Книга о Чеченской войне

Your_Choice

Роман "Патологии", безусловно - крупнейшее литературное, да и политическое событие. В России еще не было столь талантливой и открытой прозы о Чеченской войне, написанной непосредственным (со)участником. Чтобы переплюнуть Прилепинские "Патологиии" нужны мемуары Буданова или Басаева, обладай те литературным талантом. Итак: Захар Прилепин, национал-большевик из Нижнего Новгорода, боец ОМОНа, участник двух Чеченских войн.
в интернете книгу можно найти здесь
Зачистка
В телефонной трубке, словно в медицинском сосуде, как живительная жидкость переливался её голос. Она говорила, что ждёт меня, и я верил, до сих пор верю.
Утром я приезжал к ней домой. По дороге заходил в булочную, купить мне и моей Даше хлеба. Булочная находилась на востоке от ее дома. Я это точно знал, что на востоке, потому что над булочной каждое утро стояло солнце. Я шёл и жмурился от счастья, и потирал невыспавшуюся свою рожу. На плавленом асфальте, успевшем разогреться к полудню, дети в разноцветных шортах выдавливали краткие и особенно полюбившиеся им в человеческом лексиконе слова, произношение которых так распаляло мою Дашу несколько раз в течении любого дня, проведенного нами вместе. У меня богатый запас подобных слов и более-менее удачных комбинаций из них. Гораздо богаче, чем у детей в разноцветных шортах, поднимавших на меня свои хихикающие и стыдливые лица.
Булочная располагалась в решетчатой беседке, представлявшей собой пристрой к большому и бестолковому зданию. До сих пор не знаю, что в нём находилось. Кроме того, о ту пору никакие помещёния кроме кафе нас с Дашей не интересовали. Чтобы подняться к продавцу, надо было сделать шесть шагов вверх по бетонным ступеням. От стылых ступеней шёл блаженный холод, в беседку булочной не проникало солнце, но она хорошо проветривалась.
Я говорю, что, идя навстречу солнцу, я жмурился и вертел бритой в области черепа и небритой в области скул и подбородка головой, но войдя в беседку, я, наконец, открывал глаза. Видимо, оттого, что я так долго жмурился и вертел головой, и от солнца в течение нескольких минут ходьбы до булочной наполнявшего мои, не умытые, слипшиеся колцой, глаза, на меня, вошедшего в беседку, и сделавшего несколько шагов по бетонным ступеням, накатывала тягучая сироповая волна головокружения, сопровождающаяся кратковременным помутнением в голове. Открытые глаза мои плавали в полной тьме, в которой, скажу я вам, поэтическим пользуясь словарём, стремительно пролетали запускаемые с неведомых станций желтые звездочки спутников и межгалактических кораблей. Потом тьма сползала, открывая богатый выбор хлебной продукции, себе я покупал черный, вне всякой зависимости от его мягкости хлеб. На выбор хлеба Даше уходило куда больше времени. Собственно хлеба, в конце концов, я ей не покупал. Двенадцать-пятнадцать пирожных, уничтожение которых абсолютно никак не сказывалось на фигуре моей любимой девочки, впрочем, я об этом тогда и не задумывался, но когда задумался, мне это понравилось, - итак, полтора десятка или даже больше пирожных безобразно заполняли купленный здесь же в булочной пакет, мажа легкомысленным кремом суровую спину одинокой ржаной буханки.
Хлеб продавала породистой и богатой красоты женщина. Всё время, пока я выбирал хлеб и сопутствующие мучные товары, она, улыбаясь, смотрела на меня. Она очень хорошо на меня смотрела, и я останавливался, и прекращал шляться от витрины к витрине, разглядывая мелочь на своей ладони, и тоже очень хорошо смотрел на нее.
- Почему у вас не продают пива? - интересовался я. - Вы не можете повлиять на это? Я вам организую небольшую, но постоянную прибыль.
На улице дети расплющенным от долгого надавливания в теплый асфальт сучком делали последнюю завитушку над "ижицей", чтобы множественное число увековеченного в детской письменности объекта превратилось в единственное.
Солнце светило мне в затылок, и моя тень обгоняла меня, и забегала вперед, а потом окончательно терялась в подъезде дома, приютившего нас с Дашей, и порой поджидала меня до следующего утра; грохнувшая входная дверь подъезда оповещала мою девочку о возвращении меня.
Шум включенного душа - первое, что я слышал, заходя в квартиру.
"Егорушка, это ты?" - второе.
Ну, конечно же, это я. Чтоб удостоверится в том, что это действительно я, я подходил к зеркалу и видел свои по-собачьи счастливые глаза.
К заводскому району Грозного примыкает поселок Черноречье. Из Черноречья через Заводской район выбитые из Грозного чечены возвращаются в город. Чтобы убить тех, кто их изгнал. И тех, кто занял их осквернённое жильё. Например, меня.
Нас подняли в пять утра. Плохиш привычно заорал, никто никак не отреагировал. Все устали за прошедший день, наглухо заделывая, заваливая, забивая окна первого этажа.
В семь утра нам заявили, что мы идём делать зачистку в Заводском районе. Развод провёл чин из штаба, приехавший из Управления на "козелке" (следом катил БТР, но он даже не въехал во двор - развернулся и умчал, подскакивая на ухабах). Я присмотрелся к чину - узнал: тот самый, что нам школу показывал в первый день, и тот же, что подорвавшегося пацана забирал.
Чин - черноволосый, с усиками, строгий без хамства и позы, невысокий, ладный. Звёзды свои он поснимал, на плечевых лямках остались дырки в форме треугольника, поэтому и звание непонятно. Для "старлея" чин стар, для "полкана" - молод. Мы, собственно, и не интересовались. Чин сказал, что по офицерам снайпера стреляют в первую очередь, потому, мол, и поснимал звёзды.
- А по прапорщикам? - спросил Плохиш. Он прапорщик. Все поняли, что Плохиш дурочку валяет. Семёныч посмотрел на Плохиша и тот отстал.
Чин Семёнычу посоветовал тоже звезды снять. Семёныч сказал, что под броником всё равно не видно. Это он отговорился. Его майорские, пятиконечные, ему будто в плечи вросли. Хотя, если ему дадут подпола, это быстро пройдет.
Чин пояснил Семёнычу задачу.
Хасан вызвался в арьергард. Чин узнал, в чем дело, немного поговорил с Хасаном, и дал добро, хотя его никто не спрашивал.
Сам чин остался на базе. Вместе с ним остались пацаны с постов, дневальный - Монах, начштаба, и помощник повара, азербайджанец, Руслан Аружев. Плохиш увязался с нами, упросил Семёныча.
Хасан с двумя бойцами из своего отделения пошёл впереди. Метрах в тридцати за ними - мы, - по двое; сорок человек.
Бежим, топаем. Стараемся держаться домов. От земли несёт сыростью, но какой-то непривычной, южной, мутной. Туманится. Броники тяжелые, сферу через пятнадцать минут захотелось снять и выкинуть в кусты. Хасан поднял руку, мы остановились.
- Сейчас он нас прямо к своим выведет! - съязвил Гоша.
Я прислонился сферой к стене деревянного дома с выгоревшими окнами, - чтоб шея отдохнула. Из дома со сквозняком пахнуло неприятно. Я заглянул вовнутрь помещения - битый кирпич, тряпьё. На черный выжженный потолок налип белый пух. Ближе к окну лежит пожелтевший от сырости раскрытый "Коран", с оборванными страницами.
- Давай Аружеву "Коран" возьмем? - предложил кто-то.
- Да у него страницы на подтирки вырваны!
- Во, чичи, писанием подтираются!
- Да не, это наши, чичи вообще не подтираются. Они моются. С кувшином ходят. Я в армии видел.
- Поди, дембеля чеченского подмывал? - опять язвит Гоша.
Саня Скворцов перегнулся через подоконник, и разглядывает паленые внутренности дома.
- Бля, пацаны, там валяется кто-то! Мужик какой-то! - Скворец показывает рукой в угол помещения.
Перегнувшись через подоконник следующего окна, Язва осветил ближайший угол фонариком.
- Кто там, Гош?
- Мужик.
- Живой?
- Живой. Был.
Подошел Куцый:
- В дом не лезьте!
В углу дома лежит обгоревший труп. Совершенно голый. Открытый рот, губ нет, закинутая голова, разломанный надвое кадык. Горелый, черный, задранный вверх, будто эрегированный член.
- Мужики, никто не хочет искусственное дыхание ему сделать, рот в рот, может не поздно ещё? - это опять Гоша.
...Кончились сельские развалины, начались "хрущёвки". За ними - высотки, полувысотки, недовысотки, вообще уже не высотки. Наверное, на луне пейзаж гораздо оживленнее и веселее.
Серьёзные, грузные, внимательные гуляки, мы пересекаем пустыри и тихие, безлюдные кварталы.
Очень страшно, очень хочется жить. Так нравится жить, так прекрасно жить. Даша...
На подходе к заводскому блок-посту, мы связались с ним по рации, предупредили, чтоб своих не постреляли.
На блок-посту человек десять. БТР стоит рядом. Пацаны-срочники высыпают из поста, сразу просят закурить. Через минуту у срочников за каждым ухом по сигарете. Пацаны все откуда то из Тмутаракани. Один - тувинец, с СВД-шкой. Глаз совсем не видно, когда улыбается. А улыбается он всё время.
Старший поста объясняет:
- Вон из того корпуса ночью постреливают... - он показывает в сторону Черноречья, на заводское здание. - Здесь объездных дорог в город полно, мы на главной стоим... Наша комендатура в низинке, пять минут отсюда. Мы базу уже предупредили, что вы будете работать. А то мы по всем шмаляем. Здесь мирным жителям делать не хера.
Держим путь к заводским корпусам.
Много железа, тёмные окна, неприкуренные трубы, ржавые лестницы... Корпуса видятся чуждыми и нежилыми.
Метров за двести переходим на трусцу. Бежим, пригибаясь, кустами.
Ежесекундно поглядываю на заводские корпуса: "Сейчас цокнет и прямо мне в голову. Даже если сферу не пробьёт, просто шея сломается и всё... А почему, собственно, тебе?
...Или в грудь? СВДэшка броник пробивает, пробивает тело, пуля выходит где-нибудь под лопаткой, и, не в силах пробить вторую половинку броника, рикошетит обратно в тело, делает злобный зигзаг во внутренностях и застревает, например, в селезёнке. Всё, амбец. И чего мы бежим? Можно было доползти ведь. Куда торопимся? Цокнет, и прямо в голову. Или не меня?..
...Иди на хрен, заебал ты ныть".
Кусты кончились. До первого двухэтажного корпуса метров пятьдесят. Он стоит тыльной стороной к нам.
Куцый разглядывает корпуса в бинокль. Каждое отделение держит на прицеле определенный Семёнычем участок видимых нам корпусов.
- Ну, давайте, ребятки! - приказывает Семёныч.
Гоша, Хасан и его отделение бегут первыми. Остальные сидят. С крыши ближайшего корпуса беззвучно взлетает несколько ворон. Левая рука не держит автомат ровно, дрожит. Можно лечь, но земля грязная, сырая. Никто не ложится, все сидят на корточках.
- Ташевский, давай своих!
Бегу первый, за спиной десять пацанов, бойцы, братки, Шея - замыкающий. Очень неудобно в бронике бегать. Бля, как же неудобно в нем бежать. Кажется, не было бы на мне броника, я бы взлетел. Медленно бежишь, как от чудовища во сне. Только потеешь. Какое, наверное, наслаждение целится в неуклюжих медленных, нелепых, тёплых людей.
"Господи, только бы не сейчас! Ну, давай чуть-чуть попозже, милый господи! Милый мой, хороший, давай не сейчас!"
Взвод Кости Столяра держит под прицелами окна и крышу. Гоша, Хасан пошли со своими налево, вдоль тыльной стороны корпуса.
Мы пойдем вдоль правой стороны здания. Останавливаюсь возле первого окна, оглядываюсь. Пацаны все мокрые, розовые.
- Скворец, давай дальше! - говорю Сане Скворцову. Он обходит меня, ссутулившись, делает прыжок и через секунду оборачивается ко мне, стоя с другого края оконного проёма. Лицо как у всех нас розовое, а губы бескровные. Из-под пряди его рыжих, волнистых волос, стекает капля пота.
Смотрю сбоку на окно, оно огромное, решёток нет, рам нет, пустой проём. Заглядываю наискось вовнутрь здания. Груды железа, бетон, балки. Глазами и кивком головы на окно спрашиваю у Саньки, что он видит со своей стороны. Санька косится в здание, потом недоуменно пожимает губами. Ничего особенного, мол, не вижу. Держим окно на прицеле. Подходит Куцый.
- Чего там, Егор? - спрашивает у меня.
- Да ничего, свалка.
Когда Куцый рядом - спокойно. Через два часа по прилету в Грозный его весь отряд не сговариваясь стал называть "Семёныч". Конечно, пока никаких чинов рядом нет. У Семёныча круглое лицо с густыми усами. Широкий, пористый нос. Хорошо поставленный командирский голос. Порой орёт на нас, как пастух на глупую скотину. Те, кто давно его знают, - не боятся. Нормальный армейский голос. А как иначе, если не орать? Иногда мне кажется, что Куцый жадный. До чинов, до денег. Что он слишком хочет получить подпола.
"А почему бы ему не хотеть?" - отвечаю сам себе.
- Сынок! - Куцый подзывает Шею. - Возьми со своими окна с этой стороны. Не суйтесь никуда, а то друг друга перебьём.
Вдоль нашей стены четыре окна. Пацаны встают, так же как я с Санькой, по двое возле каждого. Несколько человек, пригнувшись, отбегают от здания, чтоб видеть второй этаж. Ещё двое встают на углах. Куцый связывается по рации с парнями на другой стороне корпуса. Хасан отвечает. Говорит, что они тоже у края здания стоят. Куцый с десятком бойцов и парни с того края, все вместе поворачивают за угол, с разных сторон идут ко входу.
Мы ждём...
Ненавижу свою "сферу". Утоплю ее в Тереке сегодня же. Далеко, интересно, этот Терек? Надо у Хасана спросить.
По диагонали от меня, внутри здания - полуоткрытая раздолбанная дверь.
Даже не зреньем, и не слухом, а всем существом своим я ощутил движенье за этой дверью. Надо было перчатку снять. Куда удобней, когда мякотью указательного чувствуешь спусковой крючок. И цевьё лежит в ладони удобно, как лодыжка моей девочки, когда я ей холодные пальчики массажиро...
Дверь открылась.
Вот было бы забавно, если б командир отделения Ташевский имел характер неуравновешенный, истеричный. Как раз Плохишу в лоб попал бы.
Плохиш поднял кулак с поднятым вверх средним пальцем. Это он нас так поприветствовал.
В проёме открытой двери я вижу, как пацаны боком, в шахматном порядке поднимаются по лестнице внутри здания, задрав дула автоматов вверх. Первым идёт Хасан...
Появляется Семёныч, делает поднимающимся парням знаки, чтоб под ноги смотрели, - могут быть растяжки. Ступая будто по комнате с чутко спящим больным ребенком, парни исчезают, повернув на лестничной площадке.
Cмотрю на лестницу, ежесекундно ожидая выстрелов или взрыва. Иногда в лестничный пролет сыпется песок и мелкие камни. Задираю голову вверх, - будет очень неприятно, если со второго этажа нам на головы кинут пару гранат.
Через пятнадцать минут на лестнице раздается мерный и веселый топот.
- Спускаются! - с улыбкой констатирует Саня.
Первым появляется Плохиш, заходит в просматриваемое мной и Санькой помещение, аккуратно вспрыгивает на бетонную балку, и начинает мочиться на пол, поводя бедрами как радаром и мечтательно глядя в потолок. Затем косится на нас и риторически спрашивает:
- Любуетесь, педофилы?
Через пять минут собираемся на перекур.
- На третьем этаже растяжка стоит, - рассказывает мне Хасан. - Две ступени не дошёл. Спасибо, Слава Тельман заметил. Тельман! С меня пузырь... На чердаке лежанка. Гильзы валяются 7,62. Вид из бойницы отличный. Мы его растяжку на лестнице оставили, и ещё две новых натянули.
...Через три часа мы зачистили все пять заводских корпусов, и уселись на чердаке пятого обедать. Тушёнка, килька, хлеб, лук...
- Семёныч, может по соточке? - предлагает Плохиш.
- А у тебя есть? - интересуется командир.
По особым модуляциям в голосе Семёныча, Плохиш понимает, что тема поднята преждевременно, и припасенный в эрдэшке пузырь имеет шанс быть разбитым о его же, Плохиша, круглую белесую голову.
- Откуда! - отзывается Плохиш.
- Кто без особого разрешения соизволит, может сразу собирать вещи, - строго говорит Семёныч.
- Парни, может наёбаемся всем отрядом? - предлагает Гоша. - Нас Семёныч домой ушлёт.
Такие шуточки Гоше позволительны. На любого другого, кто вздумал бы пошутить по поводу слов Семёныча, посмотрели бы как на дурака.
- Главное Аружеву ничего не говорить, а то у него запой сразу начнётся, - добавляет Плохиш. Руслан Аружев, помощник Плохиша, оставшийся на базе - трусит, это видят все.
Жрём всухомятку, хрустим луком, скоблим ложками консервные банки, и тут Санька Скворец, сидящий на корточках возле оконца, задумчиво говорит:
- Парни, а вон чеченцы...
По дороге быстрым шагом к нашему корпусу идут шесть человек. Озираются по сторонам, оружия вроде нет, одеты в чёрные короткие кожанки, сапоги, вязаные шапочки. Только один в кроссовках и в норковой шапке.
Спускаемся вниз. По приказу Семёныча часть бойцов, выйдя из здания, убегает вперёд, часть остается в здании. Мы с Шеей и с моим отделением, притаились у больших окон первого этажа с той стороны, откуда идут чеченцы.
Через пару длинных минут, они появляются. Мы не смотрим, чтоб нас не засекли. Слушаем. Чечены идут молча, я слышу как один из них, почему-то я думаю, что это именно тот, что в кроссовках, заскользил по грязи и тихо по-русски, но с акцентом матерно выругался. Как-то тошно от его голоса. Наверное, от произнесения им вслух нецензурных обозначений половых органов, я физиологически чувствую, что он, - живой человек. Мягкий, белый, волосатый, потный, живой...
Комвзвода улыбается.
Стою, прижавшись спиной к стене возле окна. Боковым зрением смотрю на видимый мне просвет - два метра от угла здания. На миг в просвете появляется каждый из идущих, - один, второй, третий... Всё, шестой.
- Пошли!
Грузно, но аккуратно выпрыгиваем, или даже вышагиваем из низко расположенного окна, Шея, я, Скворец...
Несколько метров до угла здания, - поворачиваем вслед за чеченами, - последний из них обернулся на звук наших шагов. - На землю! - заорал Шея, и, подбежав, ударил сбоку прикладом автомата по лицу ближнего чеченца, того самого, что в норковой шапке. Чеченец взмахнул ногами в воздухе, и кувыркнулся в грязь, его шапка юркнула в кусты.
Остальные молча повалились на землю.
Подбегая, я наступаю на голову одному из чичей, и, едва не падаю, потому что голова его неожиданно глубоко, как в масло, влезла в грязь. Мне даже показалось, что я чувствую, как он пытается мышцами шеи выдержать мой вес. Хотя вряд ли я могу почувствовать это в берцах.
Через минуту подходят наши. Мы обыскиваем чеченцев. Оружия у них нет. Семечки в карманах. С лица чеченца, угодившего под автомат Шеи, обильно течет кровь. Чеченец сжимает скулу в кулаке и безумными глазами смотрит на Шею.
- Чего на заводе надо? - спрашивает Семёныч у чеченцев. От его голоса становится зябко.
- Мы работаем здесь, - отвечает один из них. Но одновременно с ним другой чеченец говорит:
- Мы в город идём.
Стало тихо.
"Что же они ничего не скажут!" - думаю я.
Чеченцы переминаются.
Семёныча вызывают по рации пацаны, оставшиеся на чердаке для наблюдения. Он отходит в сторону, связывается с бойцами.
Оказывается, что по объездной дороге едет грузовик, в кабине два человека в гражданке, вроде чичи; кузов открытый, пустой.
Одно отделение остаётся с задержанными чеченцами. Мы бежим к перекрёстку, навстречу грузовику, мнётся и ломается под тяжелыми ногами бесцветная, сухая чеченская полынь-трава.
Шагов через сорок скатываемся, безжалостно мажа задницы, ляжки и руки, в кусты, по разные стороны дороги. Пацаны спешно снимают автоматы с предохранителей, патроны давно досланы.
Слышно, что грузовик едет с большой скоростью, через минуту мы его видим. За рулем, действительно, кавказцы.
Шея, лежащий рядом с Семёнычем, привстает на колено и даёт очередь вверх. Грузовик поддает газку. В ту же секунду по грузовику начинается пальба. Стекло со стороны пассажира летит брызгами. Я тоже даю очередь, запускаю первую порцию свинца в хмурое чеченское небо, но стрелять уже не за чем: машина круто останавливается. Из кустов вылетает Плохиш, открывает дверь со стороны водителя и вытаскивает водителя за шиворот. Он живой, неразборчиво ругается, наверное, по-чеченски. Подходит Хасан, что-то негромко говорит водителю, и тот затихает, удивленно глядя на Хасана.
Пассажира вытаскивают за ноги. Он стукается головой о подножку. У него прострелена щека, а на груди будто разбита банка с вареньем, - чёрная густая жидкость и налипшее на это месиво стекло с лобовухи. Он мёртв.
Пацаны лезут в машину, копошатся в бардачке, поднимают сиденья...
- Нет ни черта!
Хасан ловко запрыгивает в кузов. Топчется там, потом усаживается на кабину и закуривает. Он любит так красиво присесть где-нибудь, чтоб поэффектней.
Что делать дальше никто не знает. Семёныч и Шея стоят поодаль, командир что-то приказывает Шее.
- Пошли! - говорит Шея бойцам. - Труп на обочину спихните.
- А что с этим? - спрашивает Саня Скворец, стоящий возле водителя. Тот лежит на животе, накрыв голову руками. Услышав Саню, чеченец поднял голову и, поискав глазами Хасана, крикнул ему:
- Эй, брат, вы что?
- Давай, Сань! - говорит Шея.
Я вижу, как у Скворца трясутся руки. Он поднимает автомат, нажимает на спусковой крючок, но выстрела нет, - автомат на предохранителе. Чеченец прытко встает на колени и хватает Санькин автомат за ствол. Санька судорожно дергает автомат, но чеченец держится крепко. Все это, впрочем, продолжается не более секунды. Димка Астахов бьёт чеченца ногой в подбородок, тот отпускает ствол, и заваливается на бок. Димка тут же стреляет ему в лицо одиночным.
Пуля попадает в переносицу. На рожу Плохиша, стоящего возле, как будто махнули сырой малярной кистью, - всё лицо разом покрыли брызги развороченной глазницы.
- Тьфу, бля! - ругается Плохиш и оттирается рукавом. Брезгливо смотрит на рукав, и начинает оттирать его другим рукавом.
Санька Скворец, отвернувшись, блюет не переваренной килькой.
Уходим.
Плохиш крутится возле машины. Я оборачиваюсь и вижу, как он обливает убитых чеченов бензином из канистры, найденной в грузовике.
Через минуту он, довольный, догоняет меня, в канистре болтаются остатки бензина. Возле грузовика, потрескивая, горят два костра.
...Оставшееся возле корпусов отделение выстроило восемь чеченцев у стены.
- Спросите у своих, кто хочет? - тихо говорит мне и Хасану Шея, кивая на пленных.
Вызывается человек пять. Чеченцы ни о чём не подозревают, стоят, положа руки на стены. Кажется, что щелчки предохранителей слышны за десятки метров, но, нет, они ничего не слышат.
Шея махнул рукой. Я вздрогнул. Стрельба продолжается секунд сорок. Убиваемые шевелятся, вздрагивают плечами, сгибают-разгибают ноги, будто впали в дурной сон, и вот-вот должны проснуться. Но постепенно движенья становятся всё слабее и ленивей.
Подбежал Плохиш с канистрой, аккуратно облил расстрелянных.
- А вдруг они не... боевики? - спрашивает Скворец у меня за спиной.
Я молчу. Смотрю на дым. И тут в сапогах у расстрелянных начинают взрываться патроны. В сапоги-то мы к ним и не залезли.
Ну вот, и отвечать не надо.
Связавшись с нами по рации, подъехал БТР из заводской комендатуры. На броне - солдатики.
- Парни, шашлычку не хотите? - это, конечно, Гоша сказал.

AnnaSM

а причем здесь НБП?
он там идеи национализма распространяет?

Your_Choice

Нет, просто Прилепин состоит в НБП, а это его книга. Я сам, когда прочитал, очень проперся. Всякие там Война и Блокпосты отдыхают.

jdm_xxi

После того, как отец нарисовал мне битву, где было всё, что я хотел - мужик-ополченец в разодранной рубахе, вздымающий на вилах вражину; дружинник, замахнувшийся коротким мечом, и пропустивший удар копья, вползающего ему в живот; неприглядные, желтолицые и хищные монголы, как дождевые черви, разрубаемые на части; лучники, натягивающие луки окровавленными пальцами; стяги, кони, - после того, как отец закончил работу, на которую сбегались смотреть пацанва со всего пригорода, он нарисовал ещё одну картину. Там горел русский город, русый монгол пил из чаши, лежали связанные князья, взирающие в смертной печали на пожар, а рядом с монголом стояла обнаженная полонянка с лицом моей матери.
Отец не продал эту картину, он обменял ее на трехлитровую банку самогона. Потом он отвёз меня к деду Сергею, который проклял мать сначала за то, что она вышла за муж за моего отца, который деду не нравился, а потом ещё раз проклял ее за то, что она отца (и меня) бросила. Ко мне дед относился равнодушно, но без злобы. Он много охотился, но меня с собой на охоты никогда не брал. Я гостил у него раза три в год, недели по три, - всё это время, как я понимаю, отец пил. Потом он выходил из запоя и приезжал за мной. Я был счастлив. Однако за шесть лет мне так ни разу и не пришло в голову, что я обожаю отца...

Хорошая книжка, мне нравится.

Kraft1

Чтобы переплюнуть Прилепинские "Патологиии"...
Зачем переплёвывать, когда можно просто смачно харкнуть в такую книжку. Боец омона, обладающий литературным даром, да ещё и в НБП состящий...я прям разрыдался...

stm25972421

НБП - обычные фашисты... И повадки у них фашистские...
Они вызывают во мне столько отрицательных эмоций, что я даже не могу их выразить...
ЗЫ А еще слово "нацбол" похоже на слово "@#здобол"... )

Your_Choice

Товарищ президент или как вас там идите в жопу, это книга участника чеченской войны и не вам пи*деть. Не нравится не читайте, я думаю лично вы и жопу побоялись бы оторвать, не то чтобы в Войне участвовать, сидите дрочите и не вы*бывайтесь

Your_Choice

Мудило ты, сидишь в твоем университете и думаешь, что мир вокруг тебя одного вертится, пи*ор ты вот ты кто, к ребятам которые участвовали в этой войне должно быть по меньшей мере уважение(пока такие пи*оры как ты греют жопу они воевали и это многое значит!
Все разговор заканчиваю, если вокруг такие пид*расы, что ничего нормального сказать не могут, то я сильно разочаровался в учащихся МГУ.

Your_Choice

Спасибо, мне тоже нравится

bayan

ты вы ты кто

отличное знание русского языка.........

Your_Choice

Это к делу не относится

vov2001

О чеченской войне, кстати, много почитал. Но никто из них до уровня "Хаджимурата" даже не пытался подняться.

bayan

ну патриот должен же знать родной язык, плюс ко всему надо хоть немного уважать читающих это

Your_Choice

Блин вы че совсем тупые, я вам про книгу а вы про язык, если бы я БОТа завел, то вы бы я думаю не сильно бы пиз*ели, я не прошу оценивать меня, я прошу оценить нигу.

bayan

Блин вы че совсем тупые, я вам про книгу а вы про язык

Ты совсем тупой что ли ?
Давай нормальным языком о книге, тогда посмотрим..........

emorozovan

Неуважеть он тебя будет когда "в жопу пошлет"!
Для :
Я непонял ты чего еще от нас ждал? Чтобы мы оторвались от учебы и побежвли в армию? Или чтобы все тут в обязательном порядке высказали свое уважение к этим поарням? Да я их уважаю! Но по моему не обязательно об этом всем докладываться в этом треде.

Your_Choice

Я говорю, что не надо цепляться ко мне лично, я предлагаю вам почитать книгу.
А уж каких я взглядов к делу не относится. Вот что я говорю. Может быть я и допустил несколько ошибок в написании, но опять таки говорю, к делу это не относится, к делу относится только обсуждение книги...

stm25972421

знаешь, по-моему, с ребятами из НБП лучше не спорить...;)
Пусть себе пишет, что хочет... )
PS На самом деле, я считаю, что необходимо сделать отдельный пост, где каждый выразит свое мнение о НБП и о мотивах, которыми руководствуются люди, вступая в эту партию. А здесь пусть народ обсуждает книгу...

Your_Choice

Вы че тупые?
Я предлагаю прочитать книгу, тем кто не хочет я ничего не говорю...
Уважаешь и уважай, мне вообще посрать. Я говорю что книга крутая, вот и все я вообще не прошу комментариев, я говорю, что есть такая книга...

Your_Choice

Вот я тоже согласен, только стоит человеку из НБП что-то написать, как сразу начинаются вопросы.
Я же не прошу, чтобы вы вступали в Партию. Я вам предлагаю прочитать классную книгу, а вы сразу начали...
Короче этот тред не про меня а про классную книгу (или людям состоящим в НБП уже запрещено о чем-то говорить?)

Your_Choice

а еще слово президент похоже на слово пи*орас, это так, что бы мы в расчете были

emorozovan

А помоему еще как просиш:
>Все разговор заканчиваю, если вокруг такие пид*расы,
>что ничего нормального сказать не могут, то я сильно разочаровался в учащихся МГУ.
Тоесть ты разочаровался во "всех" тк два человека имеют другое воспитание?
Или потомучто "все" никак не отреагировали?

Mike3

бля, ну че все в нбп такие нервные то
скоко народу оттуда знаю - никто нормально спорить не может

seregen-ka

Да нет, просто НБП уроды недоделанные .
Пришли на ДФ и памятник Ломоносова своей поганенькой надписью испагнили - уроды, что с них взять.

halithh

В этом куске видно, как русские пи"%:т чеченов. Плохо это или хорошо - неважно. Важней другое - есть ли в этой книге моменты, когда чечены пиздят русских? Если - нет, то книжке грош цена, если есть, то запости парочку.
Дело не в том, кто кому симпатичней, а в качестве самого произведения. Если человек на протяжении всего сюжета только и делает, что мочит плохих парней, то лучше просто посмотреть боевичок со Шварцем или Сталлоне, а в жизни у любого бывают критические моменты, когда все или ничего, пан или пропал. Имхо, они интереснее.

svistunov

>Важней другое - есть ли в этой книге моменты, когда чечены пиздят русских? Если - нет, то книжке грош цена, если есть, то запости парочку.
Есть. Собственно, она и заканчивается тем, как весь этот "спецназ" вырезали практически подчистую.

kliM

война всегда - очень грязная штука, в ней не только "хорошие" парни мочат "плохих" (или наоборот в ней "хорошие" могут мочить других "хороших" (например, у этих шестерых могло и не быть патронов в сапогах).

halithh

Процитируй плз

emorozovan

Имхо это рассказ оттого кто там учавствовал, и еслибы их мочили то как он бы ето потом написал, сам подумай?

qaz123

А ты мне объясни в чем тут предмет спора.
Вот представь, человек запостил, что есть хорошая книга или еще что-нить, а на него сразу начали гнать, что мол книга говно, сам ты мудак, хотя никто книгу не читал, и продолжают гнать, хотя тема топика не то, хороший человек или нет, и такое состояние меня конкретно за*бало, да будь я хоть кто угодно причем тут это я говорю совсем про другое, а если люди в моем топике увидели толко то, что я из НБП, то вот по этому я и разочарован в МГУ.

emorozovan

Да почему ты всевремя несколько человек называешь МГУ? Ненадо всех равнять по нескольким людям.

Your_Choice

Извиняюсь, если остальных обидел, просто так часто бывает, когда я что-то интересное пытаюсь запостить. Другие постят всякую х*ню, и ничего, когда я пытаюсь запостить что-нить дельное, сразу начинается, короче читайте клевую книгу, мне лично очень понравилась

idonin

толко то, что я из НБП

"Только"? этого больше, чем достаточно.
Представляю себе тред такого же толка:
- Я всего лишь чеченский террорист, это к теме не относится, не флудите!

Your_Choice

Так вот я и говорю. Представь, что я завел Бота и от его имени запостил бы то же самое. Тогда наездов бы было меньше, поэтому я и говорю, что наезжать в данном треде не стоит, вот если бы тред касался моей партийной принадлежности, тогда конечно, а так это точно натуральный флуд.

kliM

выбили федералов из Грозного

вообще-то не очень хорошо наших "федералами" называть, т.к. например для америкосов федерал - это все равно что белогвардеец для советского человека, т.е. у них сразу соответствующее отношение к чеченскому конфликту возникает, причем в пользу боевиков.

Kraft1

и от его имени запостил бы то же самое.
Типа этого?
Ну и даже в этом случае я не уверен что
наездов бы было меньше
Красной Армии боец, хых...

qaz123

Помоему нормально. Сначала я хотела написать "выбили наших из Грозного", но в форуме такое большое количество людей любят придираться, что сразу бы посыпались высказывания такого типа мол почему наши?, да чеченцы тоже наши и т.д.. А федералами наши сами своих иногда называли, так что это нормально.

sergei1207

\\.к. например для америкосов федерал
Во-первых, это проблемы америкосов, во вторых, не всех америкосов, а южан, которые конфедераты. В третьих у них "федералы" например ФБР... я конечно понимаю, что ФБР это что-то в духе СС или СА, и их все ненавидят....
Федаральные войска- как противопоставление сепаратистам- довольно общеупотребительно, как в нашей прессе, так и в закордонной...

sergei1207

Книга неплохая, но на мой взгляд ничего особо выдающегося в ней нет, подобных и несколько более других воспоминаний полно вот здесь
http://lorien.local/library/koi/MEMUARY/CHECHNYA/

futul

Почему нет? Миронов "Я был на этой войне" книга вообще офигенная. Написанно человеком который принимал участие в первой чеченской. Читается на одном дыхании.
А вообще на artofwar много прозы про чеченские войны и про афган и т.п.

v1ct0r

> Боец омона, обладающий литературным даром, да ещё и в НБП состящий...
Асет, милый, ты сколько книжек прочитал в своей жизни? Прости, но по форуму ты - быдло неграмотное. Читай больше, очень тебя прошу. Много, очень много есть и писателей хороших и солдат одновременно.
А книжка мне понравилась.

Kraft1


Я прочитал всего три книжки. Это были: букварь, че-то там про буратино и "Му-му".
Всё остальное комментировать не буду даже.

levran

Попал по выше приведеннной ссылке вчера вечером.
(http://lorien.local/library/koi/MEMUARY/CHECHNYA/ )
Читал по 5 утра.
Да...

aprokhorov

Говорить про книгу, что она отображает действительность чеченской войны, - это было глупо.
Она может отображать действительность только одного человека, а не факт что у других людей было тоже самое.
Другой участник мог бы написать, что он бухал с чеченцам,отмечал праздники, и т.д. и т.п. вообщем, жили душа в душу.
А по поводу книги, я почему то думаю маловероятным что это писал учатник тех обытий которые там описаны (прочитал пару фрагментов если бы он действительно был учатником тех событий, то пока писал бы эту книгу у него бы все в душе переворачивалось за тех своих друзей, которых , по сюжету, убили. Поэтому, считаю что это обычное литературное произведение на достаточно наболевшую тему,причем написано оно отстойно, напоминает больше сценарий для очередного фильма (боевика).

v1ct0r

Переворачивалось, но писал, чтоб памятник им воздвигнуть нерукотворный, мб.
Или для детей их.
И потом, переворачивалось - не означает, что мужик должен всё бросить и сидеть плакать сутками.

v1ct0r

Кстати, если дать сюжет из книжки хорошему режиссёру - будет лучше Рядового Райана

aprokhorov

наверное чтобы х родители и друзья читали "каков танкиста был конец", так что ли получается ?

Kraft1

Почему он маркером эту книгу не писал на стенах девятнадцатого этажа, а в инете опубликовал сначала?

v1ct0r

Видимо, интеллект повыше, чем у некоторых форумцев.

Your_Choice

То что это участник этих событий - факт, я с ним лично знаком.
А в интернете потому что солидные издательства очень политкорректные и книгу такого типа неизвестного автора издавать отказываются. УльтраКультура тоже отказалась, но только потому что этим всем там заведует Цветков, а он давно имеет с НБП разногласия.
А то что сюжет захватывает так это тоже факт и не вижу в этом ничего плохого.

sergei1207

Поясни плиз, в каком спецназе он служил?
СпН ВВ?
А то сейчас у каждого ведомства свой спецназ и путаница изрядная...

panas00

Бл*ть, при чём здесь НБП?

Your_Choice

Насколько я понял он служил в ОМОНе, т.е. ВВ. У него как то статья в газете была под названием "Как я не убил Ельцина", где он пишет, как командовал отделением ОМОНа, и они охраняли Ельцина на площади, когда он приезжал в Нижний Новгород.

igor_kig

Прости, но по книге видно, что человек он слишком рефлексирующий, неврастеничный. Герой повествования явно выглядит слабее многих своих сослуживцев. Многие люди "проще", чем он. По другим описаниям война выглядела чуть иначе, хотя, то, что написано, - правда. Многое, что непосредственно к войне не относилось, мне не хотелось читать, читал только про войну.

igor_kig

А вообще, написано здорово.

v1ct0r

А он неврастеник и есть, детство и бабы посодействовали.

igor_kig

Просто, война не самое подходящее место для таких людей. Ему бы там не место, его дело - ментом быть.

Kraft1

Один черт маргиналы, епт. Смотреть противно.

spiritmc

ОМОН или ВВ?
ОМОН к МВД относится, а не к МО.
---
...Я работаю антинаучным аферистом...

v1ct0r

Один ты у нас самый умный и красивый, на тебя все смотрят и слюни пускают от восторга, да.

spiritmc

Кстати, ты диплом получил?
Ты тоже маргинал, и не отнекивайся.
---
...Я работаю антинаучным аферистом...

Kraft1

Что ж тебе не имется-то, дорогой? Я же не только от себя говорю...

v1ct0r

Пиздец, заебало.
Полчаса разбирал твоё "неймётся".
Женщина, учись грамоте ! - был такой плакат в период коллективизации.

Kraft1

Пятерка, садись
А можно у тебя консультироваться в следующий раз при затруднениях с написанием слов?

spiritmc

А подумать сложно?
Там чётко слышно "й."
---
"Vyroba umelych lidi, slecno, je tovarni tajemstvi."
Karel Capek

Kraft1

Подумать? сложно.

Your_Choice

Ну я точного деления не знаю.
Он прослужил 8 лет в ОМОНе.

Your_Choice

А ВВ к МО или МВД относится?

spiritmc

ВВ --- это войска, то есть войска МО.
ОМОН --- это войска МВД. Как и милиция, как и пожар...
Тьфу! Пожарные теперь относятся к МЧС.
Кажется.
---
"А я обучался азбуке с вывесок,
листая страницы железа и жести."

levran

ВВ - Внутренние Войска. Они относятся к МВД. Войска они конечно и есть войска, но у этих специфическая задача (поддержание порядка). в основном они с дубинками помогают ментам ( у каждого ВВшного солдата есть мусорская форма).
Вы их видали на стадионах, любых массовых мероприятих концертах...
Военная Техника у них тоже есть, вплоть до артиллерии, но я бы не стал их сравнивать с армией...

levran

а ОМОН это вообще никакие и не войска. Это Отряд Милиции Особого Назначения. Слово "Милиция"- решает. Он не для войн предназанчен, а для решения вопросов общественной безопсаности... Слово "войска" к нему неприменимо.
Он малочисленен, и его подразделения представляют собой группу специально обученных бойцов. Они, конечно, не только дубинками обучены работать, но все же они - милиция.

levran

а в локалке может кто нибудь выложить?

levran

да, это мне известно. В основном в составе всяких сборных отрядов. просто я по существу возразил, так как была неточность в тексте.

levran

спасибо. я последние дни даже играть почти перестал, все читаю..

v1ct0r

А дядю юру жалко всё-таки и того, с рацией, которго в плен взяли.

sergei1207

У нас сложилась такая практика, что милиция в том числе и всякие милицейские части ездят в командировку в чичляндию крайне регулярно. То для чего их там предназначали это одно, а реальный боевой опыт это другое...

_shmel_

А хто говорил, что в Чечне идет война? Там антитеррористическая апирация...

v1ct0r

Яркая книжка, мне напоминает Одиссею крейсера Улисс (Алистер Маклин, ещё называется PQ-17, Полярный конвой и т.п.)
Типа Дас Бут но с другой стороны, со стороны конвоев показана война.

aprokhorov

верно подметили, не война, а контртеррористическая операция:

pobra

Классная книга. С удовольствием прочитал. Причем те части, где не про войну, может даже еще интереснее...

Your_Choice

Да всех их там в какой-то мере жалко

Your_Choice

Ну не знаю не знаю, но ОМОНа у нас как я слышал 8 дивизий, если это мало, то...

Your_Choice

А ещ есть такая поговорка (к книге не относится) :
Свободным чеченцам - товарный вагон, с горячим приветом якутский ОМОН.

Kraft1

Есть еще такая: в семье не без урода.

levran

вот именно что ты слышал, что у нас несколоько дивизий ОМОНа. А по мооему, ни одной.

Your_Choice

Не буду утверждать, точно не знаю. Я в этом не специалист.

levran

то Аленден:
Если твой военник, то мой респект тебе!

arksim1

Могу только сказать, что мой дедушка о войне говорил крайне неохотно. И все знакомые, которые "там были" тоже. Пишут книги обычно те, кто "был рядом", типа Симонова.
Что касается ВВ - внутренних войск - охрана губы, разборки в частях, отлов беглецов...
К ОМОНу не относится. Но ОМОНа частей немало. Когда-то проскакивала цифра 3 млн. - людей, имеющих табельное оружие, но не армейских.
Вот такая вот арифметика! ("Аты-баты")

Your_Choice

Аналогично.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: