ближайшее будущее России (Эндрю Качинс)

rjhgec

Вдохновенный кудесник В романе Марка Алданова "Истоки" канцлер Бисмарк, узнав об убийстве Александра II, говорит секретарю, что не исключает войны с Россией. "А знаете ли вы, чем кончится европейская война, дорогой граф? Скорее всего тем, что император потеряет престол... Не спрашивайте: "какой император?" Все три". На мягкое возражение секретаря: "Это невозможно, ваша светлость" Бисмарк отвечает: "Да вы самый легковерный человек на свете! Вы верите, что есть вещи невозможные!"
Эту фразу стоит повторить сегодня, когда в Москве вдруг взорвалась информационная бомба в виде футурологического текста американского эксперта Эндрю Качинса, сочинившего три сценария ближайшего будущего России. Сценарии называются альтернативными – как бывает альтернативная история. Но если историк - это, по выражению Шлегеля, "пророк, предсказывающий назад", то дело политолога – предсказывать вперед, чем и занялся Качинс. Он, впрочем, предваряет свои сценарии оговоркой, что это не прогноз, а "скорее иллюстрация того, как изменение соотношения движущих сил может повлиять на результат". "Некоторые читатели, - продолжает Качинс, - найдут почти неправдоподобными определенные детали". Однако группа экспертов, работавших над докладом, пришла к общему мнению, что "ход истории в высокой степени случаен и практически всегда определяется ролью лиц и непредвиденных событий".
Докладов, подобных этому, в вашингтонских мозговых центрах пишется великое множество. Они создаются по определенной схеме, включающей три сценария – мягкий, средний и жесткий. Не отступил от канона и Качинс. Более того, все три сценария содержат один неизменный элемент – Владимир Путин уходит с политической сцены. На этот счет в американском экспертном сообществе тоже имеется консенсус. Разве что президент Буш выбивается из общего ряда – недавно на вопрос, каковы планы Путина на 2008 год, он ответил: "Понятия не имею".
Одним словом, доклады – вполне рутинный продукт мыслительной деятельности мозговых центров. Они не имеют хождения за пределами узкого круга специалистов. Но Качинс решил придать своему творению пикантность – один из сценариев начинается успешным покушением на Путина. Корреспондент "Коммерсанта" Дмитрий Сидоров, которому автор показал доклад накануне презентации, поступил профессионально и в полном соответствии с законами газетного жанра – сделал гипотетическое убийство Путина главным ударным элементом своего текста. Сложно представить себе профессионала, который запрятал бы этот "сюжетный поворот" в середину статьи.
Когда одного известного американского публициста спросили, почему он твердит только о насилии в Ираке и ничего не говорит о ремонте водопровода или об открытии там школ, он ответил: "Знаете, 15 апреля 1865 года газеты тоже на напечатали рецензий на премьеру пьесы "Моя американская кузина" в театре Форда, потому что произошло кое-что поважнее". 14 апреля в театре Форда был смертельно ранен президент Линкольн.
Итак, краткое содержание альтернативных сценариев Качинса.
Первый из них имеет заголовок "Путинизм без Путина". Он исходит из того, что на парламентских выборах (которые уже состоялись, но текст писался раньше) партия "Единая Россия" набирает 70 процентов голосов, КПРФ – 12. В марте 2008 года президентом избирается Сергей Нарышкин. Владимир Путин сдает дела и превращается в бизнесмена: он состоит членом советов директоров крупных российских компаний и председателем совета "Газпрома", но основным местом работы экс-президента становится хедж-фонд, созданный специально под него на средства Дерипаски, Абрамовича и других олигархов. Качинс, кроме того, "назначает" Путина почетным председателем оргкомитета сочинской Олимпиады, что дает возможность время от времени появляться на телеэкранах. Тем временем Нарышкин набирает силу и слегка откручивает гайки: в политической системе появляется некоторый плюрализм, "более интересным и независимым" становится телевидение – главным образом в ответ на растущую конкуренцию Интернета. В 2016 году Нарышкин без всяких осложнений передает бразды правления Игорю Шувалову. Экономическая ситуация благоприятствует такому ровному течению событий.
Второй сценарий озаглавлен как плохой детективный роман - "Выстрел во мраке... и настоящая диктатура". Это как раз про убийство Путина, которое совершается в момент выхода президента из храма Христа Спасителя после всенощной рождественской службы 7 января 2008 года. Убийство остается нераскрытым, хотя циркулируют слухи о причастности чеченских сепаратистов "при поддержке" (надо полагать, финансовой) Бориса Березовского. Исполняющим обязанности президента становится премьер-министр Виктор Зубков, который тотчас исчезает из поля зрения публики более чем на неделю – по одним сведениям, его хватил сердечный удар, по другим – нервный срыв.
В стране воцаряется хаос, фондовый рынок падает сразу на 40 процентов. На рост забастовок и демонстраций правительство отвечает введением с 20 января чрезвычайного положения. Зубков появляется на экранах. Все видят, что этот человек морально сломлен. Властные полномочия де-факто переходят к группе силовиков – триумвирату Сечин-Иванов-Патрушев. Виктор Иванов в качестве шефа администрации президента ведет заседания правительства; Зубков на них обычно отсутствует.
План мягкого перехода власти сорван. Нарышкин и Медведев (которому Качинс прочит пост премьера при президенте Нарышкине) оказываются не у дел. Ставленник силовиков железнодорожный магнат Владимир Якунин начинает популистскую президентскую кампанию и выигрывает выборы с большим отрывом. Одним из первых его распоряжений на посту президента будет приказ силой подавить забастовку рабочих Сургута (десятки человек убиты, остальные понуро возвращаются на работу). Якунин, по мнению Качинса, должен также распустить Думу на основании закона о чрезвычайном положении и по китайскому образцу открыть антикоррупционные дела против Лужкова и Матвиенко с последующими смертными приговорами обоим (будут ли приговоры приведены в исполнение, Качинс не пишет). В дальнейшем Якунин растаптывает остатки демократических институтов.
Благоприятная экономическая конъюнктура способствует процветанию России. К 2017 году объем российской экономики составляет 6 триллионов долларов. Москва превращается в пятый по значению мировой финансовый центр, уступая лишь Лондону, Нью-Йорку, Гонконгу и Токио. Вместе с тем социальная пропасть между богатыми и бедными, а также между столицами и провинцией увеличивается.
Рабочие-мигранты из сопредельных стран бесправны и заключены в гетто. В стране беснуется шовинистическое движение "Наши". "Цветные революции" остаются далеким воспоминанием. Вашингтон смотрит сквозь пальцы на российскую экспансию в ближнем зарубежье – партнерство Москвы в войне с террором важнее.
Наконец, третий, оптимистический вариант: "Путинизм развенчан, демократия возвращается". Президентом избран Сергей Иванов. У него дела идут как будто неплохо, но тут, как это часто бывает в истории, вмешиваются силы стихии. Лето 2008 года выдается необычайно жарким. В Вашингтоне и Нью-Йорке температура достигает 45 градусов по Цельсию и держится 15 дней подряд. Глобальное потепление неожиданно становится главной темой президентской кампании. В итоге побеждает Эл Гор, получивший Нобелевскую премию за свою деятельность в этой области. Президент провозглашает новую энергетическую политику, направленную на сокращение объема выбросов парниковых газов.
Цены на нефть начинают падать. К 2011 году цена барреля составляет 20 долларов. Российская экономика не справляется с проблемой. Администрация Иванова неспособна адекватно реагировать на вызов. В стране растет недовольство, оживляются инсургенты Северного Кавказа, в Москве и других крупных городах гремят взрывы. Народ требует возвращения Путина, который к тому времени превратился в миллиардера благодаря доступу к инсайдерской информации.
2012. Путин снова президент. Но ситуация, в которой он оказывается, отличается от начала века как земля от неба. Годом позже в стране начинаются акции протеста. К экономическим бедам и измене центральноазиатских союзников добавляется эпидемия туберкулеза, мутировавший штамм которого нечувствителен к медикаментам: сибирские города в карантине. Последней каплей становится бегство министра финансов с остатками Стабфонда – 25 миллиардами долларов, которые он удачно разместил в швейцарских и американских банках (жалко, Качинс не назвал фамилию министра). Борис Немцов и Григорий Явлинский наконец-то вступают в альянс и выдвигают единого кандидата. В 2016 году на свободу выходит Михаил Ходорковский. Ему удалось сохранить значительную часть своих капиталов, которые он направляет на финансирование президентской кампании Немцова. В Россию возвращается демократия...
Как видим, зря Борис Ефимович бухнул в колокола, не поглядевши в святцы. Не прочитав доклад, он стал заверять, что отнюдь не желает смерти Путину, хотя президентом быть желает. Но убийство Путина – в другом сценарии. А при Немцове все живы.
Да, совсем забыл: в первом сценарии (про Нарышкина и Шувалова) чеченские сепаратисты похищают Рамзана Кадырова. И отрезают ему голову.
Владимир Абаринов

Buxgalter

боян

kondreu

Везде этот Качинс.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: