Тупик иммигрантской политики ЕС

zulya67

Тупик в иммиграционной политике Европы ("Los Angeles Times", США)
Аян Хирши Али (Ayaan Hirsi Ali 23 октября 2006
Континенту нужен более реалистичный курс, учитывающий как экономические выгоды, связанные с иммиграцией, так и угрозу исламизма
Мы, африканцы, желая высказать какую-то важную мысль, часто используем символические образы животных, чтобы 'переход на личности' не отвлекал от самой идеи. Вот и я, обрисовывая две преобладающие точки зрения по вопросам иммиграции и плюрализма в Европе, привлеку двух таких персонажей - страуса и сову.
С точки зрения страуса нынешняя ситуация на континенте дает все основания для оптимизма. Он видит свободный рынок труда, на котором действуют 450 миллионов человек, обладающих огромным потенциалом. Он видит экономический бум, свободное перемещение людей, товаров, капиталов и услуг. По мнению страуса, иммиграция в условиях старения коренного населения Европы, дает массу преимуществ. Открытые границы - лучше, чем закрытые. Ислам - такая же религия, как и христианство, и мусульмане несомненно адаптируют свои верования к условиям жизни в Европе.
Страус уверен, что очень скоро появится 'европейская' версия ислама. Его признаки уже видны - это девушки в туфлях на высоком каблуке, узких джинсах, черных облегающих топах без рукавов и того же цвета шарфах, которые повязываются на голове тюрбаном, разработанных модельерами из Prada. Этот 'ислам от Prada' заменит его старую, 'крестьянскую' версию и послужит противоядием от саудовского ваххабизма.
Тот факт, что в статистических выкладках по всем негативным явлениям - таким, как безработица, незаконченное образование, преступность - доля иммигрантов непропорционально велика, страус считает временной тенденцией. Через этот этап проходят все обездоленные социальные группы, и, если экономический рост будет продолжаться, подобные трудности быстро канут в Лету.
По мнению страуса, богатым европейцам пора прекратить нытье по поводу отсталости иммигрантов и подумать о том, какие преимущества они приносят новой родине. Он указывает: есть масса необходимых для общества профессий - санитарки, няньки, строители, продавцы, носильщики, уборщицы, заводские рабочие и др. - которые коренных жителей континента отнюдь не привлекают.
Страуса не беспокоит возможное негативное влияние притока иммигрантов на европейскую культуру и общество. Он видит только одну ложку дегтя в бочке меда: ксенофобию коренных европейцев. Если бы страдающие расистскими предрассудками белые избавились от страха перед 'чужаками', они бы заметили, как плодотворно воздействует иммиграция на гастрономию, музыку, искусство и экономику Европы.
Другую точку зрения представляет сова - она, как известно, птица ночная, а потому чаще видит то, что скрывает от других яркий солнечный свет. Сова обеспокоена: может быть, Европа богата и здорова, но вот мудрости ей явно не хватает.
Так, свобода передвижения, к примеру, имеет и свою негативную сторону: продажу женщин и детей в жестокое сексуальное рабство. Кроме того, эта свобода позволяет беспрепятственно переправлять оружие из страны в страну. А ведь речь идет не только о пистолетах - с таким же успехом можно доставить в любую точку Европы биологическое, химическое, или, не дай бог, ядерное оружие.
Старая сова не может не заметить, как нищих мигрантов эксплуатируют жестокие хозяева - платят им сущие гроши и увольняют по собственному капризу. Она видит: даже после недавней амнистии в Испании остается до миллиона нелегальных иммигрантов. Для Британии эта цифра составляет полмиллиона, для Франции - 200-400 тысяч (это по официальным данным, а по моим оценкам, значительно больше). В Германии незаконно проживает до миллиона человек.
Сова признает бесспорную истину - население Европы стареет, рождаемость падает, и без мигрантов континенту не обойтись - но разрешение на въезд далеко не всегда получают те, кто способен принести наибольшую пользу экономике.
Сова осознает: ислам и христианство - разные религии, и не все мусульмане понимают или разделяют идею общего будущего, построенного на европейских ценностях, таких как свобода, терпимость, и принцип 'живи и дай жить другим'.
Сова с грустью наблюдает, как детей из бедных семей приучают считать себя жертвами, а общество, в котором они живут - врагом. От ее взгляда не укрылось, насколько мигранты-мусульмане оказались подвержены влиянию исламистского движения. Более того, этот вариант тоталитарной идеологии сегодня принимают и некоторые коренные европейцы.
Не может сова игнорировать и рост правоэкстремистских движений и партий. Она опасается, что две непримиримые крайности - фашизм белых расистов и исламистский фашизм - положат конец дискуссиям о плюрализме в Европе.
Сова не считает, что страус ошибается. Конечно, на вещи надо смотреть с оптимизмом. Но во всем должна быть мера - иначе вы впадете в самообман.
Предсказывать будущее - занятие, возможно, приятное для астрологов и гадалок, но не для ученых. Предскажешь верно - все будут тебя проклинать, как Сэмюэля Хантингтона (Samuel Huntington). Ошибетесь - сочтут патентованным шарлатаном. Поэтому мы не будем делать прогнозов, а постараемся обрисовать два возможных варианта развития событий - наихудший и наилучший.
В худшем случае предостережения совы останутся без внимания. Но тогда и оптимизм страуса развеется как дым. Монополия на применение насилия, которая сегодня принадлежит государству, будет подорвана появлением вооруженных группировок. В европейских странах произойдет раскол на этнической и религиозной почве. Система образования окажется не в состоянии предложить молодым общую концепцию истории - не говоря уже об идее общего будущего.
Европейские государства вынуждены будут ограничивать гражданские свободы. Возможно, европейцам придется смириться с фактическим введением законов шариата в отдельных районах, а то и целых городах. Эксплуатация слабых, женщин и детей станет повсеместным явлением. Те, кому это окажется по средствам, просто покинут Европу.
Вместо неуклонного укрепления единой Европы будущие поколения, возможно, станут свидетелями ее неудержимого распада.
При наиболее благоприятном развитии событий, европейцы учтут советы осторожной совы, сохранив при этом жизнеутверждающие идеи страуса. Результатом этого станет выработка триединой последовательной стратегии.
Во-первых, будет введен контроль, или планирование иммиграции. Евросоюз установит квоты наподобие тех, что действуют в США, обеспечивающих приток мигрантов, способных принести пользу экономике. Нынешняя система способствует въезду максимального числа людей с подлинно трагической биографией, а не тех, кто в наибольшей степени готов и способен интегрироваться в европейское общество.
Во-вторых, понадобится вмешательство, порой непрошенное, в дела соседних с Европой стран или 'несостоятельных государств', где ситуация вынуждает людей к массовой эмиграции. Подобное вмешательство должно включать помощь, развитие торговых связей, дипломатическое давление, а в случае необходимости и военную интервенцию. Сегодня подобная политика для Европы - табу. В настоящее время ЕС отбирает страны-кандидаты для оказания помощи по спискам, составляемым Всемирным банком или ООН. И помощь предоставляется по таким расплывчатым критериям, как принадлежность к списку 100 беднейших стран, 'разумная политика' государства и тому подобные идеалистические понятия. Это необходимо изменить.
Наконец, ЕС примет на вооружение программу ассимиляции, основанную на уроках наших неудачных попыток развивать 'культурное разнообразие'. Она должна основываться на признании того факта, что важнейшие догматы ислама представляют собой серьезное препятствие для интеграции людей в европейское общество. На практике мусульмане будут и дальше пользоваться свободой вероисповедания, но только до тех пор, пока это право не войдет в противоречие с правами других людей, в том числе их собственных дочерей и жен.
Чтобы события развивались по наиболее благоприятному сценарию, руководство ЕС должно уделять больше внимания девочкам и женщинам-мигранткам, защищать их от насилия и карать тех, кто пытается ограничивать их права. Необходимо также реформировать модель 'государства всеобщего благосостояния', придать большую гибкость правилам найма и увольнения работников, чтобы облегчить мигрантам доступ на рынок труда.
Сочетание подходов страуса и совы вполне возможно, но для этого понадобится недюжинная воля, твердое политическое руководство, и, прежде всего, признание того факта, что терпимость по отношению к репрессивным культурам и поощрение массовой миграции из исламских стран зачастую приносит вред тем самым людям, которым мы пытаемся помочь.
В нынешнем трудном положении Европа оказалась из-за ошибочной, идеалистической концепции о том, что ценности Просвещения должны быть по определению привлекательнее ценностей репрессивных культур, И выйти из него Европе позволит другая концепция, основанная на верховенстве прав личности, закона и равноправия мужчин и женщин.
Аян Хирши Али - уроженка Сомали, бывший депутат голландского парламента. В настоящее время она живет в США и работает научным сотрудником а Американском институте предпринимательства (American Enterprise Institute).

Gameover

Хорошо написано, присоединяюсь. Только вот когда до реальных действий европейцев дойдет?
В принципе, может быть очень скоро - достаточно пары серьезных восстаний как у нас в Кондопоге и через полгода законы будут уже совсем другие. Будем ждать...

karim

законы уже меняют, причем с год как
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: