Не ходите дети гулять в армию на южный сахалин

vodes5311

И после этого они говорят, что сын порезался стеклом?»


Текст: Андрей Новгородцев (Ульяновск) Фото: Reuters
В Южно-Сахалинском гарнизоне «деды» издеваются над солдатами. Один умер от ножевого ранения, другому отбили почки, а третий уже год скрывается. Жертвы дедовщины рассказали «Газете.Ru», как в части пытали солдат. Правозащитники требуют вмешательства Главной военной прокуратуры.

В пятницу ульяновские правозащитники из общественных организаций «АГОРА» и «Гарантия» направили письмо главному военному прокурору России Александру Савенкову с просьбой взять под личный контроль расследование всех инцидентов, связанных с дедовщиной в воинских частях Южно-Сахалинского гарнизона. За последнее время там произошли уже три серьезных ЧП. Солдаты и родители пострадавших рассказали «Газете.Ru» о пытках со стороны старослужащих и офицеров: один забит до смерти, другой попал в больницу, третий сбежал.
Самое серьезное ЧП произошло в марте 2006 года. После нескольких дней лечения в госпитале умер рядовой Марат Динуллов из воинской части №1983. Солдат был призван на Сахалин из села Липки Ульяновской области.
Перед смертью он успел сообщить родителям, что в новогодние праздники его порезали «деды».
Однако по версии командиров, военнослужащий сам порезался в душе разбитым стеклом. При операции у него было удалено полтора метра кишечника, а смерть наступила от закупорки легочной артерии тромбом, который оторвался при повторной операции.
Отец солдата Иршат Динуллов не поверил официальной версии. Он разыскал бывшего сослуживца сына Юрия Иванова (фамилия изменена). Тот лежал с Маратом в госпитале и подтвердил, что солдата действительно ударили ножом пьяные «дембеля».
Кроме того, как сообщил в беседе с корреспондентом «Газеты.Ru» отец погибшего, руководство части было резко против того, чтобы об этом ЧП узнали родители и общественность. По его словам, еще когда сын лежал в больнице, 26 февраля командир части вызвал Марата к себе и ударил несколько раз в прооперированный живот. Это подтверждает и бывший сослуживец. «Вернувшись от командира в госпиталь, Марат мне рассказал, что тот начал его пугать: зачем, мол, пишешь домой всякие письма, обещал отправить в дисбат», – рассказал «Газете.Ru» сосед Динуллова по палате.
По словам Юрия Иванова, через две недели нахождения в госпитале Марата Динуллова перевели в санчасть. Там раненого заставляли регулярно чистить снег. «Марат пытался говорить, что он не может после операции работать, что весь живот изрезан, но офицеры только отмахивались от него, называли симулянтом: "Раз из госпиталя выписали, значит, все нормально».
А Марат постоянно кричал по ночам от боли, последнее время ничего не ел. Врачи никак не лечили, давали ему только альмагель, применяемый при изжоге», –рассказывает «Газете.Ru» бывший военнослужащий.
Когда ему вновь стало хуже, Динуллова направили обратно в госпиталь, сославшись на то, что у него «обнаружен гастрит». 5 марта 2006 года 18-летний рядовой скончался.
Получив «груз-200», отец солдата задокументировал на видеокамеру все повреждения на теле сына. Он считает, что никакой повторной операции, якобы во время которой и умер его сын, не было: на теле есть только старые операционные швы, уже почти зажившие. «А если вскрытие было по шву, сделанному во время операции, то это уже скрытие состава преступления», – говорит Иршат Динуллов.
Кроме того, на теле он обнаружил раны на голове, гематомы на руках и в паху.
«Под печенью – ножевое ранение, ниже – еще одно проникающее ранение, похоже, сделанное уже каким-то тупым предметом. И после этого нам говорят, что сын порезался стеклом?!» – восклицает отец.
Первоначально следователи военной прокуратуры Южно-Сахалинского гарнизона в возбуждении уголовного дела по факту смерти солдата отказали. Требование родителей не проводить вскрытие в Южно-Сахалинске, а отправить труп на независимую экспертизу на родину, в Ульяновске, было проигнорировано. Только после того как информация о гибели солдата попала в федеральные СМИ, уголовное дело все-таки было возбуждено. Правда, исследовать тело погибшего солдата на Сахалине уже никто не мог – гроб отправили на родину Диннулова.
По словам военного прокурора Южно-Сахалинского гарнизона Константина Рожкова, сейчас расследование продолжается. Ждут результатов еще одной экспертизы.
Пока полученные следствием факты говорят только о том, что сами медики в гибели Марата не виноваты.
Теперь многое зависит от показаний бывших сослуживцев Динуллова. По их словам, в части постоянно происходили издевательства над военнослужащими.
Как рассказали «Газете.Ru» представители организации «АГОРА», сосед убитого, военнослужащий той же части Юрий Иванов тоже попал в госпиталь из-за издевательств. Его сильно избили пьяные «деды» – у солдата отбиты почки. Когда выяснилось, что к дальнейшему прохождению службы он больше не годен, офицер выдал ему документы и 500 рублей на дорогу. Позже комиссованый военнослужащий рассказал правозащитникам, что издевательства «дедов» над молодыми солдатами в части происходили постоянно. Офицеры, по словам Иванова, прекрасно знали о дедовщине, но закрывали на нее глаза.
Когда правозащитники взялись за расследование фактов дедовщины в Южно-Сахалинской части, к ним обратилась мать еще одного военнослужащего, призванного в Ульяновске, – Сергея Саматкина. По ее словам, он уже считался старослужащим, и весной 2005 года принял решение продолжить службу по контракту. Однако 9 мая Саматкин случайно стал свидетелем убийства в части: пьяный контрактник убил ножом военнослужащего-срочника. Суд по этому делу должен был начаться в августе 2005 года, Саматкин и его сослуживец проходили по нему в качестве главных свидетелей. За несколько дней до начала суда они покинули часть и больше в нее не возвращались.
Спустя четыре месяца после побега сын позвонил матери и сообщил, что боится возвращаться в часть, «потому что слишком много знает о том, как все происходило и о том, что творится в части», и что его за это тоже могут убить.
По словам Саматкина, они с сослуживцем сами готовы идти в военную прокуратуру и рассказать, как было на самом деле, но только в Москве или в Ульяновске. Южно-Сахалинской прокуратуре они не доверяют.

perovo77

а при чем здесь сам по себе Сахалин? Дедовщина она и в подмосковных частях есть и читал даже про Президентский полк. Да, а на Северном Сахалине можно гулять?

Krendils

«Вернувшись от командира в госпиталь, Марат мне рассказал, что тот начал его пугать: зачем, мол, пишешь домой всякие письма, обещал отправить в дисбат»,
Хуле, наглядный пример, что причина дедовщины — вовсе не в дедах и не в форме призыва. Гавно в погонах, б****.

vodes5311

Не только в этом. Уже много раз говорилось, что дедовщина - это часть культуры управления.
В нормальной коммерческой фирме какая мотивация:
в плюс: премии, бонусы или в минус: штрафы, вплоть до увольнения. Ну еще нематериальные: благодраности, разносы и.т.п. Причем у хорошего начальника благодарность/разнос стоит часто больше бонуса.
В Армии положительные бонусы: увольнительная, отпуск, та же благодарность, ранний дембель. С отрицательными хуже. Сейчас, насколько я знаю, гаупвахты нет. Увольнение - это радость, а не горе. Денежное довольствие настолько смехотворное, что штрафы не имеют смысла. Ах да, есть еще наряды.
Скудность инструментов + низкая квалификация управленцев, то бишь офицеров, приводит к тому, что проще выделить избранную группу и за разного рода послабления им, поручить им с помощью физического насилия мотивировать остальных.
Самое интересное, что система управления частями тоже построенна большей частью на мотивации от (в мирное время). Если у командира часть ну просто офигенная для солдат, то ему ничего не будет. А вот если плохо - дадут по жопе. Не нужно быть 7 пядей во лбу, чтобы догадаться о наиболее вероятной стратегии поведения: ничего не делать для улучшения, скрывать имеющиеся случаи, оправдывая ее красиывами словами о чести мундира и все такое. Причем для сокрытия используется опять же привычная мотивация от: "будешь писать домой - прибью".
Кто служил, поправьте, меня если что не так.
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: