и снова НЕФТЬ. Признание побежденных

Irina_Afanaseva

"International Herald Tribune" - Цены превращают нефть в оружие
Источник - ИноСМИ 31.08.2005 [14:00 ] (291 прочтений)
http://www.iraqwar.mirror-world.ru/article/61746
Энергетическая зависимость развитых стран от ряда самых нестабильных в политическом плане государств создает идеальные условия для вымогательства со стороны некоторых крайне неприятных режимов

(12051 bytes)
Цены превращают нефть в оружие ("The International Herald Tribune", США)
Энергетическая зависимость развитых стран от ряда самых нестабильных в политическом плане государств создает идеальные условия для вымогательства со стороны некоторых крайне неприятных режимов
НЬЮ-ЙОРК - Обеспокоенность рынка тем, что рост цен на нефть подорвет экономический рост США (и всего мира достигла своего пика. Все больше и больше аналитиков, начиная от руководителя розничной сети "Wal-Mart", объясняющего более низкий, чем ожидалось, уровень доходов ростом цен на энергоносители, и кончая Международным Валютным Фондом, который прогнозирует, что нефтяные цены затормозят перспективы развития еврозоны, предупреждают о том, что споры сегодня вызывают лишь сроки и масштабы кризиса. Кроме последствий для рынка существуют и соответствующие политические риски. Ситуация все более выглядит таким образом, что страны-производители нефти могут попытаться использовать нефть в качестве оружия для достижения собственных политических целей.
Есть две причины, по которым нефть стала высокоэффективным оружием. Во-первых, на мировых рынках нефти почти исчерпаны возможности для наращивания ее добычи. Страны-члены ОПЕК и крупные нефтепроизводители, не входящие в ее состав, ведут добычу на максимуме возможностей. Мировые рынки будут испытывать нехватку еще как минимум два или три года, а китайские потребности в энергоносителях будут по-прежнему резко расти. Поскольку мировые рынки находятся в крайнем напряжении, даже краткий перебой в добыче нефти грозит оказать очень непропорциональное негативное воздействие на цены.
Во-вторых, страны-производители нефти пересматривают свои оценки относительно способности мирового спроса на нефть к быстрой адаптации. Когда нефть продавали по 30 долларов за баррель, они исходили из обычных представлений о том, что существенный скачок цен может привести к понижению спроса и нанести ущерб показателям по прибыли, поскольку страны-импортеры активно искали новые источники приобретения нефти, новые альтернативные источники энергии и прочие способы уменьшения потребления ископаемого топлива. А сейчас, когда нефть продают намного дороже 60 долларов за баррель, а снижения спроса (пока) не предвидится, страны, экспортирующие энергоносители, меняют свои оценки. Сейчас некоторые из них полагают, что они смогут подтолкнуть цены еще выше и увеличить свои доходы без особого снижения спроса.
Опасность заключается в следующем: данные факторы будут способствовать тому, что одна из стран-производителей нефти, обладающая таким политическим топором, может снизить объем добычи и продажи определенным своим потребителям (или, по крайней мере, пригрозить так поступить изъять небольшой объем нефти с рынка, а потом выиграть от возникшего из-за этого скачка цен. Такая ситуация существенно укрепляет позиции стран-экспортеров нефти на рынке и усиливает их политическое влияние - и это верно даже в отношении мелких производителей. Таким образом, дипломатические споры с такими странами решать будет еще сложнее.
И это уже происходит на практике. Соединенные Штаты импортируют около 14 процентов потребляемой нефти из Венесуэлы. Президент этой страны Уго Чавес неоднократно угрожал сократить объем экспорта в США, если Вашингтон будет по-прежнему выступать против его государства. В конечном итоге, основанная на нефти венесуэльская экономика настолько тесно завязана на Соединенные Штаты, что Чавесу будет очень трудно ликвидировать тот экономический ущерб, который он нанесет собственной стране, если танкеры с его нефтью пойдут мимо американских портов. Однако в нынешней ситуации цены растут даже от одних угроз.
Более существенная угроза исходит от Ирана. Новый президент страны Махмуд Ахмадинеджад дал ясно понять, что он не доверяет западным государствам, и что Иран будет продолжать разработку своей ядерной программы. Некоторые члены его нового кабинета, проводящего жесткую политическую линию, в том числе, новый министр нефти Али Саидлу, утверждают, что сговор Соединенных Штатов с нефтяными производителями (особенно с Саудовской Аравией) способствует искусственному занижению цен, даже на фоне сегодняшнего скачка. Есть определенные намеки на то, что если дело о ядерной программе Ирана будет передано в Совет Безопасности ООН, Саидлу, у которого мало опыта в вопросах торговли энергоносителями, может пригрозить прекратить экспорт нефти в страны, поддерживающие Соединенные Штаты (особенно это касается Японии и Великобритании).
Верховный лидер Ирана аятолла Али Хаменеи способен наложить некоторые ограничения на использование нефти в качестве оружия давления. И в любом случае, большая часть иранской нефти продается на мировых рынках. Однако намерения Хаменеи пока не ясны. Возможно, достижение политических и военных целей заинтересует его больше, чем стабильность рынка. А часть иранского экспорта ориентирована на развитые страны, зависящие от поставок нефти. Простая угроза о снижении экспорта энергоносителей - даже если речь пойдет лишь о 200 000 баррелях в день - может оказать такое воздействие на зависящие от спроса рынки, что она превратится в самую крупную мировую опасность для нефтяных цен, и без того уже крайне высоких.
В любом случае, тот рычаг, который получает Иран, повышает шансы на то, что Тегеран сохранит свою непреклонность в переговорах о ядерной программе. Поэтому, когда Иран заявляет, что у него есть выбор на случай эскалации конфликта по инициативе администрации Буша, он совершенно прав. Конечно, если Иран начнет переигрывать, усилится вероятность того, что США или Израиль нанесут удары по его ядерным объектам. А это, в свою очередь, приведет к дальнейшему росту цен на нефть.
Даже если станет очевидным то, что цены на энергоносители замедляют мировое развитие, зависящие от импорта нефти страны мало что смогут сделать в ближайшей перспективе для сдерживания спроса. Совершенно не ясно, сможет ли Саудовская Аравия, единственный реальный компенсирующий производитель, увеличивать поставки нефти на рынок достаточно быстрыми темпами, чтобы удовлетворить растущее потребление. Да и сама Саудовская Аравия может быть не против того, чтобы получить побольше доходов от такого роста спроса. В любом случае, энергетическая зависимость развитых стран от ряда самых нестабильных в политическом плане государств - Ирана, Венесуэлы, России, Судана - создает идеальные условия для вымогательства со стороны некоторых крайне неприятных режимов.
Ян Бреммер является президентом консалтинговой фирмы Eurasia Group и старшим научным сотрудником Института мировой политики.
Источник - ИноСМИ
прислала Роксана
3 коммент.
Я вот всё думаю,
автор _Шаман в 31.08.2005 [19:31 ]
а что если запасы нефти Саудовской Аравии окажутся таким же дутым визгом (такими же уплывающими) как оказались нефтяные запасы Азербайджана (гологическая шутка может быть подобием не единичного разряда)?
Цена на нефть тогда может просто смешливо подпрыгнуть к 100$ за срок, скажем в пару месяцев.И это будет не просто веселуха.
Это будет - грандиозная веселуха ...

Вот как, "вымогательство", значит.
автор Трактор Иваныч в 31.08.2005 [21:12 ]
Вот если бы авторы из IHT были рыночниками, то они бы процесс договора о цене на нефть называли бы не вымогательством, а торгом. :-)

фигасе!
автор a1tra в 01.09.2005 [13:59 ]
"ряд самых нестабильных в политическом плане государств - Ирана, Венесуэлы, России, Судана" - наверное следует переводить с пиндостанского на человеский как 'ряд стран, стремящихся проводить независимую от Вашингтона политику'

Irina_Afanaseva

Россия опережает США по росту ВВП
dni.ru
Россия опережает развитые страны мира по темпам роста ВВП, промпроизводства и потребления. Такие данные представлены в среду Федеральной службой государственной статистики со ссылкой на данные МВФ, ОЭСР и национальных статистических служб.
РИА "Новости" сообщает, что реальный объем валового внутреннего продукта в 1 квартале 2005 года по сравнению с 1 кварталом 2004 года в России вырос на 5,2%. В Великобритании рост этого показателя составил 2,7%, в Канаде - 3,3%, В США - 2,8%, Франции - 1,9%, Японии - 0,8%. В Германии объем ВВП снизился на 0,3%, В Италии - на 0,2%.
Объем промышленного производства в 1 полугодии 2005 года по сравнению с 1 полугодием 2004 года вырос в России на 4%. В Великобритании этот показатель увеличился на 0,1%, Германии - на 2,1%, Канаде - на 3,2%, США - на 2,9%, Франции - на 1,1%, Японии - на 1%, а в Италии снизился на 2,3%.
Расходы на конечное потребление домашних хозяйств (в постоянных ценах) в 1 квартале 2005 года по сравнению с аналогичным показателем 2004 года выросли в России на 8,1%, Великобритании - на 2%, Германии - 0,1%, Италии - на 0,3%, Канаде - на 3,9%, США - на 3,6%, Франции - на 2,2%, Японии - на 0,8%.
Инфляция в июне 2005 года к июню 2004 года составила в России 13,7%, Великобритании - 2%, Германии - 1,8%, Италии - 1,8%, Канаде - 1,7%, США - 2,5%, Франции - 1,7%. В Японии за этот период зафиксирована дефляция в размере 0,5%.
Безработица в июне 2005 года зафиксирована в России на уровне 7% от численности экономически активного населения, Великобритании - 4,7%, Германии - 12,6%, Италии - 7,9%, Канаде - 6,7%, США - 5%, Франции - 10,1%, Японии - 4,2%.

Irina_Afanaseva

Русская капиталистическая деревня
Александр Кабаков blotter.ru 01.09.2005 [04:00 ] (175 прочтений)


(12423 bytes)
26.08.05 14:03
Источник: РИА "Новости"
В подмосковной деревне, где с некоторых пор я живу постоянно, торговля идет буйная. Собственно, за три с небольшим года, что я наблюдаю местную действительность, деревня – официально она считается селом – превратилась в небольшой городок. В нем есть почти все приметы нынешнего российского города, даже салон красоты (в стекляшке типа ларька игровой и ночной (!) клубы. А уж торговых точек, как полагалось их называть когда-то, просто не сосчитать: больше десятка разбросанных по широким пыльным улицам маленьких продуктовых магазинчиков, фирменный магазин при здешнем знаменитом мясокомбинате, рынок и ряды на центральной асфальтовой площади, двухэтажный супермаркет там же – дороже любого московского… Расположение супермаркета, соседствующего с восстановленным из почти руин за эти же три года трехсотлетним прекрасным храмом, весьма выразительно. Числятся эти сооружения по главной улице, привычно носящей имя Ленина, церковь – дом один, магазин – дом три. Собственно, вся история страны уложилась на двадцати метрах.
Торгуют в нашем селе бойко, поскольку покупатели не только местные, но и много проезжающих: вокруг истерически строятся коттеджные поселки, шоссе стало остро модным, а купить еду пока можно только у нас. Так что никто из продавцов не прогорает.
Впрочем, продавцы, если говорить прямо, ни при чем. Вся наша торговля, едва ли не вся жизнь находится, по слухам, в руках немногих людей. Они «держат» и рынок, и супермаркет; они построили – если не на свои деньги, то на… привлеченные, скажем так, новую шикарную школу с бассейном; они же присматривают и за коттеджами, и за мясокомбинатом; послушная им милиция опекает ленивых шоферов, продающих где попало стройматериалы с грузовиков, и более работящих таксистов, скапливающихся у все того же супермаркета; боюсь, что с их же благословения жертвуются и большие деньги на храм ... Ну, властвуют они неофициально, конечно, хотя понемногу легализуются.
И вот посреди такого, все еще раннего, но уже сильно монополизировавшегося капитализма очень старая – хорошо за семьдесят – женщина построила и ведет свой собственный капитализм, противостоящий бандитской монополии и вполне успешный.
Капитализм этот называется «Ветеран» и представляет собой магазинчик в подвале ее собственного жилого дома. «Ветераном» она назвала предприятие на свой страх и риск, без всякого утверждения в органах социальной защиты, но старается название оправдать: продает все дешевле, чем где бы то ни было в округе, за качеством следит неукоснительно и регулярно увольняет продавщиц, лаконично объясняя постоянным покупателям: «Обсчитывают». Купить у нее можно почти все, что есть в супермаркете, ассортимент марок поскромнее, конечно, зато цена хоть на пару рублей, но ниже. И покупатели соответствующие: не владельцы джипов, притормаживающих у супермаркета, а местный народ, знающий, что почем. Вкалывает она с утра до ночи сама, того же добивается от наемных работников. Которые почему-то от нее не уходят, а напротив, очень дорожат местами, и шофер «каблучка» не отказывается и погрузить, что надо, и двор прибрать… Дела идут явно неплохо, дом за эти годы расстроился и посолиднел, вход в магазинчик украсился, позади дома появился каменный амбар, в котором хозяйка собирается открыть еще и небольшую оптовую торговлю, а в самом доме выделить пару комнат под швейную мастерскую – уверена, что спрос на дешевейшую одежду, которую собирается производить, будет. «Деньги кое-какие прикопились, надо в оборот пускать, а то руки жгут», – таков стимул.
И болеет соответственно годам, а все крутится… Так привыкла за целую жизнь – переезжая с места на место с военным мужем, растя своих и чужих детей, «колотясь», как выражается народ, изо всех сил. «У меня деньги всегда были и будут», – говорит гордо, как и положено коммерсанту.
Естественный вопрос насчет «крыши» опережает прямым ответом: «Попробуй меня тронь, вся деревня поднимется. Я – «Ветеран»! Да и не станут они со мною связываться, я их торговле не мешаю, у нас покупатели разные…»
К слову, налоги все платит, и с налоговой находится в отношениях чисто формальных: «Мне дешевле платить, чем кормить их всех…»
А в моем кругу все талдычат про созерцательность, несклонность к бизнесу и вообще к деловой активности русского народа, про его душу, вся загадочность которой в том, что никак не научимся ни торговать честно, ни автомобили собирать, докручивая все гайки до конца, ни строить добросовестно. Любят повторять: «Никогда здесь ничего не изменится…» Утверждают это так, будто не было семидесяти с лишним лет бандитской власти, изничтожавшей даже намек на деловую инициативу; будто после этого бандитизм не пошел вглубь, сделавшись уже не только государственным, но и частным, гражданским, так сказать; будто не измываются над честными коммерсантами все, от налоговиков до пожарных, и еще неизвестно, настоящие ли рэкетиры в этой компании кровопийц самые вредные… Будто не было в лучшие времена русской истории купцов и промышленников не менее великих, чем современные им деятели всякого рода культуры, будто не бывало здесь невиданных экономических всплесков, как только переставали душить дельных людей.
Тут, конечно, мне возразят – что ж, разве любимая тобою хозяйка магазинчика и обирающие всякого энергичного человека чиновники и другие бандиты принадлежат к разным народам? Нет, все русские, и больше-то, увы, бандитов и просто бездельников… И с этим придется согласиться, но с одной только оговоркой: в каждом народе и государстве очень быстро делается больше таких людей, какими быть выгоднее. Если жизнью больше востребованы трутни, то они в конце концов и расплодятся катастрофически, если же их система истребляет, а поощряет тружеников, хозяев и настоящих предпринимателей, надежду и опору всякого жизнеспособного общества, то высокие деловые качества понемногу входят в национальный характер и даже делаются в нем главными. И нет ничего бессмысленнее, чем повторять безнадежные и, одновременно, утешительные мифы о русской иррациональности и непрактичности – дайте вы жить таким людям, как наша героиня, так они любых немцев и прочие традиционно считающиеся буржуазными народы если не переплюнут, то уж точно нагонят.
…А на торговой площади целыми днями околачиваются здоровые молодые мужики, человек пять-семь. Это изнывает от безделья, как всякая гвардия в мирное время, охрана доминирующего в нашей деревне экономического порядка. Их могут призвать, если нужно будет разобраться с чужаком на рынке, например. И ничто не мешает им находиться в таком странном статусе. Во всяком случае, не похоже, чтобы кто-нибудь из них умер с голоду – поголовье не уменьшается. Или, допустим, стал объектом строгого милицейского внимания. Ну, так чего ж они будут напрягаться, дело себе какое-нибудь придумывать? Им и так хорошо.

Irina_Afanaseva

Лавров: Россия не пойдет на необоснованные уступки в ВТО
http://www.gazeta.ru 01.09.2005 [06:08 ] (197 прочтений)


(856 bytes)
В переговорах по вступлению в ВТО Россия не будет соглашаться на необоснованные уступки, заявил глава МИД России Сергей Лавров, выступая перед студентами МГИМО.
"Есть ощущение, что в ходе этих переговоров из нас пытаются выбить необоснованные уступки. Это не пройдет, мы не можем ради каких-то искусственных сроков, просто, чтобы отрапортовать о присоединении, идти на такие уступки, которые не отвечают нашим национальным интересам", - сказал министр. //РИА «Новости»
2 коммент.

А может, решить вопрос проще:
автор Alex_B в 01.09.2005 [15:17 ]

Россия не пойдет на вступление в ВТО?

2Alex_B
автор _Шаман в 01.09.2005 [16:25 ]

Это то же самое.
Только сказано с умом ...

Irina_Afanaseva

Запад – Восток: центрально-азиатская мотивация
dumaem.ru 01.09.2005 [11:44] (102 прочтений)
Последние месяцы дали два крупных приступа информационной активности Запада по поводу ситуации в Центральной Азии: первый, после майских событий в узбекском Андижане и ряде мест Ферганской долины; второй разворачивается сейчас, чему есть понятные причины.

(27757 bytes)
Последние месяцы дали два крупных приступа информационной активности Запада по поводу ситуации в Центральной Азии: первый, после майских событий в узбекском Андижане и ряде мест Ферганской долины; второй разворачивается сейчас, чему есть понятные причины.
Майская, с позволения сказать, «аналитика» на самом деле являлась фрагментом спецпропаганды, методы, цели и задачи которой уже давно не вводят никого в заблуждение. Поскольку главная цель США в регионе – контроль за схемой трассировки энергоносителей и модификация ее в своих интересах - адекватны и методы. В силу того, что легенда прикрытия о «героическом антитерроре» стремительно ветшает, поздней весной – в конце лета (т.е. в строгом соответствии с постулатами теории пропаганды) – информационный аппарат основных субъектов формирования нового мирового порядка осуществил эффективное «перекодирование» референтных аудиторий.
Президент Ислам Каримов из «человека Дж. Буша в Средней Азии» (слова бывшего английского посла в Узбекистане г-на Мюррея) сразу превратился «коррумпированного и авторитарного правителя», (The Finencial Times «палача» («Independed» «ташкенского мясника» (ibid) и т.п. Чувствительная западная публика получила и получает выпуклые и убойные картинки ситуации, где «кровь смывают из шлангов», а «диссидентов варят в кипятке». В общем, casus belli – «повод к войне» - как бы уже сформирован.
При этом нельзя не обратить внимание на любопытное разделение труда: военно-прикладные усилия прилагают американцы, политико-информационные – Европа с Англией во главе. Происходит это по двум главным причинам: Европа на примере Ирака убедилась, что «честного» разделения захваченного рынка от Штатов ждать не приходится, поэтому, с одной стороны – «помогает» державе №1, с другой – как это видно по истории с узбекскими базами – умело растравляет американские комплексы, живописуя картину безмерного унижения, которому подвергаются люди, пришедшие в Центральную Азию с самыми благородными приобретательскими намерениями.
Тональность основных материалов поразительна и убедительна: 15 августа английская «Times» пишет, что Узбекистан «бесцеремонно» (!) предложил американцам покинуть его территорию («Без базы в Узбекистане» словно речь шла о несчастных дачниках, которых выгоняют из водоохранной зоны истринского водохранилища. Что, интересно, может еще ожидать «дорогого гостя», который начал вести интенсивный подкоп под дом «гостеприимных хозяев»?
Американцы «выступают» по этому поводу меньше не в силу того, что признают эту логику, а потому что у них «рыльце» в таком «пушку», что дальше некуда. В общем, с тем, что иракцев убивать можно (а также вьетнамцев, югославов, афганцев и т.п.) они всех почти убедили. Вляпались они и в иные неприятности, один намек на которые может довести до сердечного приступа «Международную амнистию». Это касается «интенсивных дознаний» (именуемых в просторечии пытками).
Весьма любопытна просочившаяся в ту же «Times» информация о якобы принадлежавшем ЦРУ «транспортном средстве без опознавательных знаков» - «Гольфстрим - 5», - на котором, по мнению некоторых журналистов, американцы доставляли в Ташкент захваченных в Афганистане террористов для «серьезного разговора» в «общем кругу «узких» специалистов». (Объективность этих признаний не отменяет сути информационной политики Запада по отношению к региону).
Суть этой политики состоит в том, что все нынешние центрально-азиатские лидеры нужны Вашингтону лишь на определенном, начальном этапе реализации своей азиатской миссии. Соединенные Штаты Америки пришли, конечно, не за Бен Ладеном, который, бегая босиком по пустыне, осуществляет неимоверные с точки зрения высоких технологий и непосильные даже для лучших разведок мира акции. Бен Ладен – есть он или это просто некто, получающий зарплату в Голливуде – это тот же «казус белли».
Наиболее объективные западные издания признаются, что в Центральной Азии разворачивается «схватка за последние неосвоенные запасы органического топлива на планете». Для простоты восприятия широкой аудиторией называемая «афганской антитеррористической операцией».
--------------------------------------------------------------------------------
В качестве отступления напомним, что только разведанные запасы энергоносителей региона «тянут» (да и то, по старым, примерным и общим прикидкам) на 4 трл. долларов.При этом, не лишним будет дополнить, что, если, например в Европе есть 2-е ядерные державы (не считая Россию, которая относится и к Европе, и к Азии) – т.е. Англия и Франция, то в Азии их 6 (!): Китай, Индия, Сев. Корея, Израиль и Россия. (Будем считать, что Иран «на подходе», а для Японии этот вопрос – дело техники, было бы решение). 4-я мировая война за ресурсы уже идет вовсю (если считать 3-ей «холодную войну», которая привела к ликвидации СССР).
Неужели кто-то думает, что Запад оставит Китаю, которого интерпретирует как своего главного стратегического соперника в XXI веке, эти запасы? Или России? Или местным элитам, которые до поры до времени были уверены, что «идеалы сотрудничества», помогут решить этот вопрос в «общих интересах»? Увы. Похоже, что «интересы» будут не «общие», а чужие…
В известном специалистам «Докладе по национальной энергетике» (2001г.) г-н вице-президент США Р. Чейни назвал «энергетическую безопасность» приоритетом американской внешней политики. Поэтому даже патриотически настроенные западные эксперты сквозь зубы признаются, что «все эти экскурсии в Среднюю Азию» предпринимаются для поддержки экономики, основанной на нефти. Старое мышление в век новых технологий? Но его никто не отменял и, прежде чем уйти, оно захватит с собой в могилу много чего…
--------------------------------------------------------------------------------
В этом смысле присутствие военных баз США и союзников в Центральной Азии приобретает простое и понятное значение. Например, ханабадское базирование – при непредвзятом, т.е. отсекающим не только лишние эмоции, но и функции анализе – это, скорее, потенциальная точка контроля за собственно узбекскими, а также казахстанскими и отчасти туркменскими энергетическими коммуникациями (т.е. Прикаспием).
В военном отношении она «накрывает» сетью контроля (т.е. обеспечивает доступ в основном, в Северный Афганистан (где, кстати, тоже немало нефти и газа, а также сохранились построенные при помощи СССР перерабатывающие предприятия – например, в провинции Балх). Узбекско-таджикский север Афганистана более спокоен, чем, скажем южные (Кандагар) и восточные регионы (условная пакистано-афганская граница по известной «линии Дюранда»).
Поэтому, Ханабадская база – это, скорее, тыловое прикрытие некогда отложенного (по причине нестабильности в Афганистане и талибского правления но не отмененного амбициозного проекта трансафганского нефте-газопровода (при талибах от него отказалась американская компания «Unocal»).
Со временем ситуация в Афганистане изменилась в более благоприятную для американцев сторону, хотя она никогда не считалась и не могла быть простой. Для реализации этого проекта требовались три основных условия: стабильность (пусть, хотя бы, относительная) в Афганистане; «прикрытие» проекта «с севера» (от местных, русских и китайцев) – и «согласие» на юге – в пакистанской Кветте.
Создавая почву для частичного умиротворения «умеренных талибов», которых предполагается допустить к афганским выборам в сентябре 2005 г., США уверенно опирались на г-д Каримова и Мушаррафа в своей политике. Но, поскольку, у плана была вторая часть, еще более грандиозная – и с ней явно поспешили – дело опять застопорилось (хотя «подрядная» активность американских фирм вокруг трассировки энергоносителей через афганскую территорию, по некоторой информации, увеличивается).
Вторая часть «мерлезонского балета» для региона состоит в установлении в Центральной Азии «гарантирующей стабильность формулы демократии», которая, если перевести ее в постсоветскую транскрипцию, увы! – не предполагает сохранение на своих постах большинства региональных лидеров. (Им на смену должны прийти в лучшем случае клоны г-на Карзая с его не отмененным американским гражданством).
Вторая часть плана, как это часто бывает, пришла в некоторое противоречие с первой. Восток есть Восток.Ярость, которую вызывает на Западе г-н Каримов, в этом свете абсолютно понятна: в чем-то соглашаясь с частью первой, коммерческой, он категорически не приемлет второй части чужого сценария и не собирается «вписываться» туда.
Это почти сорвало громадные энергетические замыслы заокеанских любителей чужих углеводородов. (Безусловно, нельзя не отметить, что при этом был принесен в жертву правозащитный аспект развития региона. Правда, виновных в этом, если обращать внимание на все факторы, становится намного больше).
Народу с попытками запугать Ташкент своим неудовольствием, экономическими санкциями и новыми «революционными» поползновениями, с Запада идут намеки на возможность некой «челночной» политики, которая могла бы состоять для г-на Каримова в возможности поторговаться, сыграв на западно-восточных противоречиях.
Важность (и, главное, цена) вопроса в данной ситуации такова, что даже сейчас Ташкент:
а) пытаются купить (очень непоследовательно на фоне западной спецпропаганды)
б) обмануть (будто еще не ясно, что на И. Каримове поставлен «крест» и любые предложения не сулят ему ничего, кроме ловушки).
Это «новое осмысление» ситуации в регионе, которое «пришло» в августе, хитроумно, но читаемо.
--------------------------------------------------------------------------------
Что остается делать нашим многомудрым западным союзникам после разрушения первой части Великого Плана Освоения Центральной Азии, где так гармонично сплелись деньги и демократия?
«Запад обязательно должен оказать свою поддержку любому движению, направленному на то, чтобы лишить власти такую страшную диктатуру, как узбекская» («Индепендент»).
На этом фоне, конечно, утрата базы в Ханабаде «стала первой потерей для политики администрации США в Средней Азии по поддержке демократических реформ». («Times»).
Несмотря на усиленное «обхаживание» Киргизии американцы понимают, что и там их база «висит на волоске». И здесь, правда, не обошлось без вранья (даже если не путать так цинично «демократические реформы» и «доступ к контролю над энергоносителями»). По версии западной прессы, американцы «проявляют мудрость» и «спокойно уходят», в «отличие от России в Грузии» (!).
Конечно, незачем всех оповещать о выводе российский баз, некогда построенных на своей территории.
Классические «спецприемы» видны, впрочем, не только здесь. Вот, например, что пишет «The Finencial Times» по поводу прикаспийско-центрально-азиатского региона (11 августа): «В двух самых богатых нефтью странах данного региона Казахстане… и Азербайджане…существуют недемократические правители, которые пытаются противостоять реформам». Предположить, что такое информированное издание не ведает о том, что Казахстан является локомотивом реформ в Центральной Азии, весьма трудно. Игра понятна, т.к. известна ситуация: г-н Назарбаев снова будет баллотироваться в президенты. За это с него рассчитывают получить многое. Возможно, что его решение о присоединении к БТД видится ему индульгенцией от неприятностей. Равно как и хронологическое «опережение», которое позволяет дата новых выборов (декабрь 2005 г.) по отношению к возобновляющимся в США в январе 2006 г. слушаниям по «делу Гиффена», именуемого «казахгейтом».
Однако, США не отменяют свои планы, ориентируясь на поведение «трансформируемых режимов».Если они хотят «порядка» в регионе, так это – своего порядка. Из этого придется исходить всем, кто участвует в этой Большой Игре.
--------------------------------------------------------------------------------
Перчатку, брошенную Западом Востоку в Центральной Азии, сделавшую «азиатскую мотивацию» одной из ключевых в глобальных стратегиях, поднял не один И. Каримов. Это сделали и Россия, и Китай. Причем, последние решили сделать это вместе, заодно пригласив Индию. Речь, конечно, пока не идет о войне, речь идет о национальных интересах.
Политико-стратегический аспект состоявшихся российско-китайских учений «Мирная миссия – 2005г.» никого в заблуждение не вводит. Американские эксперты отмечают, что Россия и Китай «создают в Центральной Азии порядок, который не предусматривает Америку на вершине пирамиды».
В настоящий момент в «мозговых центрах» США уже разрабатываются шаги по ослаблению российско-китайского взаимодействия (в этом плане будут задействованы региональные лидеры и Япония).Специалисты за океаном, в некотором отличии от своего руководства, понимают и то, что неверен сам тон, взятый в последнее время по отношению к России.
Россия же, со своей стороны, готовится провести аналогичные по масштабам военные учения с Индией (на северо-западе, в Раджастане и в Индийском океане). С точки зрения пропаганды заметны попытки Запада свернуть смысл российско-китайских учений в русло «исламофобии» Москвы и Пекина, что очень выгодно Вашингтону, но ничего общего с реальностью не имеет.
Пока идут позиционные летние схватки: США «пресекли» китайско-израильские военно-технические взаимодействия. Китай «ответил» «подключением» к казахстанской нефти. Россия – видами на приобретение киргизского энергокомплекса.
Выводы западных экспертов о позиции США в регионе на данный момент неутешительны – они считают, что:
а) успехи Китая в ЦА более внушительными, и решение Ташкента «выселить» американскую базу объясняют скорее деньгами Пекина, нежели давлением из Москвы;
б) США постепенно теряют влияние на Россию и Китай в регионе;
в) ШОС - «самая опасная организация» в ЦА; («Washington Times», USA, 15 августа);
г) налицо «значительные успехи прокитайских сил в российском руководстве» (там же).
История свидетельствует, что логическим выводом, который США всегда делали из подобных ситуаций, была инспирация новых кризисов. «Материальные предпосылки» для этого никуда не исчезли, как осталась на месте Ферганская долина в Узбекистане.
Определенные возможности для Запада открываются в свете намеченных на декабрь 2005 г. казахстанских президентских выборов.
Американцы могут уйти из Ханабада, но о полном уходе из ЦА по такой простой схеме, как «узбекская», речь вообще пока не идет.
Их базы должны не столько обеспечивать тыловой поддержкой Афганистан, сколько присматривать за Китаем и контролировать широкую полосу нефтегазовых месторождений в плодородных окрестностях Большого Ближнего Востока. Отсюда вытекает и ключевая ставка на революцию в регионе, которая будто бы может «трансформировать» в интересах Запада местные режимы. Или на «управляющие» элементы революции. Или, хотя бы, на перманентно подогреваемую «революционную ситуацию», к которой прилагают усилия и внутренние силы. Но не в этом ли корень многих бед современной цивилизации, пропахшей нефтью?
Уместно вспомнить слова мэра Лондона К. Ливингстона, сказанные несколько в другой адрес, но от этого не теряющие актуальность: «Мы спонсировали этих людей, когда они убивали русских. Нам не приходило в голову, что когда они перестанут убивать русских, они могут начать убивать нас». («Evening Standart», 19 июля).
Ставка на революцию в попытках инкубационным «майданным» способом «вывести» в Центральной Азии демократические режимы, которые будут плевать на Север и Восток, при этом обожая Запад и сдавая свои энергоносители в бессрочную аренду Соединенным Штатам – это опасная и во многом бессмысленная иллюзия. В Центральной Азии опасно пожинать ветер. Можно пожать бурю, от которой будет несладко и Востоку, и Западу.

Irina_Afanaseva

Войну не ведут 'по дешевке'
http://www.ezid.ru 31.08.2005 [17:00] (361 прочтений)


(21495 bytes)
"The Weekly Standard", США
Ирвин М. Стелцер (Irwin M. Stelzer)
'Нас не устроит ничего, кроме полной победы над террористами и их идеологией ненависти', - заявил президент Буш, выступая перед членами организации 'Ветераны американских зарубежных войн' Veterans of Foreign Wars - старейшая ветеранская организация в США, объединяющая участников боевых действий за пределами страны - прим. перев.. Правда, и на нью-йоркских улицах, и в техасских ранчо бытует поговорка: сказать проще, чем сделать. В общем, теперь мы оказались перед выбором, который по-простому можно сформулировать так: плати или заткнись.
Оттягивать этот выбор уже небезопасно. Пора решать: либо мы приводим нашу политику в области национальной безопасности в соответствие с экономическими ресурсами, которые мы готовы вложить в ее осуществление, либо мы выделяем достаточные ресурсы, чтобы успешно воплотить в жизнь ту политику, которая, как считает президент, соответствует нашим национальным интересам. Иными словами, если мы хотим и дальше говорить в полный голос, нам придется купить большую и очень даже недешевую дубинку. Если же мы считаем, что нам по карману лишь тоненькая хворостинка, значит, нам следует поубавить тон.
Последний вариант (назовем его 'неореалистическим'; впрочем, кое-кто, наверно, предпочтет термин 'неоизоляционизм') представляется вполне прагматичным и не лишен привлекательности. Вот что он означает: мы отказываемся от идеи, что обеспечить нашу безопасность можно лишь за счет распространения демократии на все народы мира, которые, как предполагается, только и мечтают о глотке свободы. Если это и так, то пусть добиваются этой цели сами - как поступили многие страны Восточной Европы - без наших интервенций наподобие иракской. Мы не желаем оплачивать их свободу своей кровью и деньгами.
Это означает еще и отказ от идеи, будто глобальная экономика действительно организована так, что мы реально можем добиться сформулированного Адамом Смитом эталона эффективности, поддерживая свободу торговли. На деле, как показывает недавний опыт отношений с Китаем, против нас на мировом рынке играют краплеными картами.
Во-первых, манипуляции с валютным курсом гарантируют Китаю дополнительные преимущества - помимо тех, что объективно обеспечиваются относительной дешевизной рабочей силы в этой стране. Во-вторых, пренебрежение к правам собственности позволяет китайскому государству и другим экономическим субъектам воровать у нас технологии и интеллектуальную продукцию. Вспомним: китайские власти считают, что продемонстрировали похвальную добродетельность, пообещав прекратить использование государственными структурами пиратских компьютерных программ где-то в 2007 г. И это говорит правительство, которое, по идее, должно пресекать подобное воровство со стороны так называемого 'частного сектора' этой страны. Более того, преимущества, которые извлекает Китай из нарушения правил торговли, дают ему средства на усиление военного присутствия в Азиатско-тихоокеанском регионе, проведение совместных учений с Россией, совершенствование боевых возможностей своей истребительной авиации, атомных подлодок и авианосцев.
Так что, если мы хотим 'подравнять' политику страны под наше нежелание наращивать военную мощь по всему миру, следует отказаться от традиционного и, пожалуй, близорукого представления о том, что более или менее строгое соблюдение принципов свободной торговли соответствует нашим геополитическим интересам. Конечно, в чем-то нам придется пожертвовать эффективностью внешней торговли, благодаря которой мы получаем множество товаров массового спроса по такой низкой цене, что это позволяет компенсировать катастрофические последствия высоких нефтяных цен с точки зрения бюджетов потребителей. Однако, лишившись копеечных футболок, мы обретем больший контроль над собственной монетарной политикой и отчасти лишим Китай источника средств для усиления военного потенциала.
Кроме того, нам придется ограничить свои международные обязательства в военной сфере. НАТО в ее нынешнем виде служит исключительно интересам Европы, которая видит в этой организации удобный источник средств для вновь создаваемой (и явно недофинансируемой) европейской армии. Южная Корея недвусмысленно заявила, что рассматривает присутствие на своей территории американских войск, размещенных там в качестве 'заслона' (читай: пушечного мяса) на тот случай, если северокорейский режим - который, мягко говоря, не назовешь самым уравновешенным на свете - все же решится на вторжение, как угрозу целомудрию корейских женщин и безопасности страны. Так давайте вернем их домой!
Одним словом, подобно тому, как Ариэль Шарон, выведя войска из сектора Газа, сократил линию обороны и укрепил безопасность Израиля, Джордж У. Буш может укрепить безопасность США за счет сосредоточения имеющихся у страны ресурсов на ее собственной территории - в полной готовности к защите Америки или быстрой переброске в любую точку планеты при возникновении непосредственной угрозы, требующей 'хирургического вмешательства'. Список подобных примеров можно продолжить, но в общих чертах идея уже ясна. В условиях ограниченного бюджета следует использовать скудные ресурсы максимально эффективным, с точки зрения безопасности, способом.
Назовем такую концентрацию ограниченных ресурсов для защиты собственной территории 'неореализмом' - или адаптацией к нашему нежеланию идти на расходы, необходимые для воплощения нынешнего политического курса. Возможно, у элиты от этой идеи бегут мурашки по коже, но, пока наши политики не готовы выделять необходимые людские и финансовые ресурсы для выполнения обязательств в рамках сегодняшнего курса, такой путь следует признать наилучшим.
Впрочем, это не означает, что он - единственный. Если мы готовы обеспечить необходимые ресурсы для воплощения политического курса, основанного на постулате о том, что безопасность страны можно обеспечить только за счет переноса боевых действий на территорию противника, поощрения демократии по всему миру, содействия построению стабильной государственности в регионах, традиционно служащих убежищем для террористов, то мы в состоянии выполнить все эти задачи. Если мы действительно признаем, что ведем длительную войну, в ходе которой на карту поставлено само существование наших ценностей, то мы в состоянии победить в этой борьбе. Назовем эту альтернативу 'неореализму' доктриной Буша-Блэра.
В этом случае нам в первую очередь придется выделить ресурсы, необходимые, чтобы покончить с так называемым 'восстанием' в Ираке, принять меры возмездия в отношении Сирии, если та не закроет свои границы для террористов, и обеспечить безопасность иракской инфраструктуры.
Но для успешного ведения войны недостаточно перебросить на линию фронта адекватный по численности и мощи контингент. Необходима и мобилизация экономики страны. В годы второй мировой войны Франклин Д. Рузвельт (Franklin D. Roosevelt) добился от Генри Кайзера Henry Kaiser - американский предприниматель, руководивший 'конвейерным' строительством грузовых судов типа 'Liberty' - прим. перев. и других кораблестроителей, чтобы на воду ежедневно спускались два больших транспортных судна, а Джордж У. Буш не может заставить мощнейшую американскую экономику наладить выпуск керамических плиток для бронежилетов или броневых листов для военных автомобилей в Ираке. Тот факт, что громадный производственный потенциал Америки не задействован для того, чтобы в Багдаде всегда горел свет и работали кондиционеры, свидетельствует, что мы недостаточно серьезно стремимся завоевать умы и сердца иракцев.
Наконец, вспомним о нефти. Если мы действительно верим, что наши противники исповедуют 'джихадистский' вариант ислама, и что они пользуются поддержкой на Ближнем Востоке, нам необходимо преодолеть зависимость от иностранной нефти. И добиться этого удастся не принятием перегруженного субсидиями, как новогодняя елка игрушками, энергетического законопроекта, который ни немедленно, ни в ближайшей, ни в долгосрочной перспективе, ни вообще когда-либо не позволит сократить ввоз нефти, а введением пошлины на импортную нефть - пошлины, которая заставит корпоративных потребителей нести расходы, которые сегодня все мы оплачиваем из собственного кармана на бензозаправках, пошлины, достаточно высокой, чтобы превратить более эффективное использование нефти в экономическую необходимость. И не надо говорить, что благодаря этой пошлине вашингтонские 'транжиры' непременно получат еще больше средств: ее можно уравновесить соответствующим сокращением регрессивного, лишающего людей работы налога на зарплату.
Кроме того, нам пора осознать, что свободный рынок не в состоянии обеспечить нам экономическую безопасность. Наши нефтяные компании, от которых акционеры требуют максимальной прибыльности, не в состоянии успешно конкурировать в борьбе за ресурсы со структурами, которые пользуются поддержкой государства и преследуют не столько экономические, сколько геополитические цели. Если китайцы и индусы, соперничая за доступ к канадским нефтяным запасам, могут рассчитывать на финансовую и иную поддержку своих правительств, позволяющую им платить более высокую цену за поставки, то наши компании имеют в своем распоряжении лишь капиталы, сколоченные на свободном рынке. Если Китай в обмен на нефть, помимо денег, может обещать Венесуэле строительство 'социального жилья', а Ирану - поставки вооружений, то наши нефтяные компании такого себе позволить не в состоянии. Нефтедобывающим странам нужны не только деньги, и если наше правительство не вмешается в процесс так же решительно, как китайское, мы проиграем гонку за новые источники нефтяных поставок.
Мы можем остаться крупным игроком в мировой экономике, если используем рычаги давления, которые дает наш статус громадного рынка сбыта, чтобы добиться уступок от Евросоюза, принимающего дискриминационные меры против трех главных предметов нашего экспорта (сельскохозяйственной и аудиовизуальной продукции, а также самолетов чтобы удержать Китай от применения нерыночных методов в конкурентной борьбе за энергоресурсы, и отговорить латиноамериканские страны от участия в антиамериканском 'крестовом походе' Уго Чавеса. Возможно, перфекционистам от свободной торговли не понравится использование торговой политики в интересах национальной безопасности, но те, кто за простой экономикой не забывает и о политической экономии (думается, Алам Смит не зря сформулировал это понятие именно так не найдут в этом ничего предосудительного.
Наконец, стоит проанализировать то, как наши власти распределяют имеющиеся средства. Вместо того, чтобы обеспечить наших солдат необходимым снаряжением, они предлагают законопроект о развитии дорожной сети, выбрасывая огромные деньги на строительство неизвестно кому нужных мостов на Аляске и в Южной Каролине. Неудивительно, что президенту так трудно убедить американцев что жертвы, которые мы несем в Ираке - даже при том, что самопожертвование требуются лишь от очень небольшого сегмента общества - необходимы. Президент сравнивает борьбу с исламолфашизмом с той великой битвой, что нам некогда пришлось вести против фашизма германского. Однако на эту битву он просит Америку пожертвовать лишь 5% от валового внутреннего продукта, тогда как Рузвельт сумел мобилизовать почти половину нашего ВВП, чтобы избавить мир от Гитлера и компании.
Только в том случае, если президент и американский народ будут готовы подчинить внутриполитические потребности внешнеполитическому курсу, соответствующему целям войны с террором, эта война может быть выиграна. В противном случае, посторонитесь и уступите место неореалистам.
Ирвин М. Стелцер - внештатный член редколлегии 'Weekly Standard', директор отдела по исследованию экономической политики Хадсоновского института (Hudson Institute и обозреватель лондонской 'Sunday Times'
http://www.kurdistan.ru
1 коммент.
Короче, мы поняли
автор Muslim в 01.09.2005 [09:56]

Мелкий Буш у нас, оказывается, пацифист и слабак. Подумаешь, всего-то-навсего развязал 2 войны, разрушил всю систему международных договоров, вышел из ПРО и раздул военный бюджет США до уровня, превышающего расходы времен "холодной войны", сделав его больше чем у всех других стран планеты. Это же курам на смех. Разве это финансирование? У нас, понимаешь, солдаты не доены, гильзы не чищены, всякие зловледные русские с не менее зловредными китайцами на нас ножы булатные точат, а наш не в тему миролюбивый презик цветочки у себя в Белом Доме нюхает! Позор джунглям!

Irina_Afanaseva

"Новые известия": Необитаемые острова стали козырной картой в борьбе государств за нефтегазовые шельфы.
rbc.ru 02.09.2005 [06:52 ] (3 прочтений)


(3504 bytes)
РБК 02.09.2005, Москва 09:20:25 Уже пятый год мы живем в XXI веке, однако, как и сто лет назад, территориальные претензии разных государств друг к другу продолжают будоражить глобальную систему международных отношений. С прежним жаром вспыхивают споры вокруг тех или иных островов, пишет сегодня газета "Новые известия". На днях, к примеру, новой порцией взаимных обвинений Россия и Украина отметили вторую годовщину дебатов о том, кому должен принадлежать крохотный островок (по официальным документам - коса) Тузла в Керченском проливе. В эти же дни из-за клочка мерзлой земли в холодных водах Арктики Канада с Данией чуть было не стали мериться силами своих флотов. И таких примеров множество. Чем же так привлекательны эти спорные и часто необитаемые острова, если даже союзники по военно-политическим блокам готовы бросать на их защиту свои армии? Если спору вокруг Тузлы всего два года, то дискуссии Киева с Бухарестом по поводу острова Змеиный почти тридцать лет. 15 августа нынешнего года Румыния внесла на рассмотрение Международного суда ООН в Гааге меморандум о делимитации континентального шельфа Черного моря, граничащего с Украиной. Речь идет, прежде всего, о прибрежной полосе Змеиного. Кому она в действительности принадлежит, предстоит решить суду. Относительно того, что сам Змеиный - территория Украины, вопросов уже не возникает. Румынская сторона согласилась с этим еще в прошлом году, после чего Верховная рада Украины ратифицировала договор о румыно-украинской границе. Но Румыния продолжает настаивать на том, что Змеиный - это скала, а вовсе не остров, как его именуют соседи. Если в Гааге все же признают Змеиный скалой, Украина утратит право на использование 12-мильной зоны континентального шельфа, которая тянется до границ Румынии. Спор ведь идет не из-за самого камня в море. На кону - газовые месторождения на шельфе. Сегодня они активно разрабатываются лишь украинской компанией "Черноморнефтегаз".
ираквар
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: