Книга "Антикопирайт"

bomber

Прокомментируйте, кто читал книжку Антикопирайт Вербицкого.
http://imperium.lenin.ru/LENIN/32/C/c1.html
Вот для интереующихся отрывочек.

Business Software Alliance
Результат свободного программирования - программы, которые весьма надежны и эффективны, и я счастлив, что это придает ему привлекательности. Но я скоре бы выбрал едва работающую, неэффективную, ненадежную, но свободно распространяемую программу, чем удобную и надежную, но проприетарную программу, которая не уважает мою свободу.
(Ричард Столлман, интервью сайту Слэшдот).

Глобализм простер свои крыла над Америкой начиная с конца 1980-х; одновременно с подписанием ею Бернской конвенции о копирайте (1988). А произошло это так. Традиционно, основной экспортной индустрией США были сигареты и оружие; с конца 1970-х, продукция Голливуда и других медиа потеснила изрядно и оружие и сигареты. США стали основным экспортером интеллектуальной собственности и чуть ли не монополистом ее; немедленно Америка оказалась членом всех и всяческих глобальных организаций охраны копирайта. Для выкручивания рук и лоббистской практики на местах был организован амбициозный лоббистский консорциум - Business Software Alliance (1988).
С самого перого дня, анти-пиратское лобби преследовало цели не только заявленные им (анти-пиратские но и полицейские, а зачастую просто мошеннические. Основным донором BSA был Майкрософт, и функция его поэтому стала - не только бороться с компьютерным пиратством, но и любой ценой развивать и укреплять Майкрософта повсеместную монополию. В странах, с населения которых взять особо нечего, BSA насылает на крупные компании подкупленных ментов и адвокатов, пока тем это не надоест, и после заключает с ними соглашение следующего содержания: BSA отзывает ментов, а взамен компании обещают перейти исключительно на программное обеспечение Майкрософт.
Не встречая никакого противодействия в корпоративном мире, BSA разжирел невероятно. Вышло так, что про-копирайтные лоббистские структуры могут требовать от законодателей чего угодно, вплоть до луны, солнца, звезд и квадратного эллипсоида; и все получат. Так, в Америке за нелицензионную копию программы, которая стоит 100 баксов, берут штраф в $150,000 (150 тысяч долларов); это на $25,000 больше, чем штраф за слив токсичных промышленных отходов в реки.
Майкрософт/БСА не гнушается вообще ничем. Типичный (и многократно повторяемый) эпизод из жизни BSA: некто анонимный звонит по специальному анонимному телефону и доносит, что дескать в такой-то американской школе установили с одной лицензией Microsoft Office на несколько сразу компутеров (типа, учителя постоянно получали от своего начальства письма с аттачментами в MS-Word, а денег на еще одну копию этого дела не было, школы в Америке такие же нищие, как и в России). Майкрософт грозит подать на школу в суд, и требует, чтобы местное роно совместно с BSA произвело аудит, с целью установить, нет ли в школах округа (числом 264) еще незаконных копий. Находит 400 копий (из них 200 это MS-DOS, продукт, который уже лет 15 не менялся и 7 лет как не поддерживается). Грозит школе штафом в 400 помножить на $150,000. В результате соглашается на штраф в $300,000, плюс 3 миллиона за выкуп школой всего нелицензированного софта (безбожно устарелого и вообще установленного, возможно, каким-нибудь хулиганом по ошибке плюс полтора миллиона на поддержку антипиратских мер; и изображает из себя доброго дядю и чуть ли не благотворителя, подарившего школе 60 миллионов благотворительных долларов от широты души.
Последние несколько лет, BSA проводит повсеместно специальные добровольно-принудительные проверки, на предмет обнаружения пиратского софта; для чего рассылает во все не очень крупные компутерные компании (а также разным случайным людям: студентам, домохозяйкам и линуксовым сисадминам) угрожающие письма с требованием немедленно допустить аудиторов BSA, которые удостоверят их компании лицензионную чистоту. Если граждане не отвечают, им присылают еще более угрожающее письмо, требуя немедленного ответа, а иначе фирму внесут в Страшный Черный Список потенциальных пиратов.
Ситуация поистине кафкианская.
От аудитов никто не застрахован - кроме компаний-участников BSA. Стоят они страшно дорого (под полмиллиона долларов, даже для маленькой компании); и оплачивает их, разумеется, никак не BSA. В теории, от аудита можно и отказаться; но на всякую хитрую жопу найдется х. с винтом. Любой, кто когда-либо заключал лицензионное соглашение с Microsoft (а это значит - любой, кто устанавливал у себя их софт; кнопочку "Accept" помните?) расписался (путем нажимания этой самой кнопочки) в том числе и что будет допускать к себе эти самые аудиты. Если он их таки не допустит, что ж, одно это уже есть нарушение лицензионного соглашения, а граждане нарушающие лицензионное соглашение уже по одному этому обстоятельству виновны в компутерном пиратстве; так что сколько веревочке не виться, а все пиздец.
На будущее следует учесть, что легальные продукты Microsoft гораздо опаснее нелегальных.
По закону, каждая программа, установленная на диске, должна иметь бумажную документацию, удостоверяющую факт покупки; плюс, товарные чеки и счета от кредитной компании, если программа была куплена в кредит. А поскольку за годы работы на каждом компутере скапливаются сотни неизвестно кем поставленных програм, аудит самой маленькой компании занимает несколько недель и требует сотен человекочасов напряженной работы; оплачиваемой, разумеется, самой фирмой (т.е. фирма платит и своим работникам, участвующим в аудите, и аудиторам тоже).
Службы наблюдения за копирайтом, подобные BSA, могут доставить любой компании и любому человеку массу неприятностей. Абсолютно чистых бизнесов не бывает; даже если начальство фирмы строжайшим образом следит за соблюдением лицензионной чистоты, никто не может помешать особо злому или просто сумасшедшему работнику установить на каком-нибудь компьютере в незаметном месте левую программу и стукнуть в BSA, по услужливо предоставленным анонимным линиям связи. Несколько лет назад в Москве BSA совместно с милицией был пороизведен рейд в помещениях одного мелкого провайдера; и несмотря на то, что провайдером использовался исключительно легально купленное обеспечение Sun - Solaris, граждане, проводившие обыск, таки нашли где-то в углу забытый неизвестно кем антикварный 486-й компутер с MS-DOS, лицензии на который за давностию лет ни у кого не было. Помещение было опечатано, а все компутеры вывезены для дальнейшей проверки. Подробностей не называю, поскольку ситуация достаточно типичная и подобные истории происходят ежегодно.
Анти-пиратские рейды превратились в идеальную полицейскую меру, стократ превосходящую и анти-наркотические и налоговые. Возможно, есть где-то граждане, которые платят налоги и не употребляют; но на любом, наверное, компутере стоит хотя бы одна позабытая, поставленная детьми либо друзьями нелицензионная программа; либо лицензия была, но потерялась; либо и лицензия есть, а товарный чек давно уже выкинули. Не говоря уже о том, что поставить на два компутера программу по одной и той же лицензии - ровно такое же преступление, как и поставить на одном компутере эту же самую программу, приобретенную незаконно.

отсюда взято

tvix1377

Ходил недавно на его лекцию. Попал туда случайно. напишу завтра отчет.

bomber

Буду ждать.
Также буду благодарен за доп. информацию по поводу того где, когда и по какому поводу такие лекции (лекция ?) проходили, проходят или будут проходить.

CneKTP

Я тоже с интересом почитаю.

tvix1377

Лекция проходила в заведении, которое называлось, живой уголок, Серпуховской вал, д 17\1. Рекламировать не буду, поскольку организация дискуссии и публика мне не понравились. По большей части леваки какие-то, притом многие на редкость тупы и активны (вредное сочетание а еще хальдера там встретил. Зато, если лекция не нравится, можно выпить, вино было по 30 р стакан, водка с биттер-лемоном по той же цене.
Начал этот миша вербицкий совсем заупокой. Мямлил что-то. Смысл - на Западе расцветают формы мягкого экономического принуждения, которые, если их нарушать, выкидывают человека на обочину жизни. Уволили с работы - бомжуй.
Далее. Современное о-во создает не товары, а образы товаров. Тягомотный пример с производством кроссовок найк. Стоят они 5 $, а продают их за 200.
Почему продают так дорого? Потому что преуспевающий капитализм не существует за счет удовлетворения потребностей. Преуспевающее о-во создает вовсе не товар для удовлетворения потребности, а нехватку этого товара. Именно это делает штат всяких бренд-менеджеров, маркетологов и прочих дармоедов. И делает, судя по всему хорошо, раз негры-подростки убивают друг друга из-за кроссовок фирмы найк (сам он там работал что ли). Еще был пример с со знаменитостями, которые ничего не делают, но людям интересны, очередная операция на лице Лайзы Минелли, например. В общем, продают не товар, а образ потребителя, при этом образ искуственно созданный.
Далее следовала длинная история копирайта. Мысль простая - копирайт прошел длинный победный путь. Победив в европе и америке он добился унификации . Сроки его с каждым разом все расширялись.
Смысл этой истории прост - сначала показать, чем современное о-во отличается от марксового (нехватка товара вместо товара затем на этом политэкономическом срезе показать значение копирайта.
В итоге получается, что копирайт есть эксклюзивное право создавать нехватки потребностей.
Дальше были негативные стороны копирайта.
Копирайт не дает автору зарабатывать много денег. Много денег зарабатывает дядя, который владеет правами на издание произведений, а у кристины агилеры все бабки уходят в кокаин.
Копирайт изменяет современную культуру, не позволяя свободное цитирование.
Копирайт является средством принуждения. Здесь миша вербицкий долго рассказывал, как Билл Гейтс ставит в железо какую-то херню, которая сообщает ему о ПО, которое использует узер. Вроде камеры в душе.
В прогнозах развития ситуации миша оказался слаб. Напомнил мне великого политолого С. Маркова, который на вопрос, победит ли Буш на выборах, ответил: "Или победит, или не победит".
Негативная ситуация - мир захватывают транснациональные корпорации, которые запрещают во всех детских садах без уплаты десятины петь песенку о микимаусе, и ставят всем по камере в душе.
Второй вариант - Европа отменит копирайты, пусть и на короткий срок. Тогда в каждой деревне будет по бритни спирс.
Что еще не понял. Он говорил о современном о-ве в духе дебора и бодриара, что оно продает не товар, а образ потребителя. ПРи этом постоянные примеры с деятельностью майкрософта. Но виндоус, на мой взгляд, самый обыкновенный товар.
PS Не сумел применить на практике. Недавно по незнанию скачал дома обновления из инета, а добрый билл заблокировал мне винду.

Arthur8

завтрашнюю идею не украдешь, поэтому копирайт бесмысленен...

tvix1377

Миша говорил, что в науке пока нет копирайта. Копирайт - это виндовс, сиквелы и триквелы, бритни спирс, книги, некоторые технологии.

sever576

есть такая штука как "окружение патентами"

olgats03

Афигеть идиотизм
BSA бы по общагам походить на счёт пирадства вот где осиное гнездо

tvix1377

Да, еще было сравнение копирайта и торговли наркотой. Если все запретить, то резко возрастет потребность и можно выгоднее толкать. Притом толкают не все подряд, а только некоторые.
Дескать борьба с наркотиками - это на деле борьба за возможность их дороже толкать, т.е. распространение этих наркотиков.
Реальная борьба с наркотой, по мысли миши - "как это делают в Китае", т.е. брать всех, брать и убивать всех нахер.
Теперь представьте эту же ситуацию с копирайтом.
Оригинальный ум, ничего не скажешь.

bomber

Спасибо за рассказ о лекции. Насколько я понял, эта лекция - небольшой обзор этой самой книги "Антикопирайт".
Вот еще глава, которая мне понравилась.
Особенно про покемонов.
Хотя, на самом деле, грустно.

Глобализм и копирайт
Покемоны, EUCD и Гаагская Конвенция


Я считаю, что есть природные права, природные в том смысле, что люди наделены ими независимо от мнения государства. Свобода слова - хороший пример; я думаю, что люди наделены свободой слова, а цензура это плохо. ...Я также считаю, что свобода делиться программами и другой опубликованной информацией - это природное право.
Существуют также искусственные права, права, источником которых государство. Я согласен с американской судебной системой в том отношении, что копирайт - искусственное право, а не природное. Можно принять какую-то ограниченную форму копирайта на определенные работы, но это соглашение делается в интересах публики, а не в качестве неотъемлемого права авторов и компаний менеджмента авторских прав.
Сегодня в интересах публики - чтобы компьютеры использовались для обмена копиями.

(Ричард Столлман, интервью сайту Слэшдот).
Вне Америки, ситуация с копирайтами, пожалуй, еще хуже. Казалось бы, DMCA служит только экспортеру интеллектуальной собственности, а стране, которая ее по преимуществу импортируeт, гораздо выгоднее более либеральные версии копирайтного уложения (или просто никаких копирайтов - полный fair use по образцу Free Software Foundation). В Америке, напомню, в XIX веке копирайты на иностранные работы не действовали вообще - Конгресс решил, что выплачивать деньги иностранцам Америке не выгодно, и все.
Так-то оно конечно так, но копирайты необходимы и национальным корпорациям, отвечающим за перепродажу интеллектуальной собственности в стране, занимающейся ее этой интеллектуальной собственности импортом (в России например). Если вопрос о копирайте не урегулирован, установить монополию не удастся и оптовые цены на продукт упадут до цен на болванки и пустые кассеты (плюс, возможно, 50-100 процентов). Оптовая цена на пиратский компакт-диск в России сейчас в районе доллара; если печатать компакты большим тиражом, они обходится центов в 40 штучка, плюс 20 центов упаковка и еще 5-10 центов обложка; другими словами, в России производитель пиратской продукции имеет с нее 20-30% дохода. Из рынка с таким уровнем цен гораздо труднее извлечь существенную прибыль, чем в ситуации, когда монопольный правообладатель продает тот же самый компакт легально оптом по 3-4 доллара, даже если половину прибыли ему приходится отдавать Биллу Гэйтсу. В России, например, далеко не все лоббирование анти-пиратских мер ведется на деньги, выплаченные американцами; достаточно много национальных корпораций занимаются тем же самым в собственных интересах.
Введение ограничений на fair use, особенно на использование художниками тех или иных культурных реалий, ведет к полной культурной монополии и доминации "богатого Запада" над бедным Югом. В человеческой культуре, голос стран третьего мира и так достаточно незаметен; бедным хватает чем заниматься и помимо культуры. Третий мир лишен голоса, он пользуется культурным продуктом Запада, ничего - или почти ничего - не производя. В результате реформы копирайта по образцу DMCA, эта ситуация будет закреплена на легальном уровне. Художественная практика в странах третьего мира окажется вне закона.
Реалии, из которых составлено бытие любого человека (на Западе или нет) - реалии глобальные: Макдональдс, Кока-Кола, Бритни Спирс, покемоны. На любом перекрестке в самой дикой стране висит реклама Мальборо, за углом стоит Макдональдс, по соседству продают телевизоры, из телевизоров вещает Бритни Спирс, рядом детишки играют с покемонами - культурные и географические различия нивелированы почти целиком. Если художественная практика не будет отражать реальности (которая составлена из Мальборо и Кока-Колы это будет не художественная практика, а дерьмо собачье. Копирайт и торговые марки защищают культурные реалии от цитирования, если не платить отступных. В странах третьего мира нет своей собственной контент-индустрии, так что платить отступные некому; а денег эти отступные будут стоить столько, что даже если и было можно кому-то заплатить, никогда все равно столько денег не наберешь. Культура становится в прямую связь от финансового ресурса, выраженного в долларах. И поскольку чем дальше, тем большая часть ресурсов и долларов уходит на поддержание этой самой контент-индустрии, страны третьего мира беднеют и беднеют, а страны и без того богатые богатеют и богатеют, и с каждым лишним долларом присваивают себе прерогативу говорить от лица всего человечества и всей человеческой культуры - поставив культуру других стран и других рас вне закона.
Вот например, наши дорогие детишки интересуются покемонами; покемоны давно стали частью подростковой реальности. Ситуация достаточно типичная; со времен рыцарских романов и сказочных историй об Александре Македонском, национальная культура трансформировала и ассимилировала иностранные влияния, превращая их в часть своего собственного багажа; становясь сильнее. Культура, которая не в состоянии дать адекватный ответ на подобный вызов - должна умереть и умрет. Ответом на увлечение покемонами может быть лишь ассимиляция покемонов в национальный культурный контекст; или наша культура умрет, или мы покемонов ассимилируем, вслед за героической поэзией, романами, теософией и марксизмом.
России нужна русификация покемонов (всего вообще, но в частности покемонов). Наша культура может быть спасена, если самоотверженный и гениальный писатель и не менее гениальный художник покемоновед покусится на нехитрые бабки, которые такой проект должен принести; и нарисует наших национальных покемонов, снабдив их соответствующими подписями.
Корпорация, которая разведение покемонов в России контролирует, обладая соответствующими копирайтами и трэйдмарками ничем таким озаботиться не в состоянии и не будет; корпорации и гений вещи, как известно, несовместные. Сохранение русской культуры однако совершенно не в ее интересах - если русские будут частью одной и той же однородной интернациональной массы, им гораздо легче будет скармливать очередных покемонов, телепузиков или Бритни Спирс. Зато можно предугадать реакцию этой корпорации, буде кто-то самоотверженный и гениальный займется национальными покемонами. Весьма легко предугадать: этому самоотверженному и гениальному некту настанет пиздец.

История сия далеко не умозрительная. Примерно год назад популярный сетевой писатель А.Н.Житинский решил порадовать свою дочку Настю и заодно заработать немного бабок; для каковой цели скачал с сети картинки с покемонами и (не будучи в состоянии прочесть что на них написано) сочинил интересные подписи; не менее культовый автор и художник Дмитрий Горчев этих покемонов красочно (и гораздо лучше, чем в оригинале) нарисовал, заодно уже изобретя несколько собственных.
Первая книжка Энциклопедии Покемонов была таки напечатана, с умопомрачительной красоты полноцветными иллюстрациями. Враги России пригрозили Житинскому судом, и книга была немедленно изъята из печати, на чем заинтересованные лица потеряли десятки тысяч условных единиц - гораздо больше, чем собирались заработать.
Причем и Житинский и Горчев - не какие-то случайные хрены с горы; книжка их, только лишь быв написана этими без преувеличения классиками в своем жанре, обещала стать вехой развития русской литературы, культуры, социальной и духовной жизни. Житинский - молодежный писатель со стажем лет в 30; его удивительным романом "Потерянный дом, или разговор с милордом" зачитывались в конце 1980-х все сколько-нибудь осмысленные подростки старшего школьного возраста. Лично я уверен, что не изучив этого романа внимательно и несколько раз, невозможнo понять ничего вообще. Это как не читать Муми-Тролля, Стругацких и "Серебряный Герб" Чуковского.
Дмитрий Горчев, будучи лет 30-ти, не имеет присущих автору советской формации писательских причиндалов, и вообще живет в основном в Интернете; но по результатом всевозможных опросов является сетевой публикой наилюбимейшим. Что и неудивительно - писательский дневник Горчева чтение столь же беспредельно фантастическое, сколь занимательное; наполовину "Дьяволиада, повесть о том, как близнецы погубили делопроизводителя", наполовину дневники то ли Розанова, то ли второстепенного персонажа "Москвы-Петушков". Иллюстраторское мастерство Горчева (непревзойденное, на мой взгляд) говорит само за себя - посмотрите вот Энциклопедию Покемонов
Не первый наверное случай, когда книга, грозившая стать прижизненной классикой, была зарублена цензурой; но случай тем более вопиющий, что книга - русская, а цензура - совершенно нерусская. Оккупационное правительство, говорите? Не иначе как.
А случилась эта национальная, с позволения сказать, трагедия осенью 2001 года.
Вот таким образом иностранные державы осуществляют в России культурный империализм.
Даже в странах, где мультимиллионной индустрии перепродажи контента нет, действуют иностранные лоббистские организации (BSA и его аналоги тратящие сотни тысяч условных единиц на подкуп ("лоббирование") законодателей; поскольку в этих странах на такие деньги можно купить весь парламент с кабинетом министров впридачу, драконовские анти-пиратские законы принимаются и здесь (конечно, если взятки по дороге из Америки к парламентерам не разворует кто-то третий). Так, в Белоруссии приняли пакет документов, аналогичный DMCA; я сильно сомневаюсь, что кто-то из голосовавших за данный пакет вообще смотрел, за что он голосует. Конечно, это законы исполнять никто не собирается; но глупо надеяться, что бедные страны вроде Белорусскии станут убежищем хакера, пирата и информационного террориста. Законная база к пресечению медиа-активизма есть и там, а что эти законы никто не применяет - а вы видели медиа-активизм на Береге Слоновой Кости? Я не видел.
Лоббирование мер, аналогичных DMCA, по сути ничем не отличается от подкупа бандитов, милиции и законодателей с целью вывоза за бесценок природных ресурсов и захвата внутренних рынков. В XIX веке европейские державы вели в Китае войны за беспошлинную продажу опиума китайцам, который у англичан выращивался в Индии и был в избытке. Оказалось, что подкуп трех ветвей власти (бандитов, ментов и законодателей) гораздо эффективнее, чем военная интервенция, и приводит к тому же результату быстрее и проще. Это и называется оккупационное правительство.
Между прочим, экономическая оккупация не является прерогативой стран третьего мира - тот же самый механизм работает повсеместно. Когда американцы называют Вашингтон "сионистским оккупационным правительством" (ZOG израильтяне обвиняют американцев, арабов и нефтяных бонз в оккупации и саботаже Эрец Израэль, а саудовские арабы занимаются террором против американских оккупантов, устроивших в Аравии военные базы, и те и другие и третьи говорят об одном и том же. В настоящий момент оккупированной территорией является - весь мир.
Европейская Директива По Копирайту (EUCD) и Гаагская Конвенция
Во многих европейских странах принят аналог DMCA, или даже более жесткие версии его. Но это еще не предел - под давлением WIPO (World Intellectual Property Organization) 14 февраля 2001 года была одобрена директива EUCD (European Copyright Directive). В странах-участницах ЕС этот закон будет задействован к середине 2003 года. EUCD, который аналогичен DMCA, будет действовать по всему Европейскому Сообществу; но написан он (в отличие от сляпанного на коленке и противоречивого, рассчитанного на прецедентную легальную систему DMCA) гораздо более рационально; римское право все-таки. Впервые в легальной практике вводится понятие "rights-management information (RMI)"; отныне хозяин копирайта может полностью контролировать, каким образом используется лицензионный продукт. Принятие подобного (беспрецедентного в юридической практике) закона значит конец концепции fair use не только на практике, но и в теории.
Разумеется, если какой-то продукт может быть использован, чтобы нарушать условия "rights-management information", этот продукт также оказывается нелегальным (такая статья есть и в DMCA и в любом из законов, продавливаемых WIPO начиная с середины 1990-х). Сообщение информации о подобных средствах нелегально тоже. В принципе, это дает юридическую базу к запрещению практически любого устройства: от Линукса до программ, зачитывающих файлы для слепых и до обыкновенных очков.
Где-то с год назад нашли способ делать музыкальные компакт-диски, которые не считываются компьютерными CD-ROM драйвами. Разумеется, такие компакт-диски делаются в обход опубликованного стандарта, и не читаются также и на многих сиди-плэйерах. Нужно это для того, чтобы люди не могли эти компакты копировать или выкладывать в Интернет. BMG выпустипа в этом формате последний альбом Натальи Имбруглии, но народ был до такой степени недоволен, что его довольно быстро отозвали и заменили нормальными. Впрочем, корпорации которые поменьше используют эту технологию для разных малотиражных продуктов и ничего.
В соответствии с EUCD, написание программ, позволяющих на компьютере читать такие сломанные компакт-диски, окажется нелегальным; также запретят всевозможные peer-to-peer программы, от Гнутеллы и до Напстера.
Еще более мрачной инициативой является Hague Convention, Гаагская Конвенция по частному интернациональному закону. В настоящий момент, Гаагская Конвенция - это система достаточно безобидных и даже полезных соглашений, позволяющих согласовать незначительные юридические вопросы на территории разных стран; скажем, использовать в России свидетельство о рождении ребенка в Англии или Америке. Но готовится новый закон, который позволит согласовать не только свидетельства о рождении, но также законодательства об оскорблении и об интеллектуальной собственности. На практике, это будет значить, что любой закон об интеллектуальной собственности либо оскорблениях, принятый одним из государств, будет иметь силу на территории других государств. А поскольку юрисдикция суда одной страны будет распространяться на все остальные, из всех законов будет действовать наиболее людоедский.
А нужно это прежде всего Франции и Германии, для борьбы с сайтами неонацистов.
К Гаагской Конвенции принадлежит 51 держава; европейские государства, США, Россия, Китай, и всякие экзотические страны, типа Северной Кореи, Эстонии, Морокко, Турции и Уругвая.

Nefertyty

Довольно типичная история:
http://slashdot.org/comments.pl?sid=137570&cid=11502853:
We have a site license here at the university where I work. I was very opposed to the license at the time and continue to believe it was a very Bad Thing.
Basically the license let us be "clean" on licensing in the event of an audit. The blanket license keeps us from ever having to prove that every piece of software is properly licensed. The overwhelming majority of the software on university-owned machines IS above-board, but finding the paperwork to prove it is just about impossible.
The original license covered (for a flat yearly fee) all university desktops and laptops as well as Windows and Office for home use by faculty and staff.
This year MS changed the license on us -- faculty and staff home use is no longer covered -- there's now an extra fee. Of course, the university could reject the new terms. If it did, however, our current licenses would expire -- requiring us to purchase new individual licenses for every machine that had software installed under the old agreement. That's a big problem because no one keeps records of what is installed under a site license. The only way to "pass" an audit would be to relicense pretty much every machine on campus. No one has that kind of money, so no matter how Microsoft changes the agreement, the university now has little ability to protest. Just smile and write another check!

Arthur8

да все равно, патент это уже вчерашняя идея, раз патент. А завтрашней идеи нет в природе еще, потому тчо она завтрашняя и именно по этой причине её украсть невозможно. И никакие патенты не остановят. Даешь свободу ТВОРЧЕСТВУ, даешь свободу КРЕАТИВНЫМ ИДЕЯМ! копирайтеры те, кто боятся быть номером два и всегда ими будут, может не по деньгам но по смыслу...

hott

open source for ever!
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: