К 90-летию Великого Октября. Продолжение...

stat6514977

Борьба в Москве. 1917 г.
Влияние большевиков росло. Выборы в Московский Совет в сентябре дали перевес большевикам. На пленуме Московского Совета впервые была принята большевистская резолюция, требовавшая немедленной отмены частной собственности на землю без выкупа и передачи ее в ведение крестьянских комитетов, национализации важнейших отраслей промышленности, немедленного заключения мира, вооружения рабочих, организации Красной гвардии.
В сентябре большевики получили на выборах большинство мест в Городской думе и в районных думах. Это имело огромное значение в подготовке открытой вооруженной борьбы за власть Советов.
Исполком Московского Совета рабочих депутатов заявлял, что Советы должны стать центром массового движения, что следует немедленно созвать областные съезды и Всероссийский съезд, что необходимо мобилизовать все силы для борьбы под лозунгом «Вся власть Советам!».
Рабочие и трудовое крестьянство Московской губернии, как и рабочие Москвы, единодушно требовали перехода всей власти в руки Советов. Так, общее собрание рабочих бумаготкацкой и прядильной фабрики Дмитровского уезда (Бумагопрядильная ткацкая фабрика была построена в Яхроме в 1861 году) в августе 1917 года вынесло решение о передаче власти Советам. Такие же постановления выносят представители населения Звенигородского уезда и Клинский уездный съезд рабочих и солдатских депутатов. Коломенский Совет рабочих и солдатских депутатов и Кунцевский районный Совет рабочих депутатов требуют отставки Временного правительства и передачи власти Советам.
Московский комитет большевиков готовил рабочих к участию в вооруженном восстании. На предприятиях формировались отряды Красной гвардии и шло военное обучение рабочих. Солдаты-большевики, прикомандированные к отрядам Красной гвардии, руководили военным обучением. На заводах по ночам изготовлялись бомбы и холодное оружие.
Призывая к подготовке вооруженного восстания, Ленин не исключал возможности, что востание придется начать в Москве. Еще в первом письме о восстании между 12 и 14 сентября Владимир Ильич писал: «Взяв власть сразу и в Москве и в Питере (неважно, кто начнет; может быть, даже Москва может начать мы победим безусловно и несомненно».
Владимир Ильич учитывал, что в Москве не было центрального правительства и что власти не ждали здесь восстания. В конце сентября В. И. Ленин снова повторил, что восстание можно начать в Москве. В начале октября Ленин в третий раз писал: «Необязательно «начать» с Питера. Если Москва «начнет» бескровно, ее поддержат наверняка: 1) армия на фронте сочувствием, 2) крестьяне везде, 3)флот и финские войска идут на Питер».
Московские большевики обсуждали эти письма в Московском комитете партии и на собрании городского партийного актива.
После исторических заседаний Центрального Комитета партии 10 и 16 октября 1917 года большевики Москвы выполняли все указания В. И. Ленина, державшего тесную связь с Москвой. Московские рабочие, революционные солдаты и отряды Красной гвардии были готовы к выступлению.
Областное бюро ЦК и Московский комитет партии созвали представителей районных комитетов. Было принято решение начать вооруженную борьбу. Вопрос о восстании обсуждался на всех собраниях рабочих. Рабочие заявляли, что ждать больше нельзя, надо выступать.
Московская военная организация также единодушно высказалась за вооруженное восстание. 22 октября Московский комитет большевиков постановил организовать Боевой партийный центр для руководства вооруженным восстанием. В него вошли М. Ф. Владимирский, Е. М. Ярославский, О. А. Пятницкий, В. Н. Подбельский.
23 октября Московский Совет рабочих депутатов обратился ко всему трудящемуся населению с призывом готовиться к борьбе за власть. Трудящиеся массы шли за партией большевиков. Московская большевистская организация насчитывала около 70000 человек.
В Москве была еще одна сила, на которую могли положиться большевики, — это солдаты-двинцы. Двинцами называли революционно настроенных солдат 5-й армии Северного фронта, прибывших из г. Двинска. За неоднократные выступления против Временного правительства многие из них были посажены в Двинскую тюрьму. В августе 1917 года арестованных решили вывести из прифронтовой полосы в другие тюрьмы страны. Часть их (869 солдат) под усиленным конвоем была доставлена в сентябре в Москву и заключена в Бутырскую тюрьму. В знак протеста двинцы объявили голодовку. Московская организация большевиков, пролетариат Москвы энергично выступили за их освобождение. На пятые сутки тюрьму посетила делегация Московского Совета и просила двинцев прекратить голодовку. 21 сентября двидцы были освобождены.
Покидая Бутырскую тюрьму, они несли два знамени. Первое с надписью «Вся власть Советам!» и второе — «Привет Московскому Совету рабочих и солдатских депутатов!». Знамена были выкроены из старой кумачовой рубахи, а буквы вырезаны из белой солдатской рубашки и пришиты белыми нитками.
Истощенные голодовкой солдаты были размещены в двух госпиталях: в Савеловском и Озерковском на Большой Татарской. По выходе из тюрьмы двинцы включились в боевую работу. Они создали 38 агитационных групп. Агитаторы выступали в частях Московского гарнизона и на заводах Москвы. Многие из двинцев обучали рабочих Замоскворечья, Бутырского, Городского и Пресненского районов военному делу.
Готовилась к боевой схватке и контрреволюция. Во главе Московского военного округа стоял полковник генерального штаба К. Рябцев. Так как гарнизон явно переходил на сторону большевиков, то Рябцев приказал расформировать ряд полков, революционно настроенных солдат направить на фронт, из революционных полков увезти пулеметы и сдать их в юнкерские училища.
Рябцев опирался на два военных училища и шесть школ прапорщиков. В Москве и ее окрестностях находилось до 15 тысяч офицеров, стояли казачьи части. Московский городской голова эсер Руднев тайком снабжал оружием домовые комитеты буржуазных кварталов Москвы. Приближался решительный бой.
Октябрьское вооруженное восстание в Москве
Утром 25 октября Московский Совет получил из Петрограда от В. П. Ногина, делегата от Москвы на II Всероссийском съезде Советов, телефонограмму. В ней говорилось: «Сегодня ночью Военно-революционный комитет занял вокзалы, Государственный банк, телеграф, почту. Теперь занимает Зимний дворец. Правительство будет низложено... все войска на стороне Военно-революционного комитета». Вскоре было получено сообщение о свержении Временного правительства.
Московский комитет большевиков немедленно поручил Боевому партийному центру срочно принять все необходимые меры для организации вооруженного восстания в Москве. Партийный центр отдал распоряжение самокатному батальону выслать к Моссовету и Политехническому музею самокатчиков и пулеметы. Начальник московской Красной гвардии А. С. Ведерников получил приказ направить красногвардейцев к Московскому Совету и занять телеграф, телефон и почтамт.
Соответствующие указания получили все уезды Московской губернии. К солдатам, крестьянам, железнодорожникам и почтово-телеграфным служащим были направлены специальные обращения с призывом поддержать пролетариат в вооруженной борьбе за власть.
25 октября в Большой аудитории Политехнического музея объединенный пленум Московских Советов рабочих и солдатских депутатов избрал по предложению большевиков Военно-революционный комитет. В него вошли А. С. Ведерников, Г. А. Усиевич, П. Г. Смидович и другие. На следующий день Военно-революционный комитет отдал следующее распоряжение:
1) Весь Московский гарнизон немедленно должен быть приведен в боевую готовность...
2) Никакие приказы и распоряжения, не исходящие от Военно-революционного комитета или не скрепленные его подписью, исполнению не подлежат.
Во всех районах Москвы и в уездах губернии были созданы Военно-революционные комитеты. В их состав входили испытанные товарищи. Так, в Рогожском районе — Н. Н. Прямиков, в Замоскворецком — И. В. Коссиор (председатель Замоскворецкого Совета В. Файдыш (начальник штаба Красной гвардии района П. К. Штернберг и другие. Боевыми операциями в Пресненском районе руководили М. Т. Меркулов, В. А. Горшков, в Сокольническом — И. В. Русаков, Д. Ефремов, в Железнодорожном — Н. Н. Зимин, О. А. Пятницкий, в Городском — А. Н. Монахов, в Хамовническом — Я. И. Лебедев, в Лефортовском — В. Демидов, С. Н. Петров и другие.
Контрреволюция чувствовала приближение вооруженного восстания в Москве. Она начала лихорадочно готовиться к его подавлению. Создается штаб контрреволюции, так называемый «Комитет общественной безопасности», во главе с городским головой эсером Рудневым. Контрреволюция ставила своей главной задачей окружить здание Московского Совета и захватить находившийся там Боевой партийный центр и Военно-революционный комитет, овладеть Кремлем, основная часть территории которого была в руках революционных солдат.
Командующий контрреволюционными войсками полковник Рябцев ожидал вызванных подкреплений с фронта. 27 октября вечером он объявил Москву на осадном положении и предъявил Военно-революционному комитету ультиматум: немедленно ликвидировать все действия Военно-революциояного комитета, отозвать из Кремля революционные войска и возвратить вывезенное из арсенала оружие. В случае невыполнения этого требования Рябцев угрожал начать обстрел здания Московского Совета.
Этот ультиматум был отвергнут Партийным центром и Военно-революционным комитетом. Партийный центр приказал вызвать революционные полки к Моссовету, районам подготовиться к наступлению. В районы были посланы уполномоченные Московского комитета — П. К. Штернберг, Б. М. Волин, Р. С. Землячка и другие.
27 октября Московский Военно-революционный комитет приказал двинцам прибыть к зданию Московского Совета (центр города) для его охраны. Из Савеловского госпиталя двинцы прибыли в Московский Совет организованно, без особых приключений и заняли свои места. Двинцам, находившимся в Озерковском госпитале, прибыть в Моссовет в назначенное время не удалось. Эту роту, вышедшую со знаменами, вел Е. Н. Сапунов. Он выделил трех разведчиков. Вскоре они вернулись и сообщили, что юнкера заняли Москворецкий мост, Балчуг, Красную площадь. Сапунов решил, что двинцы сумеют пробиться: их было четыре взвода, в каждом по 50 солдат. На Москворецком мосту роте преградили дорогу юнкера.
— Куда ведешь солдат?— опросил командир юнкерского патруля.
— Веду туда, куда надо,—спокойно ответил Сапунов.
Патрули отступили, рота подошла к Лобному месту. И снова юнкера преградили им путь. Их было не более 50 человек. Снова тот же вопрос офицера:
— Куда идете?
И тот же спокойный ответ Сапунова:
— На охрану Московского Совета, прошу пропустить.
— Идите,— сказал офицер.
На Спасской башне пробило 10 часов. Сквозь вечерний туман тусклым казался свет фонарей. Моросил дождь. На площади тишина. Слышался только мерный шаг команды. Неожиданно новое препятствие. Из ворот Исторического музея появился юнкерский патруль. Командир патруля приказал остановить роту. Сапунов дал команду: — Стой!
— Куда следуете?— обратился к нему командир патруля.
Сапунов ответил: — Команда идет на охрану Московского Совета.
— А-а, это те самые бандиты с двинского фронта, которые сидели в Бутырской тюрьме! Мы сами охраняем весь центр,— крикнул офицер. И тут же потребовал:
— Сложить оружие! Сдаться! Приказываю вашему отряду следовать в Кремль!
Сапунов обратился к солдатам:
— Ну, что, будем сдаваться?
Все единодушно ответили: — Нет!
Тогда Сапунов тихо приказал солдатам, стоящим около него, приготовиться к бою. Этот приказ был передан по цепочке всем солдатам.
Несколько мгновений на площади стояла тишина. Ее прорезал высокий, взволнованный голос Сапунова:
— Отряд, за мной, шагом марш!
В это время раздались залпы юнкеров. Тогда двинцы бросились в штыковую атаку. Завязался жаркий бой. В бою был убит командир двинцев Е. Н. Сапунов. К месту боя бежали юнкера из проезда Александровского сада. Со стороны Спасской башни и Лобного места почти без перерыва бил пулемет.
Разъяренные нападением юнкеров, горя желанием отомстить за смерть командира, двинцы сражались геройски. Небольшой горсточке храбрецов удалось пробиться к Московскому Совету.
Стрельба стихла. На мокрых плитах Красной площади остались убитые. Часть раненых двинцы унесли. Так пролилась первая кровь в Москве.
28 октября Рябцев, идя на провокацию, объявил осажденному Кремлевскому гарнизону, что Военно-революционный комитет якобы арестован, весь город находится в руках белых, и потребовал немедленной сдачи Кремля. Комендант Кремля прапорщик Берзин, не имевший революционного опыта, поверил этой провокации. Несмотря на возражения солдат, Берзин приказал прекратить сопротивление и открыть Боровицкие и Троицкие ворота. Добровольная сдача Кремля в руки контрреволюции нанесла серьезный удар революции. Ворвавшись обманным путем в Кремль, юнкера разоружили революционных солдат, выстроили их на площади перед Арсеналом и почти всех расстреляли.
Белые, взяв Кремль, стремились захватить ряд важных пунктов Москвы и центр города. Так, к утру 29 октября они удерживали в своих руках Кремль, Манеж, Александровское юнкерское училище, штаб Московского военного округа, дом градоначальника, Городскую думу. Они же занимали Арбатскую площадь, Знаменку (улицу Фрунзе Моховую улицу, Воздвиженку (улицу Калинина Смоленский рынок, Бородинский мост, Брянский вокзал, Остоженку (Метростроевская улица Крымский мост, Кудринскую площадь (площадь Восстания Никитские ворота, Тверской бульвар.
Создавалась непосредственная угроза Московскому Совету, где находился Партийный центр и Военно-революционный комитет. Кроме того, белые укрепились в Алексеевском военном училище, Кадетских корпусах в Лефортове, в здании Лицея и продовольственных складах на углу Крымской площади и Остоженки, в 5-й школе прапорщиков в Смоленском переулке и в 6-й школе прапорщиков в Крутицких казармах.
Военно-революционный комитет оказался отрезанным почти от всех районов города. Наладить связь под обстрелом не удавалось. Надо было подтягивать силы Красной гвардии к центру и одновременно уничтожать в районах все очаги сопротивления противника. Таков был план Партийного центра и Военно-революционного комитета.
Весть о захвате контрреволюционерами Кремля и расстреле ими безоружных солдат вызвала гнев и возмущение среди рабочих и революционных войск. Военно-революционный комитет обратился к трудящимся с призывом - стать на защиту революции:
«Правительство Керенского свергнуто. Правительство крестьян и рабочих издало декрет о мире... издало декрет о земле...Все рабочие, все солдаты, все трудящиеся на стороне новой власти. Кто против нее? Все имущие, все богатые классы...Они опираются на юнкеров и студентов-белогвардейцев. Они хотят подавить борьбу народов за мир, за хлеб, за землю. Они мечтают... стереть с лица земли органы солдат и рабочих — Советы. Борьба... нужна беспощадная и непримиримая. Нужно бороться и в центре и в районах. Районы должны собрать вокруг себя все активные силы и от себя... посылать партизанские отряды. Решается судьба страны и революции. К оружию! Настал последний и решительный бой!»
Пролетариат Москвы горячо поддержал призыв большевиков. На улицах появились окопы, баррикады, проволочные заграждения.
В центр Москвы были стянуты красногвардейские отряды и воинские части. Во всех районах развернулась революционная борьба против контрреволюции. Вожаками масс в районах были коммунисты: П. П. Щербаков, А. А. Алешин, Р. С. Землячка, И. В. Русаков, Е. М. Маленков, П. Г. Добрынин, П. К. Штернберг, А. С. Савельев, Г. А. Усиевич и другие. В Хамовническом районе красногвардейцы вели ожесточенную борьбу против 5-й школы прапорщиков.
Красная гвардия и солдаты Лефортовского и Басманного районов начали совместные действия против белогвардейцев, находившихся в Алексеевоком училище. Железнодорожный Военно-революционный комитет организовал охрану и оборону железных дорог Московского узла. В Москву пропускались только те поезда, которые везли подкрепление борющемуся пролетариату.
Партийный центр и Военно-революционный комитет приняли решение о немедленном наступлении на Кремль. Оно развивалось с нарастающей силой. Вокруг Кремля шли ожесточенные бои.
Полковник Рябцев, желая выиграть время, предложил Военно-революционному комитету заключить перемирие. Но революционные рабочие и солдаты, руководимые большевиками, рвались в бой. Московский комитет большевиков отдал распоряжение захватить в Лефортове Алексеевское военное училище — важный пункт контрреволюции. В полдень 30 октября над Алексеевским училищем взвился красный флаг. Вслед за ним капитулировала одна школа прапорщиков. Весь день 31 октября шли жестокие бои. Белые стремились прорваться к Московскому Совету.
Но к этому времени соотношение сил в Москве начало изменяться в пользу восставшего народа. На помощь московским рабочим Петроградский Военно-революционный комитет по указанию Владимира Ильича Ленина послал две тысячи красногвардейцев и революционных моряков. Одним из отрядов балтийцев командовал матрос Анатолий Железняк, будущий легендарный герой гражданской войны.
На подкрепление московским рабочим шли отряды красногвардейцев из Мытищ, Серпухова, Подольска. В октябрьских боях в Москве участвовало около 19 тысяч рабочих области. Отряды рабочих городов Шуи, Владимира, Коврова, Александрова во главе с М. В. Фрунзе принимали активное участие в боях за овладение гостиницей «Метрополь», зданием Городской думы и Кремля. В решительное наступление перешли красногвардейцы и революционные солдаты на Пресне.
Первого ноября революционные войска очистили от белых Кудринскую площадь и Большую Никитскую улицу (ул. Герцена). Тяжелые бои шли на Пречистенке и Остоженке. В боях с контрреволюцией на Остоженке погибли отважный молодой большевик Петр Добрынин и один из организаторов союза рабочей молодежи «III Интернационал», работник Замоскворецкого райкома партии Люся Лисинова.
Второго ноября красногвардейцы и солдаты Замоскворечья захватили здание Штаба военного округа на Пречистенке. В тот же день здание Городской думы перешло в руки войск Военно-революционного комитета. От юнкеров были полностью очищены Театральная и Воскресенская площади, Китай-город. Революционные войска заняли Исторический музей и вышли на Красную площадь. Кремль был окружен революционными войсками.
В лагере противника началась паника. Враг капитулировал. Были подписаны условия капитуляции: власть буржуазии прекращала свое существование, белогвардейцы и юнкера разоружались.
Вечером 2 ноября 1917 года Московский Военно-революционный комитет издает следующий приказ всем войскам: «Революционные войска победили. Юнкера и «белая гвардия» сдают оружие. Комитет общественной безопасности распускается. Все силы буржуазии разбиты наголову и сдаются, приняв наши требования. Вся власть — в руках Военно-революционного комитета. Московские рабочие и солдаты дорогой ценой завоевали свою власть в Москве. Все на охрану завоеваний новой рабочей, солдатской и крестьянской революции. Враг сдался. Военно-революционный комитет приказывает прекратить всякие военные действия (ружейный, пулеметный и орудийный огонь)...»
Рано утром 3 ноября 1917 года революционные войска заняли Кремль. Социалистическая революция в Москве победила.
Так в результате революционной борьбы победа социалистической революции обеспечила рабочему классу возможность приступить к грандиозному делу переустройства Москвы на социалистических началах.
Еще до Февральской революции революционно настроенная молодежь Москвы помогала большевикам выполнять разные задания: передавать запретные материалы, вести наблюдения на улице при организации собраний и т. д.
После Февральской революции молодежь оказывала большую помощь партийным литераторам Ольминскому, Скворцову-Степанову, Сольцу и другим, доставляя статьи и другие материалы в большевистскую газету «Социал-демократ», а также принимая подписку на эту газету.
На предприятиях Москвы, в учебных заведениях стали стихийно возникать организации революционной молодежи. Вопросом объединения молодежи немедленно занялся Московский комитет партии. Большое внимание движению молодежи уделяла и большевистская газета «Социал-демократ».
11 июня 1917 года Московский комитет партии созвал совещание, на котором и был организован Союз молодежи. Одновременно широко развернулось движение в районах Москвы. Начало этому было положено в марте 1917 года на заводе Михельсона. Молодые коммунисты этого завода созвали совещание молодежи. Явилось около 500 человек и приступили к записи в Союз молодежи. После VI съезда партии был образован союз рабочей молодежи «III Интернационал».
Прошло немного времени, и передовой отряд молодежи, работавший под руководством партии, уже насчитывал в своих рядах до десяти тысяч девушек и юношей. Эта молодежь была активным участником октябрьских боев в Москве. Многие погибли в этих боях за власть Советов: Люся Лисинова, Николай Ходяков, Николай Сычев, Анатолий Попов (сын писателя Серафимовича) и молодой рабочий телефонного завода Петр Добрынин.
Люся Лисинова, студентка Коммерческого института, была одним из организаторов союза рабочей молодежи «III Интернационал» в районе. В октябрьские дни Люся вместе со своими товарищами — рабочей молодежью Замоскворечья активно участвовала в боях: перевязывала раненых, принимала донесения красногвардейских отрядов в Военно-революционный комитет Замоскворечья, под градом пуль ходила в Московский Совет, обеспечивая связь района с центром.
Она погибла 1 ноября 1917 года от юнкерской пули. Похоронили ее на Красной площади вместе с теми, кто отдал свою жизнь за великое дело революции. Рабочие завода Михельсона (где она руководила подпольными кружками) несли ее тело на скрещенных винтовках и похоронили с воинскими почестями.
Николай Ходяков, член союза рабочей молодежи «III Интернационал», мужественно сражаясь вместе с рабочими Пресни против белогвардейцев, засевших в здании гостиницы «Метрополь», вечером 1 ноября 1917 года пал смертью героя.
Николай Сычев участвовал в бою на Пречистенке. По крышам домов он добрался до здания штаба Московского военного округа, в котором засели юнкера, и стал бросать в окна гранаты, Петр Добрынин — талантливый организатор, участник сражения красногвардейских отрядов с юнкерами на Остоженке. Именем этого героя названа площадь Москвы — Добрынинская (бывшая Серпуховская).
Два юных друга, члены Красной гвардии района Сокольники, Сергей Барболин и Алексей Жебрунов самоотверженно сражались против юнкеров на баррикадах Тверского бульвара. При взятии революционными войсками дома градоначальника оба пали смертью храбрых.
Летом 1918 года союз рабочей молодежи Москвы «III Интернационал» (вместе с Петроградским союзом) выступил инициатором всероссийского объединения союзов рабочей молодежи. Это объединение произошло 29 октября 1918 года на I Всероссийском съезде.
С этого дня начинается славная история Всесоюзного Ленинского Коммунистического Союза Молодежи.
ПИСЬМО СОДЕРЖАЩИХСЯ В БУТЫРСКОЙ ТЮРЬМЕ ДВИНЦЕВ В МОСКОВСКИЙ СОВЕТ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ
1917 г. 11 сентября
МОСКОВСКОМУ СОВЕТУ РАБОЧИХ И СОЛДАТСКИХ ДЕПУТАТОВ
Товарищи!
Мы, солдаты 5-й армии, арестованы 28 июня с/г командным составом, который в настоящее время показал свою корниловскую физиономию...
...Нас, арестованных, в числе 869 человек 27 августа закупорили в товарные вагоны и повезли (из Двинской тюрьмы) неизвестно куда. Но когда доехали до Витебска, Витебский Совет рабочих и солдатских депутатов нам разрешил открыть вагоны и снял конвой, который хотя и ехал с нами, но службу не нес.. И нас, свободных, отправили на Смоленск. Из Смоленска нас направили на Москву. У Александровской летней платформы нас остановили, с здешним караулом повели в Бутырскую тюрьму. Комендант тюрьмы нам заявил, что здесь мы пробудем не больше 3—6 дней. И вот мы очутились за решетками Бутырской тюрьмы. Вместо 3—6 дней сидим уже 12 дней, а все, вместе взятое, третий месяц. Большинству не предъявлено обвинений. Есть осужденные на срочную и бессрочную каторгу за агитацию и неисполнение боевого приказа. Но этот приказ не исполнило большинство частей, так причем же десятки солдат? Но, видно, они — командный состав, — пользуясь удобным случаем, принялись арестовывать своих политических противников — социал-демократов, большевиков и сочувствующих им. Где же свобода слова, печати и неприкосновенность личности, за которую боролись? Она душится в стенах каземата. После всего изложенного просим Московский Совет рабочих и солдатских депутатов содействия и восстановления наших попранных прав. Убедительно просим назначить следствие под вашим авторитетным контролем. Да здравствует Московский Совет рабочих и солдатских депутатов! Арестованные солдаты, находящиеся в Бутырской тюрьме (следуют подписи).
0РГАН МК И ОБЛАСТНОГО БЮРО РСДРП(б) «СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТ» ПРИЗЫВАЕТ МОСКОВСКИХ РАБОЧИХ К БОРЬБЕ ЗА ОСВОБОЖДЕНИЕ ДВИНЦЕВ
1917 г. 19 сентября
Нами получено письмо от ... солдат-революционеров 5-й армии, сидящих в Бутырской тюрьме, куда их перевели из Двинска. Из письма видно, что товарищей арестовали за протест против смертной казни, за высказывание большевистских взглядов. В тюрьме томятся члены ротных и полковых комитетов, арестованные согласно приказу "убрать" армейские организации. Арестованных революционеров позволяют называть "корниловцами" и ставят на одну доску с контрреволюционерами тех людей, которые первые восстали против Корнилова. Среди них есть раненые. До каких пор наши товарищи, посаженные в тюрьму по приказу изменника и предателя Корнилова, будут томиться в николаевских казематах? В Бутырской тюрьме с арестованными обращаются хуже, чем с уголовными.
"Социал-демократ", № 152 от 6(19) сентября 1917 г. Под заголовком "По революционным тюрьмам".
РЕЗОЛЮЦИЯ ОБЩЕГО СОБРАНИЯ СЛУЖАЩИХ, МАСТЕРОВЫХ И РАБОЧИХ ПЕРОВСКИХ МАСТЕРСКИХ МОСКОВСКО-КАЗАНСКОЙ Ж. Д.
9 ноября (27 октября) 1917 г.
Обсудив текущий момент, мы, мастеровые и рабочие Перовских мастерских Московско-Казанской ж. д., на общем собрании 27 октября 1917 г. постановили: 1. Объявить Временное правительство, и всех вождей партии, его поддерживающих, правительством и вождями измены революции и предательства народа. 2. Призвать все пролетарские организации на открытую борьбу со всеми элементами, защищающими и агитирующими за Временное правительство и идущими против революционных комитетов. 3. Содействовать революционным комитетам в регулировании политической, хозяйственной и иной деятельности, строго сообразуясь с интересами трудовых масс. 4. Вся власть революционным комитетам! Да здравствуетмир между трудящимися всего мира! Да здравствует революция! § 34. Установление Советской власти в Москве и в Московской губернии
«Если бы народное творчество революционных классов не создало Советов, — писал В. И. Ленин в канун Великого Октября, — то пролетарская революция была бы в России делом безнадежным, ибо со старым аппаратом пролетариат, несомненно, удержать власти не мог бы, а нового аппарата сразу создать нельзя».
Рабочий класс, взяв политическую власть, должен был сломать старый государственный аппарат и создать новый, с иными целями и задачами. Вот почему, свергнув власть помещиков и капиталистов, рабочий класс под руководством большевиков во главе с В. И. Лениным установил диктатуру пролетариата в форме власти Советов.
Как и во всей стране, в Москве и в уездах Московской губернии основной задачей московских большевиков было создать новые органы местного управления. Уже после Февральской буржуазно-демократической революции вплоть до победы Великой Октябрьской социалистической революции в Москве были созданы и работали Московский Совет рабочих депутатов и Московский Совет солдатских депутатов. 14 ноября 1917 года был образован общий Московский Совет рабочих и солдатских депутатов. Председателем Президиума Совета избирается профессор-историк М. Н. Покровский. Московская Городская дума была ликвидирована.
Хозяином города Москвы с этого времени стал Моссовет. В районах города органами управления стали районные Советы рабочих и солдатских депутатов. В них, как и в Московском Совете, на выборах большинство мест получили большевики.
Создание советских органов власти в Москве в основном было закончено к концу ноября 1917 года. Большевики завоевали руководящее положение и в Московском губернском Совете рабочих и солдатских депутатов. В Московской губернии были распущены земства, управы и думы, и везде были созданы сельские, волостные и уездные Советы. В состав Московской губернии в это время входили следующие уезды: Московский, Коломенский, Богородский, Клинский, Серпуховской, Звенигородский, Бронницкий, Зарайский, Волоколамский, Дмитровский, Можайский, Рузский, Верейский.
Московский комитет большевиков руководил партийной организацией города Москвы. Московский окружной комитет — партийной организацией Московской губернии. Партийные организации повсеместно руководили работой Советов, укрепляя их лучшими кадрами.
В марте 1918 года В. И. Ленин написал работу «Очередные задачи Советской власти», в которой говорилось: «Мы, партия большевиков, Россию убедили. Мы Россию отвоевали — у богатых для бедных, у эксплуататоров для трудящихся. Мы должны теперь Россией управлять». Под руководством В. И. Ленина шла ожесточенная борьба партии и народа за упрочение Советской власти, за ее защиту от иностранной интервенции и внутренней контрреволюции, за победу социализма в нашей стране.
Москва — важнейший экономический и политический центр страны. Стратегическое положение ее очень выгодно. Отсюда веером расходятся во все стороны железнодорожные пути. Отсюда всего скорее можно связаться со всеми районами Советского Союза. Для оперативной работы по управлению и руководству страной Москва представляет наиболее удобный пункт.
Правительство Советской страны решило переехать из Петрограда в Москву. Вечером 11 марта 1918 года руководители Коммунистической партии и Советского правительства во главе с В. И. Лениным прибыли в Москву. Владимиру Ильичу был отведен номер в гостинице «Националь» на углу Тверской улицы (ул. Горького) и Охотного ряда. 12 марта Владимир Ильич поехал в Кремль, чтобы осмотреть помещение, в котором должны были разместиться Центральный Комитет партии и Советское правительство. Вот как об этом пишет в своих воспоминаниях управляющий делами Совнаркома В. Д. Бонч-Бруевич:
«В двенадцать часов подъехали к Троицким воротам Кремля. Часовые, как полагается, остановили нас. Мы предъявили пропуска. К нам подошел командир в полном воинском вооружении и спросил:
— Кто едет?
— Председатель Совета Народных Комиссаров Владимир Ильич Ленин, — отчеканил я.
Командир сделал два шага назад, вытянулся в струнку, смотря на Владимира Ильича. Часовые подтянулись вслед за своим командиром. Владимир Ильич улыбнулся, отдал честь, приложив «под козырек» руку к круглой барашковой шапке. Мы въехали в старинные ворота.
Владимир Ильич, видимо волнуясь, осматривал Кремль и усиленно расспрашивал, удалось ли сохранить все ценности дворцов, Грановитой и Оружейной палат, знаменитую патриаршую ризницу и библиотеку с ценнейшими книгами и рукописями. Когда оказалось, что все это сохранено самым тщательным образом... что весь золотой запас, хранившийся здесь в погребах, также цел и невредим, Владимир Ильич предложил немедленно проверить караулы, убедиться еще раз в том, что здесь все цело и все в порядке».
12 марта 1918 года по указанию В. И. Ленина над Кремлем было поднято красное знамя. И Москва стала столицей первого в мире Советского социалистического государства, а Московский Кремль — местом пребывания Советского правительства.
Кабинет В. И. Ленина и его квартира в Кремле, а также зал заседаний Совета Народных Комиссаров являются теперь историческими памятниками.
http://mixzona.ru/referat/referat/2781/

CFred

Предлагаю переименовать в "К 90-летию октябрьского Переворота".

sergei1207

Давайте в ответ постить какие-нить говнокреативы про комми-людоедов или про то, что ленин- немецкий шпион, главное чтобы размер не уступал

raushan27

ленин- немецкий шпион
Или гриб.

TOXA

Какие ваши доказательства? :mad:

popov-xxx25

Сделано.

stm7543347

На этот счет давным-давно проведено обстоятельное исследование и приведены убедительные доказательства. :umn: И вообще, см. мою подпись.

lilith000007

сифилитик он
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: