Техника победы (Средние танки)

sanek91

-43 годы в развитии бронетанковых войск стали переломным моментом. Именно в это время военные аналитики враждующих сторон поняли, что те «игрушки», с которыми они вступили в конфликт на фоне общего развития вооружений и изменившихся стратегических задач, мягко говоря, не отвечают предъявляемым к ним требованиям. В результате получилось так, что за какие-то четыре года (с 39-го по 43-й) гусеничная бронетехника прямо по дарвиновской теории эволюционировала от мелких почти беззащитных земноводных до настоящих динозавров поля боя. Но подобно любой эволюции, эта тоже имела промежуточный этап. Как раз о нем мы и поговорим в данной статье.

«Качественное превосходство, которое мы имели до сих пор, отныне перешло к противнику.»
Гейнц Гудериан
В предыдущей главе, посвященной начальному отрезку Второй мировой войны, мы уже сообщали, что основные воюющие государства — Германия и СССР — в отношении своей бронетехники ставку в первую очередь делали на небольшие легкие машины. Эти танки, имевшие зачастую лишь противопульное и противоосколочное бронирование, а также вооружение, состоявшее максимум из 50-мм орудий, пожалуй, все же отвечали поставленным перед ними задачам. Однако уже с 1941 года восточный фронт продемонстрировал полную их неспособность решать возникшие боевые проблемы. Итогом этого стало появление у немцев поздних версий танка Kampfwagen IV, а у нас наращивание объемов выпуска известной «тридцать четверки» в модификации 76. Об этих машинах и пойдет речь.

ОСНОВА ОСНОВ
В своих «Воспоминаниях солдата» Гудериан описывает такой интересный случай. В апреле 1941 года Гитлер лично пригласил делегацию советских инженеров и военных осмотреть немецкие танковые школы и танкостроительные заводы. Причем чиновникам военного ведомства, в том числе и генералу Гудериану, был дан приказ показать гостям все, заметьте, все новейшие разработки. В ходе осмотра представители делегации с удивлением отметили для себя, что самой тяжелой машиной в германских войсках является PzKpfw IV. По их мнению, немцы просто обманывали коллег, не демонстрируя более массивные танки. На самом же деле Гитлер со своими будущими врагами был абсолютно честен. Монстры отряда кошачьих — «Тигр» и «Пантера» — появились только в середине-конце 1942 года, а роль тяжелого танка до этого играл не кто иной, как PzKpfw IV.
Его разработку начали в 1934 году. Первый прототип в соответствии с конспиративными задачами назывался Mittleren Tractor — средний трактор. Но к 1937-му, когда начался его серийный выпуск, образец уже носил свое название. Что же представлял собой этот «самый-самый» из немецких танков? В соответствии с тогдашними взглядами на бронетехнику он, имевший основной своей функцией поддержку наступающей пехоты, располагал броней толщиной от 5 до 15 мм и 75-мм короткоствольным орудием KwK 37. То была версия Ausf A. За ней пошли вариации на тему, называвшиеся, естественно, B, C, D, E и F1. Все они имели бензиновый 250-сильный двигатель Maybach V12 объемом 10,8-литров и отличались мелкими доработками, вроде изменения внутреннего обустройства, расширения с 360 до 400 мм гусениц, дополнения смотровыми приборами, иного крепления пулемета. Но основное различие версий заключалось в постоянном увеличении толщины брони. Еще во время польской компании выяснилось, что 20-мм бронирование не достаточно для защиты экипажа даже от осколков, не говоря уже о прямых артиллерийских попаданиях. Итогом борьбы брони и снаряда стало увеличение первой в лобовой части до 50 мм и на бортах до 30 мм, а вес при этом возрос с 17,3 до 21 тонны. Именно в таком варианте в боевые действия вступил Ausf F1.

«Четверка» первых версий с короткоствольным KwK 37

С модификации F2 PzKpfw IV обзавелся длинноствольным орудием

PzKpfw IV последних вариантов. Обратите внимание на «гладкую» броню башни. Это защитный экран вокруг нее. Немецкие танкисты остро нуждались в дополнительной защите…
Все мы из школьного курса истории знаем, насколько молниеносно, полностью оправдывая название операции, немецкие войска захватили запад и юг СССР. Подобно тому, как солдат вермахта одним отточенным движением вскрывает своим универсальным штык-ножом банку тушенки, германская армия откупорила хилую советскую оборону. Острие танковых клиньев и мотопехоты с легкостью проткнуло тонкую жесть русских укрепрайонов. Как боец не ожидает отпора от тушенки, которую он собирается съесть, так и верховное командование Германии совершенно не предполагало встретить какое-либо сопротивление. Однако из-за таких побед, что вполне естественно, у немецких военачальников началось практически сталинское «головокружение от успехов». Сводки со стремительно продвигающейся вглубь нашей страны линии фронта стали походить на отчеты об окончании советских пятилеток, в которых «выполнили и перевыполнили». Мощь и превосходство собственной техники вскружили германским генералам головы. Доходило до абсурда. Так, отчеты комиссии люфтваффе, присутствовавшей при полигонных стрельбах 30-мм авиационной пушки по бронированным целям, содержали в себе лживые восхищения тем, с какой легкостью небольшие снаряды прошивают железо башни КВ-1. А это, между прочим, более 50 мм. Что говорить про оценку PzKpfw IV. На фоне стремительного продвижения на восток этот танк представлялся идеальной боевой машиной.
Отчасти то была правда. Противостоя нашим Т-26 и БТ7, этот представитель панцерваффе легко расправлялся с их максимум 25-мм броней. Как вы помните, Т-34 на 22 июня 1941 года в войсках было всего 960 штук, и большинство из них располагались в приграничных районах, то есть пали под первыми ударами германской армии. Тем не менее уже через четыре месяца, в октябре того же года, советское командование сумело сконцентрировать (возможно, из вновь построенных машин) под городом Мценском мощный стальной кулак, состоявший из «тридцатьчетверок». Насколько это было реально в тех условиях, наши войска нанесли максимальный урон бронетехнике противника. Причем впоследствии такие отчаянные атаки, казалось бы, уже побежденной стороны приносили немцам большие потери. Да что говорить, с близких расстояний наш Т-34 просто расстреливал PzKpfw IV, будто безоружного. Но и после этого иные немецкие военачальники полагали, что наличие PzKpfw IV в существовавших версиях вполне достаточно для того, чтобы завершить «блицкриг». К слову, главный танковый гений фашистской Германии Гейнц Гудериан такого оптимизма не разделял. Он еще до вторжения в СССР считал, что вермахту необходим танк с более толстой броней и более мощным вооружением. К великому для него сожалению, что-то подобное армия получила только в апреле 42-го.

Самая первая Т-34-76. Ее легко узнать по форме башни и в особенности по скругленной маске пушки



Принято считать, что Т-34-76 выпускался в трех версиях - обр. 40-, 41- и 42 годов. На самом деле вариаций на тему было гораздо больше
Тогда на полях сражений появилась машина версии F2. От предыдущей модификации F1 она при поразительном сходстве в общей конструкции и схеме бронирования отличалась одной деталью, которая сразу же вывела PzKpfw IV из роли аутсайдера как в борьбе с «тридцать четверками», так и с танками союзников. Вместо короткоствольного орудия появилось такое же по калибру, но с более длинным стволом KwK 40 (3600 мм против 1800 мм — в два раза). Для этого качественно пришлось переделать башню, однако усилия того стоили. Обычный бронебойный снаряд старой пушки имел начальную скорость 385 м/с и на расстоянии в 460 метров пробивал броню толщиной лишь 41 мм. Иными словами, с такой дистанции «четверка» в лоб не могла поразить отечественный Т-34. Снаряд же новой пушки развивал уже 740 м/с, и его бронепробиваемость при том же условии составляла целых 89 мм, что вполне достаточно, чтобы бить советские машины метров эдак с восьмисот. Известно много случаев, когда немцы открывали огонь на поражение еще до того, как экипажи Т-34 могли ответить тем же. Конечно, и новое орудие не было лишено недостатков. У образцов из первых партий после двух-трех выстрелов пустая гильза застревала в казеннике. Но все же эта пушка стала достойным ответом орудию Т-34. С ним PzKpfw IV приобрел качества штурмового танка, тогда как его предшественник истреблением огневых точек мог лишь оказывать поддержку пехоте (несмотря на низкую начальную скорость снаряда, дальность стрельбы старого орудия составляла 8100 метров). Кроме того, «четверку» оборудовали другим прицелом, поднявшим точность стрельбы.
Да, PzKpfw IV стал неплохим оружием, но слабо защищенным. Версия F2 имела бронирование аналогичное F1. Следующую модификацию G, которой попутно провели модернизацию пушки, чтобы усилить защиту, обвесили 5-мм экранами, названными в войсках «фартуками». Не хватило. В войсках поверх брони навешивали мешки с песком. Стоит ли говорить, что эффективность этого импровизированного щита была крайне мала. Положение дел изменилось в 1943-м, когда на сцене появился PzKpfw IV Ausf H. Ему конструкторы лобовую часть создали из 80-мм листов, причем в дополнение опять же обнесли корпус и башню 5-мм экранами. Таким образом масса достигла 25 тонн, но и живучесть новой машины возросла многократно. Можно даже сказать, что версия H стала самой удачной из всех «четверок». Очередная и последняя вариация под индексом J получила лишь топливные баки с увеличенной емкостью, благодаря чему запас хода увеличился с 210 до 320 км. В остальном Ausf J стал шагом назад. Все-таки в середине 1944 года, когда он вышел на арену, Германия уже остро нуждалась в сырье. К тому же встал вопрос о быстроте сборки. Поэтому последний PzKpfw IV был лишен электропривода поворота башни, а бортовые экраны вместо металла стали выполнять всего лишь из металлической сетки.

Бронепробиваемость немецкого и отечественных орудий, мм
Модель пушки Начальная скорость снаряда, м/с 100 м 500 м 1000 м 2000 м
KwK 40 740 96 89 70 61
Л-11 612 73 62 56 44
Ф-34 662 88 69 61 48


Ох и доставалось PzKpfw IV от наших краснознаменных… …но его орудие било дальше и точнее

Несмотря на все свои недостатки, «четверка» была основным танком вермахта. С 1937 по март 1945 года немецкие заводы выплюнули со своих стапелей более 8500 машин «четвертой» серии. PzKpfw IV для вермахта — это и огневая поддержка других родов войск, и охота за механизированными частями противника, и штурм укрепленных позиций, и, в первую очередь, борьба с аналогичными танками противника. «Тройка» с этими задачами по упомянутым причинам справиться не могла. «Тигр» с «Пантерой» в более-менее необходимых количествах были растиражированы лишь к 1943 году, когда война уже перешла критическую отметку. Так что основная тяжесть боевых действий легла на плечи четвертого «панцера». Кстати, его, оперируя профессионально-автомобильными терминами, можно назвать оптимальным по балансу качеств. Исследуя различные материалы, я пришел к выводу, что PzKpfw IV именно такой. Не будем принимать во внимание самые первые его варианты, но последние имели полное право называться лучшими в германской армии. PzKpfw III, не говоря уж о предыдущих немецких разработках, во всех отношениях был слабой боевой машиной. Т-V и T-VI, несмотря на мощь брони и оружия, попали в войска довольно сырыми. Проблемы с надежностью мучили их вплоть до конца войны. «Четверка» в этом плане демонстрировала лучшее соотношение защищенности, вооружения и приспособленности к российским условиям, так сказать, эксплуатации. А еще она была довольно легкой (сравните 25 т и 43-46 т у «Пантеры» да 57-68 тонн у «Тигра» что на русском бездорожье порой играло решающую роль. И не только на русском. Не зря же «четверку» любили и Гудериан, и Роммель, требовавшие еще до войны увеличить производство этих танков. Не зря же она стала самой массовой бронированной гусеничной машиной вермахта.
В то же время, как все немецкие танки, PzKpfw IV имел ряд характерных недостатков, которые в русских условиях сводили его боевые преимущества на нет. Основной минус заключался в излишней тщательности изготовления комплектующих. Педанты немцы не могли себе позволить делать так, как делают это русские. Высокий уровень инструментальной обработки деталей по сути исключал их нормальное функционирование в пыли и грязи. Кроме того, вел к удорожанию производства. К примеру, все панели бронированного корпуса немцы сваривали. У нас, где это было возможно, отливали. Вы видели башню «тридцать четверки»? Похоже, ее металл заливался в форму, расположенную прямо в земле, такая она корявая. А у PzKpfw обработка внешних бронеплит заслуживает самой высокой оценки. То же касается и всех внутренних деталей.
Еще одна проблема «четверки», заложенная в нее конструктивно — это излишняя сложность устройства. Ее можно рассмотреть на примере механизма поворота башни. Он состоял из электропривода, которого энергией обеспечивал генератор. Последний в свою очередь приводился вспомогательным мотором — двухтактным двухцилиндровым DKW, питавшимся из 18-литрового бака. Стоило ли городить такой огород для столь простого процесса, как поворот башни? Видимо, германские инженеры не искали простых путей, а немецкие танкисты вручную ворочать башню не желали.
Но скорее всего, главным просчетом конструкторов стало их предпочтение в моторах. Точнее, в моторе. За редким исключением, все немецкие танки, начиная с PzKpfw I, получали двигатели фирмы Maybach. У «четверки», как уже говорилось, был 12-цилиндровый V-«образник» мощностью 250 л. с. Потом его заменили на 300-сильный, почти 12-литровый агрегат , созданный из предыдущего путем растачивания цилиндров. Располагался мотор в задней части корпуса и связывался с находящейся впереди коробкой передач (вначале пяти-, а затем шестискоростной) длинным карданным валом. Но не это главное. Maybach был исключительно прожорливым. Два топливных насоса Solex и два карбюратора той же марки питали чудовищную установку с завидной интенсивностью. Приводятся разные данные аппетита мотора PzKpfw IV. От 230 литров на сотню до 320-ти. В одном из источников можно увидеть и вовсе сумасшедшие цифры — от 330 литров на шоссе до 500 литров на бездорожье. Охотно верится. Причем кормить моторы-гиганты следовало бензином с октановым числом не ниже 74. А в СССР тогда такой был редкостью. Ближайший же поставщик нефти и, в частности, бензина для немецких войск находился в Румынии, что в условиях интенсивного продвижения на восток затрудняло снабжение армии топливом. Спрашивается, почему германские конструкторы не могли создать танковый дизель? Почему же не могли? Но чтобы получить с него аналогичную бензиновым двигателям мощность, рабочий объем пришлось бы увеличить в несколько раз, а это, учитывая применение чугуна для изготовления блока цилиндров, повлекло бы и рост массы в еще большей пропорции. Алюминия же, из которого делали дизели для Т-34, в нужном количестве в Германии не было.
ОБЪЕМ РЕШАЕТ ВСЕ

«Мы несколько раз с дистанции 50 и даже 20 метров били из своих 75-мм короткоствольных пушек по русским Т-34, но не причиняли им вреда. Наши снаряды не пробивали броню, а просто раскалывались об нее на части. Вдобавок советские машины оказались очень маневренными. На близком расстоянии они успевали перемахнуть через холм и проскочить болото прежде, чем мы развертывали на них свои орудия». Вот как отзывались о «тридцать четверках» немецкие танкисты. Без сомнения, эта машина представляла собой очень серьезную боевую единицу. Однако еще за год-два до ее непосредственного применения в СССР стоял вопрос на тему «принимать на вооружение или не принимать». Дело в том, что, как и в других странах, высшее руководство РККА процесс дальнейшего развития бронетанковых войск видело в насыщении армии легкими машинами. Поэтому в строй предполагалось поставить Т-50, который в итоге так и остался опытным. Вероятно, из-за того, что первые испытания «тридцать четверка» практически провалила. А ведь сравнивали ее с PzKpfw III, у которого оказалась более просторной башня, лучше внутренняя связь и обзорность, а также двигатель тише. Но даже после доработок и успешных полигонных тестов, как уже сообщалось, объемы производства Т-34 за предвоенный год не превысили тысячи экземпляров. Основными танками оставались Т-26 и БТ-7. Хотя Т-34 также отвечал требованиям наступательных операций. Но недооценили, а лучше сказать, переоценили возможности предыдущих образцов.
Впрочем, план «Барбаросса» растормошил наше командование. Уже 25 июня 1941 года вышло постановление СНК и ЦК ВКП(б) об увеличении выпуска танков и танковых дизелей. С тех пор начался неуклонный рост количества танков, сходящих с конвейеров харьковского, свердловского, челябинского, сормовского, горьковского, омского, сталинградского и нижнетагильского заводов. По различным данным, эти восемь предприятий с 1941 по 43 годы создали от 25 до 35 тысяч машин. Естественно, речь идет о танке с индексом 76, так как следующая версия «восемьдесят пятая» представляла собой уже совсем иной взгляд на развитие бронетехники. Ее противниками были «Пантера» и «Тигр», а Т-34-76 воевал с PzKpfw IV.
Несмотря на схожесть в вооружении, бронировании и массе (это относится к последним версиям «панцера» по части компоновки танки хоть и не существенно, но все-таки различались. У «тридцать четверки» так же, как и у немецкого аналога, двигатель располагался сзади (хотя в современной автомобильной терминологии такую компоновку можно назвать среднемоторной но и колеса ведущие тоже находились там. Соответственно, трансмиссия с главным и бортовым фрикционном была установлена за мотором, в самой корме машины. Это позволило отказаться от длинного карданного вала, который у германских танков тянулся через всю их длину. Таким образом и в весе выиграли, и конструкцию упростили.
Последнее условие вообще стало основным требованием при разработке «тридцать четверки». Зачем выдумывать механизмы поворота башни, разве зря красноармейцы на турниках тренировались, пускай вручную крутят. А к духоте и загазованности они и вовсе привычные. Вон сколько верст в противогазах отмахали. Учитывая эту особенность наших бойцов, конструкторы одарили танк вентилятором только в 1942-м. Маленький и явно не справлявшийся со своей задачей, он появился под командирской башенкой, при этом механик-водитель продолжал воевать в пороховом угаре. Оставляла желать лучшего обзорность, оптические приборы уступали по качеству германским. Теснота башни Т-34 стала притчей во языцех. И хотя башню постоянно модернизировали, добиться более-менее комфортного рабочего пространства так до 1943 года и не удалось. Что хуже всего, в ней могли разместиться только два члена экипажа, один из которых — командир — должен был обладать качествами Цезаря. Он одновременно командовал танком и был наводчиком, а в некоторых случаях ему приходилось управлять действиями, скажем, отделения. Понятно, что такое совмещение обязанностей на эффективности боевой машины сказывалось самым негативным образом.
И вместе с тем Т-34-76 был неплохим танком. Как это еще советской пропагандой в мозги русского человека забито, лучшим танком Великой отечественной. Да что там Великой отечественной — Второй мировой. За что он удостоился такого громкого титула? За какую свою заслугу? Известно, что уже 22 июня 1941 года наши машины били своих германских оппонентов в ограниченных танковых сражениях. Потом сей процесс продолжался вплоть до момента, когда преимущество советских бронетанковых сил переросло в подавляющее. Вот я и спрашиваю — за счет чего? Что послужило основным фактором превосходства наших танков над вражескими. Тут, как и везде, от противного — минусы врага, наши плюсы. Трудно из всех достоинств советской машины выделить особенно какое-то одно. Лучше сказать, что весь комплекс работ по созданию и выпуску «тридцать четверки» кардинально отличался от себе подобного в Германии. С самого начала наши конструкторы отдавали себе отчет в том, что танк должен быть в первую очередь простым. К черту лишние детали и их высококачественную обработку. Так изготовляться должны только самые основные узлы и агрегаты, вроде силовой установки или орудия. Поэтому на всем протяжении производства Т-34-76 (а затем, естественно, и следующей версии 85) постоянно продолжались работы по упрощению процесса сборки. Именно над этим в первую очередь работали инженеры, разрабатывая модификации 1940, 1941 и 1942 годов. И их изыскания в этом направлении давали весьма благоприятные всходы. Посудите, чтобы капитально отремонтировать немецкую машину, ее приходилось везти на родину. В то время как отечественные танкисты в большинстве случаев обходились собственными силами. Да и надежность благодаря этому была выше. Все-таки прецизионность хороша только в тепличных условиях, а в противоположных необходима конструкция, сработанная топором.
Еще одним гарантом превосходства наших машин стал, конечно же, двигатель. Дизель В2 разрабатывался еще во второй половине 30-х годов для быстроходного танка БТ-7. После создания «тридцать четверки» его начали устанавливать и на нее. Сложно сказать, чем отличалась модификация для БТ-7 от той, которая ставилась на Т-34, но последняя так и называлась В2-34. Поначалу отладка дизеля под новую агрегатную базу шла с трудом. Не знаю, как на БТ-7, но вариант для «тридцать четверки» никак не хотел работать стабильно и продолжительно. Сперва речь даже шла о том, чтобы двигатель без перебоев функционировал 150 часов на стенде. Специально для этого были созданы устройства, на которых проверялись все форсунки, насосы, коллекторы. Вся топливная система, никак не желавшая равномерно и вовремя подавать топливо в цилиндры. А клапаны и форсунки с их иглами в советском духе на занятиях вручную притирали ученики «фазанки». Естественно, в итоге, с проблемами устойчивой работы наши инженеры справились, однако готовая конструкция не осталась без недостатков. Так, когда вместо шести топливных баков стали использовать восемь, один из них решили заполнять моторным маслом. Его В2-34 очень любил, что опять же в некотором роде говорило о лучшей приспособленности к нашим условиям эксплуатации. Зато система очистки воздуха была организована на нем самым лучшим образом.
А в общем-то, несмотря на все недостатки, дизель нашего танка стал заметной вехой во всем мировом танкостроении. И хорошо, что наши конструкторы отдали предпочтение именно ему, а не авиационному двигателю, который предполагалось устанавливать на Т-34 ранее. Не стоит и говорить о том, что бензиновый агрегат не смог бы выдать и половины тех качеств, которые удалось получить с дизеля. Он был мощным (500 л. с. при 1800 об./мин. он был надежным, он был первым в мире. И ничего, что объем его 12 цилиндров составлял аж 38,8-литра — расход солярки на шоссе не превышал 150 литров, обеспечивая запас хода в 300 км. Когда же количество топлива довели до 540 литров, последний увеличился до 340 км. По сравнению с Т-34 PzKpfw IV, потреблявший высокооктановый по тем временам бензин, был все равно что беспомощным кутенком, привязанным к соску матери. К тому же «тридцать четверка», кроме солярки, могла потреблять совсем уж дешевый в производстве газойль.

А как же боевые качества нашего танка? Если сравнивать со вторым и третьим PzKpfw, то «немцы», конечно, сравниться с ним не могли. По рассказам очевидцев, от выстрелов нашего танка у этих представителей панцерваффе запросто сносило башни. Они же могли поразить советскую машину только в навесные баки или в основание башни. Кстати, то же можно сказать и про короткоствольное 75-мм орудие PzKpfw IV. С пятисот метров оно могло поразить Т-34 разве что в верхнюю часть башни или в люки моторного отсека, где толщина брони составляла всего 20 мм. Потому как борта корпуса были прикрыты 40 миллиметрами металла, лоб корпуса 45, а башня по периметру защищалась 52 мм бронестенкой. Этого вполне хватало, чтобы превосходить PzKpfw IV ранних версий. Но с появлением модификации F2, вооруженной длинноствольным орудием того же калибра, ситуация для Т-34 изменилась не в лучшую сторону. Новая немецкая пушка даже с расстояния в два километра (при условии прямого попадания) пробивала броню отечественного танка в любом месте. Разумеется, точность стрельбы на такой дистанции не была высока, но сам факт неплохой бронепробиваемости (см. таблицу) заставляет уважать немецких оружейников.
А что наше орудие? А наше орудие было похуже. Впрочем, лучше сказать «наши орудия», так как на Т-34-76 их устанавливалось два. До февраля 1941 года советская машина вооружалась 76,2-мм пушкой Л-11 образца 1939 года. После — Ф-34 того же калибра. И той, и другой вполне хватало для того, чтобы поражать PzKpfw IV с тысячи метров. Но в том-то и дело, что большинство источников утверждает — на таком расстоянии отечественные орудия не обладали должной точностью. Хотя с ближней дистанции благодаря скорости и маневренности поражали «панцеры». Если те не успевали поразить их.
Так кто же из них лучше — PzKpfw IV или Т-34-76? Этот вопрос, задаваемый вот уже более полувека, однобоко воспринимать нельзя. С точки зрения вооруженности германский танк был, несомненно, оптимальнее. И даже слабое бронирование не мешало ему выходить победителем из дуэлей с нашим прославленным и легендарным. Но что толку от машины, которая вынуждена потреблять в больших количествах дорогой бензин. Которая при той же массе (Т-34 был всего на тонну тяжелее — 26 т) передвигается на 15 км/ч медленнее (40 против 55 км/ч) и не подготовлена для ведения боевых действий на восточном фронте. А еще выпущена тиражом в несколько раз меньшим, чем основной оппонент. Думаю, именно последнее обстоятельство в противостоянии этих двух танков стало решающим. Даже когда появились следующие, более тяжелые версии PzKpfw, о которых мы поговорим в следующем материале.
Максим МАРКИН
"Автомаркет+Спорт" №41 19.11.04

natali22061979

Имхо автор не совсем компетентен.
Аффтар, выпей йаду, короче.

pita

Чем тебя не устраивает мнение автора? Всё по делу.
Хотя с "литыми деталями" он реально лажанулся.

bhyt000042

Так долго чтоле

7.05.04

pita

Это не тот танк

bhyt000042

У нас все только лучшее

Hellstorm

Автор вообще не компетентен.
Говорю авторитетно.

sever576

слова надо подтверждать
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: