегда стеснявшийся «гуровать» — теперь он имеет и моральное право объяснять и указывать.
Взято с www.afisha.ru
Файл с тесктом по ссылке в подписи.

sever576

текст Шлема полный или первые главы?

Olgafa

Читал несколько больших кусков, любопытно, но кажется уже видна планка, выше которой Виктору Олеговичу не прыгнуть. Хотя внедрение в массовое сознание эзотерических и буддийских истин - дело благородное.

Olgafa

Вроде сегодня-завтра книга должна поступить в продажу.

atsel

ХЗ.

atsel

Уже продается.

terkin

ДАйте текст, который перепрыгнул планку пелевина !
И вообще хоть пару слов что за планка, в каком направлении...

Aleksey67

уже даже в аргументе есть

unclehm

и сколько стоит?

Aleksey67

-150 р, кажется
за 200 с чем-то страниц удовольствия

vovan07

кто-нить конвертните плиз в doc или в rtf там

gurich59

можно текст, пох в каком формате, но чтоб из инета можно было загрузить?
думаю, если заархивировать, то в форум можно загрузить.
только не 7zip, плз

Olgafa

Под планкой я имел ввиду потолок Пелевина, как писателя. На мой взгляд, "Омон Ра" - "Жизнь насекомых" - "Чапаев и пустота" - "Generation П" - всё это путь вверх. А вот "ДПП (nn)" уже послабее, хотя "Священная книга оборотня" - хорошая, цельная работа. Вершина, лично для меня, "Чапаев и пустота", всё остальное где-то рядом. То есть потолок виден. А "Шлем ужаса" это часть европейского проекта по литературному "осмыслению" греческой мифологии. От России пригласили Пелевина.
ДАйте текст, который перепрыгнул планку пелевина !
Крайне бесперспективное занятие. Не хочется сравнивать длинное с острым. Каждый автор - это свой стиль, мир, идеи. Сравнивать кого-то с кем-то, на мой взгляд, не корректно.

Olgafa

Для безынетных выложил на

MerKish

А у меня аудио-версия есть.

Satellite

Спасибо.

yurimedvedev

Половину уже прослушал. Довольно интересно.

natunchik

Apazhe утверждал, что Sliff_zoSSchitan в звуковом варианте нифига не рулит.
И вообще странно как-то -- слушать ушами вещь, по природе своей являющуюся чисто текстовой, гораздо более текстовой чем почти любая книга. Ощущение теряется, имхо.

yurimedvedev

ХЗ. Это первая книга, которую я прослушал.
Там довольно много героев, у каждого свой голос и оригинальный ник. Думаю, если бы я читал, то не смог бы представить себе такие разные голоса, по которым их можно отличать.
Надо еще прочитать, чтобы заценить сколько времени это занимает по сравнению с прослушиванием, и понять, упустил ли я что-нибудь.

natunchik

> Думаю, если бы я читал, то не смог бы представить себе такие разные голоса, по которым их можно отличать.
Видишь ли, книга стилизованна под чат, а в чате голосов нет.

Anastasia85

Один из здешних восьми персонажей, Сартрик
?
Автор обзора читал бета-версию?

yurimedvedev

А чо такое? Есть там такой прожженый алкаш по имени Сартрик.

rjhgec

посовтую тебе почитать критику пелевина, незнаю твоей реакции но я лично ржал над бессильностью некоторых критиков непонятно почему исходящих на гавно и портящих свой организм желчью и брызгающих слюной на 3 км от себя.
мне кажется что ты избрал для себя не то направление - тебе этих критиков не переплюнуть. а вообщем и незачем: многие из них уже расскаялись так как поняли что за их умопосторениями ничего не стоит кроме чуства зависти - как же так такой молодой писатель и так быстро добился такого головокружительного успеха?
Держу пари что ты не понял и 10 процентов из того что Пелевин пытался сказать читателям а уже пытаешся както всему дать оценку. Просто непонятно откуда у таких как ты берется такая самоуверенность: "Вам все понятно: книги Пелевина просто примитивны", однако вы не можете рассказать конкретно как вы их поняли - это раз, а два это то что говоря про какуюто планку ты сам не можеш сформулировать чтоже всетаки это за планка?

gurich59

лично мне насрать, примитивны они или нет, мне просто нравится его читать.

rjhgec

аналогично...
думаю что так многие относятся: нарвится и все. я вот не могу понять таких людей которые не читают Пелевина из-за того что где-то услышали или с чего то решили что сейчас модно ставить себя выше Пелевина тем что иметь как-бы "особое мнение": всем нравится а я вот увидел что он стал сдавать позиции, в то время как я готов 1000 раз спорит что и умственные способности и способность понимать литературу у таких людей не составит и 10 процентов от Пелевинских

Olgafa

посовтую тебе почитать критику пелевина, незнаю твоей реакции но я лично ржал над бессильностью некоторых критиков непонятно почему исходящих на гавно и портящих свой организм желчью и брызгающих слюной на 3 км от себя.
Критику на работы Пелевина я читал по 2003 год включительно. С рецензиями на "ДПП (nn)" и "Священную книгу оборотня" знаком лишь частично, но и этого вполне достаточно, чтобы понять - наша литературная критика с большим уважением и пиететом относится к Пелевину.
мне кажется что ты избрал для себя не то направление - тебе этих критиков не переплюнуть.
Я не собирался никого переплёвывать, а лишь высказывал свою точку зрения. К творчеству Виктора Олеговича отношусь положительно, считаю его одним из ярчайших литературных явлений 90-х годов 20 века, что не мешает мне считать, что в настоящий момент он находится в несколько подвешенном состоянии, когда старые писательские стратегии уже выработали свой потенциал, а новые ещё не найдены.
Держу пари что ты не понял и 10 процентов из того что Пелевин пытался сказать читателям
Признаться, не вижу смысла доказывать обратное. 4-5% мне вполне достаточно.

Anastasia85

В бумажной книге - нету такого! Там он(?) зовется Sliff_zoSSchitan.

muza71

вопрос : а в книгах сейчас нет совсем цензуры?
навеяно :"Малчи песдоглазый мудаг"

Olgafa

Нет.

muza71

модняво

natunchik

Кстати, я немножко не понял, а хули у слиффа речь не фильтруется?
Да, это, аудио-версия сосёт! Если там слифф зовётся сартриком. Небось ещё и фразы "Малчи песдоглазый мудаг" там вообще нет. Фу, хуйня.

yurimedvedev

Мата в аудиоверсии хватает. В том числе х** и е***ь.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: