взрывы домов, открытое писмо Медведеву

seregaohota

Дорогой Дмитрий Анатольевич! ("The Wall Street Journal", США)
Татьяна и Алена Морозовы, 30 мая 2008

В результате трех скоординированных взрывов в домах Москвы и Волгодонска в сентябре 1999 года погибло 292 человека, в том числе и наша мать, Любовь Морозова. В этом открытом письме мы призываем Вас, Дмитрий Анатольевич, провести независимое, открытое и полное расследование этих терактов.
Хотя виновными в этих преступлениях были объявлены чеченские террористы, что и было использовано в том же месяце в качестве предлога к возобновлению полномасштабной войны против Чечни, существует множество свидетельств того, что в деле могли быть замешаны российские спецслужбы. Также есть четкие доказательства того, что власти что-то скрывают. Мы не считаем, что это преступление раскрыто.
Позвольте напомнить Вам некоторые факты:

* 23 сентября 1999 года полицией было арестовано трое агентов Федеральной службы безопасности. Эти люди установили детонатор и оставили RDX (гексоген - прим. перев. то же самое взрывчатое вещество, то использовалось в предшествующих терактах, в подвале многоквартирного дома в городе Рязани. В ФСБ действия своих агентов назвали 'учениями' и заявили, что в мешках с взрывчаткой на самом деле был сахар. Расследование было быстро свернуто, а все улики объявлены 'совершенно секретными'.
* Примерно в это же время солдат российской армии обнаружил RDX в своей воинской части невдалеке от Рязани, в мешках с надписью 'сахар'. Этот инцидент не расследовался вообще, все улики засекречены.
* О взрыве жилого дома в Волгодонске спикер Государственной Думы Геннадий Селезнев объявил 13 сентября 1999 года, за три дня до того, как этот дом был действительно взорван.
* Управляющий нашим московским домом на улице Гурьянова, который был взорван, Марк Блюменфельд, заявил нашему адвокату и нескольким журналистам, что агенты ФСБ 'уговорили' его изменить показания: показали ему фотографию чеченца Ачемеза Гочияева, которого он раньше никогда не видел, и под давлением он 'опознал' в нем человека, взявшего в аренду часть подвала дома.
* Фоторобот, изображавший реального подозреваемого с изначальных слов Блюменфельда, пропал; в полиции на его месте лежит фотография Гочияева. А наш адвокат Михаил Трепашкин, сам бывший агент КГБ, заявил журналистам, что на этом фотороботе узнал агента ФСБ Владимира Романовича. Вскоре после этого Романович был ограблен и убит на Кипре, однако преступление до сих пор не раскрыто.
* В ноябре 2003 года, накануне суда над двумя чеченцами, впоследствии признанными виновными в перевозке взрывчатки, использованной во время терактов в Москве, Трепашкина арестовали, подбросив ему в машину оружие, и тем самым не дали ему возможности передать в суд заявление Блюменфельда о том, что агенты ФСБ заставили его дать ложные показания. Что же касается суда над этими чеченцами, то он не убедил ни нас, ни окружающий мир, поскольку заседание велось за закрытыми дверьми, и правозащитные организации указывали на многочисленные процессуальные нарушения. Заявление Блюменфельда и дело о замене составленного с его слов фоторобота на фотографию Гочияева ни одним российским судом так и не рассматривались.
* С тех пор убито уже четыре человека, расследовавших возможность участия ФСБ во взрывах жилых домов. В апреле 2003 года в Москве застрелен депутат Госдумы Сергей Юшенков; его коллега Юрий Щекочихин через три месяца умер, якобы от отравления. В октябре 2006 года в подъезде своего дома в Москве была убита журналистка Анна Политковская, а еще спустя месяц в Лондоне от яда умер бывший агент КГБ Александр Литвиненко.
В России многие пришли к мнению, что эти взрывы - дело рук спецслужб. Что касается нашей семьи, то мы сначала поверили в официальную версию с 'чеченским следом', но той веры давно уже нет. Сегодня мы уверены, что нашу мать и ее соседей принесли в жертву политике, что их убили, чтобы оправдать войну в Чечне и помочь Владимиру Путину стать на следующий год президентом. И изменить эту точку зрения может только объективное расследование.
Господин Президент, мы пишем это открытое письмо, потому что хотим верить, что с Вашим приходом на этот пост темный период российской истории завершится. Вы в этом не участвовали.
Мы понимаем, что Вы испытываете чувство верности и благодарности прежнему режиму. Но народ вверил в Ваши руки силу государства не затем, чтобы Вы защищали тех, кто, возможно, убивал людей. Сегодня Вы олицетворяете власть в России, поэтому и Ваша должность связана с более высокой ответственностью. Вы несете обязательство - перед историей, народом и памятью невинных жертв - обнаружить и сказать правду об этих преступлениях.
Сестры Татьяна и Алена Морозовы - бывшие жительницы многоквартирного дома в Москве на улице Гурьянова, разрушенного 9 сентября 1999 года в результате террористического акта. В настоящее время живут в г. Спрингфильде, штат Миссури.

natunchik

"Дорогой Дмитрий Анатольевич" неудержимо проассоциировалось.

lenmas

Как проассоциировалось, так и продиссоциируется. :)
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: