Оборотни под прикрытием

Alastor

Генпрокуратура предлагает освобождать от уголовной ответственности сотрудников МВД и ФСБ, занимающихся оперативно-разыскной деятельностью. Депутаты считают, что таким образом агентов защитят от наказания за исполнение долга. Правозащитники же уверены, что государство национализирует организованную преступность.

В среду заместитель генпрокурора России Владимир Колесников на «круглом столе» комитета по безопасности Госдумы сообщил, что Генпрокуратура хочет внести в закон «Об оперативно-рaзыскной деятельности» изменения относительно уголовной ответственности сотрудников правоохранительных органов. «В этом законе должен быть предусмотрен комплекс социальной и правовой защиты лиц, осуществляющих оперативно-разыскную деятельность», – заявил Колесников депутатам. В частности, урегулировать Генпрокуратура собирается виды преступлений, за совершение которых оперативники могут быть освобождены от уголовной ответственности. По словам замгенпрокурора, проект закона уже практически готов, хотя и требует дополнительной проработки.
Как пояснил корреспонденту «Газеты.Ru» заместитель председателя комитета по безопасности Госдумы Виктор Илюхин, на самом деле поправок в закон «Об оперативно-разыскной деятельности» в виде уже разработанного законопроекта пока не существует. «Есть идея, изложенная на бумаге. И в Госдуме в качестве законопроекта она появится не раньше декабря 2004 года», – сообщил Илюхин. По его словам, в поправках не идет речи о каких-то «уголовных льготах» для всех поголовно сотрудников правоохранительных органов.
Изменения в закон, говорит зампред комитета по безопасности Думы, коснутся «крайне узкого круга лиц, связанных с оперативно-разыскной или, точнее, оперативно-агентурной деятельностью».
В частности, рассказал Виктор Илюхин, законопроект будет защищать от Уголовного кодекса сотрудников МВД или ФСБ, которых внедряют в организованные преступные группировки. «При внедрении в ОПГ сотрудники правоохранительных органов должны быть защищены, – заявил он. – Причем на два порядка выше, чем любой другой простой милиционер, который работает легально». Как пояснил Илюхин, если оперативника отправляют в ОПГ работать «под прикрытием», ему угрожает не только расправа со стороны бандитов, но и ответственность согласно Уголовному кодексу России: «Несмотря ни на что, сейчас УК РФ предусматривает наказание за само участие в преступной группировке, а ведь оперативник просто по долгу службы может участвовать вместе с бандой и в нападении. И мы должны оградить офицера от наказания буквально за свою работу».
Кроме того, говорит Виктор Илюхин, поправки коснутся и других аспектов, например, уголовной ответственности при создании так называемых легендированных предприятий. «Например, для того, чтобы раскрыть некое преступление, необходимо выйти на контакт с предполагаемыми злоумышленниками в качестве "бизнес-партнеров". До сих пор непонятно, как регистрировать такие предприятия, как платить налоги, и это серьезные проблемы. А как устраиваться на работу при внедрении в ту или иную коммерческую структуру? Тоже ведь неясно… С одной стороны, это необходимо, а с другой – фактически может нарушить закон», – заявил парламентарий.
Пока точного списка статьей Уголовного кодекса, от наказания по которым освободят оперативников-агентов, в Думе нет. «Деяния, наказание по которым предусмотрено УК РФ, но по которым не будут преследоваться сотрудники ФСБ и МВД, следует делить не по степени тяжести, потому как, например, участие в ОПГ является тяжким преступлением, а по характеру: учитывать цели и то, что нет ущерба». И, говорит он, «о безнаказанных убийствах речи, конечно, не идет». Правда, если сотрудник ФСБ или милиционер, работая под прикрытием, совершат убийство, то на них так же, как и на всех граждан России, будут распространяться нормы УК об убийстве из обороны, а также, например, в целях крайней необходимости. «Это будет зависеть от каждого конкретного случая, поэтому говорить в целом тут нельзя», – заключил он.
Кстати, как сообщил Илюхин, сама по себе идея отнюдь не нова. «Мы пытались внести эти нормы и при разработке самого закона "Об оперативно-разыскной деятельности", но тогда нам сказали, что на это нет денег, и при принятии нового Уголовно-процессуального кодекса, но тогда нас не поняла Елена Мизулина (глава рабочей группы по разработке УПК РФ в Госдуме третьего созыва. – "Газета.Ru" – пояснил Илюхин. – Теперь же ситуация изменилась».
По словам члена СПС Елены Мизулиной, комментировать поправки, которые будут внесены на рассмотрение Госдумы на этот раз, она не может, так как не видела документов. Однако, говорит она, если изменения аналогичны тем, что предлагались ранее, «пройти они не могут. Это невозможно: Конституционный суд сразу признает их неконституционными». «То, что необходимы гарантии офицерам, логично. Однако в таком виде, в котором это ранее предлагалось внести в УПК, нормы были неприемлемы: формулировки были очень размытыми, а это могло привести к неоправданному ограничению доступа граждан к правосудию», – заявила Мизулина.
Как говорит Мизулина, из-за неопределенности формулировок «под действие этих поправок мог попасть кто угодно – не только оперативник, но и любой бандит».
В каком виде поправки в закон «Об оперативно-разыскной деятельности» на этот раз будут внесены на рассмотрение Госдумы, пока неизвестно.
С точки же зрения российских правозащитников, таким образом российские власти просто «национализируют организованную преступность» и приведет это к тому, что будет создана легальная государственная преступность. Как заявил корреспонденту «Газеты.Ru» эксперт правозащитного движения «За права человека» Евгений Ихлов, «в Россию возвращается система российской имперской жандармерии, которая использовала агентов-провокаторов». «Внедряя агентов, жандармерия делала ОПГ инструментом внутренней политики, что произойдет и сейчас», – считает он. Что касается создания легендированных предприятий, то, по мнению Ихлова, через них будут уходить миллионы: у госорганов появится собственный теневой бизнес. «Но это все не просто аморально. В итоге оно вырвется из рук и обернется против самих представителей власти», – подытожил он.
29 ОКТЯБРЯ 09:22
Отсюда: http://gazeta.ru/2004/10/28/oa_137997.shtml

Vitaminka

даже не знаю что сказать
у них прав по-моему хватает и без этого

vamoshkov

А как же они до этого работали?
Их что, всех сажали?

muza-1971

Нет, просто при реализации оперативных материалов в отношении оперов и агентов выноситься постановление об отсутствии в их действиях состава преступления, поскольку их умысел не был направлен на достижение противоправных целей, а наоборот. Но это если речь идет о наркоте, взятках и т.д.
Предлагаемые поправки, как я понимаю, направлены на распространения такого же порядка на убийства, теракты и т.д., что в принципе правильно.
А правозащитники пусть воют, им положено...

sergeymorozov

В правовом обществе, по-нормальному, отвечать должны все. Чем лучше тогда опера?
А вообще, по-хорошему, для таких целей могли создать бы и спец. отдел и не афишируя наделить его особыми полномочиями и толерантностью... Так что это всё больше похоже на какую-то подставу и ничего хорошего не принесёт. моё мнение.
Ктому ж, мента хрен посадишь вообще. Им вообще редко то и выговор с занесением в личное дело то впаривают, только лишь за какие-то уж очень грязные вещи.

vamoshkov

//Предлагаемые поправки, как я понимаю, направлены на распространения такого же порядка на убийства, теракты и т.д., что в принципе правильно.
Что в этом правильного то?
какая нить скотина по пъяни замочит, а его потом отмажут как ценного агента!

guard1

>Как заявил корреспонденту «Газеты.Ru» эксперт правозащитного движения «За права человека» Евгений Ихлов, «в Россию возвращается система российской имперской жандармерии, которая использовала агентов-провокаторов».
Отстаивается неотъемлимое право каждого российского гражданина быть захваченным
в заложники и взорванным, не иначе.
Заметил, что правозащитники заботятся о правах задержанных,
обвиняемых, подсудимых, заключённых, но никогда - потерпевших.
Что-то тут не так.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: