Поминутная реставрация событий в Беслане

stm5569898

Новая газета предлагает свою поминутную реставрацию событий в Беслане. Осиливайте.
http://2006.novayagazeta.ru/nomer/2006/65n/n65n-s00.shtml
ЕСТЬ ЛЮДИ, КОТОРЫМ ИЗВЕСТНО ВСЕ
Это не версия, а факты, изложенные именно так и в той последовательности, как они происходили


Даже спустя два года обстоятельства теракта в Беслане с трудом поддаются реконструкции. На сто процентов ясно только одно: официальная версия, подогнанная на скорую руку буквально в считаные дни после теракта, не подтверждается. Слишком много накопилось вопросов. Но официальные органы, в первую очередь Генпрокуратура и суд, уходят даже от очевидных ответов.
Все эти годы «Новая газета» считала нужным не дать угаснуть бесланской теме. Не пойти на поводу управляемой информационной повестки дня, из которой Беслан вычеркнули очень быстро. Было время, когда о главном вопросе для жителей Беслана — использовании при штурме оружия неизбирательного поражения, запрещенного Женевскими конвенциями, — писала только «Новая».
Это было очень короткое время, и оно закончилось, когда с нашей помощью потерпевшие сдали прокуратуре найденные тубусы использованных огнеметов и гильзы от снарядов, отстрелянных танками. Прокуратуру вынудили признать очевидный факт, но она тут же начала придумывать отговорки: да, стреляли, но когда в школе не осталось живых заложников. Заметьте, оправдываться стали не военные, применившие танки, ни ФСБ РФ, чьи спецназовцы стреляли из РПО, РПГ и РШГ, а именно следователи Генпрокуратуры.
Впрочем, для России, в которой не расследованы в полной мере взрывы домов в Москве и Волгодонске, «Норд-Ост», «Курск» и т.д., это привычно.
Непривычно было одно: впервые состоялся открытый суд, на котором официально велась запись судебного следствия.
Несмотря на то, что жителей Беслана не раз упрекали за эти годы в спекуляции своим горем, они достойно выдержали этот многомесячный судебный процесс, сформулировав все основные вопросы, на которые так не хотело отвечать следствие.
Россия запомнила имена двух женщин — Сусанны Дудиевой и Эллы Кесаевой, которых обвиняли в излишней активности и оскорбляли самым жестоким образом.
Но главное все же, что на судебном процессе по террористу Н. Кулаеву, а теперь и в суде над осетинскими милиционерами, обвиненными в халатности, дали показания и женщины, и мужчины, и старики, и дети. И те, кто был в школе и около нее все эти три дня. На суде по Н. Кулаеву также дали показания сотрудники МВД, МЧС, ФСБ, военные 58-й армии, члены республиканского правительства, экс-президент Северной Осетии Дзасохов. И хотя на суде прозвучало много вранья, а реальные обстоятельства штурма скрывались, установлению истины эта ложь не помешала. Абсолютно все показания стали важнейшими составляющими, из которых сложилась картина трех сентябрьских дней, которые потрясли мир.
В своем расследовании «Новая» исходила из того, что каждый участник тех событий имеет право на свои воспоминания, свое мнение и свои оценки происшедшего. Мы слушали, сопоставляли и анализировали все оказавшиеся в нашем распоряжении источники: стенограммы судов, милицейские сводки, материалы уголовных дел, доклады обеих парламентских комиссий, особое мнение члена федеральной парламентской комиссии, депутата ГД РФ Юрия Савельева, показания очевидцев захвата, участников контртеррористической операции.
В итоге мы получили картину теракта. Это не версия, а факты, изложенные именно так и в той последовательности, как они происходили.

Захват
В восемь часов школа № 1 Беслана была уже открыта, первыми пришли учителя и работники школы. На 9.30 была назначена торжественная линейка. Многие узнали об этом только утром первого сентября (обычно линейку проводили в 10.00). Сыну Инги Басаевой-Чеджемовой Зелимхану позвонил одноклассник и сказал, что в школу нужно прийти пораньше. Инга с дочерью и сыном заторопились.
К девяти стали активно подтягиваться ученики. Довольно много детей и взрослых находились внутри школы (именно там их застанут террористы но самое большое скопление людей — снаружи, где все ждали сигнала к началу линейки.
Некоторые из очевидцев потом расскажут, что со стороны ул. Коминтерна задолго до линейки заметили около ворот школы вооруженных людей. Но этим фактам почти никто не придал значения. Подумали — вневедомственная охрана. Двоих мужчин уже во время построения на линейку увидел на крыше бывший заложник А. Комаев.
Проходя через переезд, Инга заметила две медленно движущиеся машины — крытую тентом «ГАЗ-66» с номером А 3012 СЕ и белую «семерку» без номеров. Эту же связку машин видела и впереди идущая женщина, которая потом подтвердит слова Инги. Зелимхан сказал маме, что в машине сидят бородатые люди. Не вернуться ли домой? Инга ответила сыну: не выдумывай, не пытайся отвертеться от школы, но на душе, очевидно, стало неспокойно. Немного притихла озабоченность, когда увидела в легковушке на переднем сиденье человека в милицейской форме. Но машины эти все равно не выпускала из глаз, заметила, как они остановились у хозмага «Бонус» на улице Коминтерна; водитель «семерки» подошел и что-то сказал водителю «ГАЗа». Инга обогнала машины, подошла к школе и все же нашла Фатиму Дудиеву, майора Правобережного РОВД, дежурившую в этот день в школе. Инга сказала ей о машинах, вызвавших ее подозрение, правда, оговорилась: может, это военные едут охранять школу (муж Инги, сотрудник ГИБДД, предупреждал о том, что в Осетии возможны теракты).
Майор Дудиева пошла звонить на второй этаж. Этот разговор слышала Инга Хазбиевна Харебова, которая потом расскажет об этом на предварительном следствии.
Тем временем завуч школы Ольга Щербинина в 9.20 дала три звонка и вышла на улицу. Линейка построилась, директор школы Лидия Александровна Цалиева поздравила учеников с началом нового учебного года. В тот момент, когда заиграла музыка, в небо взметнулась сигнальная ракета. Сразу же зазвучали автоматные очереди.

Большинство заложников, описывая момент захвата, повторяют одни и те же детали: 1) сначала они увидели 6 людей в камуфляже в масках и без масок, особое внимание привлекал высоченный, атлетического сложения боевик с рыжей бородой, который стоял у входа в школу со стороны ул. Коминтерна, стрелял из снайперской винтовки в воздух и кричал: «Это захват!»; 2) боевики успели окружить линейку и стояли на всех выходах (их всего два) со двора школы; 3) люди, испугавшись выстрелов, сами побежали в здание школы, но только немногие смогли убежать из открытой (!) задней двери школы, остальные выбивали окна и запрыгивали в коридор школы, бежали на второй этаж и прятались по классам; 4) в школе уже было много боевиков, в том числе боевик с раненой рукой, которого многие заложники опознают на фототаблице под № 20.1
Одновременно с началом террористической операции к школе подъехал (по некоторым версиям стоял, дожидаясь сигнальной ракеты) «ГАЗ-66», из которого выпрыгнули около 15 человек в камуфляже. «ГАЗ-66» высадил боевиков, развернулся и уехал.
Наконец, со стороны переулка Батагова к школе прошла еще одна немногочисленная группа боевиков. Их видели поливавший в своем огороде картошку Валерий Дзгоев и его жена, моментально оценившая обстановку и загнавшая мужа в дом (Валерий не сразу понял, что происходит: услышав выстрелы, принял их за салют).
Несколько людей еще на предварительном следствии дали схожие показания, что видели подъехавшую к школе «Газель», из которой выпрыгнули вооруженные боевики, а еще двое потерпевших видели машину «УАЗ» с боевиками. Белая «Газель» действительно простояла все три дня у центрального входа в школу и даже попала в уголовное дело. Потом «Газель» без всяких объяснений перестала фигурировать в официальной версии.
Открытым остается вопрос и о втором «ГАЗ-66» с номерами А 8130 СЕ, который непонятно когда появился у школы. По показаниям свидетелей, это произошло уже после захвата заложников. Маирбек Туаев живет около школы в доме по Школьному переулку. В своих показаниях на предварительном следствии Маирбек рассказал, что один из боевиков выбежал за территорию школы метров на десять и начал кого-то вызывать по рации на чеченском или ингушском языке. После чего он добавил: «Все уже сделано, давайте подкрепление». (По показаниям большого количества заложников, кроме сотовых телефонов практически у всех боевиков были рации).
Возможно, на «ГАЗ-66» с номерами А 8130 СЕ и подъехало к школе то самое «подкрепление».
Вот только, по версии следствия, именно на этой машине, обнаруженной впоследствии около школы, приехали все террористы: всего тридцать мужчин и две женщины. Впрочем, после приговора суда по Н. Кулаеву замгенпрокурора Н. Шепель неожиданным образом признался: «Следствие никогда не утверждало, что бандитов было тридцать два человека». А в переписке с потерпевшими прокуроры практически согласились: «ГАЗ-66», судя по техническим характеристикам, не мог проехать до Беслана с 32 боевиками (даже с 28 — четыре человека пересели в машину Гуражева) и со всем оружием, которое было обнаружено в школе уже после штурма.
Можно с большой вероятностью предположить, что в теракте участвовали не менее пяти-шести групп террористов. Общая численность террористов могла, по разным оценкам, достигать 60—70 человек, среди них была группа русскоязычных, европейской внешности боевиков, до пяти женщин2 и группа численностью 15—16 высокопрофессиональных боевиков-фанатиков, поразивших заложников своим видом (черные длинные бороды и волосы, черные халаты а также неуместным чтением Корана (во время штурма)3. Все они попали в Беслан разными маршрутами, на разном транспорте и в разное время.
Показателен факт: через несколько дней после теракта Инга Басаева-Чеджемова, у которой в школе погиб сын Зелимхан, прорвалась к замгенпрокурору Владимиру Колесникову (он вел тогда дело по теракту) и сообщила о странных машинах. Она упорно настаивала на своей версии и просила провести проверку. Колесников послушал и спросил Ингу: «У вас фамилия известная очень. Басаева. Вы сами-то не боитесь?».

Штаб
Принято считать, что если в школе все три дня происходил один сплошной ужас, то вне школы — один сплошной бардак.
Причем, по версии следствия, неразбериха, царившая в оперативном штабе, не сказалась на положении заложников.
Уже сразу же после штурма выяснилось, что все телодвижения контр-террористического штаба еще как влияли на ситуацию в захваченной школе.
В результате упорно звучавшей в новостях (террористы смотрели телевизор) цифры «354 заложника» в спортзале был ужесточен режим содержания (в первый день людям позволяли выходить в туалет и давали воду, на второй — большинство уже пили свою мочу и справляли нужду в спортзале но показательных расстрелов тем не менее в школе не произошло.4
В процессе обнародования деталей о действиях тех или иных лиц, вовлеченных в антитеррористическую операцию, стало ясно, что бардака в штабе никакого не было.
Была в действительности несогласованность действий, возникшая в результате существенных разногласий между членами штаба, из которых одни являлись сторонниками освобождения заложников, а другие — сторонниками уничтожения террористов.

С самого начала руководство по противодействию теракту взял на себя президент республики А.С. Дзасохов, прибывший в Беслан в 10.30 утра. Были проведены все необходимые первичные действия: от оцепления непосредственно школы (оно было организовано достаточно быстро и предотвратило попадание в заложники большего числа людей) до первых попыток наладить переговорный процесс с террористами.
Через муфтия Волгасова в 12.50 террористам передается рация, то есть, по сути, установлен первый контакт с террористами.
По указания ОШ (оперативного штаба) используется аппаратура для сканирования всех переговоров, которые ведут боевики, установлено, что они пользуются закодированным сигналом.
В 11.20 прокуратура заводит уголовное дело о захвате «более 600 человек».
В 11.40 Дзасохов первый раз разговаривает по телефону с президентом РФ.
О подробностях разговоров (с Путиным Дзасохов будет говорить еще несколько раз за эти три дня) известно мало. Тем не менее можно с большой вероятностью предположить, что президента информируют обо всех деталях, в том числе и о предполагаемом количестве заложников, и о требованиях террористов. В свою очередь, по словам Дзасохова, Путин просит сделать «все возможное для освобождения заложников». Но вот уже в первые часы теракта5 речь заходит о выполнении требования террористов, звучавшего на протяжении всех трех дней: чтобы в школу пришли президент Ингушетии Зязиков, президент Северной Осетии Дзасохов, детский врач Рошаль и присоединенный к этому списку чуть позже (после своего телефонного разговора с террористами, состоявшегося 1 сентября) советник Путина Аслаханов.
И какова реакция Москвы? Категорически негативная. Поступает приказ любыми способами (вплоть до ареста) остановить Дзасохова. Зязиков также не появится в Беслане все эти три дня и впоследствии, оправдываясь, сошлется на указание из Москвы. Аслаханов тоже будет утверждать, что он вылетел в Беслан, как только получил соответствующее разрешение (было, правда, уже слишком поздно — Аслаханов прибыл в Беслан около 17.00 3 сентября, то есть после штурма).
Таким образом, можно сделать вывод, что реальному налаживанию переговоров помешала Москва, категорически не допустившая приезда в Беслан высокопоставленных переговорщиков (за исключением Рошаля, который официальным лицом не являлся). Также запрет на участие в переговорах получили напрямую из администрации президента некоторые известные политики, участвовавшие в переговорах в «Норд-Осте».
Необходимо также констатировать: реальные попытки наладить контакт с террористами исходили исключительно от Дзасохова и республиканских властей. Именно президент Северной Осетии предложил отпустить задержанных по подозрению в нападении на Назрань ингушей, сидящих на момент теракта во Владикавказском СИЗО. Дзасохов позвал на переговоры братьев Гуцериевых и Руслана Аушева. Дзасохов предложил террористам (через Гуцериева) обменять детей-заложников на 800 человек, в том числе чиновников регионального правительства и депутатов местного парламента. По личной просьбе Дзасхова и Мамсурова криминальные авторитеты Чечни и Ингушетии выходят на боевиков по мобильной связи. Дзасохов, наконец, несколько раз разговаривает с Закаевым, требуя (!) от последнего привлечь к переговорам Масхадова. Пожалуй, единственное, чего не сделал Дзасохов: не попытался переговорить с террористами лично по телефону.
Но что делали в это время Москва и подчиняющиеся напрямую руководителю ФСБ М. Патрушеву представители УФСБ Северной Осетии?
Известно, что в 13.00 1 сентября президент Путин проводит совещание с силовиками и в Беслан направляются три заместителя директора ФСБ: генералы Проничев, Тихонов, Анисимов.
Надо сказать, что Проничев и Тихонов стали широко известны благодаря штурму с применением газа здания на Дубровке в октябре 2002-го. Анисимов же впервые фигурирует в такого рода ситуации, но потом его присутствие в Беслане будет объяснено председателем федеральной парламентской комиссии А.П. Торшиным и руководителем штаба Валерием Андреевым.6
Представитель администрации президента РФ Дмитрий Песков руководит информационным освещением теракта.7 В результате все три дня официальная информация о количестве заложников застывает на цифре 354. Начальник штаба Андреев, «консультируемый» (выражение самого Андреева) генералом Проничевым, выделяет на переговоры с террористами сотрудника северо-осетинской ФСБ Зангионова, который пытается установить контакт с террористами под наблюдением переговорщика из ЦСН ФСБ РФ.
Допрошенный на суде по Кулаеву Зангионов расскажет об уникальной ситуации: являясь официальным переговорщиком, он не знал о том, что переговоры с террористами ведут братья Гуцериевы, не знал о переговорах с Закаевым и Масхадовым, об участии Руслана Аушева и освобождении 26 заложников, не знал о политических требованиях террористов, изложенных в записке, вынесенной Аушевым из школы, наконец, Зангионов понятия не имел о том, что террористы разрешили сотрудникам МЧС забрать трупы убитых заложников.
Однако Зангионов подтвердит, что на протяжении всех дней террористы не уставали повторять одно и то же: что они начнут переговоры, когда в школу придут Дзасохов, Зязиков, Рошаль, Аслаханов.
Какие выводы можно сделать?
1) Несмотря на всю свою беспрецендентную жестокость, а также невыполнение их требования, террористы не уничтожают заложников — с вечера 1 сентября до начала штурма в захваченной школе никого не расстреляли.
2) Реальные предложения (торг, переговоры и т.п.) поступают от регионального правительства Северной Осетии (А.С. Дзасохова все эти действия согласовываются с представителями из Москвы. С другой стороны, тот же Дзасохов не имеет доступа в неофициальный центр управления контртеррористической операцией, который образуют заместители Патрушева, начальник ЦСН ФСБ РФ, представители центрального аппарата ФСБ РФ, других федеральных спецслужб, а также сотрудники администрации президента РФ.
3) Очевидно, что вышеупомянутый неофициальный штаб тянет время, чтобы подготовить силовую операцию. В Беслан прибывают войска 58-й армии и подразделения ВВ, которые поступают вместе с танками и БТРами в распоряжение начальника ЦСН ФСБ генерала Тихонова. Уже в ночь с первого на второе сентября восемь оперативно-боевых групп («Альфа» и «Вымпел») сформированы, между ними распределены задачи, расставлены снайперские пары по всему периметру захваченной школы, к трем пятиэтажкам (дома 37, 39, 41 по Школьному переулку) подвозится в больших количествах вооружение: огнеметы, РШГ, РПГ и т.п. Найдена похожая на бесланскую школа, на которой спецподразделения отрабатывают возможные способы штурма. При этом внимательно изучается и максимально обследуется сама захваченная школа, исследуются образцы лексановых стекол спортзала, схема кабинетов и помещений, мест расположения выходов из школы; освобожденных и сбежавших заложников тщательно допрашивают о схеме минирования, нахождении и скоплении боевиков, определяются снайперские позиции террористов.

Надо полагать, в результате полученной информации силовики приходят к неутешительному выводу: невозможно проникнуть в школу, не спровоцировав взрыв спортзала, а значит, и гибелиь подавляющего большинства заложников. То есть штурм в любом случае приведет к неизбежным потерям, в которых впоследствии обвинят именно спецназ ФСБ. И потери эти будут огромны, особенно в сравнении с ранее озвучиваемым количеством заложников. (В «Норд-Осте» этих обвинений удалось в принципе избежать, переложив ответственность за гибель людей на МЧС и медиков. Впрочем, применить «норд-остовский» сценарий в Беслане не представилось возможным: боевики с самого начала разбили окна спортзала, имеют при себе противогазы и рассредоточены по всей школе, в спортзале на протяжении всех трех дней постоянно находились всего от 3 до 10 боевиков).
Перед силовиками встает трудно разрешимая задача, которую я бы сформулировала так: не как провести штурм, а как его СПРОВОЦИРОВАТЬ. То есть сделать так, чтобы ответственность за штурм была возложена именно на террористов.
На решение этой проблемы у силовиков не так много времени. Дзасохов, Аушев и Гуцериевы развивают свою деятельность и устанавливают-таки контакт с террористами. У них уже есть конкретные договоренности, Аушев уже выводит заложников, показывая тем самым, что переговоры эффективны. К тому же Аушев выносит из школы более чем странную записку.8

И уже практически официально в переговорном процессе начинают фигурировать Закаев и Масхадов.
Полагаю, что именно согласие Масхадова стать посредником в освобождении заложников спровоцировало штурм, осуществленный силовиками 3 сентября 2004 года.

Штурм. Хронология событий 3 сентября
C утра террористы переминируют спортзал, подвесив на стенах взрывчатку, находившуюся до этого момента на полу.
В 11.11 Аушев и Гуцериев договариваются с террористами об эвакуации тел погибших заложников. Террористы ставят об этом в известность заложницу Ларису Мамитову, приказывая ей осуществить переговоры с сотрудниками МЧС.
11.15. Дзасохов на встрече с жителями Беслана заявляет: «В переговорном процессе появились новые фигуры. Штурма не будет».
12.00. Закаев в телефонном разговоре подтверждает Дзасохову заявление Масхадова, прошедшее в 22.15 02.09.04 по AFP, о своей готовности «без предварительных условий» содействовать мирному разрешению кризиса. Закаев говорит Дзасохову о своей и Масхадова готовности прибыть в Беслан под гарантии беспрепятственного проезда к школе. Дзасохов просит на организацию два часа и докладывает о разговоре с Закаевым генералу Проничеву. На полигон «Шалхи» по приказу командующего 58-й армией В.И. Соболева выдвигаются два БТР № 826 и № 833 и около 50—60 военнослужащих «Альфы» «для отработки взаимодействия». Дополнительно с ними отбыл БТР внутренних войск (ВВ) со своим экипажем.
12.55. К школе подъезжает машина и четыре сотрудника МЧС, которые должны забрать тела погибших. Их сопровождает начальник штаба Андреев. Гуцериев отдал эмчээсовцам свой телефон и гарантировал им безопасность.
13.03. Раздается сильный взрыв. Взрыв вызван разрывом термобарической гранаты, выпущенной из РПО-А (равновероятно, из РШГ-2 или гранатой ТБГ-7В из РПГ-7В1)9, в чердачном отсеке между крышей и потолком восточной части спортзала, примыкающей к тренажерному залу. Через 22 секунды слышен еще один взрыв, в результате которого образуется дыра под первым от основного здания школы окном спортзала со стороны школьного двора. Взрыв вызван выстрелом из РШГ-1 с пятиэтажного дома № 41 со стороны Школьного переулка. Краткий промежуток времени, в который последовали взрывы, а также цель стрельбы — два боевика-«педалиста», находящиеся в спортзале, позволяют судить о приказе начать силовую операцию, поступившем снайперам ЦСН ФСБ, дислоцирующимися на крыше и пристройке домов по Школьному переулку. В результате обстрела спортзала оба боевика-«педалиста» погибают.10 Взрывы слышат все, кто смотрит новости в этот момент.
Корреспондент НТВ от неожиданности выражается нецензурно, но точно: «П…ц!»
13.04—13.25. Из спортзала убегают способные самостоятельно передвигаться заложники. Выжившие заложники фиксируют, что бомбы, закрепленные террористами в баскетбольных кольцах, на стульях и в центре зала, не взорвались. Многих (около 300 человек) заложников, сохранивших способность двигаться, но не успевших убежать из спортзала, боевики загоняют в основное здание школы — в актовый зал, столовую и мастерские.
13.05. В штаб поступает сообщение о возгорании восточной части спортзала, чердачного помещения над тренажерным залом. (От разрыва в чердачном помещении термобарической гранаты в потолке спортзала образовалась дыра размером около 1х1 метр. Края дыры, утеплитель и деревянные балки тлеют).
С этим сообщения ознакомлены руководитель штаба Андреев, руководитель боевой операции Тихонов, министр МЧС РСО-А Дзгоев и другие. Пожарные машины пытаются выехать на пожар, но Тихонов приказывает оставаться на месте в полной готовности.
13.30. Оперативный штаб сообщает, что боевики открыли по бегущим детям огонь. В районе школы идет шквальная перестелка. Кто и куда стреляет понять невозможно.
14.20—14.55. В спортзале, в результате пожара взрывается мощное самодельное взрывное устройство. В это же время к школе подбегают гражданское население, местные ОМОНовцы, спецназовцы ВВ. Начинают производить хаотичную эвакуацию раненых и убитых (боевиков в спортзале нет) в результате взрывов заложников. Снайперы-террористы ведут огонь из окон второго этажа. Пожар разгорается, горят деревянные конструкции чердачных перекрытий, потолок, угол у входа в спортзал со школьного двора и сваленные здесь же парты и вещи заложников. Спецназ ЦСН ФСБ наносит удары реактивными гранатами из различного вида оружия по окнам второго этажа южного корпуса школы, параллельного спортзалу. В этот момент в южном корпусе могли находиться выведенные из спортзала террористами и рассредоточенные по всей школе заложники. Танки № 325 и № 328 выдвигаются на боевые позиции вблизи школы.
Саперы 58-й армии Набиев и Гаглоев без приказа (добровольно) проводят разминирование тренажерного зала. Население пытается тушить пожар с помощью вневедомственных пожарных машин завода «Исток». Началось обрушение потолка спортзала, часть спортзала полыхает. БТР № 826 возвращается с полигона «Шалхи» и сразу же включается в штурм — прикрывает спецназ ВВ во дворе школы № 1. Там же находился второй БТР, предположительно № 519.
14.25. Один из танков произвел выстрел по зданию школы. Потом оба танка маневрируют, танк № 328 занимает новую позицию между спорткомплексом и зданием ДОССАФ, танк № 325 — между ДОССАФ и домом Т. Кокова по улице Коминтерна, 128.
14.55. Пожар активно развивается, обрушается часть потолка и шиферного покрытия спортзала. В зале еще есть живые заложники. Спецназ ЦСН ФСБ РФ наносит удары из РПО-А (равновероятно, также РПГ-7В и РПГ-7В1) по крыше основного здания школы. Боевой вертолет МИ-24, вероятно, гранатой ТБГ-7В наносит удар по крыше корпуса школы, прилегающего к спортзалу (в чердачном помещении между крышей и потолком кабинета осетинского языка находился снайпер-боевик). Продолжает обстреливаться здание южного (параллельного спортзалу) корпуса школы из РПГ-26 и РШГ-2. Из РПО-А наносится удар по крыше южного корпуса, примыкающего к флигелю столовой.
15.00. Оба танка стреляли неоднократно по школе по наводке офицеров ЦСН ФСБ РФ, находящихся с рациями как на танках, так и в школе. В результате танковых выстрелов решетки срывают с окон и они вваливаются в помещение столовой. В 16.00 в столовую через окна заходит спецназ ЦСН ФСБ РФ. Танки прекращают стрельбу.
15.10. Генерал ФСБ Тихонов дает команду подразделениям «Альфа» и «Вымпел» заходить в школу. Начинается непосредственная зачистка школы от боевиков. Также Тихонов дает приказ министру МЧС РСО-А Дзгоеву на тушение пожара в спортзале.
15.27. Именно в это время пожарные (ПСЧ № 6 МЧС РСО-А) начинают подавать воду в спортзал. Активно горит деревянный пол, свободный от тел заложников, начинают гореть переплеты оконных рам и деревянные облицовки батарей. К тушению пожара подключаются остальные силы МЧС РСО-А.
15.28. Крыша спортзала обрушена полностью за исключением небольшой части, прилегающей к западной стене спортивного зала. Сильно горит пол спортзала в западной, восточной и центральной частях.
16.37. Первый заход сотрудников МЧС с пожарным рукавом в спортзал.
17.00. Пожар потушен.
17.10—18.00. Организация жесткого оцепления вокруг школы, все гражданские лица, МЧС, военные и т.п. (кроме спецназа ЦСН ФСБ РФ) отводятся с территории школы.
17.25. В коридоре рядом со столовой спецназовцы ЦСН ФСБ РФ устраивают минуту молчания в память погибших товарищей.
18.05—19.34. По крыше южного (параллельного спортзалу) корпуса спецназ ЦСН ФСБ РФ наносит удары из РПГ-26 и, возможно, РШГ-2. Обстреливается крыша актового зала.
24.00. Стрельба из РПО-А по южному флигелю для обрушения стен и потолка учебных мастерских. Причина обстрела до сих пор неизвестна. Подвал, несмотря на сообщения официального штаба (по официальной версии, именно там оставались террористы и отстреливались до последнего абсолютно цел (это можно увидеть и сегодня, побывав в школе). Признаков нахождения там террористов и следов боя не обнаружено.

Итог: 4 сентября из спортзала вынесено 112—116 тел обугленных заложников. Из остальных помещений школы сотрудники МЧС в этот же день вынесли 106—110 человек, погибших в южном флигеле школы, в столовой, в актовом зале и других помещениях школы. Общий учет тел (вместе с 18 заложниками, убитыми террористами найденных в школе четвертого сентября, — 237. Все они были вынесены на школьный двор (место проведения торжественной линейки а потом перевезены в морг г. Владикавказа.



1)
Это был Владимир Ходов, входивший в группу Руслана Хучбарова. В момент захвата заложники видели эту группу не во дворе школы, а уже непосредственно в здании школы.

2)
Вопрос о количестве женщин-террористок исследовал член парламентской комиссии депутат Госдумы Юрий Петрович Савельев (часть 5 доклада). Он проанализировал все показания заложников и пришел к выводу, что люди видели четырех так называемых шахидок, две из которых были одеты в одежду серого цвета, две — черного цвета. 1 сентября они сменяли друг друга в спортзале, вечером в результате взрыва две из них были убиты. Также в школе находилась пятая женщина, одетая в черный комбинезон, круглолицая, с непокрытой головой (на голове зеленая повязка с арабскими надписями с русыми волосами, стянутыми в длинный конский хвост. У нее была снайперская винтовка. Она курила. Среди мертвых боевиков этой женщины нет.

3)
В материалах уголовного дела во время осмотра места происшествия обнаружены трупы двух боевиков, одетых в черные длинные рубашки в виде халата. Возле этих трупов обнаружены Коран и брошюры «Нравы моджахеда» и «Законодательство по джихаду». Более трупов в характерной одежде в школе зафиксировано не было.

4)
При захвате школы террористы убили 5 человек, более десяти человек получили ранения. На второй день, однако, террористы выкинули со второго этаже 18 трупов.
Обстоятельства гибели 13 мужчин уже после непосредственного захвата во второй половине 1 сентября непонятны до сих пор.
По официальной версии, их расстреляли террористы. Но, по показаниям выживших заложников, которых первого числа боевики вывели из спортзала для баррикадирования окон школы, стало понятно, что эти мужчины погибли около четырех часов 1 сентября от взрыва женщины-террористки около учебного кабинета № 10, что возле входа в спортзал. От этого же взрыва погиб один из боевиков, была ранена заложница Мамитова. Тяжело раненных в результате этого взрыва мужчин-заложников террористы впоследствии расстреляли и выбросили из школы. Тех, кто был легко ранен или просто контужен, отправили обратно в спортзал к остальным заложникам.
Член федеральной Парламентской комиссии, депутат Госдумы РФ Ю.П. Савельев в 6-й части своего доклада рассматривает версию об обстреле школы из гранатомета извне, со стороны ул. Коминтерна. Возможно, именно попадание гранаты в женщину-террористку (об этом свидетельствали заложники — Ю. Айялров и С. Бзиев и др.) и явилось причиной взрыва.

5)
Уже в первый день в оперативный штаб из школы доставлена записка: «8-928-738-33-374 Мы требуем на переговоры президента республики Дзасохова, Зязикова, президента Ингушетии, Рашайло, дет врача. Если убьют любого из нас, расстреляем 50 человек. Если ранят любого из нас, убьем 20 человек. Если убьют из нас 5 человек, мы все взорвем. Если отключат свет, связь на минуту мы расстреляем 10 человек». Эту записку вынесла заложница Лариса Мамитова. По официальным сообщениям, записка была получена в 11.05 1 сентября. Мамитова на суде по Кулаеву утверждает, что записка появилась в пятом часу дня, после взрыва в школе, в результате которого погибли шахидка и мужчины-заложники. Мамитова также подтверждает, что этот взрыв был полной неожиданностью для боевиков. Именно после этого взрыва (по версии заложников — обстрела школы из гранатомета) Хучбаров согласился на уговоры Мамитовой и продиктовал ей эту записку.

6)
Андреев и Торшин утверждают, что заместитель Патрушева Анисимов курировал агентурную сеть по всему Северному Кавказу. Из анализа биографий убитых в Беслане террористов выяснилось, что Камурзоев С.М., Хочубаров М.М., Цечоев М.И., Таршхоев И.К., Ходов В.А., Ахмедов Х.Х., Илиев А.М., Цечоев Б.Б., Шебиханов М.С. и Кулаев Х.А. в разное время были задержаны, или арестованы, или находились в федеральном розыске.
Из практики правоохранительных органов на Северном Кавказе известно также, что у задержанных по подозрению в террористической деятельности из СИЗО есть только три пути: или на тот свет, или в тюрьму, или на свободу в качестве завербованного агента-осведомителя. Седьмого сентября 2004 года, когда в Беслане проходили массовые похороны, а личности террористов еще были официально не установлены, одновременно две газеты — «Комсомольская правда» и «Московский комсомолец» — вышли с материалами об убитом в Беслане террористе Владимире Ходове, который был арестован в 1997 году по 132-й статье УК РФ. При невыясненных обстоятельствах Ходов оказывается на свободе. Позже по подозрению в совершении как минимум двух терактов на территории Северной Осетии объявляется в федеральный розыск. Несмотря на то что ориентировки на него разосланы во все РОВД республики, Ходов, абсолютно не скрываясь, живет в селе Эльхотово РСО-А в доме своих родителей (по месту прописки).
Через год после публикаций о Ходове на сайте «Кавказ-центр» появилось письмо якобы от Шамиля Басаева, где выдвигается версия об «агенте» ФСБ Ходове. Более того, в этом письме утверждается, что Ходов был заслан в банду Басаева для подготовки теракта во Владикавказе, который должен был состояться 6 сентября 2004 года. Для того чтобы Ходов вошел в доверие к Басаеву, спецслужбы Северной Осетии и Ингушетии создают легенду прикрытия: в Осетии происходят два теракта [взрыв во Владикавказе около «Гамид — банка», и подрыв поезда (без жертв — взрывчатка заложена в том месте, где состав идет самым медленным ходом, к тому же не все взрывные устройства детонируют)].
Также в письме утверждается, что в банде Басаева Ходов был перевербован и помог главному российскому террористу переиграть спецслужбы и организовать бесланский теракт (спецслужбы не только не арестовали бандитов в лагере, но и сняли все посты на административной границе для беспрепятственного проезда боевиков в Беслан).
Версия, высказанная «МК», «КП» и Ш. Басаевым, заслуживает безусловного внимания. Но нас настораживает факт ОДНОВРЕМЕННОЙ публикации двумя газетами этой версии. Это никак не обесценивает факты, изложенные в статьях, но наводит на мысль о сливе оперативной информации с целью «свалить» с должности Анисимова, который и отвечал за вербовку агентов на Северном Кавказе. Необходимо добавить, что генерал Анисимов — единственный генерал ФСБ РФ, которого критикует федеральная парламенсткая комиссия Торшина и единственный заместитель директора ФСБ Патрушева, уволенный из-за Беслана.

7)
По свидетельству руководителя северо-осетинской комиссии, вице-спикера республиканского парламента Станислава Кесаева, именно представители федерального центра — сотрудник администрации президента, заместитель пресс-секретаря президента РФ Громова Дмитрий Песков и сотрудник московского офиса ВГТРК Петр Васильев — курировали освещение теракта. В связи с этим возник конфликт: 2 сентября вице-спикера североосетинского парламента С. Кесаева вызвали в оперативный штаб на беседу по поводу его несанкционированного информирования населения об истинном количестве заложников в школе. Москвичи представились как сотрудники информационного управления администрации президента РФ и попросили не распространять информацию, противоречащую официальной (то есть не выходить за рамки «354 заложников»).

8)
«От раба Аллаха Шамиля Басаева Президенту РФ В.В. Путину.
Владимир Путин, эту войну начал не ты. Но ты можешь ее закончить, если тебе хватит мужества и решимости Де Голля. Мы предлагаем тебе разумный мир на взаимно выгодной основе по принципу: «Независимость в обмен на безопасность».
В случае вывода войск и признания независимости Чеченской Республики Ичкерия, мы обязуемся: не заключать ни с кем против России никаких политических, военных и экономических союзов, не размещать на своей территории иностранные военные базы, даже на временной основе, не поддерживать и не финансировать группы или организации, ведущие вооруженные методы борьбы против РФ, находиться в единой рублевой зоне, войти в состав СНГ. Кроме того, мы можем подписать ДКБ, хотя нам более приемлем статус нейтрального государства. Также мы можем гарантировать отказ всех мусульман России от вооруженных ме

vodes5311

гон.
все т.н. "реконструкции" проводятся не теми, кто видел, а теми, кто думает что может правдоподобно выстроить цепочку причин-следствий.
Есть более правдивая?
Заказная статья.

заказчег кто?

vodes5311

а к тому, что ряд даже общеизвестных фактов эту вот "реконструкцию" опровергают.
Пример можно?

oxana1

и все таки до сих пор не могу понять - как остался в живых Н.Кулаев?
может его там не было вовсе?

Starik505

многа букв
вкратце там чё было?

oxana1

там это где?

rkagan

с одной стороны, оно понятно - выборы приближаются, надо лодку раскачивать подобными публикациями..
но, с другой стороны, вспоминаю те дни..
1. было ясно, что единственный выход для Путина и его людей - именно такой. штурм школы спровоцированный террористами или форс-мажорными обстоятельствами.
любой другой вариант развития событий - это политическая смерть команды Путина и конец стабильности в стране - даже такой стабильности, что была..
(кстати, кто-нибудь может придумать иной вариант решения той ситуации?
не из этих трех - {согласие на любые условия боевиков / штурм / штурм в результате провокации}
реальный, с минимумом политических потерь для руководства РФ..
действительно _очень_ интересно)
2. и второе. я в тот день сидел дома и смотрел почти все выпуски новостей, разные каналы. как минимум на одном канале, на НТВ, кореспондент рассказывал утром об изменениях обстановки и упомянул следующее: 1. в отл. от прошедшего дня, над школой то и дело пролетают вертолеты (скорее всего, не пролетают, а кружат); 2. всех гражданских отодвинули от школы на несколько десятков метров (по-моему, речь шла даже о 150-200 и добавили еще одно кольцо отцепления.
что это было, как ни подготовка к развязке?

zuzaka

> реальный, с минимумом политических потерь для руководства РФ..
лично мне глубоко покласть на политические потери руководства РФ и команду путина. Кстати, любого человека, которому не покласть, я считаю либо подонком (если он что-то с этого имеет либо дебилом.

rkagan

не надо так легко вестись на эту фразу.
я написал именно так, т.к. только руководство РФ могло принять решение.
(и, кстати, очень хочется верить, что "политические потери для руководства РФ" и "политические потери для РФ" когда-нибудь станут синонимами)

zuzaka

в том, что действия правительства были оптимальны (или близки к ним) для самого правительства - я не сомневаюсь. Но ведь пока упомянутые слова не синонимы

magrmagr

и какие можно сделать из всего этого выводы?
что этот теракт был запланирован спецслужбами?
не можется в такое поверить
иначе куда с этой страны бежать...
все слишком сложно
действия террористов направленные против детей должны были повлечь соответствующую реакцию, но не в такой спешке и не проработанности

нельзя идти у террористов на поводу, сомнения нет, но все же разве нет возможности спасти как можно больше заложников
если содержимое этой статьи правда, то кто правит этой страной?

popov-xxx25

Сообщение удалил

magrmagr

ты Топ?
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: