Коллективное письмо пгавзоащитников (дележ грантов)

raushan27

Группа правозащитников и экспертов по межнациональным отношениям
[Коллективное письмо]
Российским, зарубежным и международным неправительственным организациям, работающим в области прав человека, противодействия расизму, расовой дискриминации, ксенофобии и антисемитизму; межправительственным организациям; донорским структурам.
Копии: МБПЧ, МХГ, UCSJ.
Уважаемые коллеги,
Поверьте, нам очень неприятно обращаться к вам с такого рода письмом. При том, что в гражданском обществе нередко случаются разногласия, этические соображения, приверженность “общесекторной солидарности” и опасения усугубить и так непростое положение неправительственного сектора в России заставляют нас избегать публичной полемики о стиле и методах работы друг друга и критики коллег в письмах донорам и партнерам. Однако, в данном случае мы уже не можем молча выносить сложившуюся ситуацию. Надеемся, что из изложенного далее вам станет очевидно, , что вынудило нас сделать исключение из правил и написать этот текст.
Речь идет об Александре Броде, директоре Московского бюро по правам человека (МБПЧ). МБПЧ выросло из московского бюро Union of Councils for Soviet Jews (UCSJ). В 2002 году под руководством Александра Брода бюро было официально зарегистрировано как российское НПО под названием МБПЧ и получило в партнерстве с UCSJ мега-грант Европейской Комиссии на трехлетний проект по противодействию расизму и ксенофобии в России. Многих тогда удивило, что впервые выделенный в России на работу в этой важнейшей области столь крупный грант получила организация малоизвестная, фактически состоявшая из одного сотрудника и не имевшая необходимых профессиональных навыков. Однако была надежда, что, взаимодействуя с широким кругом НПО, экспертов и активистов с опытом работы в этой области, МБПЧ сможет успешно реализовать проект и способствовать решению проблемы расизма в России. Когда немного позже третьим официальным участником проекта стала Московская Хельсинкская группа (МХГ предоставившая свою административную поддержку и связь с сетью региональных правозащитных организаций, наша надежда на успех проекта выросла.
Действительно, с тех пор в рамках проекта было сделано немало полезного. В частности, проект поддержал ценную работу многих региональных организаций. Был издан ряд интересных книг и докладов.
Какая-то деятельность проекта могла бы стать предметом критического, но вполне доброжелательного обсуждения. Речь идет о малосодержательных, по мнению многих участников, мероприятиях, невысоком качестве многих информационных обзоров и т.д.
Но некоторые обстоятельства деятельности МБПЧ вызывают только возмущение. Которое, признаться, мы долго стремились не выносить на широкое обсуждение.
Публичные выступления МБПЧ (как правило – лично А.Брода) – весьма многочисленны. Надо признать, PR в МБПЧ ведется агрессивнее, чем в любой правозащитной организации, так что высказывания и заявления Брода цитируются в СМИ все чаще. Но сам стиль этих заявлений и пресс-релизов таков, что в первую очередь направлен на демонстрацию того, что то или иное событие или действие связано с МБПЧ и лично с А.Бродом, а не на информирование читателей о проблемах и на их обсуждение. Кроме того, большинство этих текстов бессодержательны, а некоторые содержат откровенные глупости, и в результате внимание общества к проблеме расизма лишь снижается, а представления о деятельности антирасистских активистов формируются негативные.
Впервые широкую известность Брод приобрел, неоднократно публично заявив, что привлечет к суду Мэла Гибсона за фильм "Страсти Христовы". Можно по-разному оценивать наличие ксенофобных мотивов в этом фильме, но нет никаких сомнений, что у подобного иска не могло бы быть никакой судебной перспективы. Эти заявления были восприняты очень многими как некомпетентные, скандальные и неумные, направленные только на привлечение внимания к себе. Увы, это не единственный пример неумной саморекламы.
Нередко А.Брод и МБПЧ публикуют материалы других организаций или их фрагменты, как участников проекта, так и вовсе никак с ним не связанных, без ссылок на авторство и источник. Эта практика продолжается, несмотря на неоднократно высказанные к ней претензии. Опять-таки, явно прослеживается необходимость продемонстрировать свою активность – на этот раз выдавая чужую работу за свою.
Так, Брод публично объявлял о переиздании брошюры петербургских специалистов по экспертизе в делах в возбуждении ненависти, и присутствовавшие при том авторы могут подтвердить, что с ними он это даже не обсуждал; в отчетах МБПЧ дословно воспроизводились фрагменты докладов Центра "СОВА"; ссылки на работы коллег и региональных партнеров проекта в продукции МБПЧ почти не встречаются; тексты региональных партнеров (например, Рязанской школы прав человека) неоднократно публиковались как авторские тексты МБПЧ; даже в заявке на проект был без ссылки использован проект Молодежного правозащитного движения.
Деятельность МБПЧ и стиль А.Брода в отношениях с партнерами вызывает возмущение и у региональных участников проекта (см. прилагаемые комментарии С.Ивановой).
Качество многих собственных трудов МБПЧ нередко приводит специалистов в уныние. А опубликованный в апреле этого года доклад МБПЧ "Проблемы прав человека в современной России" вызывает просто недоумение. Этот плохо отредактированный текст объемом всего в 23 тыс. знаков содержит весьма поверхностное перечисление отдельных проблем в сфере прав человека и включает обширный дословный повтор предыдущих отчетов по теме ксенофобии (впрочем, такой самоповтор – обычная практика докладов МБПЧ но и в этом малом объеме есть фактические ошибки, очевидные даже простому читателю газет. (Например, широко обсуждавшийся и так не проясненный эпизод с отравлением в самолете журналистки Анны Политковской, летевшей в Беслан, превратился в докладе в неверное и странное утверждение: "Анна Политковская с большими трудностями попала в самолет авиакомпании "Карат", вылетевший из Москвы в Ростов-на-Дону".) Публикация таких отчетов – это просто профанация аналитической правозащитной работы.
Не чужд Александр Брод и банальному вранью. Например, МБПЧ утверждало, что оно организовало экспертизу на процессе членов РНЕ в Новгороде. В действительности, петербургские эксперты, делавшие эту экспертизу (включая покойного Н.М. Гиренко на эту тему с МБПЧ вообще не контактировали.
А совсем недавно в отчете о юридической работе МБПЧ (рассылка от 9 июня) было написано, что бюро 18 февраля обратилось к министру внутренних дел Рашиду Нургалиеву по поводу поджогов домов цыган в г. Искитиме. Однако в копии этого документа, полученной нами от Бориса Крейнделя, хорошо видно, что документ датирован 18 февраля, а ссылается на события апреля! И при этом в отчете МБПЧ далее говорится, что на их обращение так и не поступило ответа, и этот "факт" становится посылкой для критики правоохранительных органов. И так непростые отношения правозащитных организаций с правоохранителями лишь усугубляются такой откровенной ложью.
Мы крайне обеспокоены тем, что в СМИ сами понятия "правозащитник" и "антифашист" все чаще ассоциируются именно с А.Бродом, так как слишком часто заявления, делаемые им, просто дискредитируют эти понятия в глазах широкой общественности.
Большинство известных нам правозащитников и активистов антирасистского движения, так или иначе сталкивавшихся с А.Бродом, в разговорах с нами оценивали его деятельность так же, как и мы.
Мы просим не воспринимать А.Брода как представителя правозащитного и антирасистского движения в России и не экстраполировать ваши представления о нем на остальных. Это, к счастью, не соответствует действительности.
Мы очень опасаемся, что продолжение проекта МБПЧ под руководством Брода нанесет еще много ущерба. Проект, вероятно, может быть продолжен при поддержке Еврокомиссии и без руководством А.Брода (например, силами Московской Хельсинкской группы или другой организации-подрядчика). Но в любом случае мы обращаемся к вам с убедительной просьбой не оказывать поддержку лично А.Броду и проектам под его руководством, так как его деятельность уже достаточно себя скомпрометировала.

15.07.2005
Александр Аксельрод, московский офис Антидиффамационной Лиги;
Александр Бехтольд, координатор проекта МБПЧ по Хабаровскому краю;
Александр Верховский, Информационно-аналитический центр “СОВА”, Москва;
Юрий Джибладзе, Центр развития демократии и прав человека, Москва;
София Иванова, координатор проекта МБПЧ по Рязанской области, “Мемориал” - Рязань;
Алексей Козлов, координатор проекта МБПЧ по Воронежской области, Фонд “За экологическую и социальную справедливость”;
Борис Крейндель, координатор проекта МБПЧ по Томской области, Томский областной антифашистский комитет;
Татьяна Локшина, Информационно-исследовательский центр “Демос”, Москва;
Леонид Львов, Лайт-центр, Санкт-Петербург;
Александр Осипов, Правозащитный центр “Мемориал”, Москва;
Владимир Прибыловский, Информационно-исследовательский центр “Панорама”, Москва;
Борис Пустынцев, “Гражданский контроль”, Санкт-Петербург;
Наталья Таубина, Фонд “За гражданское общество”, Москва.

Позже присоединились:
Алексей Симонов (Фонд защиты гласности, Москва)
Александр Винников (Спб
[а также согласилась с содержанием председатель МХГ Людмила Алексеева]
Примечание: Письмо не предназначалось авторами к распространению, однако попало в интернет, где неоднократно публиковалось как "открытое".

sever576

Многих тогда удивило, что впервые выделенный в России на работу в этой важнейшей области столь крупный грант получила организация малоизвестная, фактически состоявшая из одного сотрудника и не имевшая необходимых профессиональных навыков. Однако была надежда, что, взаимодействуя с широким кругом НПО, экспертов и активистов с опытом работы в этой области
не поделились, короче

raushan27

Ага, товарищ не по понятиям живет.

Irina_Afanaseva

Как шпиёнов и агентов вражеского влияния.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: