Местные элиты – основная угроза стабильности юга России

Satellite

По мотивам треда о Новоалександровске, и чтобы разгрузить информационный тред о событиях в городе от общих рассуждений.
Местные элиты – основная угроза стабильности юга России.

Сергей Маркедонов
На фоне затяжного этнополитического конфликта в Чечне и бурно развивающегося кризиса в Дагестане ситуация в так называемых "русских регионах" Юга России (т.е. областях с доминированием русского населения) преподносилась федеральной властью как стабильная и хорошо контролируемая. Ростовская, Астраханская области, Краснодарский и Ставропольский край рассматривались как оазисы мира и надежные форпосты влияния государственной власти. Недавние межэтнические столкновения в Ремонтненском районе Ростовской области (между чеченцами и участниками неоказачьего движения) и пограничном с Республикой Калмыкия селе Яндыки Астраханской области (между калмыками и чеченцами) показали, что причин для самоуспокоения ни у власти, ни общества нет. И до 2005 года Юг России не вполне соответствовал идеальному образу бесконфликтной территории. В каждой области или крае "Русского Кавказа" развивались латентные межэтнические конфликты, игнорирование которых время от времени приводило к столкновениям и разборкам, возникновению "депортационных" настроений. Увы, но стремление властей свести межэтническую конфликтность в "спокойных регионах" к банальному хулиганству и пресловутой "бытовухе" не дают возможности правильно поставить политический диагноз и выработать не систему реактивных мер, а адекватную стратегию национальной политики на "Русском Юге".
Но проблема в том, что конфликты на Дону, Кубани и в Ставрополье раз от разу становятся все более жесткими (и жестокими вовлекают все большее количество людей. Требования их участников становятся все более радикальными. Недооцененный федеральной властью межэтнический конфликт кубанского неоказачьего движения и турок-месхетинцев уже привел к первому (со времен еврейской эмиграции) этнически мотивированному выезду за рубеж жителей нашей страны. При этом эмиграция месхетинских турок (в отличие от "еврейской")- это эмиграция лиц, желавших получить российский паспорт, а не отказаться от него в пользу удостоверения личности другой страны. По справедливому замечанию собственного корреспондента "Независимой газеты" по Северному Кавказу Марии Бондаренко, в Ставропольском крае и в "застойные годы" "шли стенка на стенку, село на село, улица на улицу. Дрались до крови, но дело никогда не доходило до убийств или серьезных увечий". Несколько лет назад в ставропольском селе Махмуд-Мектеб драка между ногайцами и даргинцами происходила с использованием гранат и огнестрельного оружия.
Таким образом, этнополитическая ситуация в "мирных" территориях Юга России заслуживает самого серьезного внимания. Игнорирование латентных конфликтов в этом регионе может в ближайшем будущем существенно расширить его "конфликтную" географию. Приоритетной задачей на сегодня является определение главных конфликтных узлов в "русских регионах" Северного Кавказа .

Особое место в этнополитическом ландшафте Ростовской области занимают восточные районы. В них традиционно развивалось животноводство (овцеводство была востребована профессия чабана. С 1960- 1970-х гг. здесь на "чабанских точках" начали расселение чеченцы, а также представители дагестанских этносов. В периоды обострения этнополитической ситуации в Чечне в 1990-е гг. восток Ростовской области стал зоной притяжения для мигрантов из "мятежной республики". По данным Администрации Ростовской области на 2002 г . в Дубовском районе проживало около 1300 чел. чеченцев, в Заветинском районе - около 2000 чел., в Зимовниковском районе- более 1200 чел., а в Ремонтненском районе- около 1200 чел. Представители дагестанских этносов проживают компактно в Ремонтненском районе (более 1200 чел. Зимовниковском районе (более 900 чел. Дубовском районе (около 1200 чел. Заветинском районе (около 300 чел.). На востоке и юге области сконцентрированы также турки-месхетинцы, обосновавшиеся здесь после межэтнических столкновений в Узбекистане в 1989 г .. В Зимовниковском районе их число достигает 1400 чел., в Мартыновском районе - около 6 тыс.чел., Сальском районе - около 3 тыс. чел., Волгодонском районе - около 1600 чел.. И хотя ситуация в самых полиэтничных районах области в целом стабильная и контролируемая, время от времени во взаимоотношениях представителей кавказских этносов и русскими возникают конфликтные ситуации. Основными конфликтогенными факторами являются:
- криминальное поведение как «пришельцев», так и представителей «местного населения» (драки, убийства, ограбления, потравы посевов);
- капсулирование иноэтничных групп (нежелание их представителей выполнять правила и нормы этнического большинства, приоритет этнических авторитетов над формальным законом и авторитетом государственной власти);
- всплеск миграционной активности, приток новых мигрантов;
-мигрантофобия местного населения;
- не всегда своевременная реакция власти на возникшие конфликтные ситуации, недостаточное методическое обеспечение работы по профилактике межэтнической напряженности;
- динамика развития чеченского кризиса.
Конфликты представителей кавказских этносов и местного населения периодически возникали, начиная с 1970—х гг. В 1976 г . убийство двух выпускниц средней школы в Ремонтненском районе, связанное с чеченцами, вызвало негативный резонанс у местного населения. Время от времени конфликты подобного рода возникали в 1980-200- е гг. в других районах области. В марте 2000 г . конфликт между местными жителями и чеченцами в Мартыновском районе привел к выдвижению требований по проведению референдума о выселении чеченцев и дагестанцев из района. В октябре 2000 г . драка между группами русских и дагестанцев переросла в несанкционированный митинг на автотрассе Сальск-Ростов с требованиями перерегистрации всех «лиц кавказской национальности». В 2001 г . были зафиксированы обострения межэтнических отношений в Песчанокопском и Заветинском районах области между русскими и чеченцами. В феврале 2002 г . драка между местным населением и чеченцами в Зимовниковском районе спровоцировала античеченский митинг, потребовавший вмешательства представителя Администрации области в восточных районах. Общая модель конфликтных ситуаций в Ростовской области такова: конфликт (драка, нападение и пр.)- требование о принятии экстраординарных мер по отношению к «инородцам»- вмешательство областных или местных властей и урегулирование ситуации.
По аналогичному сценарию развивался и последний конфликт в Ремонтненском районе летом 2005 года. В нем особо настораживает реакция областной власти. До сих пор политика Администрации Ростовской области в сфере межэтнических отношений выгодно отличается от соседних северокавказских регионов. В лозунгах и действиях областных властей не было этнического алармизма и эксплуатации мифа о миграционной угрозе русскому этносу. Ростовская областная элита не использовала этнонационализм как ресурс для политической мобилизации. В Ростовской области проживает община турок-месхетинцев, численно сопоставимая с общиной соседнего Краснодарского края. Однако за все время пребывания у власти губернатора Ростовской области Владимира Чуба по отношению к туркам не прозвучало ни одной политической угрозы. Это, конечно же не означает отсутствия конфликтов между турками и местным населением. В 1994 г . казачий сход ст. Красный Кут Веселовского района принял решение о выселении турок-месхетинцев. Однако подобного рода самочинные акции не получали санкции и одобрения со стороны областных властей. Областная власть ни разу не инициировала этнических депортаций и не рассматривала их как способ разрешения межэтнических проблем. В 2005 году атаман Всевеликого Войска Донского Виктор Водолацкий (одновременно исполняющий обязанности вице-губернатора области) объявил вверенное ему "войско" в состоянии "похода". Закономерен вопрос: "Какими мотивами руководствовался атаман?" Ведь насколько известно Ростовская область находится не под особой казачьей юрисдикцией, а значит и все возникающие конфликты на ее территории должны разрешаться по российскому законодательству, в соответствии с которым уголовные деяния не могут расследоваться сотней казаков (и даже всем "войском") в "походе". В данном случае речь идет не об оправдании преступивших закон чеченцев Ремонтненского района. Очевидно другое. Только государство имеет монополию на насилие и на наказание виновных. Ни казаки, ни сходы старейшин чеченского народа такими функциями не обладают. Передача этих функций "революционному творчеству масс" чревато эрозией государства, превращением его в инструмент отстаивания не общенациональных, а корпоративных интересов.
Для Краснодарского края двумя наиболее острыми проблемами являются «армянский вопрос» и «турецкий вопрос». При всем различии истории формирования и развития армянской и турецкой общин края две обозначенные выше проблемы имеют целый ряд общих черт. Конфликтогенными факторами в развитии русско-армянских и русско-турецких отношений являются:
- интенсивный рост (и естественный, и миграционный) армянской и турецкой общин, начиная с 1989-1990 гг.;
-незначительная степень интегрированности в кубанский социум (в особенности турок-месхетинцев «окукливание» этих этнических групп;
- концентрация представителей этнических меньшинств в определенных районах края;
- конфликт между этнической и государственной лояльностью, верховенство этнических авторитетов и приоритетов;
- занятие конкурентных социально-экономических ниш (в особенности армянами);
- ксенофобия со стороны представителей этнических меньшинств;
- рост ксенофобии (и мигрантофобии) «коренного» населения, подогреваемых и СМИ, и органами краевой и местной власти.
В 1992 г . в Анапе, Краснодаре, Армавире, Тимашевске состоялись нападения на армян. Летом 1993 г . инциденты между русскими и армянами прошли в Анапе, в мате 1994 г . в Прикубанском районе Краснодара. В 1997 г . в Кореновске на массовом митинге прозвучали требования о выселении армян. В том же году русско-армянский инцидент произошел в Славянске-на- Кубани. В 1999 и 2001 гг. массовые армянские погромы были мотивированы противоправными действиями представителей армянской общины.
По подсчетам социолога Сергея Рязанцева с 1989 по 2003 гг. на Кубани произошло более 50 конфликтов с участием турок-месхетинцев. Лидеры неоказачьего движения края не раз озвучивали тезис о невозможности совместного проживания турок и казаков (русских). Для турецко-казачьих конфликтов 1990-х гг. характерна следующая модель: рейд по проверке документов - обнаружение «беспаспортных»- публичное наказание виновных. Однако главная проблема в том, что турки-месхетинцы не получают от краевых и местных властей права на регистрацию (временную или постоянную) по месту жительства. Официальная позиция краевых властей такова: до урегулирования вопроса между РФ и Грузией о репатриации турок-месхетинцев в места их традиционного проживания (до сталинской депортации 1944 г .) свести к минимуму предоставление туркам российского гражданства и права на проживание на Кубани. По сути турки-месхетинцы на Кубани в своем большинстве остаются гражданами несуществующего государства- Союза ССР. В 2004 г . с инициативой принять турок-месхетинцев на своей территории выступили США. Данная инициатива была положительно расценена среди неоказачьих лидеров Кубани и представителей краевой власти.
В отличие от Ростовской области власти Краснодарского края превратили этнонационализм в свою официальную идеологию. Вместо поисков путей и способов скорейшей социальной интеграции этнических меньшинств в кубанский социум региональная власть создала из них образ врага. Более того, проблема мигрантов и этнических меньшинств была искусственно гиперболизирована. В одном из своих выступлений ( 2000 г .) атаман Всекубанского казачьего войска (а также вице-губернатор края) Владимир Громов заявил: «Мы (казаки- С.М.) на Кубани исторически коренной народ. Мы, кстати, единственный субъект федерации, в Уставе которого записано, что Кубань является территорией формирования и проживания кубанского казачества и русского населения, и с этим обстоятельством должны считаться при формировании органов власти» .
И если губернатор края Николай Кондратенко (1996-2000 гг.) предпочитал вести борьбу с «сионистским заговором», провоцируя тем самым рост антисемитских настроений, то его преемник Александр Ткачев не раз озвучивал антиармянские, антитурецкие, антикурдские лозунги. В марте и июне 2002 г . губернатор края объявил о необходимости массового выселения «нелегальных мигрантов» и, по крайней мере, две курдские семьи в апреле того же года были депортированы в соседнюю Ростовскую область. На совещании по проблемам миграции в Абинске 18 марта 2002 г . с участием чиновников краевого и районного уровней (Абинский район) кубанский губернатор заявил: «Мы должны защитить нашу землю и коренное население… Это - казачья земля и все должны знать это. Здесь наши правила игры» . В 2004 г . на одной из пресс-конференций по проблеме эмиграции турок в США Ткачев заявил: «Мы этого процесса ждали давно, и начало его будет в пользу и самих турок-месхетинцев, и местного населения края. Турки-месхетинцы не смогли адаптироваться в дружной кубанской семье народов, и жили обособленно, анклавами, не принимая ни традиций, ни уклада, ни языка народа, среди которого жили» .
Между тем эксплуатация тезиса о нарастании миграционной угрозы и радикальном изменении этнического состава на Кубани основывается не на реальном анализе динамики миграций, а на эмоционально окрашенных стереотипах. В реальности же можно говорить о снижении миграционного прироста на Кубани. В 1990 г . миграционный прирост (численная разница между въехавшими на территорию края и выехавшими из него) составлял 47136 человек, в 1992 г . – 91855, то в 2003 г – 10849 человек. Налицо – тенденция заметного снижения, а не увеличения миграционного прироста. По данным ведущего краснодарского этнополитолога Михаила Саввы, «в учтенном миграционном притоке последних 15 лет процент русских переселенцев на Кубань довольно устойчиво составлял 80 – 85 %, то есть соответствовал доле русских в общей структуре населении края» .
Армянская проблема чрезвычайно актуальна и для Ставрополья. За последние 15 лет армяне стали вторым по численности этносом края, опередив украинцев. Представители армянского этноса имеют места компактного проживания (с.Эдиссия Курского района, печально известный г.Буденновск (бывший Святой Крест Кавминводы, а также краевая столица). Армянская диаспора занимает сильные позиции в экономической, интеллектуальной и даже управленческой сферы края. За последние годы именно армянская диаспора имела самый высокий коэффициент миграционного прироста. Усиление позиций представителей армянской диаспоры, а также ее резкое количественное увеличение за 1990-2000 гг. становятся конфликтогенными факторами. В 1995 г . на митинге в Георгиевске прозвучал призыв к депортации армян из края. В 2001- 2002 г . состоялись конфликты в Ставрополе и в Пятигорске между армянскими и русскими группами молодежи. Массовые драки получили продолжение в виде распространения этнонационалистических листовок, выдвижения радикальных этнополитических требований с двух сторон.
По числу чеченцев на своей территории Ставропольский край уступает только самой Чечне, Ингушетии, Дагестану. На протяжении своего проживания в Ставрополье чеченская община численно росла (в 1970 г .- 4, 4 тыс. чел, 1980 г .- 9, 4 тыс. чел., 1989 г .- 15 тыс. чел.). Чеченцы компактно проживают, прежде всего, на юге края (Курский, Степновский, Андроповский районы а также на севере и западе (в Кочубеевском, Труновском, Грачевском районах). Как и чеченцы Ростовской области их ставропольские единоплеменники заняты главным образом в животноводстве. После подписания Хасавюртовских соглашений 1996 г . и существования de facto суверенной Чечни началась чеченская «колонизация» приграничных с Чечней районов Ставрополья. Серьезное (а в некоторых случаях определяющее) влияние на этнополитическую ситуацию в крае оказывает вообще "чеченский кризис". В 1990-2000 гг. край стал территорией активных террористических действий и нападений со стороны чеченских сепаратистов.
Самобытной диаспорой Ставрополья являются туркмены (трухмены). Сегодня- это крупнейшая в России туркменская диаспора. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г . их численность составила 11, 1 тыс. чел. В начале ХХI в. их численность увеличилась до 13 тыс. чел. В 1920 г . в составе Северо-Кавказского края был образован Туркменский район. В 1956 г . Туркменский район был упразднен, но в 1970 г . восстановлен в новых границах с центром в с.Летняя Ставка. В этом районе туркмены являются второй после русских этнической группой (порядка 15 % населения). Туркмены проживают также в Ипатовском, Нефтекумском, Благодарненском районах. Конфликтогенным факторам в отношениях между туркменами и русскими являются конфессиональные отношения. В январе 1999 г . в селе Кендже-Кулак произошли столкновения между русскими и туркменами, вылившиеся 19 января в массовую драку. В 2000-2002 гг. между этими двумя группами периодически возникали конфликты.
В восточной части края (Левокумский и Нефтекумский районы) компактно проживают ногайцы. В 1957 г . этнический ареал ногайцев оказался разделенным между Дагестаном, Ставропольем и Чечней. В Ставропольском крае проживает 20, 6 % общей численности ногайцев Юга России. По сравнению с другими субъектами РФ в Ставрополье экономическое положение ногайцев лучше, однако острее стоит вопрос вовлечения представителей ногайцев во властные и управленческие структуры. Проблема восстановления этнического единства ногайцев, а также их социальная маргинализация являются главными конфликтогенными факторами в отношениях с русскими и другими этническими группами. В 2000-2002 гг. прошли межэтнические столкновения между русскими и ногайцами в Нефтекумском, Степновском районах.
Турки-месхетинцы появились в Ставропольском крае в конце 1970-х гг. Они были приглашены руководителями ряда хозяйств края как овощеводы. По данным Всесоюзной переписи населения 1989 г . в Ставрополье проживало 1623 турок. После межэтнических столкновений в Узбекистане в 1989 г . в Ставрополье прибыла более многочисленная группа турок-месхетинцев. Следующей "турецкой волной" были мигранты из Чечни. По различным экспертным оценкам в начале XXI в. на территории края проживало 3, 5- 3, 8 тыс.чел. Турки-месхетинцы расселены компактно в Курском, Кировском районах. Здесь проживают почти 3/4 турок Ставрополья. Другими территориями их расселения являются Благодарненский, Буденновский, Новоалександровский и районы. Занятие турками конкурентных социальных ниш стало источником конфликтов с русским населением края.
Помимо конфликтов между русским и иноэтничным населением в Ставрополье обозначились конфликтные узлы между представителями различных этнических групп. Восточные районы Ставрополья стали территорией активной миграции даргинцев. При этом мигранты занимали и продолжают занимать конкурентные социально-экономические ниши, что приводит к конфликтам. В 1999 г . в с.Иргаклы Степновского района произошло столкновение между даргинцами и ногайцами. Конфликт потребовал вмешательства сил правопорядка и разведения сторон. В 2001- 2002 г .г прошли конфликты между даргинцами и туркменами в Нефтекумском и Степновском районах. Периодически возникали конфликты в местах совместного проживания турок-месхетинцев с одной стороны и ногайцев, даргинцев с другой.
И хотя конфликт между чеченцами и калмыками в селе Яндыки произошел на территории Астраханской области, он является отражением сложного комплекса взаимоотношений между калмыками и представителями кавказских народов (чеченцами, дагестанцами). В значительной степени калмыцко-кавказский конфликт был импортирован в астраханское село (преимущественно русское по составу населения) в начале 1990-х гг.. Для этнополитических процессов в Калмыкии, в отличие от северокавказских республик, характерно не противоборство «титульного» и русского населения, а конфликты между калмыками и представителями кавказских этнических групп. В июне 2001 г . в с.Садовое Сарпинского района произошел конфликт между калмыками и даргинцами (свыше 1 тыс. чел. с обеих сторон). Было использовано охотничье оружие. Конфликтогенным фактором является рост численности выходцев из Чечни и Дагестана. Если в 1989 г . в Сарпинском районе проживали 503 даргинца и 788 чеченцев, то в 2001 г . их численность увеличилась соответственно до 1376 и 1306 чел. Вместе с тем численность русских сократилось с 9955 до 8443, а калмыков с 5243 до 5 тыс. чел. В газете «Сарпинские вести» за 17 июля 2001 г . было напечатано мнение местного жителя: «По Садовому едешь как по Северному Кавказу». Село Садовое получило народное название «Кавказская пленница». В начале 2000-х гг. жители села не раз требовали от республиканских и районных властей ужесточить паспортный режим в отношении выходцев из Дагестана и Чечни. С резким обращением в адрес выходцев из республик Северного Кавказа выступила депутат Государственной думы А.Буратаева : «Вы должны каждый день благодарить нас за то, что мы дали вам возможность жить на мирной земле» ( 2001 г .). В 2002 г . были зафиксированы конфликты между местными жителями и мигрантами в Сарпинском, Целинном, Черноземельском районах.
Несмотря на все декларации о «русских регионах» Северного Кавказа как об оазисах мира и стабильности в неспокойном регионе реальность далека от декларируемого идеала. Вместе с тем, существование многочисленных болевых точек, конфликтных ситуаций как между «коренным» населением и мигрантами, так и между разными этническими группами - не повод для того, чтобы предаваться алармизму. Этнополитическая ситуация в «русских регионах» определенно фиксирует целый ряд актуальных задач не краевого и областного, а федерального уровня. Среди них приоритетными являются:
- формирование единой политической нации - «российский народ» как начала, интегрирующего российские этносы (коренные и пришлые);
-оптимизация регулирования миграционных процессов, превращение миграции в действенный социально- экономический инструмент, а не угрозу безопасности;
-формирование оптимальной стратегии регулирования внутренней миграции, отказ от псевдолиберальных подходов к этой проблеме (фактически сводящихся к государственному аутизму)
- избавление от этнических и миграционных мифов, мешающих налаживанию нормальных межэтнических отношений;
- преодоление властного партикуляризма и действительное вовлечение регионов Юга РФ в единое правовое пространство.
Стабильность и безопасность «русских регионов», а значит, всего Кавказа и всей России слишком зависит от настроений региональных лидеров. Пришла пора поставить общенациональные интересы выше сиюминутной местечковой выгоды.
Источник:

--------------------------------------------------------------------------------
Публикации авторов могут не совпадать с мнением редколлегии мусульманского информационно-аналитического канала "АНСАР.РУ"

Design by D.A. Studio © 2000-2005 Ансар
При использовании материала
ссылка на источник обязательна

http://www.ansar.ru/arhives/arch_2005/05.09.09left.html

Satellite

19% 5,50% 14,00% 11,00% 8,57% Карачаевцы 3,48% 53,85% 5,56% 0,00% 0,00% 24,03% 1,00% 0,00% 1,50% 7,84% Чеченцы 26,37% 0,00% 8,33% 6,50% 1,11% 40,26% 17,50% 0,50% 3,50% 11,43% Народы Дагестана 0,00% 8,46% 11,11% 7,00% 1,11% 15,58% 5,50% 2,00% 7,50% 6,14% Ногайцы 0,00% 0,00% 21,67% 0,00% 0,00% 5,19% 0,00% 0,00% 0,50%, 2,92% Туркмены 0,00% 0,00% 5,00% 0,50% 0,00% 1,95% 0,00% 50,50% 0,00% 6,93% Армяне 11,44% 23,85% 0,56% 12,00% 0,00% 24,03% 23,00% 1,00% 38,50% 14,65% Азербайджанцы 0,00% 1,54% 0,00% 1,50% 0,00% 7,14% 2,50% 0,00% 0,00% 1,28% Даргинцы 7,96% 0,00% 33,33% 0,50% 1,11% 1,95% 0,00% 0,50% 3,50% 5,47% Греки 3,98% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 3,25% 0,00% 0,00% 5,50% 1,46% Цыгане 0,00% 0,00% 0,00% 2,00% 0,56% 0,00% 1,00% 0,00% 18,00% 2,61%, Курды 0,00% 0,00% 0,00% 9,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 1,00% 1,22% Нет ответа 47,26% 26,92% 35,56% 63,50% 95,00% 24,03% 63,00% 46,50% 39,50% 50,27% Половина респондентов, как видно из таблицы, не смогла конкретно определиться по этому вопросу. Тем не менее, мы можем выделить относительно наиболее конфликтные, с точки зрения опрошенных, этнические группы. Это армяне и чеченцы; несколько менее конфликтными признаны русские, карачаевцы и дагестанцы. Стоит отметить, что в ряде районов (Грачевский, Шпаковский) многие респонденты и при личных интервью указывали, что армяне достаточно часто бывают вовлечены в конфликты на межэтнической основе. Вот отрывок из отчета интервьюера по Грачевскому району, респондент - представитель интеллигенции, не занятой на производстве: "Отвечая на вопросы, респондент объяснял, комментировал. Рассказывал, что ситуация в районе ухудшилась в 1988г с приездом армян, которые внесли свои правила в отношения между людьми. В то время районным прокурором был, армянин. Много армян прописались за взятки, по знакомству. Они слишком сплочены, вмешиваются во все сферы жизни, диаспора хорошо организована, очень поддерживают друг друга. Респондент говорил, о тихой, ползучей экспансии мигрантов, исповедующих ислам, о возросшей нагрузке на социальную сферу: не имеющие прописки, а следовательно и страховых медицинских полисов, мигранты ходят к врачу по чужим по полисам. Увеличилось число заболевших сифилисом. Сложно найти носителя, если он мигрант (а чаще всего это они) живет без прописки, поиски затруднены. Официально его не обследовав, предъявить ему что-либо или задержать очень трудно. Милиция помогает неофициально. Респондент считает, что ситуация выходит из-под контроля местной власти". Примечательно, что в беседе респондент не упомянул конкретно в качестве конфликтных групп ни один другой этнос, хотя указал на имеющуюся, по его мнению, угрозу со стороны "мигрантов, исповедующих ислам". Из этого отрывка видно, что основной конфликтогенной группой респондент считает именно армян, хотя в общем армяне имеют с русскими достаточно мощное консолидирующее начало - христианскую религию. Еще один респондент, уже из Шпаковского района, также указывая на конфликтность армян, подчеркивал наличие якобы имеющихся, у них далеко идущих планов. "... респондент указал, что его пугают агрессивно настроенные армяне, считающие Шпаковский район своей территорией, их исторической землей. Рассказал также о том, что из-за негативного отношения к армянам два сотрудника его организации сменили армянские фамилии на русские, считая, что армянские будут мешать в жизни". Таким образом, здесь мы видим, что респондент констатирует наличие этнических предубеждений в отношении армян, причем их значимость такова, что некоторые люди даже идут на то, чтобы сменить свою фамилию и избежать априори негативного к себе отношения. Вряд ли, конечно, большинство армян, проживающих на территории края, всерьез задумывалось над тем, чтобы оформлять какие-либо территориальные или статусные претензии, тем не менее, как видно из ответа респондента, такое мнение существует. Подобные предубеждения и стереотипы в условиях повышенной этноконфликтной готовности способны вызывать у русских подозрительность к любым действиям армян, какую бы цель они при этом не декларировали. Разумеется, все это не означает, что армяне на самом деле являются наиболее конфликтоопасной группой, в этом плане вообще сложно сказать что-либо утвердительное. Помимо этого, оценка конфликтности этнических групп меняется в зависимости от места опроса. Это подтверждается и мнением экспертов, которым был задан аналогичный вопрос (табл. 32). Таблица 32 Вопрос: Перечислите, пожалуйста, этнические группы, проживающие в Вашем районе (городе представители которых наиболее часто участвуют в конфликтах на межнациональной основе (если таковые имеются). (Экспертный опрос). Города, районы Андроповский Благодарненский Буденновский Георгиевский Грачевский г. Ессентуки Ипатовский Кировский г. Кисловодск Кочубеевский Туркменский г. Невинномысск Нефтекумский Новоалександровский Петровский г. Ставрополь Труновский Шпаковский В целом по выборке
Вариант ответа
Русские 25% 0% 0% 25% 0% 0% 0% 0% 5% 0% 5% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 4%
Армяне 40% 25% 20% 50% 25% 26% 0% 53% 38% 30% 5% 7% 0% 30% 0% 21% 35% 45% 25%
Чеченцы 50% 50% 25% 0% 10% 0% 0% 0% 0% 35% 5% 7% 10% 0% 5% 21% 20% 0% 11%
Езиды 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 30% 0% 2%
Азербайджанцы 5% 10% 10% 20% 10% 0% 10% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 5% 5% 16% 15% 0% 6%
Греки 30% 0% 0% 5% 0% 32% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 5% 0% 21% 0% 0% 5%
Казаки 0% 0% 0% 0% 0% 11% 0% 6% 5% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 1%
Даргинцы 15% 0% 0% 0% 5% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 1%
Народы Дагестана 0% 15% 30% 20% 0% 5% 25% 0% 10% 0% 10% 0% 40% 5% 5% 37% 0% 10% 12%
Карачаевцы 10% 0% 0% 0% 0% 11% 10% 0% 71% 25% 0% 20% 0% 0% 0% 16% 0% 0% 9%
Кабардинцы 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 35% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 2%
Цыгане 0% 10% 0% 0% 0% 0% 0% 12% 0% 15% 0% 0% 0% 30% 10% 0% 0% 5% 5%
Ногайцы 0% 0% 0% 0% 0% 0% 10% 0% 0% 25% 0% 0% 65% 5% 0% 5% 0% 0% 6%
Лезгины 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 29% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 1%
Туркмены 0% 5% 0% 0% 0% 0% 15% 0% 0% 0% 45% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 4%
Курды 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 0% 60% 0% 0% 0% 0% 3%
Затруднились ответить 35% 65% 65% 50% 65% 58% 70% 35% 24% 45% 45% 73% 25% 35% 85% 47% 50% 55% 51%
Судя по ответам экспертов, наиболее часто в конфликты на межнациональной основе бывают вовлечены армяне, чеченцы и народы Дагестана. Чеченцы по большей части вовлекаются в конфликты в Андроповском, Благодарненском, Кочубеевском районах, армяне - в Андроповском, Георгиевском, Кировском, Шпаковском районах, народы Дагестана - в Нефтекумском районе и г. Ставрополе. Как и респонденты по общей выборке, половина экспертов затруднилась назвать конкретные этнические группы, чьи представители наиболее часто вступают в открытые конфликты на межэтнической основе. Тем не менее указанные три группы, а в особенности те их представители, которые прибыли в край в течение последних 2- 3 лет, на фоне высокой конфликтной готовности населения края в целом могут заметно чаще вовлекаться в конфликты еще и по причине формирования в их отношении достаточно устойчивых этнических стереотипов и предубеждений, приписывающих им конфликтность как присущую им форму девиантного поведения. Прогнозирование открытых конфликтов и возможного модуса поведения населения края в случае возникновения открытого этнического конфликта Предлагая респондентам вопросы, в которых им предлагалось дать прогноз возможного обострения этноконфликтной ситуации в крае, мы отдавали себе отчет в том, что подобные прогнозы будут носить в значительной степени субъективный характер и даже будучи формализованы математическими методами вряд ли могут рассматриваться в качестве реального прогноза возможного развитии ситуации. Здесь нас более интересовал уровень этноконфликтного ожидания населения, насколько угроза открытых столкновении на межэтнической основе беспокоит население, сколь серьезно отношение людей к возможности такого рода конфликтов. В таблице 33 предложены сравнительные данные оценок респондентами возможности в ближайшее время открытых конфликтов на межнациональной основе в местах их проживания. Таблица 33 Вопрос: Как Вы полагаете, возможны ли в ближайший год в Вашем городе (районе открытые столкновения между людьми различных национальностей? Города, районы Андроповский г. Кисловодск Нефтекумский Новоалександровский Петровский г. Ставрополь Труновский Туркменский Шпаковский В целом по выборке
Вариант ответа
1. Вряд ли такое возможно 37,81% 5,38% 21,67% 13,50% 30,00% 12,34% 15,50% 31,50% 32,00% 23,10%
2. Такие столкновения возможны при определенных условиях 26,37% 51,54% 31,11% 27,00% 27,22% 44,16% 29,00% 41,00% 45,50% 35,14%
3. К сожалению, дело идет именно к этому 6,97% 14,62% 13,89% 16,00% 2,78% 25,32% 14,50% 14,50% 10,00% 12,89%
4. Наш город (район) уже сейчас стоит на пороге такого конфликта 7,46% 1,54% 15,56% 12,50% 2,22% 6,49% 6,00% 3,00% 0,50% 6,26%
5. Такие действия в принципе нереальны 7,46% 16,92% 2,78% 18,50% 12,78% 1,30% 21,50% 0,50% 7,50% 9,91%
6. Затрудняюсь ответить 13,93% 10,00% 15,00% 12,50% 25,00% 10,39% 13,50% 9,50% 4,50% 12,71%
Судя по полученным данным, конфликтные ожидания наиболее заметно выражены у респондентов Нефтекумского, Новоалександровского, Андроповского, Труновского, Шпаковского районов, Ставрополя и Кисловодска. В целом можно отметить, что большинство опрошенных не исключает возможности возникновения открытых конфликтов на межэтнической основе, что в известной степени подтверждает высказанное выше предположение о наличии высокого уровня этноконфликтной готовности в крае. Что касается наличия собственного опыта участия в такого рода столкновениях и модуса поведения в подобной ситуации, то большинство респондентов отметили, что личного опыта в этом плане не имеют (табл. 34). Таблица 34 Вопрос: Были ли Вы сами когда-нибудь участником конфликта на национальной почве? По месту проживания По возрасту В целом по выборке
Село Город 18-24 лет 25-30 лет 31-40 лет 41-50 лет 50-60 лет старше 60 лет
1. Да 12,49% 33,10% 24,47% 21,95% 17,93% 12,50% 12,21% 8,56% 15,56'%
2. Нет 87,51% 66,90% 75,53% 78,05% 82,07% 87,50% 87,79% 91,44% 84,44%
Как видно из таблицы, наиболее богатый опыт участия в этнически конфликтах имеют горожане, причем самая значительная доля ответивших на этот вопрос положительно приходится на респондентов г. Кисловодска. Относительно возрастного состава участников столкновений на межэтнической основе можно отметить, что наибольший опыт здесь имеют молодые люди, а количество ответивших на заданный вопрос положительно уменьшается пропорционально возрасту респондентов. Тем не менее 1/6 от общего объема выборки - это достаточно значительная величина при ответе на данный вопрос, тем более, если учесть что при нынешнем высоком уровне конфликтной готовности количество граждан, имеющих опыт конфликтного взаимодействия с представителями иных этнических групп, вероятнее всего, будет увеличиваться. Достаточно интересные, на наш взгляд, результаты были получены при ответе на вопрос о модусе поведения в таких конфликтных ситуациях (табл. 35). Таблица 35 Вопрос: Если Вам приходилось быть участником таких конфликтов, что Вы обычно делали? По месту проживания По возрасту В целом по выборке
Село Город 18-24 лет 25-30 лет 31 - 40 лет 41 - 50 лет 50 - 60 лет старше 60 лет
1. Разрешали их самостоятельно 8,35% 7,04% 13,83% 12,20% 8,68% 5,32% 5,34% 4,28% 7,72%
2 Обращались к властям (администрации и т.п.) 0,52% 1,06% 0,53% 0,49% 1,40% 0,27% 1,53% 0,00% 0,73%
3. Обращались в правоохранительные органы (милиция, прокуратура) 1,46% 2,11% 1,06% 2,44% 2,24% 1,33% 1,15% 0,39% 1,46%
4. Обращались в суд 0,26% l,4l% 0,00% 0,00% 0,28% 0,53% l,15% 0,39% 0,43%
5. Обращались к представителям частных силовых структур 0,34% 2,11% 0,53% 0,98% 1,12% 0,53% 0,00% 0,39% 0,61%
6. Обращались в свое национально-культурное общество или диаспору 0,43% 3,87% 0,00% 0,98% 1,68% 1,33% 0,76% 0,39% 0,97%
7. Обращались в казачьи объединения 0,34% 2,46% 2,13% 0,00% 0,56% 1,06% 0,38% 0,00% 0,67%
8. Обращались в общественные организации (партии, профсоюзы) как к посредникам 0,00% 0,70% 0,00% 0,49% 0,00% 0,00% 0,38% 0,00% 0,12%
9. Обращались в СМИ 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00%
10. Обращались в криминальные структуры 0,43% 2,82% 1,60% 0,98% 1,12% 0,80% 0,38% 0,00% 0,79%
11. Старались избегать все, что связано с конфликтом 0,26% 1,76% 1,60% 0,98% 0,28% 0,27% 0,38% 0,00% 0,49%
12. Полагались на волю Божию 0,26% 2,11% 0,53% 0,49% 0,56% 0,53% 0,76% 0,39% 0,55%
13. Ничего не предпринимали, все разрешалось само собой 0,43% 3,87% 0,53% 0,49% 0,56% 1,33% 1,53% 1,56% 1,03%
14. Другое (напишите) 0,17% 1,41% 1,60% 0,49% 0,00% 0,00% 0,38% 0,39% 0,36%
15. Затрудняюсь ответить 0,43% 4,23% 1,06% 1,4б% 0,84% 1,06% 1,15% 1,56% 1,16%
Ответили на предыдущий вопрос отрицательно 86,48% 66,20% 76,06% 77,56% 81,23% 86,70% 85,88% 90,27% 83,59%
Как видно из таблицы, большинство респондентов, имевших опыт конфликтного взаимодействия, стремились разрешить ситуацию самостоятельно. Лишь менее 1,5% обращались за помощью в правоохранительные органы; к иным средствам, похоже, граждане вообще не собирались прибегать. Вообще, стоит отметить, что многие респонденты старались избегать разговора о конфликтах, в которых они принимали участие. Складывалось такое ощущение, что люди (особенно в возрасте от 25 до 50 лет) стыдятся своего участия в таких столкновениях, считая это чем-то неприличным, унижающим человеческое достоинство. Это, на наш взгляд, достаточно интересная черта нынешнего массового сознания населения края. Тем более, если учесть, что этническим конфликтам свойственны такие особенности бессознательного поведения, как эмоциональность, алогичность, символизм и слабая обоснованность рациональными доводами совершаемых действий. Здесь, как нам представляется, немалую роль играет влияние социализации, которая у людей среднего и старшего возраста проходила по советским стандартам, среди которых не последнее место занимала такая черта, как неконфликтность, установка на бесконфликтное сосуществование с представителями иных этнических групп. Указанная нами черта во многом говорит о том, что потенциал неконфликтности, заложенный еще советской системой социализации и образования, до сих пор не исчерпан, что позволяет использовать этот фактор как основу для распространения идей толерантности и снижения уровня этноконфликтной напряженности в крае. Но, несмотря на этот положительный момент, в целом уровень конфликтной готовности, как уже отмечалось выше, достаточно высок. Это подтверждается и ответами респондентов на вопрос о возможности их личного участия в открытых этнических конфликтах на стороне своей этнической группы (табл. 36) Таблица 36 Вопрос: Скажите, пожалуйста, а Вы лично приняли бы участие в открытых столкновениях на стороне людей своей национальности, если бы оказались втянуты в межнациональный конфликт? По месту проживания По возрасту В целом по выборке
Село Город 18-24 лет 25-30 лет 31 - 40 лет 41-50 лет 50-60 лет старше 60 лет
1. Да, безусловно 26,70% 20,42% 30,85% 25,85% 29,97% 27,13% 26,34% 20,23% 26,81%
2 Скорее да. Все что касается моих соплеменников, касается и меня 9,65% 27,82% 17,55% 11,71% 12,89% 10,64% 13,74% 8,56% 12,22%
3. Скорее нет, что бы ни случилось, закон и порядок нужно соблюдать 14,73% 13,73% 10,64% 16,10% 14,01% 12,77% 18,70% 19,84% 15,26%
4. Это будет зависеть от обстоятельств 23,86% 25,70% 22,87% 30,24% 24,93% 23,94% 23,28% 14,79% 23,28%
5. Я не думаю, что это лучший способ отстаивания своих интересов 15,59% 8,45% 10,64% 8,29% 11,76% 17,82% 11,07% 25,29% 14,59%
6. Другое 1,89% 0,35% 0,00% 2,93% 0,84% 1,06% 0,76% 3,50% 1,46%
7. Затрудняюсь ответить 7,58% 3,52% 7,45% 4,88% 5,60% 6,65% 6,11% 7,78% 6,38%
Как видно из таблицы, почти 2/3 опрошенных не исключает своего участия в такого рода конфликтах. Причем стоит отметить, что четверть респондентов указала, что они безусловно поддержат представителей своей этнической группы в конфликте. Здесь обращает на себя внимание следующая деталь: безусловно положительный ответ дали не только респонденты младших и средних возрастных групп, но и люди пожилого возраста - более 20% из них готово выступить в конфликте на стороне своей этнической группы. Эти данные лишний раз, демонстрируют достаточно высокий уровень этноконфликтной готовности населений. Учитывая, рассмотренные выше аспекты - конкуренцию, возникающую, между этническими группами на почве несовместимых интересов и ценностей, распространение негативных стереотипов и социальных установок, стремление к росту сплоченности внутри своей группы, усиление напряженности в межэтнических отношений в целом - можно сказать, что в случае возникновения серьезных конфликтных ситуаций столкновения на межэтнической основе действительно могут принять массовый характер. Таки образом, несмотря на в целом негативное отношение к конфликтам, побудительные мотивы могут оказаться сильнее установок неконфликтности и способствовать приобретению конфликтом массового характера. Это, на наш взгляд, является одним из наиболее тревожных результатов настоящего исследования, Уровень религиозности, конфессиональный фактор и оценка опасности религиозно-политического экстремизма События последних лет на Северном Кавказе вполне отчетливо продемонстрировали глубину влияния религиозного фактора на развитие ситуации в регионе. Значительное количество конфликтов и столкновений, произошедших на Северном Кавказе с 1992 г. по нынешний день, имело четко обозначенную религиозную компоненту, а в ряде конфликтов, по заявлениям их непосредственны участников, в качестве определяющей доминанты мотивации действий выступало стремление распространить и даже навязать свои религиозные убеждения. Тем не менее, как отмечается многими исследователями, хотя в России на текущем этапе действительно происходит ренессанс религиозного сознания, религиозность значительной части верующих и атеизм неверующих имеют довольно поверхностный характер. Возможно, это в меньшей степени относится к жителям национальных республик, доминирующей религией в которых является ислам - степень религиозности обыденного сознания мусульман достаточно велика. Однако на Ставрополье ситуация в этом аспекте во многом напоминает общероссийскую. Таблица 7 Вопрос: Считаете ли Вы себя верующим человеком и, если да, к какому вероисповеданию себя относите? 18-24 лет 25-30 лет 31 - 40 лет 41-50 лет 50-60 лет старше 60 лет В целом по выборке
1. Не считаю себя верующим человеком. 7,98% 13,17% 12,89% 12,23% 15,65% 11,67% 12,46%
2. Считаю себя верующим, но не могу сказать, к какому вероисповеданию отношусь 5,32% 1,95% 3,92% 1,86% 1,15% 0,39% 2,37%
3. Считаю себя верующим
Православный 71,28% 74,15% 69,75% 75,27% 76,72% 84,44% 75,14%
Мусульманин 12,77% 9,27% 12,04% 9,57% 5,34% 2,33% 8,63%
Католик 2,66% 0,98% 0,28% 0,27% 0,00% 0,39% 0,61%
Буддист 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,39% 0,06%
Лютеранин 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,38% 0,00% 0,06%
Молокане 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,38% 0,00% 0,06%
Синкретическое верование 0,00% 0,00% 0,28% 0,00% 0,00% 0,39% 0,12%
Иудей 0,00% 0,00% 0,56% 0,00% 0,00% 0,00% 0,12%
Баптист 0,00% 0,00% 0,28% 0,27% 0,38% 0,00% 0,18%
Свидетели Иеговы 0,00% 0,49% 0,00% 0,53% 0,00% 0,00% 0,18%
Исходя из данных таблицы, более 80% опрошенных считает себя верующими, а уровень декларируемой религиозности по возрастным группам выглядит вполне сопоставимым. Практически та же картина наблюдается и в разрезе по месту проживания и образованию (табл. 38). Таблица 38 Вопрос: Считаете ли Вы себя верующим человеком и, если да, к какому вероисповеданию себя относите? По месту проживания По образованию
Село Город Неполное среднее Среднее Среднее специальное Незаконченное высшее Высшее
1. Не считаю себя верующим человеком 13,26% 10,21% 5,68% 10,26% 13,20% 15,09% 13,.94%
2. Считаю себя верующим, но не могу сказать к какому вероисповеданию отношусь; 2,67% 2,82% 0,00% 2,28% 2,34% 3,77% 2,68%
3. Считаю себя верующим
Православный 77,69% 72,18% 82,95% 71,51%, 77,17% 64,15% 75,87%
Мусульманин 5,17% 11,97% 9,09% 13,39% 6,19% 16,98% 6,43%
Католик 0,78% 0,35% 1,14% 1,42% 0,55% 0,00% 0,00%
Буддисты 0,09% 0,00% 1,14% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00%
Лютеране 0,0% 0,00% 0,00% 0,00% 0,14% 0,00% 0,00%
Молокане 0,09% 0,0% 0,00% 0,28% 0,00% 0,00% 0,00%
Синкретическое 0,17% 0,00% 0,00% 0,57% 0,00% 0,00% 0,00%
Иудей 0,09% 0,35% 0,00% 0,28% 0,00% 0,00% 0,27%
Баптисты 0,00% 1,06% 0,00% 0,00% 0,14% 0,00% 0,54%
Свидетели Иеговы 0,00% 1,06% 0,00% 0,00% 0.28% 0,00% 0,27%
Большинство опрошенных, как видно из таблицы, считают себя православными христианами, на втором мест по численности идут последователи ислама. Судить об общем уровне религиозности по ответам на указанный вопрос, разумеется нельзя. Мы не ставили своей задачей выяснить действительную глубину религиозных чувств респондентов, но в некоторой степени судить об этом можно, опираясь на результаты ответов на вопрос о частоте посещения верующими респондентами богослужений в храмах той конфессии, к которой они себя относят (табл. 39) Таблица 39 Вопрос: Если Вы ответили положительно на предыдущий вопрос, то скажите, как часто Вы посещаете богослужение в храме или молитвенном д
Home | UK Products |Contact | Find | Directory | Web Hosting | Resell Domains | Sites
Copyleft 2005 ruslib.com
http://ruslib.com/POLITOLOG/AWKSENTIEW/entnostawr.txt_Piece4...

Satellite

http://bookz.ru/authors/avksent_ev-v/entnostawr/page-4-entno...
.А Авксентьев, И.О. Бабкин, Н.П. Медведев, А.Ю. А.Ю. Хоц, В.В. Шнюков
Ставрополье: этноконфликтологический портрет
ПРАВИТЕЛЬСТВО СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ
МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
СТАВРОПОЛЬСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ
ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ
"Создание системы мониторинга и прогнозирования этнополитических и этносоциальных процессов в Ставропольском крае"
Вот отрывки про Новоалександровск:
Раз: Судя по полученным данным, конфликтные ожидания наиболее заметно выражены у респондентов Нефтекумского, Новоалександровского, Андроповского, Труновского, Шпаковского районов, Ставрополя и Кисловодска.
Два: Как видно из таблицы, значительная часть экспертов полагает, что миграция на территорию Ставрополья представителей неславянских этнических групп, влияет в некоторой степени на общую этноконфликтную ситуацию в крае. Наиболее серьезным это влияние полагают эксперты Андроповского, Буденновского, Кочубеевского, Новоалександровского, Труновского, Шпаковского районов, а также городов: Ессентуки, Кисловодск и Ставрополь.
Мнение экспертов подтверждается сведениями, полученными в ходе личных интервью во время проведения массового опроса.
Три: Исходя из этой информации, открытые конфликтные действия фиксируют эксперты практически во всех городах и районах, где проводился опрос. Наибольшую частоту столкновения на межнациональной основе отметили эксперты Кочубеевского, Новоалександровского, Кировского, Туркменского, Нефтекумского районов. Примечательно, что, как отмечают эксперты, случаи открытых конфликтов на сегодняшний день достаточно редки, массовые столкновения являются скорее исключением чем правилом.
Респонденты, принявшие участие в массовом опросе, оценивают ситуацию в этом направлении более критически (табл. 30).
Четыре: самая замечательная цитата.
Опираясь на данные таблицы, можно выделить ряд районов и городов, где респонденты уверены в наличии дискриминации в отношении различных этнических групп - Андроповский, Нефтекумский, Новоалександровский, Труновский, Туркменский, Шпаковский районы, г. Ставрополь - в общем, подавляющее большинство точек, где проводился опрос. Примечательно, что полученные результаты в целом по выборке коррелируют с ответами, которые дали на этот вопрос респонденты - представители неславянских этнических групп в ходе уже упоминавшегося исследования. Таким образом, значительное количество опрошенных нами жителей края уверено в том, что имеет место неравноправное отношений власти и общества к представителям различных этнических групп.
Что касается того, имеют ли представители каких-либо национальностей определенные преимущества, преференции исключительно в силу своей этнической принадлежности, то респонденты определились здесь следующим образом (табл. 20).

shtompal

В 1992 г . в Анапе, Краснодаре, Армавире, Тимашевске состоялись нападения на армян. Летом 1993 г . инциденты между русскими и армянами прошли в Анапе.

zulya67

5,19% 5,50% 14,00% 11,00% 8,57% Карачаевцы 3,48% 53,85% 5,56% 0,00% 0,00% 24,03% 1,00% 0,00% 1,50% 7,84% Чеченцы 26,37% 0,00% 8,33% 6,50% 1,11% 40,26% 17,50% 0,50% 3,50% 11,43% Народы Дагестана 0,00% 8,46% 11,11% 7,00% 1,11% 15,58% 5,50% 2,00% 7,50% 6,14% Ногайцы 0,00% 0,00% 21,67% 0,00% 0,00% 5,19% 0,00% 0,00% 0,50%, 2,92% Туркмены 0,00% 0,00% 5,00% 0,50% 0,00% 1,95% 0,00% 50,50% 0,00% 6,93% Армяне 11,44% 23,85% 0,56% 12,00% 0,00% 24,03% 23,00% 1,00% 38,50% 14,65% Азербайджанцы 0,00% 1,54% 0,00% 1,50% 0,00% 7,14% 2,50% 0,00% 0,00% 1,28% Даргинцы 7,96% 0,00% 33,33% 0,50% 1,11% 1,95% 0,00% 0,50% 3,50% 5,47% Греки 3,98% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 3,25% 0,00% 0,00% 5,50% 1,46% Цыгане 0,00% 0,00% 0,00% 2,00% 0,56% 0,00% 1,00% 0,00% 18,00% 2,61%, Курды 0,00% 0,00% 0,00% 9,00% 0,00% 0,00% 0,00% 0,00% 1,00% 1,22% Нет ответа 47,26% 26,92% 35,56% 63,50% 95,00% 24,03% 63,00% 46,50% 39,50% 50,27%
эт ты че понаписал?

Lenn

да..что то там на сайте случилось..и не понятно как эти данные понимать...
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: