про биоэтику, эвтаназию, аборты и клонирование

gala05

Нашел в сети весьма любопытные рассуждения про биоэтику, эвтаназию, аборты и клонирование. Видимо, написано в самом начале нашего 21 века. От них, правда, весьма отдает "отцы наши и деды жили, а не глупее нас были"
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/catholic/biohist.htm
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/catholic/aborto2.htm
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/catholic/bioeutan.htm
http://www.kcn.ru/tat_ru/religion/catholic/invitro.htm

gala05

История биоэтики, дискуссии, этическая ориентация
Вызов биоэтики сегодня
Сегодня слово "биоэтика" входит в наш словарный запас. Под этим очень общим словом мы понимаем "Систематический анализ действий человека в биологии и медицине в свете нравственных ценностей и принципов". Это слово, которое ввел в употребление Ван Ренселлер Поттер в своей книге "Биоэтика: мост в будущее" (1974 появилось в атмосфере борьбы, которая в конце 60-х годов велась против медицины и науки, и тех обвинений, которые против них выдвигались. В.Р.Поттер создал этот термин, чтобы указать на необходимость новой этики, предметом которой являлось бы выживание человечества, которая могла бы противостоять тому вызову, который бросили человечеству научно- технические достижения, которая могла бы принять во внимание унижение окружающей среды.
--------------------------------------------------------------------------------
Возникновение биоэтики
Появившаяся в 70-х годах биоэтика была своего рода "криком о помощи" со стороны тех людей, которые сами не занимались медицинскими и биологическими исследованиями, но оказались поставленными перед лицом риска и отрицательных последствий таких исследований - такого риска и последствий, о которых врачи и ученые не знали, как их избежать, или которые они не всегда хотели контролировать.
До этого мы говорили о "нравственности в медицине" или "медицинской этике". Между собой, при закрытых дверях, врачи обсуждали те частные нравственные или деонтологические проблемы, которые у них возникали по ходу их профессиональной деятельности. Но стремительное развитие медицины и биологии порождало новые вопросы, касающиеся не только врачей и ученых, а всех и каждого. Медицина, которая на протяжении долгого времени была христианской профессией, проповедовавшей высокие идеалы гуманного и участливого отношения к больному, становилась все более совершенной в техническом плане. Сегодня медицинская наука в состоянии предложить решения практически против всех заболеваний. В то же время она отчасти утратила свое человеческое лицо. Увлекаясь научными исследованиями и прогрессом, некоторые врачи сбились с пути. Это породило новые медицинские проблемы, нравственные проблемы.
***
А. Нюрнбергский процесс
Вероятно, история биоэтики началась на Нюрнбергском процессе, когда правда о жутких деяниях нацистских врачей стала известна потрясенному человечеству. Именно тогда стало известно, что нацистские врачи умертвили 70 000 человек: людей с физическими недостатками, людей, считавшихся "бесполезными" для общества, душевнобольных, цыган и маргиналов. Ими была разработана чрезвычайно эффективная программа эвтаназии. Миру также стало известно, что некоторые врачи, вопреки данной ими клятве Гиппократа, ставили злодейские опыты на военнопленных и на лицах, депортированных из занятых нацистами стран, тем самым обесчестив профессию медика. Именно на Нюрнбергском процессе мир впервые подверг сомнению добросовестность врачей и врачебную этику.
Недавно нам стало известно, что такого же рода злодейские опыты ставились врачами в Японии во время Второй мировой войны.
***
Б. Злоупотребления при проведении опытов на людях
Несколько лет спустя общественности стали известны новые скандальные случаи нарушения медицинской этики. На этот раз они произошли в Соединенных Штатах Америки - той самой стране, которая обнародовала сведения о преступлениях нацистских врачей и хвасталась своим уважением прав человека. Два из них особенно потрясли общественное мнение:
В 1963 году в Бруклине в Еврейской больнице для страдающих хроническими заболеваниями в качестве эксперимента престарелым пациентам без их согласия были введены активные раковые клетки.
В период между 1965 и 1971 годами в Государственной больнице Уиллоубрук, Нью-Йорк, проводились исследования вирусного гепатита. В ходе этих исследований вирус гепатита вводился детям с физическими недостатками, находившимся в данной больнице.
После этих и других скандалов людям стало ясно, что биолого- медицинские исследования - при том, что для этих исследований необходимы клинические эксперименты - могут приводить к подобным эксцессам.
--------------------------------------------------------------------------------
Hравственные проблемы, возникающие по мере развития биолого-медицинских наук
1965-1980 годы отмечены удивительными достижениями в области биомедицинских научных и методологических исследований. Можно сказать, что в этой сфере произошла настоящая революция. В целом эти достижения носили положительный характер. Однако они же породили новые нравственные проблемы и дилеммы.
Становясь более могущественным, человек больше обременяет свою совесть.
***
А. Достижения и прогресс в области биомедицинских наук
1. Последние достижения в области медицины
1а. Новые способы возобновления и поддержания деятельности сердца, легких и почек
Недавно разработанные методы позволяют сегодня сохранить жизнь таким серьезно больным и получившим травмы людям, лечение которых еще вчера не представлялось возможным. Современные методы обеспечения работы сердечно- сосудистой системы, дефибрилляция сердца, вентрикулярная, респираторная поддержка, мониторинг и стимуляция сердца, регулирование и выравнивание обменных процессов, диализ и профилактика инфекционных заболеваний позволяют поддерживать жизнь больных, получивших серьезные травмы, больных с глубокими обменными нарушениями и больных с нарушениями функций различных органов. В развитых странах в каждой большой больнице есть реанимационное отделение, располагающее самыми совершенными средствами жизнеобеспечения.
Как следствие этого, больные оказываются в новых ситуациях, когда можно искусственно поддерживать жизнь в серьезно пострадавшем человеке, абсолютно не надеясь привести его в сознание и вернуть к нормальной жизни. Это послужило причиной горячих дискуссий по поводу ненужной реанимации и права на смерть. Пищей для таких дискуссий служили также некоторые известные случаи необоснованно затянутой реанимации. Так, например, случай с Карей Квинлан (которая впала в коматозное состояние в 1975 году, выжила, была отключена вся аппаратная поддержка, умерла, но еще была в коме в 1985 году) или другой параллельно имевший место случай (Пол Бейлей, который умер в 1982 году, пробыв 25 лет в коматозном состоянии). Такая затянутая реанимация пациентов при отсутствии какой-либо надежды на выздоровление послужила причиной того, что эвтаназия, равно как и "право на достойную смерть", становятся все более приемлемыми.
1б. Продление жизни детей с серьезными физическими недостатками
Сегодня есть возможность поддерживать жизнь новорожденных с такими серьезными пороками развития, которые какое-то время назад не позволили бы им выжить, а именно: неврологические пороки типа гидроцефалия, миеломенингоцеле, спина бифида. Не было бы лучше позволить таким детям умереть при рождении? Эта мысль послужила поводом для споров об эвтаназии другого рода.
1в. Переливание крови, сепарация крови, кровезаменители
Во время Второй мировой войны успешное развитие получили способы забора, хранения и переливания крови, а также подготовки фракций крови (кровяные пластинки, эритроцитная масса, антигемофильные факторы) и кровезаменителей (бескровная реанимация для свидетелей Иеговы). Сами эти способы не ассоциируются с вопросами этики, но эпидемия СПИДа способствовала выявлению ряда проблем в этой сфере. Больные, страдающие гемофилией, получали ВИЧ- инфицированные фракции крови и вследствие этого заболевали СПИДом. В данном случае мы сталкиваемся с этической проблемой, являющейся результатом безответственности и жадности некоторых лиц, участвующих в этом процессе.
1г. Развитие трансплантации органов
Во многих хирургических центрах пересадка органов (почек, сердца, печени) стала обычной операцией. Достижения в этой области хирургии сопровождались появлением такой сложной проблемы, как формирование банка органов для трансплантации. Этический аспект безвозмездного предоставления органов, их приобретения, сохранения in-vitro и использования стал важным предметом биоэтики. Эта же проблема получения органов у тяжело раненых и находящихся в коматозном состоянии больных породила целый ряд вопросов, связанных с самим определением смерти, а также проблемы получения осознанного согласия. Возник также и другой риск этического плана: получение органов обманным или даже преступным путем у беззащитных людей, а также организация торговли органами.
Некоторые их этих операций по трансплантации стоят очень дорого и, вдобавок, нуждаются в совершенствовании (например, пересадка сердца). Некоторые операции остаются все еще на стадии эксперимента. В связи с этим возникает сложный вопрос использования государственных средств.
1д. Искусственные органы
С той же самой проблемой использования государственных фондов здравоохранения мы сталкиваемся, обсуждая проблему искусственных органов. Эта сфера прошла колоссальный путь развития со времен окончания Второй мировой войны - от создания искусственной почки, затем "искусственного легкого", за которым последовало создание искусственного сердца или аппарата, выполняющего функции левого желудочка у больных, которым предстоит пересадка сердца. Сейчас проводятся исследования возможности создания искусственных органов зрения, слуха, печени, поджелудочной железы, кожи.
На самом деле стоимость этих аппаратов, очень высокая вначале, снижается по мере того, как они поступают в торговлю и ими начинают широко пользоваться. Тому доказательство - аппарат "искусственная почка", который при его создании был предназначен лишь для самых богатых, а сейчас он стал одной из обязательных принадлежностей нефрологических отделений, где он доступен, более или менее, всем. Однако в целом эти аппараты - все еще на экспериментальной стадии, и стоимость их клинического применения очень высока. В состоянии ли государственная система здравоохранения истратить на клиническую апробацию и использование искусственного органа такие средства, которых хватило бы на то, чтобы провести вакцинацию всего населения против столбняка? На кого падет выбор для апробации, и по каким критериям этот выбор будет сделан? При ограниченном бюджете государственного здравоохранения этот экономический вопрос является немаловажным. Больным отбор непонятен, и они считают его несправедливым. В Англии пожилым недоступен диализ из-за того, что их шансы на выживание ограничены. В Англии же недавно было отказано в пересадке костного мозга ребенку, страдающему лейкемией, на том основании, что шансы этого ребенка на выздоровление были крайне низкими.
1ж. Искусственное зачатие
В 1978 году в Англии родилась Луиза Браун - первый ребенок, появившийся на свет благодаря методу "оплодотворение in-vitro", проверенному на животных. Вскоре после этого во Франции родилась Амандин (1982). На сегодняшний день число детей, появившихся на свет таким образом, превышает 14 000.
Оплодотворение in-vitro и в самом деле произвело революцию в акушерстве и лечении женского бесплодия. Однако, этот метод имеет и теневую сторону - не только из-за шокирующе безнравственных предложений (оплодотворение heterologous, использование спермы донора, являющегося посторонним по отношению к супружеской паре, суррогатные матери но и из-за разрушения человеческих эмбрионов на современном этапе развития метода искусственного оплодотворения. Для того, чтобы оплодотворение прошло успешно, в матку женщины одновременно вводят несколько эмбрионов; остальные остаются в замороженном состоянии. Из числа введенных эмбрионов в утробе матери развивается лишь один; другие подлежат абортированию. Замороженные эмбрионы, если их не используют, погибают после 5 лет хранения. Более того, сегодня в качестве материала для научных экспериментов метод искусственного оплодотворения предлагает живые эмбрионы человека, об изучении которых раньше ученые могли только мечтать.
Упрощенный подход к искусственному оплодотворению влечет за собой упрощенный подход к человеческому эмбриону, а также возможность выбора подходящего времени для того, чтобы иметь ребенка. Этот метод также дает шанс заниматься евгеникой. Наконец, сегодня, в нашем промышленном мире, искусственное оплодотворение - это мероприятие, представляющее для практикующих врачей экономический интерес. Жизнь человека имеет тенденцию обесцениваться, когда на другой чаше весов находится материальное благосостояние.
1з. Предродовая диагностика
В 1970-х годах, с появлением способа диагностики состояния плода в утробе матери, определения наличия пороков развития, аномалий, генетических заболеваний, в биоэтике появился новый важный раздел. Частью такого диагностирования является эхография (УЗИ которая является этически приемлемым неинвазивным методом, и амницентез, представляющий опасность для плода (этот метод применяется, когда есть опасность, что у плода будет какой-либо физический или генетический дефект). В настоящее время в медицине еще не найден способ терапевтического или хирургического лечения плода в утробе матери. Пока медики ставят своей задачей лишь поиск возможности абортировать зародыш, имеющий пороки развития, на ранней стадии его развития. Отсюда возникает нравственная дилемма для родителей, поскольку для них принятие такого диагноза означает принятие идеи аборта. Родители чувствуют, что их вынуждают пойти на такой скрининг. Зачастую родители подвергаются насмешкам, или их обвиняют в преступных замыслах, если они отказываются от предродового диагностирования или хотят так или иначе сохранить ребенка.
Развитие этого метода повлекло за собой уничтожение значительного количества не родившихся детей. Следствием использования этого метода явился также еще более упрощенный подход к аборту и оправдание этого преступления. По своей сути, этот метод является оскорблением для тех родителей, которые мужественно выбирают рождение ребенка с физическими недостатками, намереваясь растить его в семье, учить его - при всех последствиях этого прекрасного акта любви для своей жизни и экономической ситуации.
1и. Развитие контрацепции
Начиная с 1958 года, контрацепция прошла успешный путь развития. Люди все еще пользуются традиционными противозачаточными средствами, особенно в некоторых европейских странах.
Внедрение ВМС (внутриматочных средств и их систематическое применение в слаборазвитых странах, несмотря на их абортивные функции и тот вред, который они наносят здоровью матери, является этически неоднозначным не только потому, что сами эти средства по своим характеристикам являются контрацептивно абортивными, но и из-за того, что в слаборазвитых странах способ установки этих противозачаточных средств сродни ветеринарному, и не несет в себе никакого уважения к человеку.
Противозачаточные эстроген-гистогенные таблетки, индекс Перла 1 (количество женщин из 100, способных забеременеть за год) были приняты на вооружение для освобождения женщин от нежелательных беременностей. При этом они стали средством лишения полового акта его детородной направленности, средством достижения "свободных", ни к чему не обязывающих сексуальных отношений, и привели к самой низкой рождаемости в истории человечества. Осуждение контрацепции, содержащееся в Encyclical "Humanae Vitae" Папы Павла VI, послужило причиной разногласий между теологами, занимающимися вопросами нравственности, в самой Католической Церкви. Эти таблетки привели промышленно развитые страны в их теперешнее состояние демографической зимы со всеми ее предсказуемыми ужасными последствиями для населения этих стран, которые могут иметь место в том случае, если само население не отреагирует на это медленное самоубийство.
Новые противозачаточные средства - "мини-пили", таблетки, не содержащие эстрогенов, ин'ецируемые средства (ДМПА, НЕТ-ЕН) или имплантируемые (Норплант) - по своим характеристикам являются абортивными, что вызывает появление новых нравственных проблем. Говоря об этическом аспекте контрацепции, следует обратить внимание на то, как ведется их пропаганда, и как иногда население вынуждают ими пользоваться (особенно имплантантами не получив от людей по-настоящему осознанного согласия.
Широкое внедрение абортивных таблеток RU 486, которыми уже пользуются в разных странах, вызывает еще большее количество этических проблем (так как они стирают грань между контрацепцией и абортом) и создает еще большую неразбериху в этой сфере. Еще одним очень спорным вопросом является применение "анти-детских вакцин". Эти "противозачаточные вакцины" появились при антигонадотропино иммунизации и применялись при поддержке противостолбнячной вакцины. Они уже прошли клинические испытания, хотя и с очень небольшим практическим успехом из-за того, что действие такой вакцинации непродолжительно. Но это можно доработать в будущем.
1к. Стерилизация
Развитие стерилизации женщин не может считаться прогрессивным явлением в медицине. Такая практика стерилизации женщин, когда им недостаточно ясно об'ясняют, что именно делают с их организмом, отмечена поразительными злоупотреблениями, особенно в Бразилии и Индии, а в последнее время - в Перу.
1л. Аборт
Распространение абортов очень мало связано с развитием медицины и ее прогрессом. На самом деле это движение вспять, если говорить о нравственности и медицине. Единственный прогресс - это прогресс технический, если иметь ввиду метод аспирации. Споры по поводу абортов выходят далеко за рамки биоэтики. Однако биологический аспект в этой сфере важен, так как именно благодаря ему эмбрион можно рассматривать как человеческое существо и, поэтому, требовать для него правовой защиты против прихотей его родителей.
Однако изобретение абортивных средств (которым дано название "противозачаточных" средств, чтобы слово "аборт" людей не настораживало) является важным вопросом в биоэтике, если учесть, с какой поспешностью и желанием их распространяют по всему миру те, кто надеется сократить население слаборазвитых стран. Таблетка RU 486 профессора Белье скоро будет иметься в наличии во всех странах. С ее помощью аборт станет очень простым и частным делом. С ее помощью аборт происходит без ведения самого человека. RU 486 является предметом самых горячих дискуссий по всему миру. Церковь эти таблетки, конечно, не приемлет.
1м. Эпидемический и инфекционный контроль
Всемирная организация здравоохранения принимает активное участие в борьбе с инфекционными заболеваниями по всему миру. Борьба с некоторыми из них - например, черной оспой - закончилась успешно. Однако малярию победить еще не удалось, и в Африке смертность от малярии среди молодежи по-прежнему стоит на первом месте. Сегодня, как это ни печально, снова возвращается туберкулез, и возвращается он в таких формах, которые из-за эпидемии СПИДа не поддаются лечению. Распространение ВИЧ- инфекции, которое носит характер эпидемии, породило новые этические проблемы, хотя заболевание ВИЧ/СПИД - это проблема не только медицинская, но и экономическая и социальная. Вопрос профилактики порождает серьезную этическую проблему, в частности из-за того, как проводится реклама презервативов, из-за недостаточности нравственной профилактики, а также из-за того, что обследование лиц, имеющих положительный ВИЧ- фактор, или совсем не проводится, или проводится нерегулярно.
2. Развитие генетики
Биологические исследования в области генетики дали успешные результаты. Структура ДНК была расшифрована Ватсоном и Криком в 1953 году. В 1956 году была установлена взаимосвязь между генетическим кодом и хромосомами. Рестриктивные ферменты открыты Абером в 1965 году. "Энзиматический нож" изобретен в 1972-1973 годах (Смитом и Нэтаном). Таким образом, эпоха генетических манипуляций уже началась со всеми ее возможными положительными результатами (использование бактерий в качестве фабрик человеческого инсулина, или производство человеческого STH а также с риском для будущего (евгенизм).
Реализация программы генома к 2003 году должна дать нам достаточно полное представление о карте и строении нашей генетической системы и ее патологиях. В области профилактики и лечения генетических заболеваний это может дать положительные результаты. Но для страдающих генетическими нарушениями или для лиц, имеющих генетическое предрасположение к таким заболеваниям, как, например, рак молочной железы или рак колик, лейкемия, сердечно-сосудистые заболевания, нарушения обмена веществ, это может иметь негативные последствия. Работодатели и страховые компании смогут реально пользоваться генетическим скринингом при отборе людей.
Развитие генетического скрининга вызывает к жизни вопрос о праве человека на получение (или неполучение) информации. Встает также вопрос о профилактике генетических пороков или заболеваний - что сейчас делается, в основном, при предродовой диагностике и путем абортирования носителей генетических аномалий.
Сейчас генотерапия - это скорее надежда, нежели реальность, потому что трудно найти правильный носитель здоровых генов, которые подлежат внесению в набор хромосом больного, а также потому, что далеко не всегда эффективной бывает экспрессия тех генов, которые уже были успешно внесены в набор хромосом больного. Сегодня мы все еще находимся в ожидании какого-либо успешного решения для профилактики заболеваний клеток путем генотерапии плода.
3. Необходимость проведения экспериментов на человеке и этические последствия этого
В медицинской биологии больше, чем в других областях, невозможно проводить фундаментальные научные исследования и применять их результаты в терапии без постановки экспериментов на человеке, получивших название "клинических исследований" или "опытов на человеке". Такими необходимыми исследованиями занимались Геннер и Пастор. Однако при том, что проведение таких клинических опытов является необходимым на заключительном этапе конкретного исследования, их проведение является небезопасным и не проходит бесследно для тех лиц, которые служат материалом для таких опытов. С другой стороны, проблема состоит в том, чтобы снизить степень риска пропорционально цели и ожидаемым результатам конкретного исследования.
Не упоминая повторно о нацистских врачах, осужденных на Нюрнбергском процессе, отмечу достоверность того факта, что некоторые исследователи, не имевшие нравственных принципов, и руководствовавшиеся своими личными интересами, безо всяких угрызений совести игнорировали этические нормы постановки экспериментов на человеке - если у них была уверенность в том, что их действия останутся безнаказанными. Уже упоминались позорные эксперименты в Государственной больнице Уиллоубрук, Пью Йорк, и Еврейской больнице для страдающих хроническими заболеваниями в Бруклине. Широко известным является тот факт, что фармацевтические компании часто ставят свои эксперименты в других странах, пользуясь тем, что законодательство этих других стран не запрещает постановку тех экспериментов, которые запрещены их собственным законодательством. Экспериментальная апробация вакцин "Антибэби" на людях проводилась в Индии, так как проводить ее в США не представлялось возможным.
Организация подобных мероприятий огласке, естественно, не подлежит. Когда в 1972 году выяснилось, что в Таскеги на протяжении сорока лет ставились опыты на чернокожих американцах, больных сифилисом, без их осознанного согласия, пресса подняла скандал, хотя было уже поздно (эксперимент состоял в том, что некоторым давали плацебос, не проводя никакого лечения для того, чтобы проследить за естественным развитием заболевания). Необходимость проведения опытов на людях очевидна, и в нравственном отношении является приемлемой при условии, что человек, подлежащий такому эксперименту в лечебных целях, дал на его проведение свое согласие в условиях совершенно свободного волеиз'явления, и был полностью ознакомлен с планом и методикой его проведения, а также осведомлен о том риске, которым чреват этот эксперимент.
"Человека следует уважать в себе и в других " (Э.Кант).
Это моральное обязательство, сформулированное Эммануилом Кантом, носит абсолютный характер, и исключений из него не должно быть. Из него следует правило, состоящее в том, что "проводить на человеке какие-либо эксперименты можно лишь при условии полной осведомленности человека об эксперименте и при наличии его (или ее) согласия на эксперимент, полученного в условиях свободного волеиз'явления" (Нюрнбергская Декларация, 1974 год). Вот почему требуется, чтобы те люди, на которых в лечебных целях предполагается апробировать лекарства, были полностью информированы, дали на это свое согласие или даже добровольно заявили о своем желании подвергнуться эксперименту на благо человечества. Этические проблемы возникают, когда не соблюдаются критерии получения осознанного согласия: например, когда на детях, особенно на детях с физическими недостатками, ставят клинические эксперименты без согласия их родителей, или когда клинические опыты ставятся на больных с психическими расстройствами и душевнобольных без их предварительного осведомления.
Ученые восприняли этот принцип не без сопротивления. В спорах в качестве довода они говорили, что по методическим соображениям для гарантии об'ективности результатов необходимы именно исследования на "вдвойне неосведомленных". Они также говорили, что на результаты оказывает влияние предубеждение, особенно в случае добровольцев (например, тюремные заключенные в США добровольно пошли на эксперимент для того, чтобы им улучшили условия содержания в местах лишения свободы). Тем не менее эксперимент в медицине становится все более смелым и требовательным, проводится на грани нравственности. В 1966 году в "Journal of Medicine" - известном журнале, издающемся в Новой Англии - был опубликован доклад анестезиолога из Медицинской школы Гарварда о методах, которые применялись при проведении 22 экспериментов на людях. Это сообщение было своего рода бомбой, брошенной в научную общественность. В 1973 году Вич и Соллито опубликовали статью, которая представляла собой обзор результатов 43-х подобных экспериментов, сообщения о которых появлялись в медицинских журналах с 1966 года. В 75% этих случаев согласия пациентов, подвергшихся эксперименту, никто не спрашивал.
4. Эксперименты на человеческом эмбрионе, использование тканей и органов плода
Следствием появления метода искусственного оплодотворения явилось то, что был получен легкий доступ к живым человеческим эмбрионам. Наличие такого доступа немедленно стимулировало у ученых, работающих в этой области, желание использовать для опытов и исследовательской работы лишние эмбрионы, полученные методом искусственного оплодотворения, которые не предназначались к имплантации в материнской утробе. В различных комитетах и комиссиях, занимающихся вопросами биоэтики, разгорелись горячие споры. В Великобритании разрешено было свободно использовать для научных исследований живые эмбрионы не старше 14 дней со дня зачатия. Такие исследования не разрешены во Франции и США.
С другой стороны, большое количество провоцированных абортов здоровых зародышей, которые делаются сегодня по всему миру, также навело ученых на мысль использовать ткани и органы таких зародышей. Ткани человеческого зародыша можно использовать в терапии - например, для лечения некоторых типов иммунодефицита или болезни Паркинсона. С этической точки зрения это было бы приемлемым, если бы зародыш умер до использования, и если бы не существовало связи между спросом на аборты и просьбами о получении зародышевых тканей. Но в реальной жизни трудно избежать этой связи, или помешать бессовестным ученым способствовать росту числа абортов для получения свежих тканей от живых зародышей.
***
Б. Позволительно ли все, что возможно?
Оспаривание научного прогресса
Все эти биомедицинские разработки (особенно те, в основе которых лежит метод искусственного зачатия) и все генетические исследования вызывают один основной вопрос: должно ли быть разрешено все, что технически возможно?
Ясно, что как только в результате научных исследований появляются новые возможности, они быстро внедряются в практику без каких-либо раздумий об этической стороне дела. При появлении и принятии какого-либо метода никто не ждет никаких ограничений или сдерживания со стороны производителей или пользователей. Единственный эффективный барьер - это соотношение стоимости и выгоды. Все, что может сделать сторонник нравственности - это затем клеймить человеческое безумие, напоминая, что следовало бы делать и чего не следовало бы делать, если внимать доводам рассудка и мудрости.
Пример: как только людям были предложены способы искусственного зачатия, появились самые ненормальные отклонения, на которые не последовало никакой реакции или санкций со стороны государственных властей. Если бы перед тем, как внедрить эти способы в практику, над ними задумались, то многие из тех проблем, которые существуют сегодня, никогда бы не возникли - начиная с проблемы замороженных эмбрионов.
"Прогресс остановить нельзя", - как говорят. Но что такое прогресс? Существует общая тенденция использовать это слово применительно к любому новому товару на рынке, не думая о нравственности или дискриминации. Можно спорить о нравственности многих "инноваций". В каком-то отношении мы вернулись в эпоху греков (Спарта) и римлян, которые имели обыкновение "разоблачать" своих детей, когда тех не хотели.
"Остановите прогресс", "Остановите науку", - говорят другие (например, Римский клуб агитируя за то, чтобы "рост был равен нулю" для спасения Земли. При таком отрицательном отношении к науке благосклонностью пользуются экологические движения. Под впечатлением некоторых скандалов - таких, как пороки развития у новорожденных, вызванные талидомидом (1950 или интоксикация и отравление диоксином (война во Вьетнаме, Ниагарский водопад, Севесо - люди боятся стать жертвами бесконтрольного технического прогресса. Некоторые просят "вернуться к природе". Но такая антинаучная позиция тоже инфантильна. Верить, что развитие науки - это всегда плохо, так же наивно, как верить, что это всегда хорошо. ДДТ спас миллионы жизней во всем мире до того, как его перестали применять из-за каких-то отрицательных проявлений. Мы боремся с загрязнением окружающей среды, уничтожением лесов, исчезновением некоторых видов животных, но не следует забывать, что "природа" дала нам инфекционные заболевания, вирусы, эпидемии, засухи, наводнения, землетрясения и т.д.
Поэтому задача состоит не в том, чтобы остановить научные исследования - что все равно невозможно сделать, - а брать под контроль вновь разработанные методы, как только они достигли стадии эксперимента, и до того, как они стали предметом коммерции.
***
В. Заключение: необходимость быть мудрыми
Анри Пуанкаре (1910) находил смехотворной саму мысль о том, что парламенты разных государств могут принимать компетентные решения по вопросам научных исследований. Он писал: "Следует руководствоваться своей совестью; любое правовое вмешательство будет неуместно и несколько нелепо". Но все изменилось: сегодня уже говорят об учреждении научного трибунала для урегулирования спорных вопросов; некоторые хотят написать свод законов для научных исследований, и поступают просьбы о том, чтобы научные журналы воздерживались от публикаций результатов исследований в том случае, если эти результаты получены с помощью средств, которые могут вызвать возражения с точки зрения нравственности.
В отношении генетических исследований, в связи с разногласиями по поводу рекомбинанта ДНК, появилась даже мысль о том, что "легче живется, когда ничего не знаешь". Тем не менее, как сказал Аристотель: "Человеческая сущность такова, что люди хотят знать". Знание трудно оценить по схеме стоимость/выгода.
Вот почему здесь нужна мудрость - мудрость, с которой ученые должны подходить к своим желаниям. Есть способы проведения научных исследований, которыми лучше не пользоваться.
"Мы сами себе должны закрыть доступ к знанию, на восприятие которого у нас не хватает нравственности" (Ниренберг, Рамсей)
"Возможно, высшая мудрость состоит в том, чтобы признать, что мы недостаточно мудры для того, чтобы знать, чего мы не хотим знать" (Коуэн, 1977)

gala05

Аборт
Введение
После "Abortion Act" от 17 октября 1967 г. в Великобритании и известного решения Высшего суда Соединенных Штатов Америки "Roe versus Wade" от 22 января 1973 г., где провозглашалось, что "плод не является юридической личностью, защищенной Конституцией Соединенных Штатов", большинство западных стран, одна за другой, легализировали искусственное прерывание беременности, которое уже давно было узаконенным и широко распространенным в коммунистических странах.
Здесь пойдет речь прежде всего о 2-х формах искусственного аборта, которые всячески стараются оправдать с этической точки зрения: лечебном и эугеническом видах аборта.
Но прежде, чем начать такую дискуссию, необходимо выяснить биологическую и антропологическую ценность человеческого эмбриона и плода.
--------------------------------------------------------------------------------
Биологический и антропологический статус
А. Биологические данные
Научные исследования о биологической сущности человеческого эмбриона ясно доказывают, что с момента зачатия, то есть слияния женских и мужских половых клеток в ампуле фаллопиевых труб матери, человеческий эмбрион имеет в наличии все характеристики человеческого индивидуума:
имеет новую, специфическую биологическую сущность со своей программой жизни и развития;
имеет внутренний динамизм, определяемый и управляемый геномой, и направленный на постепенное развитие вплоть до формирования взрослого человека;
существует в виде независимого организма, то есть организованного биологического единства, который действует и размножается в строго определенном порядке;
является независимым, то есть не нуждается во внешних силах для поддержания своей жизненной структуры;
является самоконтролируемым в осуществлении своей генетической программы;
гаметы, из которых он образуется, доказывают его принадлежность к человеческому роду, что ясно определяется также по особенностям принадлежащей ему генетической структуры (геномы). Изучение эпигенетического процесса, то есть процесса развития этого эмбриона и последующего плода, выявляет строгий порядок, регулярность, координацию, единство и постепенность динамики этого процесса. Это один и тот же организм постепенно достигает своей окончательной формы при помощи целого ряда непрерывных явлений, тесно связанных между собой, и постепенно переходит от простых форм организации жизни ко все более сложным.
Выводом изо всех этих исследований является неопровержимое подтверждение того, что человеческий эмбрион имеет достоинство человеческой личности: то, кем будет взрослый человек, уже заложено в эмбрионе и готово фактически проявиться тогда, когда полностью реализуется генома плода.
***
Б. Человеческая сущность личности в ее эмбриональном состоянии
На основании лишь биологических данных мы все-таки еще не можем полностью утверждать, что "эмбрион есть человеческая личность", потому что подобное утверждение включает в себя суждение и о духе, воплощенном в человеческое тело. Эти данные нужно дополнить понятием об антропологической сущности человека как телесного суб'екта или одухотворенного тела.
Телесная жизнь человека не является чем-то внешним по отношению к его "Я", но является одной из основных ценностей этого "Я". Телесная сфера не является чем-то таким, что человек имеет, но является тем, чем он есть. Собственное тело не является лишь инструментом для коммуникации со внешним миром, но является крайне необходимым условием для того, чтобы жить в этом мире. Как говорит Иоанн Павел II в своем "Послании к семьям": "Я являюсь воплощенным духом, или одухотворенным телом. Существую в теле".
Современная философская антропология ясно сформулировала идею "телесной личности". На самом деле не существует человека, который не был бы одновременно "Я" телесным и "Я" духовным. В этом смысле телесная сфера является выражением единого н нераздельного человеческого существа.
Как раз это понятие "телесной личности", то есть нераздельное единство человеческого духа и тела, вынуждает нас признать, что начало телесной сферы человека означает начало самой человеческой личности.
***
В. Личные особенности человеческого эмбриона
Биологические данные и философская мысль приводят нас к заключению о том, что эмбрион является человеческой личностью. Они определяют его полное и нерушимое личное достоинство. Понятие личности и является основой достоинства и ценности каждого конкретного индивидуума, принадлежащего к человеческому роду. Считается, что эмбрион, будучи человеческим индивидуумом, имеет достоинство человеческой личности, и к нему нужно относиться, как к таковой. Но в каком смысле можно утверждать, что эмбрион является человеческой личностью? Слово "личность" означает конкретный человеческий индивидуум. В нем человеческая природа реально существует и является об'ектом собственных актов. Под понятием человеческой личности подразумевается все то, что есть человеческое - по сравнению с другими существами, - и является источником ее правового статуса, но не в абстрактном смысле, а по отношению к правам отдельно взятого, конкретного человека.
Личность является "индивидуумом", "индивидуальной субстанцией", отдельной от других согласно своей эссенции, но также является и "общением", способность к которому отличает ее от других субстанциальных индивидуумов - согласно определению Боэция, которое было реcформулировано Св.Фомой. В данном случае не требуется, чтобы общение обязательно проявлялось в виде фактически действующей активности. Достаточно, чтобы оно присутствовало в виде способности общаться с другими лицами: как, например, человек, который спит, или тот, кто находится в коматозном состоянии при наличии возможности выхода из него, или ребенок, который не научился еще говорить.
Это правда, что каждая личность проявляется как таковая при помощи своей общительности и контактов с людьми, по это вовсе не означает, что исключительно эти проявления сами по себе составляют человеческую личность. Какой-либо индивидуум является личностью не потому, что проявляется его общительность, но, наоборот, таковая проявляется потому, что он является личностью - согласно аксиоме: "agere seguitur esse". Базовым критерием личности не является проявление ее способности к общению, но ее собственная природа, само внутреннее естество индивидуума.
С философской точки зрения, все достоинство человеческой личности как индивидуума онтологически присутствует в эмбрионе, начиная с момента его зачатия. Один лишь факт, что проявление этой онтологической и экзистенциальной реальности проходит постепенно в продолжении всей жизни человека, не дает нам права думать, что "после" не присутствует и не вытекает из "теперешнего", между осуществленным "уже" и развитым "еще нет" лежит все время жизненного цикла человека; но нельзя сказать, что между ними есть место для качественного или, лучше сказать, онтологического прыжка. Это как раз сам экзистенциальный акт является источником такого развития и само "Я" личности реально присутствует и действует даже тогда, когда еще нет самоосознания и социального признания.
--------------------------------------------------------------------------------
Дискуссия:
оспаривание человеческого характера эмбриона на первых днях его развития
Логика этого заключения яростно опровергается теми, кто хотя и соглашается с биологической индивидуальностью эмбриона, но не разделяет мнения о его человеческой сущности. Исключим из этого спора уже проанализированные аргументы, касающиеся биологического статуса человеческого эмбриона. Вместо того, рассмотрим разные идеи, касающиеся личностного и человеческого характера эмбриона и плода.
***
А. Отсутствие внешней формы ("человек в потенции")
Одно из возражений против признания эмбриона человеческим существом базируется на том факте, что до восьмой недели развития у него еще отсутствует человеческое выражение лица. Потому, нельзя считать, что эмбрион является человеческим индивидуумом - до тех пор, пока он не достигнет такого состояния, когда будет точно определимой человеческая форма его тела. До этого времени он является "человеком в потенции", но еще не реальным человеческим индивидуумом.
На это можно ответить, что, согласно Аристотелю, понятие потенции стоит в прямой связи с актом: потенциальным является то, что - если ему ничто не помешает - может само по себе проявиться и актуализировать самое себя. Активная потенция проявляет конституциональные способности данного существа к развитию "ех natura sua". В логике противников человеческой индивидуальности раннего эмбриона слово "потенция" употребляется в явно редуктивном его значении и обозначает лишь теоретическую возможность. Но эмбрион существует реально как настоящее человеческое существо. В потенции находятся не его сущность или человеческий род индивидуума, а полное проявление его внутренних возможностей, которые подвержены процессу постепенного биологического созревания. Зигота имеет характер активной потенции, поскольку сама по себе, при отсутствии препятствий, приводит к полному развитию человека. Эмбрион является не теоретическим "человеком в потенции", а реальным и актуальным человеком. Как говорил Тертуллиан:
"Уже является человеком тот, кто им станет".
***
Б. Прогрессивная гуманизация
Отталкиваясь от иной точки зрения, получаем, что эмбрион является человеческим существом от самого зачатия, но становится личностью лишь на протяжении следующего этапа развития.
Согласно такому мнению, личностью является лишь тот, кто находится в сознании, способен к психологической активности и мышлению. Поскольку в эмбрионе эти способности еще не развиты, он, собственно, личностью не является. Эта позиция подразумевает, что духовная сфера соединяется с телесной лишь тогда, когда последняя достигает определенной степени зрелости. Это включает также мысль о том, что духовные качества присоединяются со стороны к уже существующей биологической структуре.
На это можно ответить следующим образом:
Если бы в развитии эмбриона наблюдалось разделение между биологической жизнью (что начинается с зиготы) и человеческой жизнью (что начиналось бы на 14-ый день или позже то мы имели бы фактическую дихотомию между личностным "Я" и его телом. Это противоречит логике самой жизненной сущности человека, при которой телесная сфера является частью его "Я".
Для того, чтобы имелось присутствие духовной сферы, не обязательно ждать, когда все органические способности человека достигнут степени своего полного развития. Подтверждением этого является то, что разум и воля, специфические черты человеческого духа, проявляются намного позже самого момента рождения, однако никто не сомневается в присутствии духа в новорожденном ребенке. Генетическое развитие не приводит к изменению в самой природе эмбриона, но лишь к постепенному проявлению тех способностей, которыми он был наделен уже от самого начала.
***
В. Спор о моменте одушевления
Проблема непосредственного, или последующего, одушевления была поднята некоторыми Отцами Церкви для опровержения теории "материалистического традуционизма", сформулированной Тертулианом. Об'ясняя, каким способом передается первородный грех, традуционизм считал, что душа ребенка формируется из частей душ родителей. Для того, чтобы побороть эту гипотезу, некоторые Отцы предложили теорию о последующем одушевлении, согласно которой душа, непосредственно сотворенная Богом, вдыхается в уже достаточно оформленное тело.
Но не все Отцы разделяли это мнение: св.Григорий Нисский (330-395 св.Максим Исповедник (580-662) и др. утверждали, что одушевление имеет место, начиная с первого момента существования эмбриона.
Св.Фома Аквинский вернулся к теории последующего одушевления. Он считал, что если душа является "субстанциальной формой тела", то она существует только в такой материи, которая способна ее воспринять - то есть в высокоорганизованном теле. Потому разумная душа творится Богом лишь тогда, когда согласующая материальная причина становится соответственной по сравнению с духовной формой. Вот почему св.Фома Аквинский учил существованию сначала чисто животной души, и только затем, после сотворения ее Богом, души рациональной (человеческой с соответствующим разрушением прежней. Св.Фома определял момент одушевления на 30-ый день после оплодотворения для мальчика, и на 80-ый - для девочки, основываясь на библейских предписаниях о послеродовом очищении женщины. Но на самом деле, в творениях св.Фомы не все было таким простым. В "Summa Contra Gentiles" он доказывает необходимость присутствия какой-то рациональной души, ответственной за процесс постепенной организации эмбриона. Решая эту непростую дилемму, он передал роль организации эмбриона формативной силе отцовской души, которая действует на расстоянии через его сперму.
Очевидно, что эта концепция св.Фомы полностью опровергнута данными современной эмбриологии, которая демонстрирует полную автономию развития эмбриона, как и самоуправляемый и самоконтролируемый характер процесса его развития, начиная с момента зачатия и далее. Если бы св.Фома знал об открытиях эмбриологии, то, несомненно, сделал бы вывод о том, что направляющей силой в формации эмбриона является его собственная человеческая душа. Он бы с легкостью понял, что та "организация" тела, которую он считал необходимой для соединения души и тела, уже присутствует в зиготе и содержится в программе геномы.
Современные сторонники последующего одушевления используют для своей защиты аргумент о возможности развития однояйцовых близнецов. Если эмбрион, в стадии присутствия всепотенциальности бластомер, может разделиться на два эмбриона, которые в дальнейшем будут независимо развиваться, согласно собственным жизненным циклам, - то, значит, в первичном эмбрионе еще нет души, поскольку она не может делиться.
Ответ можно получить на основании биологических данных, которые показывают, что в этом случае не существует одной клетки, дающей начало двум эмбрионам, но существует один эмбрион, от которого позже отделяется следующий. Потому, если один эмбрион дает начало другому, то при этом не делится человеческая душа этого эмбриона, но образуется новая организативная сила, предназначенная получить собственную состанциальную форму, которая является отдельной от формы первого эмбриона.
***
Г. Вывод
Исходя из того, что человеческий эмбрион - а тем более плод - имеет человеческую индивидуальную и личностную сущность, становится совершенно ясным, что искусственно спровоцированный аборт является грубым нарушением основных прав человека и его личного достоинства, уголовным посягательством на вполне человеческую жизнь. Даже если бы и существовало хоть малейшее сомнение о взаимосвязи между оплодотворенной яйцеклеткой и личностью, которая образуется из него, то сама совесть заставляет нас воздержаться от всякой агрессии против этого зачатого ребенка.
--------------------------------------------------------------------------------
Проблема терапевтического аборта
Если аборт, спровоцированный по причине личной выгоды, абсолютно недопустим в этическом плане, поскольку цена человеческой жизни несравненно превышает всякие другие ценности, то в случае антагонизма между жизнью матери и ее плода мы находимся в совершенно других обстоятельствах.
***
А. Определение
В случае конфликта между жизнью матери и плода возникает проблема аборта, который называется терапевтическим.
Терапевтический аборт является допустимым в том случае, когда срабатывает принцип двойного эффекта: дозволено сделать доброе дело (спасти жизнь матери, удаляя матку с раковой опухолью даже если это имеет негативное последствие, которое не преследуется само по себе (смерть плода).
Но такой принцип нельзя применять в случае прямого терапевтического аборта, когда уничтожается ребенок ради того, чтобы спасти мать: старая пословица "non sunt facienda mala ut veniant bona" ("нельзя творить зло, из которого бы выходило добро") находит здесь свое полное применение.
***
Б. Показания
Медицинские показания для такого рода вмешательств, описанные в трактатах классической медицины, почти утратили свою силу, поскольку современная медицина может стабилизировать и успешно лечить такие болезни. Туберкулез легких, кардиопатии, сосудистые заболевания с риском эклампсии, болезни гематопиетического аппарата (различные анемии заболевания почек, печени и поджелудочной железы, тяжелые формы миастении, опухоли - все они когда-то были показаниями к терапевтическому аборту. Но сегодня случаи, при которых действительно необходимо прерывание беременности, являются очень редкими.
***
В. Оценка
Бывают случаи, когда конфликт между жизнью матери и ребенка проявляется в виде настоящей драмы.
Продолжение беременности может не только привести к смерти матери, но и не позволит спасти ребенка, в то время как аборт может сохранить жизнь матери. В такой ситуации некоторые моралисты пытались оправдать аборт, основываясь на следующих аргументах:
Второстепенность обреченного плода. Поскольку плод сам по себе уже обречен, то нельзя считать его жизнь полностью человеческой. В этом случае аборт есть не что иное, как ускорение его смерти с целью спасения жизни матери.
Второстепенность обреченной матери. Поскольку смерть матери является неминуемой, то беременность продолжается с целью спасения ребенка. В таком случае можно пробовать произвести кесарево сечение, если есть надежда спасти хотя бы ребенка умирающей женщины. Но если это возможно, то надо дождаться естественной смерти матери и применять респираторную терапию.
Глобальная оценка: берется во внимание возможность помощи матери и ребенку в виде единой глобальной проблемы. В этой обоюдности, даже если полный успех маловероятен, надо стараться достигнуть возможного. Такая точка зрения связана с необходимостью спасти жизнь как матери, так и плода. Избирается то, что более вероятно. Но эта позиция подвержена критике, поскольку идет речь о судьбе двух жизней, и долг сохранить жизнь матери не дает права на то, чтобы отобрать ее у ребенка, - очевидно, кроме случаев, при которых нет другой альтернативы.
--------------------------------------------------------------------------------
Эугенический аборт
Здесь идет речь о аборте, провоцируемом с целью не допустить рождения неполноценных или неправильно сформированных детей как для того, чтобы избавить их от тягот жизни инвалида, так и во избежание такого груза для семьи и общества. Такой тип аборта не имеет прямой расистской ориентации, поскольку не ставит перед собой цели очищения расы, но руководствуется социально- экономическими н гедонистическими мотивами.
Такой аборт связан с развитием техники перинатальной диагностики.
С этической точки зрения, наличие какой-либо неполноценности ничего не отнимает у онтологической сущности будущего ребенка - так же, как и всякий инвалид из-за своего недуга не исключается из общества, но, наоборот, требует от него большей помощи и защиты.
--------------------------------------------------------------------------------
Вывод
Никто никогда не осмелился представить аборт как нечто позитивное само по себе, хотя многие поступают так, будто он является абсолютным добром. Никто из защитников аборта никогда не рискнул точно определить, что же такое эмбрион. Эти трудности сторонников абортивной практики ясно проявляются каждый раз, как только они стараются сформулировать свою позицию на рациональном основании и выработать свое официальное заявление.
Государственные законы, которые разрешают проведение искусственного аборта, не только не в состоянии уменьшить число криминальных абортов, но и постоянно провоцируют многих лиц преступать те легальные границы, которые, как предполагалось, должны были бы контролировать и ограничивать аборты. Статистика, пусть недостаточно точная, демонстрирует широкую современную абортивную практику.
В 1994 году на 1000 женщин
было произведено абортов:
в Польше - 3,6
в Ирландии - 5,4
в Германии - 8,7
в Италии - 12,7
во Франции - 13,4
в Великобритании - 14,8
в США - 26,4
в Китае - 37,5
на Кубе - 56,5
в России - 119,6
в Румынии - 172,4
Что еще кое-как соблюдается, так это срок беременности, за которым аборт становится криминальным. Этот срок, в основном, ограничен 12 неделями, не превышает 24 недели в Великобритании и Голландии, и вообще не имеет границ во многих штатах Америки.
Развитие "антигестативной" абортивной техники (искусственный вызов раннего аборта химическим способом) при помощи "мини-та6летки" Норилана, а теперь уже RU486, качественно изменяет проблему, превращая ее в факт чисто личного характера и ставя аборт в один ряд с контрацепцией.
Церковь считает своим долгом информировать людей на всех уровнях о сущности таких лекарственных средств и предупреждать о недопустимости их применения. Она особенно обращается к тем, кто может быть обманут туманными речами сторонников аборта, ставящих перед собой цели политического или демографического характера.

gala05

Эвтаназия
Введение
"Эвтаназией называется всякое действие, направленное на то, чтобы положить конец жизни той или иной личности, идя навстречу ее собственному желанию, и выполненное незаинтересованным лицом" (определение голландского законодательства).
Открытое обсуждение проблемы эвтаназии началось несколько позже - по сравнению с проблемой аборта - но, тем не менее, уже привело к освобождению от всякой юридической ответственности того, кто провоцирует "легкую смерть". Она была узаконена инструкцией от 14 апреля 1994 года, принятой Голландским парламентом. Его примеру последовали некоторые другие законодательные органы различных стран: Соединенных Штатов Америки (в частности, штата Ориган в 1994 г. Северной провинции Австралии (25.05.1995). Известный врач Jack Kevorkian из США открыто признал, что, начиная с 1991 года, помог умереть более чем 50 больным, и при этом никогда не привлекался к уголовной ответственности.
Оставить умирать или помочь умереть?
Термин "эвтаназия" впервые употреблен Ф.Бейконом в XVII столетии для определения "легкой смерти", и с XIX века стал означать "умертвить кого-либо из жалости". Здесь идет речь о преднамеренном убийстве с целью облегчить ненужные страдания. В таком случае, не существует более двусмысленного слова, чем "эвтаназия".
***
А. Собственный смысл слова
Термин "легкая смерть" использован Конгрегацией Вероучения в "Декларации об эвтаназии" от 5 мая 1980 года. Текст Декларации предупреждает всякое суб'ективное определение и окончательно раз'ясняет смысл эвтаназии: "Под словом эвтаназия подразумевается всякое действие или, наоборот, бездействие, которое, по своей сути или намерению, приводит к смерти, имеющей целью устранение боли и страдания". То есть в ее прямом значении, эвтаназия - это преднамеренное убийство при помощи метода, провоцирующего наименьшие боль и страдания, совершенное "из жалости" для того, чтобы положить конец невыносимым страданиям, или для того, чтобы избежать трудностей жизни, которая считается "нечеловеческой", "не достойной самого человека".
Сюда не входят самоубийство или смерть в результате обезболивающей терапии, если при этом напрямую не ищут смерти.
***
Б. Смешение терминов
Терминологическую неразбериху нарочно спровоцировали сторонники эвтаназии различного рода заявлениями о том, что нужно понимать под этим термином, ставя на одном и том же уровне понятия "дать умереть" (негативная, или пассивная эвтаназия) и "помочь умереть" (активная, или настоящая эвтаназия). Это смешение не является безобидным; оно поддерживается преднамеренно для того, чтобы привести врачей и общественное мнение к ложной дилемме:
или вы гуманны и способны сочувствовать ближнему - а значит, должны перешагнуть через недозволенное (причинить смерть);
или вы ставите абстрактные догмы выше простого человеческого сочувствия - а значит, не остановитесь даже перед тем, чтобы продлить эти бессмысленные страдания, которых не вынесли бы и вы сами.
Конечно, средства массовой информации тщательно поддерживали эту сомнительную двусмысленность.
***
В. В каком случае можно говорить об эвтаназии?
Об эвтаназии речь идет лишь тогда, когда мы имеем дело с преднамеренным убийством. В одном случае отнимается жизнь у безнадежно, смертельно больного лица - для того, чтобы избавить его от лишних страданий, - либо при помощи прямого вмешательства (напр., ин'екции барбитуратов либо "оставив его умирать", перестав кормить больного. В другом случае лишается жизни новорожденный ребенок с тяжелыми физическими недостатками, когда его прямо убивают или обрекают на верную смерть, прекращая подачу питания и основного лечения лишь для того, чтобы не причинять новой боли его родителям. Значит, эвтаназия сама по себе ставится на уровень намерений:
об эвтаназии говорится лишь тогда, когда есть намерение положить конец жизни данного лица или ускорить его смерть;
об эвтаназии не идет речь, когда стараются облегчить страдания какого-либо лица, находящегося в последней стадии тяжелой болезни, назначая ему медикаменты, которые лишь непрямым образом могут ускорить физиологический процесс умирания. В этом случае не ставят перед собой цели "помочь умереть" пациенту, но пытаются уменьшить его боль при помощи препаратов, которые лишь в качестве побочного эффекта способны ускорить приближение конца. Смерть здесь не провоцируется преднамеренно, прямым образом, но является возможным последствием обезболивающей терапии.
Эвтаназию можно поставить в ряд различных медицинских методов:
эвтаназия присутствует в том случае, когда употребляется препарат, вызывающий смерть, а также если больного лишают всего того, что ему необходимо для жизни (еда или всего того, что для него благотворно (реанимация, которая позволила бы ему прийти в себя и самостоятельно поддерживать жизнь, или такое лечение, которое способно дать шанс на продолжение жизни в нормальных условиях);
эвтаназии нет в случае, когда прекращается или упускается такое лечение, которое имело бы неблагоприятное влияние на больного (напр., лечение, которое лишь продлило бы саму жизнь в нечеловеческих условиях, не облегчив состояния пациента);
эвтаназии нет в случае прекращения реанимации, когда состояние церебральной смерти является необратимым (всякое лечение не дает уже никакого результата, не облегчает страданий, не дает никакого шанса на дальнейшее выздоровление, а только продолжает время агонии и, кроме того, приносит невыносимые страдания семье и несоразмерные расходы государству);
эвтаназии нет в случае нереанимации плохо сформированного новорожденного ребенка, или в тяжелом патологическом случае, если он естественным образом ведет к смерти (когда лишь искусственно можно продолжать жизнь, без надежды на улучшение и на возникновение способности к самостоятельному существованию);
эвтаназии нет, если "дают спокойно умереть" больному смертельной болезнью, которая естественным образом приводит к смертельному исходу в краткий срок - в случае, когда всякая терапия позволила бы лишь на короткое время продлить жизнь в невыносимых условиях.
--------------------------------------------------------------------------------
Дискуссия
Принимаются во внимание различные аспекты:
относительность понятия неизлечимости
двусмысленность "жалости"
опасность "поскользнуться" на юридическом уровне
существует ли "право на смерть"?
***
А. Понятие неизлечимости
Когда можно с уверенностью говорить, что больной является неизлечимым? Широко известно, насколько велика возможность ошибки, когда врачи строят свои прогнозы. К тому же понятие неизлечимости в большой степени зависит от средств и возможностей, имеющихся в данный момент их распоряжении. Все мы знаем случай с врачом, который, едва покончив со своим сыном, больным дифтерией, услышал об открытии сыворотки Roux. В действительности, большая часть врачей остаются верными своей клятве и предпочитают действовать в качестве профессионалов, а не "сочувствующих". Это наблюдается и в Голландии, где некоторые врачи даже специализируются на эвтаназии, в то время как другие отказываются прибегать к ней.
***
Б. Двусмысленность понятия "жалости"
Страдания сами по себе у многих вызывают сочувствие: убивают собаку, которая корчится от боли, приканчивают обреченного на смерть. Можно ли отказать в таком акте милосердия? В действительности, даже некоторые убежденные католики считали своим долгом укоротить страдания ближнего. Но эта жалость уже сама по себе является двусмысленной: конечно, часто сама боль является невыносимой, но нередко она бывает еще более невыносимой для тех, кто находится рядом с больным. "Избавляя" больного от боли, они часто избавляют от страданий самих себя. Действительно ли соблюдается в таком случае свобода выбора больного? На крик о помощи отвечают смертельным ударом. Причинить смерть - означает избавить прежде всего самого себя от необходимости услышать этот зов, поскольку за словами "убей меня" кроется мольба: "раздели мою боль и помоги мне!" Чисто по-человечески всегда труднее "сопровождать" больного в его страдании, чем уничтожить его.
***
В. Опасность "поскользнуться" на юридическом уровне
Юристы очень чувствительны к этой опасности. Они относятся к "жалости" с гораздо большим недоверием, чем остальные граждане, поскольку под это понятие можно списать и много других вещей - например, убийство родителей из-за наследства. Юрист должен защищать каждого от безнаказанности явного преступления. Даже письменное согласие на "легкую смерть" не имеет никакой силы, поскольку может быть вырвано у человека в бессознательном или даже сознательном состоянии: часто пожилые люди чувствуют себя обузой как для собственной семьи, так и для общества, и могут под таким психологическим давлением согласиться на смерть лишь для того, чтобы "избавить от себя своих родственников". Кроме того, если смириться с эвтаназией во время агонии, то таким способом можно легко узаконить понятие "гуманного" убийства или "полезной" эвтаназии, или даже пойти на это с евгенической целью.
***
Г. Право на жизнь и право на смерть
Право жить по-человечески
Как раз вокруг этого момента и ведется дискуссия. Сторонники эвтаназии заявляют, что, если жизнь не будет истинно человеческой (жизнью в общении то лучше умереть по-человечески (то есть достойно, при помощи эвтаназии). Таким способом оправдывается активная эвтаназия. Но что мы понимаем под выражением "нечеловеческая жизнь"? Вот в чем проблема. Здесь в общих чертах подразумевается "чисто растительное существование", но и это понятие очень широко и обычно игнорирует возможности выхода из этого состояния - о чем нередко пишут газеты.
Право на смерть
Если существует право на жизнь, можно ли заключить из этого и возможность такого понятия, как "право на смерть"? Это было бы внутренним противоречием для законодателя, чьим основным принципом является защита жизни. Акцент все-таки ставится на жизнь: это жизнь нужно защищать, а не смерть. Если кто-то может считать просьбу помочь покончить с жизнью морально оправданной (крик о помощи того, кто молит положить конец его страданиям то легальным это может признать лишь закон, отрицающий сам себя. Нельзя определить отдельные исключения из правила об охране жизни, если разрушается само основание этого правила.
Право на достойную смерть
Существует право умереть достойно, по-человечески, без лишних страданий. Здесь идет речь об уважении человеческого достоинства. Но это право не освобождает от закона об охране жизни. Смерть - это часть человеческой реальности со всеми ее последствиями и унижениями. Убегать от этого - означает быть трусом. Право на достойную смерть включает также право на лечение при помощи гуманных методов: они должны быть направлены на то, чтобы облегчить страдания и уныние, помочь умереть спокойно, без ненужной и бесконечной борьбы. Такое гуманное лечение всегда заканчивается лишь естественной смертью, без искусственной ее провокации. Это значит, что прибегать к искусственным методам, которые лишь замедляют процесс умирания, нужно продуманно и в соответствии с их целесообразностью. Все должно решаться с учетом, прежде всего, интересов самого больного.
Право познать собственную смерть
Сегодня избегаются всякие разговоры о смерти; это слово как бы всегда ставят в кавычки. Но почему? Да потому, что смерть неудобна, это всегда трагедия, а все трагическое отрицается, поскольку отвлекает нас от наших привычных хлопот. Мир живых всегда занят, всегда охотится за "занятостью" и развлечениями. Поэтому отрицается все, что превышает самого человека, и замалчиваются даже страсти и смерть Христа. Сегодняшнее общество является антитрагическим по своей сути, отрицает всякую неизбежность во имя планирования, не хочет больше "разбиваться о наивысшее" (Nietzsche предпочитает обходить препятствия. Но смерть является важнейшим моментом, который дает смысл всей жизни. Когда она приходит, то как бы возвращает умирающего самому себе, приводит к встрече с самим собой. Существует право "познать собственную смерть". Последний этап жизни не лишен, сам по себе, смысла - скорее наоборот. Он может быть наполнен неожиданным познанием сущности братства, принести с собой момент прощения, примирения с самим собой, с другими, с собственной жизнью, с Богом.
***
Д. Бог является властелином жизни
Перенесем теперь нашу дискуссию с гуманистического уровня на уровень самой жизни. Божья заповедь "не убий" не знает "смягчающих обстоятельств" (проблемы смертной казни, самозащиты и справедливой войны являются отдельным вопросом, поскольку включают в себя понятия справедливости и общественного блага, обязанность защищать свою жизнь от агрессии). Значит, эвтаназия является прямым нарушением Божьего закона. У Бога есть план в отношении каждого человека, он выражается в понятии Божественного Провидения. Если человек вторгается в этот план, хочет присвоить себе роль Бога, то тем самым он посягает на Его власть. Эвтаназия является прямым посягательством на понятие всего святого, она оскверняет и жизнь, и смерть, отвергает самого Бога. Жизнь христианина по своей сути есть жизнь сына, который принимает все, что посылает ему Отец. Для христиан смерть такова, какой ее посылает им Бог, в тот момент и таким образом, как это Ему угодно.
***
Е. Бессмысленны ли страдания?
"Декларация об эвтаназии" заявляет, что "бессмысленное страдание является злом". Здесь идет речь о наиболее сильном аргументе в пользу эвтаназии, если исходить из атеистической и материалистической перспективы, или точки зрения современного секуляризма. Если человек никому не обязан своей жизнью - значит, он является ее полным хозяином и может сам решать проблему своей смерти. Если наибольшим его идеалом является благосостояние в этом мире, если единственный смысл его жизни - это хорошее здоровье, красота, сила, легкое будущее, - тогда, действительно, жизнь полна трудностей, а без надежды на выздоровление оказывается "пустой" и не стоит того, чтобы ее проживать до конца. Значит, "стоящей" жизнью живет лишь тот, кто молод, здоров, красив, счастлив, умен и нужен обществу. Потому существует и жизнь, "не имеющая никакой ценности", и логичным становится уничтожение инвалидов, тяжело и неизлечимо больных. Таковой была точка зрения Платона, нацистов, и такова политика руководителей стран тоталитарных режимов, где государство имеет право принимать решение о ликвидации "ненужных ртов". Столетия христианства на Западе еще сохранили у людей чувство отвращения перед такими идеологиями.
Христианский взгляд на человеческую жизнь, какой бы она ни была, отвергает подобные мнения. Христианин знает, что не бывает бессмысленных страданий. Хотя сами по себе они и являются злом, но Бог может превратить это зло во благо, потому что абсолютного зла не существует. С болью и страданиями, которые суть последствия греха, нужно бороться, но и они были искуплены Христом. Он не только обожествил, освятил страсти, но, умирая, освятил и саму смерть: изменил ее смысл, превратив ее из последствия греха в инструмент спасения. Тот, кто терпит страдания, может соединить свои страсти с Христовыми. В страданиях невиновного, в последней его агонии и смерти воспроизводится образ и таинство Христа.
--------------------------------------------------------------------------------
Учение Церкви об эвтаназии
А. Осуждение эвтаназии
Церковь полностью осуждает эвтаназию. Декларация Конгрегации Вероучения 1980 года заявляет: "Совершенно необходимо об'явить со всей решительностью, что ничто и никто не может разрешить убийство невинного человека, будь он эмбрионом или плодом, или ребенком, или взрослым, или пожилым, неизлечимо больным, или умирающим. Кроме того, никто не может требовать совершить такое убийство ни в отношении самого себя, ни в отношении кого-либо другого, находящегося под его ответственностью, не может также согласиться на это ни прямым, ни косвенным образом" (¦ 2). Таким образом, осуждение касается всякого посягательства на человеческую жизнь - как аборта, так и эвтаназии.
Текст Декларации обращается к рациональному и универсальному основанию права на защиту человеческой жизни. Декларация не начинает полемики против эвтаназии исключительно с позиций веры, как если бы защита жизни больных и умирающих была делом исключительно христиан. Жизнь является наивысшей ценностью для всех, кто руководствуется здравым смыслом и ищет об'ективную истину.
***
Б. Разумное использование лечебных средств
Мы обязаны обеспечить достойную смерть каждому человеку, как неверующему, так и христианину. Выражение "умереть с достоинством", которым злоупотребляют борцы за эвтаназию для того, чтобы "из жалости" прикрыть убийство привлекательной упаковкой, само по себе указывает на моральный долг общества. Конечно, большинство людей умирает спокойно, но бывают случаи, когда самой смерти предшествует невыносимая боль, которая отнимает у больного его свободу и разрушает его как физически, так и морально. Об этом говорит уже упомянутая Декларация: "Сегодня чрезвычайно важно оградить как личное достоинство человека, особенно в момент его смерти, так и христианское воззрение на жизнь от всякого рода техницизма, которым часто откровенно злоупотребляют. На самом деле многие говорят о понятии "права на смерть", которое не означает права убивать или права на самоубийство, но право спокойно умереть со всем человеческим и христианским достоинством" (¦ 4).
Декларация устанавливает различие между "разумными (пропорциональными) средствами" и "неразумными" (непропорциональными). Этот документ дает очень полезные критерии для их различения: "Всегда правильным и законным является использование обычных способов лечения, которыми располагает сегодняшняя медицина. Но ни в коем случае нельзя заставить кого-либо проводить такой тип лечения, который, хотя и является на сегодняшний день технически возможным, но сам в себе несет определенную долю неоправданного риска или является чрезмерно трудным...". "Пред лицом близкого и неминуемого наступления смерти, когда исчерпаны все возможности медицины, дозволено по совести принять решение об прекращении такого вида помощи, который бы продлил жизнь в этих необратимых и мучительных условиях лишь на очень короткий срок; но нельзя приостановить проведение обычного вида лечения, прописываемого всем больным в подобных случаях".
Здесь необходимо уточнить, что "обычным видом" лечения является питание, гидратация, удаление бронхиальной секреции, внешнее лечение ран, пролежней или кожных инфекций.
***
В. Отказ от искусственного поддержания жизни
Отказ от искусственного поддержания жизни, о котором идет речь в последней части Декларации, вынуждает уточнить критерии смерти и ее констатации. Практически:
В случае наличия малейшего шанса на выход из коматозного состояния необходимо использовать все возможные методы для того, чтобы поддержать жизнь пациента, поскольку дело спасения человеческой жизни стоит любых усилий. Это особенно важно тогда, когда больной не способен самостоятельно высказать своего согласия.
Если коматозное состояние является необратимым и безысходным, то не обязательно использовать мучительные и дорогостоящие методы как материального, так и личного характера, поскольку все это лишь продлило бы агонию без какой-либо надежды на то, что больной придет в сознание. Но обязательным является оказание обычного лечения (особенно гидратация и парентеральное питание). Следует отметить, что определение необратимости и безнадежности на возвращение к сознанию всегда является одним из наиболее сложных и сомнительных.
Искусственное поддержание жизни при полном отсутствии мозговой деятельности, прямой ЭЭГ, отсутствии рефлексов, дыхания и сердцебиения было бы надругательством над умершим и его смертью и тяжелым ударом для родственников покойного.
***
Г. Использование болеутоляющих средств
В учении Папы Пия XII, подтвержденном Декларацией Конгрегации Вероучения, признается законным использование анальгетиков, даже если это - в случае смертельной болезни - может привести к сокращению жизни, но при условии отсутствия иного способа утолить боль. Допустимым является даже использование обезболивающих средств, которые притупляют сознание или лишают его, - при условии, что больной имел прежде возможность исполнить свои обязанности по отношению к семье, свой моральный и религиозный долг; но нельзя лишать умирающего сознания без достаточно веской на то причины. Применение анальгетиков возможно лишь при согласии умирающего. Он может также отказаться от них, если желает придать своей боли полное значение "причастия страстям Христовым" и "соединения с Его спасительной жертвой" в знак полного предания себя воле Отца.
Совершенно недопустимым является использование анальгетиков в огромных дозах для того, чтобы под прикрытием обезболивания произвести настоящую эвтаназию.
--------------------------------------------------------------------------------
Вывод:
сопровождать жизнь до самой смерти
Все вышесказанное о законном и незаконном является совершенно правильным, но недостаточным в современном споре об эвтаназии. Настоящим ответом сторонникам эвтаназии является поддержка умирающего больного и помощь ему, сопровождение его в эти последние моменты жизни. Это настоящий христианский ответ, пред которым умолкают всякие возражения, если нет намерения высмеять саму любовь, терпеливость, профессионализм тех, кто посвятил себя этому служению умирающим, или, точнее, сопровождению живых на их пути к смерти: "сопровождать жизнь до самой смерти".
В медицинском плане утолить боль возможно всегда. Развитие анальгетической фармакологии, лучшее понимание эффектов анальгезии и оптимальных условий ее использования способствуют тому, что сегодняшний врач более оснащен в этом плане. Часто боль, "стойкая к обезболиванию", возникает вследствие изначально неправильного болеутоления и недостаточной дозировки. Это может привести к возобновлению боли еще до ее утоления. Сегодня нам известно, что регулярное употребление препаратов опия оральным путем и приспосабливание их к интенсивности и характеру боли может избавить от появления болевой депрессии, которая увеличивает чувствительность и страдания больного. Часто является возможным получить болеутоляющий эффект с сохранением ясного сознания больного, не вызывая у него наркотической зависимости (чего так опасались врачи в прошлом).
Утолить боль фармакологическим методом возможно, но одного этого недостаточно. Драма раковых больных, как и большинства пациентов, находящихся в терминальном состоянии, носит, в основном, психологический характер: они чувствуют себя покинутыми не только врачом, а, часто, даже и родственниками. И как раз в такой момент приходит мысль об эвтаназии, просьба о которой, по своей сути, есть крик о помощи. Значит, очень важно по-человечески поддержать больного, создать вокруг него атмосферу доверия и внимания, в которой он может "спокойно умереть".
Нельзя говорить об этой проблеме, не упомянув о "Движении приютов" врача Cicely Saunders из St.-Christopher's Hospice, организованного ею в Лондоне для того, чтобы ухаживать за умирающими от туберкулеза и рака (1967). Сегодня это движение имеет многих последователей в целом мире, среди которых, в первую очередь, нужно отметить St.-Victoria Hospital в Монреале и служение врача Sebag-Lanoe из клиники Paul-Brousse в Villejuif, которые являются образцом ухода за пожилыми людьми вплоть до их смерти. В этих центрах врач, в основном, не борется за жизнь, но облегчает страдания. Результат тридцатилетней работы этих центров исключительно позитивен: если наша цивилизация способна к достойному отношению к смерти, она будет способна и к достойному отношению к жизни и любви.

gala05

От оплодотворения in-vitro до клонирования
"Лучший мир" уже начался?
25 июля 1978 года в Oldham, Англия, родилась Louise Brown - первый ребенок, который был зачат вне материнского организма при помощи искусственного оплодотворения in-vitro ("в пробирке"). С тех пор во всем мире тысячи детей появились на свет таким же способом. На протяжении последних двадцати лет были разработаны различные методы "искусственного оплодотворения", которые позволяют провести зачатие путем слияния женских и мужских половых клеток при помощи биомедицинского вмешательства. Эти методы совершили настоящий переворот как в поисках решения проблемы бесплодия, так и в самом взгляде на размножение человека.
В прошлом году имело место иное революционное событие в мире искусственного размножения: рождение овцы "Dolly" в Roslin Institute, что в Edimburg. Это первый в истории успех настоящей клонации. Но, в действительности, клонация, поднявшая так много шума, не так далеко отстоит от оплодотворения in-vitro, к которому все уже давно привыкли.
Предлагаем ознакомиться с этими технологиями в рамках проблемы искусственного оплодотворения, с целью понимания одного при помощи другого, и уточнения их общей этической проблематики.
--------------------------------------------------------------------------------
Оплодотворение in-vitro
Сегодня FIVET (оплодотворение в пробирке с последующей трансплантацией эмбриона) демонстрирует то критическое положение, когда наука и технология - с одной стороны, и этика - с другой, находятся в состоянии довольного трудного противостояния.
***
А. Методология
При помощи искусственной стимуляции яичника (напр., при помощи хломифена цитрата) вызывается овуляция с возникновением большого количества яйцеклеток, которые затем изымаются и оплодотворяются искусственным путем.
Из'ятие яйцеклеток производится при помощи лапароскопии или трансвагинальной пункции. Яйцеклетка, высаженная в питательную среду, помещается в большое скопление сперматозоидов, и с этого момента можно наблюдать различные фазы оплодотворения in-vitro. Для пересадки в полость матки избираются эмбрионы, развитые до состояния 4-8 клеток, что соответствует 48-ми часовой инкубации in-vitro. Пересаживают только от 3 до 4 эмбрионов.
Остальные, называемые "сверхчислом", замораживают для того, чтобы в случае неудачи повторить весь процесс. По желанию родителей, сохраняемые таким способом эмбрионы могут быть употреблены и для вызова последующих беременностей.
В настоящее время считается, что лишь 15% произведенных в мире FIVET доводится до конца.
***
Б. Гомологические проблемы, касающиеся гомологической FIVET
Само собой разумеется, FIVET поднимает множество этических проблем.
1. Разрыв между совокуплением и зачатием
Первой этической проблемой, которую нужно иметь ввиду, обсуждая данную тему, является влияние на саму половую сферу человека: зачатие отрывает эмотивно- единительную сторону полового акта от его физиологической, детородной функции.
Вся личность в ее полноте участвует в деторождении, поэтому зачатие является "актом" всей личности и всей семейной пары. Для того, чтобы прожить этот момент во всем его глубоком человеческом значении, необходимо, в первую очередь, свободное и сознательное единение личностей родителей. Оторвать деторождение, биологический компонент, от эмотивного или духовного - означает причинить большой урон участвующей в нем личности, вводя противоестественное ей внутреннее разделение.
Половой акт является единым целым и не может быть разделен: половой акт об'единяет супругов (физиологически, аффективно, и как личностей) и, в тоже время, открывает им возможности деторождения. Отделение об'единяющего момента от зачатия разбивает, по своей сути, единство любви и жизни, которое выражается супругами в момент их полового совокупления.
К этому нужно добавить еще следующее. В FIVET зачатие производит некто вне брачной пары. Внетелесное зачатие является несупружеским - как в плане действующей причины, так и прямой ответственности. При этом все, что остается от участия супружеской пары - так это лишь генетическое наследство, желание иметь ребенка и беременность матери.
2. Уничтожение эмбрионов
Уничтожение эмбрионов во время проведения FIVET переходит всякие границы. Утрата эмбрионов достигает 93-94%.
Эта утрата начинается с момента синхронной имплантации многих эмбрионов для того, чтобы увеличить вероятность успеха. В лучшем случае, из нескольких выживает лишь один. Таким образом, FIVET с самого начала несет в себе абортивную идеологию: для того, чтобы имплантировать один, спокойно и преднамеренно уничтожается 8-9 эмбрионов.
Утрата эмбрионов происходит при получении их "сверхчисла" с последующим замораживанием. Считается, что из всего числа законсервированных эмбрионов лишь 3-5% могут развиться и дать рождение ребенку.
Если это замороженное "сверхчисло" не используется супружеской парой, то эмбрионы должны быть уничтожены спустя 10 лет их хранения, так как после этого времени качество консервации больше не гарантируется (французское законодательство предусматривает такое уничтожение уже после 5-ти лет хранения). Так, 1 августа 1996 года в Великобритании было уничтожено 3300 эмбрионов, поскольку вышел срок их давности.
Ученые добиваются возможности употребления этих эмбрионов для проведения различного рода экспериментов. В Англии на каждый эмбрион, что дает рождение ребенку, приходится 4, использованных как материал для исследований.
"Сверхчисло" эмбрионов часто употребляется в качестве доноров эмбриональной ткани для попыток лечения с ее помощью различного рода заболеваний (напр., болезни Паркинсона).
3. Усыновление эмбрионов
Усыновление эмбриона могло бы быть этически приемлемым в качестве возможного варианта на пути решения судьбы замороженного их "сверхчисла", обреченного на уничтожение. Но это не уменьшает фактической незаконности FIVET. Даже если женщина с милосердием готова принять эмбрион для того, чтобы спасти человеческую жизнь, этот акт полностью не исправляет совершенного злодеяния, поскольку речь идет о незаконном оплодотворении. Конечно, цель спасения человеческой жизни могла бы оправдать факт такого усыновления. Но нельзя сравнивать имплантацию эмбриона с усыновлением рожденного ребенка: в случае FIVET, зло "продуцирования эмбрионов" в их "сверхчисле" было предвиденным, запланированным и принятым всеми теми, кто был соучастником этого процесса. Проблема сама по себе включает прямую моральную и материальную ответственность супружеской пары, которая запросила проведения FIVET, врача, который его проводил, и самого государства, которое разрешило подобную практику.
4. Так называемая эмбриональная редукция
По причине синхронной имплантации нескольких эмбрионов и их протоконтроля, FIVET вызывает множественные беременности. При наличии подобных беременностей существует своего рода искушение провести уменьшение количества эмбрионов, то есть провести селективный аборт. Таким способом снижается риск возникновения различного рода осложнений протекания беременности, и увеличивается вероятность выживания остальных эмбрионов. То есть метод, призванный "дать жизнь", в конце концов вызывает смерть.
***
В. Различные возможности FIVET
1. Гетерологическое FIVET
Можно провести FIVET, используя гаметы доноров (в основном, сперму но часто - и яйцеклетки. Очевидно, что такого типа зачатия, называемые гетерологическими, приводят к возникновению многих проблем этического характера:
не соблюдаются брачные узы;
не соблюдается право будущего ребенка родиться в браке, вследствие об'единительного деторождающего акта собственных родителей.
Таким образом, при FIVET затруднено определение таких основных межличностных связей, как кровное родство, понятие о родителях и родственниках.
2. Предимлантационная диагностика
FIVET ведет к риску эугенетического отбора, что проявляется в тенденции к продлению периода выращивания эмбрионов in-vitro более чем на 48 часов для того, чтобы иметь возможность лучшей селекции эмбрионов и уничтожения тех из них, которые являются носителями какой-либо генетической аномалии.
***
Г. Комментарий
Этот список проблем, связанных с осуществлением сегодня уже широко распространенного оплодотворения in-vitro, можно бы продолжить, имея ввиду такие аспекты, как медицинизация половой жизни супругов, неблагоприятное влияние FIVET на здоровье матери, неуверенность в полноценности ребенка, который рождается вследствие применения такого рода технологии, эугенетичная селекция эмбрионов, употребление "наемной матери", донорство эмбрионов, и т.д. Отметим лишь, что этот метод, при всей его привлекательности, с его азартом технического и гуманитарного успеха, явился, судя по последствиям, настоящим "троянским конем", который подготовил общественное мнение к принятию самых крайних видов искусственного размножения человека. Одним из них и является клонация.
--------------------------------------------------------------------------------
Клонация
Рождение овцы Dolly, об'явленное I.Wilmut и K.H.S.Campbell в журнале "Nature" 27 февраля 1997 года, произвело на всех огромное впечатление. Эта овца родилась при помощи техники так называемой "пересадки ядра". В некотором смысле, Dolly не имеет ни отца, ни матери, и является почти неотличимой копией овцы, от которой была получена клетка молочной железы, давшая ей свой генетический материал.
Если эта удача подтвердится положительными исходами иных подобных экспериментов, то, без сомнения, это будет шагом на пути к так называемой клонации, то есть бесполовому размножению генетически идентичных живых существ с целью создания точных двойников одного и того же индивидуума.
***
А. Методы клонации
В настоящее время предложено два способа клонации живых существ:
близнецовое деление;
пересадка клеточного ядра.
1. Близнецовое деление
Этот способ состоит в разделении бластомер, то есть клеток первичного эмбриона, на ранней стадии его развития (2, 4 или более клеток). Поскольку эти клетки еще являются всепотенциальными, т.е. способными произвести все типы клеток организма, то из них можно получить по-существу одинаковые "копии" одного и того же эмбриона, поскольку все они будут иметь один и тот же генетический материал.
Если бы этот тип "клонации" стало возможным применять для человека, то получился бы очень ограниченный процесс, похожий на естественное образование однояйцовых близнецов.
2. Клонация при помощи пересадки клеточного ядра
Другим методом клонации эмбриона является пересадка клеточного ядра. Имеется ввиду совсем иная технология, отличная от всех предыдущих. Пересадка-подсадка ядра яйцеклетки стоит намного ближе к настоящей клонации, поскольку не ограничивается строго определенными делениями эмбриона, но может быть распространена на многие индивидуумы.
Решающие открытия в этом направлении были сделаны при помощи метода, впервые использованного Willadsen (1986). Этот ученый добился развития совершенно нормальных телят и овец, подсаживая единичные бластомеры, полученные из 8- и 16-клеточных эмбрионов, в неоплодотворенные яйцеклетки, из которых прежде было удалено клеточное ядро. Бластоциты, полученные таким образом, хорошо сформированные и организованные, затем были имплантированы в матку самок-кормилиц для последующего развития плодов.
Однако выяснилось, что сам процесс трансплантации ядра с целью получения клонов имеет серию недостатков. В процессе дифференциации клеток происходит постепенное утрачивание генетическим наследством способности к осуществлению нормального развития нового организма. Эта утрата проявляется в виде неспособности генетического материала, происходящего из дифференцированной клетки, обеспечить нормальное развитие "воспроизведенного" эмбриона.
3. Опыты в Roslin Institute
В контексте вышесказанного можно понять тот энтузиазм, с которым научные круги восприняли известие о рождении овцы Dolly, полученной при помощи пересадки ядра уже дифференцированной клетки молочной железы взрослой овцы в яйцеклетку с удаленным ядром, взятой из другой овцы. То, что до недавнего времени казалось невозможным, было успешно продемонстрировано, хотя и в виде исключения (поскольку был получен единственный положительный исход из 227 проведенных пересадок ядра).
Существуют две особенности метода, примененного Ian Wilmut и его сотрудниками из Roslin Institute для клонации Dolly:
они искусственно культивировали клетки-доноры, из которых получали ядра;
клетки-доноры были переведены в состояние полного покоя и неактивности в росте (посредством посадки их на бедные питательные среды) прежде, чем пересадить их при помощи электрического разряда в "выхолощенные" и заранее стимулированные яйцеклетки.
Таким образом, является возможным проведение настоящей клонации, и такой метод мог бы быть применен даже к человеку.
24 июля 1997 года, через четыре месяца после известия о рождении Dolly, Roslin Institute (Edimburg) и PPL Therapeutics (филиал этого института по трансгеyическому воспроизведению овец) об'явили о рождении пяти новых овец, полученных методом клонации искусственно выращенных половых клеток.
Одна из этих овец - по кличке Polly - носит в себе человеческий ген.
***
Б. Искусственное размножение без гамет
Клонация человека является наиболее заманчивой для применения ее в качестве метода искусственного размножения. Можно производить искусственное оплодотворение даже без гамет. Это решило бы проблему бесплодия даже в тех случаях, когда современные методы искусственного осеменения не дают желаемого результата.
Основная тенденция в этом направлении - более полное удовлетворение желания брачных пар иметь собственных детей, которые имели бы их гены. В реальной жизни, можно ли исключить такой вариант, что бесплодная брачная пара, которая не может прибегнуть к гомологическому оплодотворению по причине отсутствия сперматозоидов (или яйцеклеток вместо того, чтобы прибегнуть к гетерологическому зачатию, не решится на клонацию соматической клетки супруга или супруги (в зависимости от желания иметь мальчика или девочку или клетки кого-либо из близких родственников для того, чтобы иметь ребенка, рожденного "в семье", без постороннего вмешательства?
--------------------------------------------------------------------------------
Комментарий
На протяжении последних двадцати лет наблюдается настоящая биотехническая эскалация в сфере человеческого размножения - начиная от первых гомологических осеменений, и заканчивая зачатием in-vitro, или даже предложениями о клонации человека. По мере продвижения этого процесса, с одной стороны, наблюдается все более яркое преобладание техники над этикой, а с другой, все большее унижение человеческого деторождения, оскорбление достоинства человеческого эмбриона, то есть самого человека.
***
А. Преобладание техники над этикой
1. О техническом прогрессе не дискутируют
Техника создает видимость, что нет ничего невозможного. Ученый понимает это так: "Теперь все зависит только от меня". Такое желание осуществить недавно еще нереальное превращается в "право" на его воплощение. Jacques Testard говорит об "истерии прогресса". В случае FIVET, техника была, по сути, обожествлена современным человеком и превратилась в своего рода идола, что устанавливает свои законы; она теперь сама себя оправдывает. Во всем этом нет больше места для морального, а даже просто разумного размышления. Спрашивается: ну почему же не делать то, что стало технически возможным?
2. Техника устанавливает моральные критерии
Сейчас не только отсутствует какая-либо рациональная этика, но, наоборот, решаются частные вопросы о том, что есть этично, а что нет, оправдывая фактически то, что уже совершается:
для того, чтобы улучшить результаты FIVET, нужно было изначально смириться с уничтожением эмбрионов, и производить их в "сверхчисле", с последующим замораживанием;
возможность получения большого числа "лишних" эмбрионов стимулировала желание ученых применять их в качестве материала для исследований или различного рода терапий;
все это вызвало техническую необходимость не считать более человеческие эмбрионы таковыми прежде, чем они достигнут 14 дней своего развития; чтобы можно было безнаказанно уничтожать их, эмбрионы в этом раннем периоде были провозглашены "пре-эмбрионами", то есть простым скоплением клеток;
если сегодня становится возможной клонация, то она сразу оправдывается уже только тем, что с ее помощью можно решить проблемы практически всех случаев бесплодия.
***
Б. Идеология собственности
1. Зачем иметь ребенка?
В центре этой полемики лежит сама мотивация желания иметь ребенка. Рядом со справедливым стремлением иметь своего ребенка, существует множество других менее оправданных мотивов.
Желание иметь ребенка нередко является всего лишь стремлением испробовать собственную способность к деторождению. Такое желание иметь ребенка "для себя" означает желание быть хозяином такого рода "собственности" и стремление к самоудовлетворению. Подобные мотивы приводят к такого рода парадоксам, как наемные матери, FIVET для одиноких женщин, вдов, гомосексуальных пар, женщин, находящихся в менопаузе. Все это уже имело место в различных странах, хотя недопустимость такого рода манипуляций человеческими судьбами является бесспорной.
Значит, во всей этой погоне за нового вида "собственностью", получаемой "экзотическим путем", ребенок уже не является целью, но средством для самореализации.
2. Ребенок "если, когда и как угодно"
Современная техника формирует совершенно новый тип мышления: предлагается получить ребенка "если, когда и как угодно". Он, сам по себе, уже не воспринимается больше как дар, а как право, которое нужно - во что бы то ни стало! - использовать.
Подобно тому, как аборт превратился в "основное право женщин", так же и FIVET превращается в "право на материнство". Феминистические движения сначала добивались права на контрацепцию, а теперь желают добиться права на деторождение, что претворяется в "право иметь ребенка".
Такое "право иметь ребенка" неминуемо ведет к "праву на совершенного ребенка", то есть к эугенизму, и неуклонно катится (при помощи "предимплантационной диагностики") к уничтожению всего, что считается "несовершенным" - вплоть до таких недопустимых явлений, как искусственный подбор пола или даже цвета глаз.
***
В. Обесценивание человеческого достоинства
С развитием передовых технологий искусственного размножения все меньше принимается всерьез сам эмбрион, его право на жизнь - то есть мы наблюдаем постепенное обесценивание самого человека.
Эта небывалая деградация, уже очевидная во FIVET, со всей полнотой проявляется в предложениях о клонации - последнем достижении искусственного размножения. Уже сама идея клонировать человека показывает полное отсутствие всякого уважения к самому человеку и его достоинству. Такое неуважение человеческого деторождения касается, в первую очередь, эмбриона человека.
1. Дегуманизация размножения человека
Оплодотворение FIVET сделало ненужным телесное совокупление в половом акте и позволило увеличить качество гамет.
ISCI (микроинвекция сперматозоидов в цитоплазму яйцеклетки) призвана помочь сперматозоидам проникнуть в яйцеклетку. Гетерологические оплодотворения, с донорством сперматозоидов и яйцеклеток, позволяют обходиться без одного из супругов.
Клонация делает лишними даже сами гаметы, сводит к нулю человеческое деторождение. Она подменяет половое деторождение, связанное с браком и взаимной самоотдачей супругов, такой формой размножения, которая стоит вне брачной любви с ее духовной, психической и физической сторонами. Клонация совсем исключает сам половой акт, направленный на интимное соединение пары, открытой к зачатию в любви будущей жизни.
2. Извращение семейных уз
Уже при гетерологическом оплодотворении in-vitro сильно нарушаются важнейшие семейные связи между личностями - такие, как кровное родство, материнство и отцовство. В клонации они совсем извращаются: не существует больше ни биологического отца, ни матери. Хаос в родственных связях достигает, таким образом, небывалого уровня.
3. Несоблюдение достоинства и прав эмбриона
Оплодотворение in-vitro кроет в себе полное пренебрежение эмбрионом, который унижается до уровня лабораторного материала и программировано уничтожается. Более того, FIVET прямо ведет к нарочно провоцируемому аборту в момент так называемой "редукции эмбрионов". Дух самого оплодотворения in-vitro, по сути, ничем не отличается от абортивного.
Предложения о клонации человека являются еще более тяжкими унижениями человека с первых же моментов его существования, поскольку тот, кто проводит клонацию, считает себя настоящим "конструктором" эмбриона - а значит, и его хозяином. Клонация непременно будет сопровождаться еще более тяжкими преступлениями против жизни эмбриона человека, поскольку его "конструктор" будет считать, что имеет на него все права.
4. Несоблюдение прав ребенка
Общественное мнение делает большую ошибку, когда учитывает мнение лишь тех, кто в данный момент может его высказать (например, в случае аборта мать "всегда права"). Никто не защищает прав ребенка, который только должен родиться, и еще сам не может за себя постоять.
Но ребенок имеет право на то, чтобы быть плодом любви обоих родителей; имеет также право на уважение его личности, начиная с первого же момента его зачатия: ни FIVET, ни, тем более, клонация не соблюдают этих прав.
--------------------------------------------------------------------------------
Вывод
В заключении необходимо сказать: ни в коем случае не допустимо попирание святости и неприкосновенности человеческой жизни, начиная с первого же момента ее существования, то есть с момента оплодотворения. Именно тогда начинается единственная, неповторимая и вполне человеческая личность.
Тертуллиан говорил: "Уже является человеком тот, кто им станет".
Значит, следует отказаться от всякой технологии, не останавливающейся даже перед тем, чтобы перешагнуть через человеческую жизнь, от всякого метода с эугенической направленностью - это значит, отказаться от FIVET в том виде, в каком его совершают сегодня, н, тем более, решительно отвергнуть проекты клонации человека.
Техника жизни, которая ведет к смерти - вот в чем заключается главный парадокс всех этих методов искусственного размножения человека, начиная от FIVET и кончая клонацией. Этот парадокс напоминает одну фразу из Устава святого Бенедикта:
"Существуют такие дороги, которые люди считают правыми,
но их действительный конец лежит в самой бездне ада".

raushan27

КаноничноЪ

sidorskys

Среди морального анализа бредятины много.

yurimedvedev

авторы статей не в курсе современной орθограθии, например в плане употребления твердого знака вместо апострофа

stat2814955

это такой стиль, призванный показать высокоинтеллектуальный уровень автора, его принадлежность к научной богеме, для коих русский язык - часть мировой языковой культуры, с коей они подробно знакомы

spiritmc

> ...гра?ии
Оно даже в греческом через "фи" пишется, так что и в русском
должно писаться через "ферт."
---
"Рот фронт, группенфюрер..."

yurimedvedev

> ...гра?ии
у тебя что-то в твоем емаксе сломалось
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: