"Удар должен был быть нанесен по Сирии", "Россия станет мусульманской"

Irina_Afanaseva

pavel_s 26.08.2006 [21:05] (369 прочтений)
Интервью с профессором Бар-Иланского университета Даном Шапирой

(23304 bytes) [c]
Война между Израилем и «Хизбаллой» завершилась. Вернее прервалась, ибо мало кто из аналитиков, не говоря уже о жителях Ближнего Востока, сомневается в том, что в будущем – возможно, не столь отдаленном – мы станем свидетелями нового витка насилия. Но на данный момент стороны объявили тайм-аут, и появилась возможность оценить причины и последствия “второй ливанской”. Некоторые аналитики высказывали недоумение непоследовательной позицией российской власти, пытавшейся максимально быстро остановить контртеррористическую операцию Израиля в Ливане, рассматривая это как своеобразный сбой, отчасти вызванный традиционными связями с некоторыми группировками на мусульманском востоке, отчасти попыткой вернуться в качестве сильного самостоятельного игрока на Ближний Восток. Известный востоковед, профессор Бар-Иланского университета Дан Шапирa поделился с «Полит.ру» своим взглядом на основные аспекты существующего конфликта. В рамках этого взгляда позиция российской власти выглядит, напротив, закономерной и последовательной. Интервью взял Габриэль Вольфсон.
Эта война началась после похищения двух израильских солдат и убийства восьмерых. Что, с вашей точки зрения, подтолкнуло «Хизбаллу» к этой провокации?
Прежде всего, стоит помнить, что «Хизбалла» – прямой представитель Ирана и все более зависимой от Ирана Сирии. «Хизбалла», Иран, Сирия и шиитский Ирак – это часть шиитского пояса, идущего от Афганистана до Средиземного моря, главную роль в котором играет Иран. Иран стремится завладеть ядерным оружием. Какую реакцию мирового сообщества это встречает, хорошо известно. Ахмади-Неджад, безусловно, делает все от него зависящее, чтобы сместить фокус с его ядерной программы на другие проблемы. И «Хизбалла», с этой точки зрения, – идеальный помощник. Достаточно сказать, что за день до начала нынешней войны глава иранской ядерной программы покинул переговоры о развитии иранского атома. Вместо того чтобы лететь домой, он приземлился в Дамаске, вызвал Насраллу и велел поджечь ливанско-израильскую границу, с тем чтобы отвлечь на какое-то время внимание от Тегерана и его ядерной программы.. Кстати, есть данные, что иранские ученые обещали своему начальству прорыв в течение недель, и нынешняя война «Хизбаллы» против Израиля – попытка купить время иранским физикам.
Насралла выполнил приказ и начал войну против Израиля, напав на израильское подразделение, убив восьмерых и захватив в плен еще двух израильских солдат. На наши города упали тысячи ракет и снарядов российских катюш; под обстрелом оказался весь израильский север, 1 500 000 человек; сотни тысяч в течение месяца не выходили из бомбоубежищ, две сотни погибших, 20 миллиардов официальных убытков. Но израильский тыл оказался сильнее, чем предполагалось, и, хотя пока нам не удалось вернуть наших пленных, все же «Хизбалла» вытеснена из Южного Ливана, вернулась легитимация «зоны безопасности», войска стран НАТО будут размещены в арабской стране, продемонстрировано единство интересов Израиля, Ливана и суннитских режимов перед лицом Ирана, Сирии, «Хизбаллы» и РФ.
Вы “разместили” Израиль и Россию в противодействующих лагерях. Почему?
Нужно понять, что на сегодняшний день интересы России (как видно из контекста разговора, речь здесь идет скорее не об интересах России, а об интересах нынешней российской власти или, возможно, одной из ее группировок – «Полит.ру») и Израиля находятся в неразрешимом противоречии. РФ ликвидирует науку и культуру и экспортирует энергоносители и оружие. Поэтому она заинтересована в поддержании высокого уровня напряженности в мире, особенно на производящем нефть Ближнем Востоке. Кроме того, РФ станет на протяжении жизни нынешних поколений страной с мусульманским если не большинством, то со столь значительным меньшинством, что превратится объективно в мусульманское государство.
Это пока не значит, что нынешние российские власти «идут на поводу» у своего мусульманского населения – хотя они и учитывают симпатии и антипатии этих групп. Скорее наоборот, власть пытается лавировать и противопоставлять друг другу различные течения в исламе с целью минимизировать влияние мусульман России и отодвинуть тот час, когда Россия станет мусульманской. Практически все мусульмане РФ, кроме части азербайджанских, – сунниты, среди них активно работают представители таких суннитских стран, как Саудовская Аравия, Иордания, Египет. В частности, поэтому РФ активно поддерживает иранскую ядерную программу, «Хизбаллу», алавитский режим в Сирии.
Вы можете сказать, и будете правы, что таким образом РФ пытается сдержать экспансию суннитских государств среди собственного населения. Вооружая Иран ядерной бомбой, РФ посылает очень толстый намек Саудовской Аравии и другим государствам Залива. Поставляя через Иран и Сирию современное оружие «Хизбалле», РФ содействует превращению харизматического лидера ливанского шиитского меньшинства в лидера всех арабских масс. Эта та точка, где смыкаются шиитский вызов суннизму и борьба суннитских радикалов против собственного религиозного и политического истеблишмента.
Хорошо, что эта война внесла, наконец, ясность – у Израиля и РФ нет общих интересов. Израиль находится там, где умеренные суннитские режимы, США, НАТО, правительство Ливана. По другую сторону – РФ, Иран, Северная Корея, лукашенковская Белоруссия, «Хизбалла», Сирия, ХАМАС, Уго Чавес и Фидель Кастро.
В Израиле традиционно существовал огромный потенциал подлинной любви к России, Россия же, за исключением очень коротких и переходных периодов, систематически делала все, чтобы эту любовь убить. В 1967, в 1973 годах можно было говорить о том, что это не Россия – это Советский Союз. Но когда «новая Россия» поставляет в наш регион ракеты, причиняющие нам 50% потерь, танки, Калашниковы, ядерные технологии, Катюши, Скады и Грады, должны быть сделаны, наконец, выводы. Оттого и происходит удивительное сближение израильско-суннитских интересов, которое непосредственно касается происходящего в России.
Давайте вернемся к Ирану. Известно, что Тегеран стремится к обладанию ядерным потенциалом. Как вам видится такая перспектива?
Иран действительно стремится завладеть ядерным оружием. Не Ахмади-Неджад начал охоту за бомбой – уже покойный шах поставил себе такую цель, что и было одной из причин его падения. Иран нуждается, с точки зрения его руководителей, в ядерном оружии. Он окружен опасными соседями, из которых некоторые имеют ядерное оружие (Пакистан, Россия на территории других (Турция, Саудовская Аравия) оно может быть развернуто. Со всеми без исключения соседями у Ирана очень длинная история конфликтных отношений и угроз Тегерану. Добавьте флот США. Израиль же тут роли не играет. На сегодня уничтожение Израиля не является целью какого-либо серьезного игрока на Ближнем Востоке. Именно Израиль поддерживает – в интересах всех – стабильность в регионе самим фактом своего существования.
Иран – любой Иран – будет стремиться получить ядерное оружие, таковы геополитические и исторические интересы этой страны. К Израилю это не имеет отношения, хотя в нашей стране очень многие видят в иранском атоме главную опасность, что и вызвало серьезную перестройку всей военной доктрины. Я бы хотел добавить, что опасность представляет собой, по моему мнению, не столько само ядерное оружие, сколько возможный шантаж его использованием.
Это страшит и США и другие страны Запада, которые также берут в расчет опасность перехода ядерного оружия Ирана в руки каких-то совсем безответственных групп. Вместе с тем, несмотря на свою безумную риторику, иранский режим рационален. Нынешняя напряженность между Ираном и Западом проистекает, в частности, из-за того, что во время Второй Войны в Заливе Буш отверг предложение тогдашнего президента Ирана Хатами урегулировать отношения ценой прекращения поддержки мирового террора и контроля над ядерной программой. Буш полагал, и не без некоторых оснований, что получит все это после выборов в Иране задаром. Но произошел сбой, и у власти оказался Ахмади-Неджад, который пытается вернуться к диалогу с США силовыми методами.
Вы говорите о крайне низкой вероятности ядерного удара по Израилю со стороны Ирана. Однако риторика, используемая Ахмади-Неджадом в том, что касается “необходимости уничтожить Израиль”, и его “изыскания” по теме Холокоста весьма красноречивы.
Эта риторика меня не пугает, потому что я знаю, что за словами об «освобождении Аль-Кудса» (Иерусалима – «Полит.ру») и депортации евреев на Аляску с помощью ирано-российских ракет стоят попытки ввести в заблуждение общественное мнение суннитских нефтепроизводящих стран. Это им угрожает российско-иранский атом, и правители этих стран прекрасно отдают себе в этом отчет, но попытки протестовать против ядерного шантажа будут восприняты их же собственным общественным мнением как свидетельство «союза с сионистами».
Вместе с тем, понимая иранскую необходимость в ядерном оружии, я считаю такую риторику нетерпимой. Во-первых, это гадко, во-вторых, у всякой риторики есть своя динамика.
Эта война не закончилась однозначной военной победой Израиля. «Хизбалла» (и не только она) утверждает, что развенчан миф о непобедимости Армии Обороны Израиля.
Важно понимать, что израильские наземные силы реально воевали лишь последнюю неделю. Все остальное время происходили некие разведки боем с акцентом на ВВС и надежду, что бомбардировки заставят ливанцев восстать против «Хизбаллы», взявшей (с помощью Ирана) Ливан в заложники.
Вы можете рассматривать такой способ ведения войны в аспекте возможных действий против Ирана, но надо учесть, что «Хизбалла» – действительно очень хорошая армия, способная очень болезненно воздействовать на израильские наземные силы (как и произошло и было желание сократить, насколько возможно, контакт с силами «Хизбаллы».
Я тоже считал, что контакт с силами «Хизбаллы» надо минимизировать, но я не делал вывод, что надо бомбить Ливан. По-моему мнению, раз мы не можем воздействовать на Иран – подлинный источник насилия, – удар должен был быть нанесен по Сирии, посреднику между Ираном и «Хизбаллой». Но глубокая перестройка израильской армии в последние годы с акцентом на стратегические силы (включая ВВС) и на технологию, приведшая бывшего командира ВВС в кресло начальника Генштаба (нечто в Израиле ранее немыслимое диктовала упор на ВВС – ВВС может все. Но эта война показала в очередной раз, что основой войны остается пехотинец.
В 1948, 1956, 1967 и в 1973 годах победили мы. У арабов есть другое мнение насчет 1973 года, и частично оно оправдано, потому что после 1973 года не было войн против регулярных арабских армий, началась серия “мирных процессов”. Арабы поняли, что у них нет шанса против мощи регулярной израильской армии. Но это как в неких китайско-японских видах боя – преврати силу противника в его слабость. И с тех пор нам успешно навязывают войны, в которых мы вынуждены использовать силу, кажущуюся непропорциональной, поражать мирных жителей, гоняться на многомиллионных самолетах за катюшами Второй мировой, строить электронные системы против Кассамов, изготовленных в гараже и т.д.
Это хорошо, что у нас такая авиация, которая может (надеюсь) уничтожить иранские ядерные объекты и пролететь над домашней резиденцией Асада в Латакии-Лаодикее. Но Иран и Сирия имеют своего “представителя” в Ливане, вооруженного российским оружием пятидесятилетней и трехлетней давности, против которого наши ВВС пока не имеют решения. Ось Тегеран-Дамаск-Дахия навязала нам эту войну.
Какие политические изменения по итогам этой войны могут произойти в Израиле?
В Израиле традиционно была тенденция к представительству в политике генералов. Израильтяне устали от отставных генералов, и приход к власти Ольмерта, служившего военным корреспондентом в армейской газете, и министра обороны – капитана интендантской службы запаса, раненого не на войне, а в ДТП – Переца отражает эту тенденцию. Видимо, маятник качнется обратно – нам нужны генералы, а не штатские. Это правительство совершило массу ошибок в ходе войны. Впрочем, ошибки есть всегда – вопрос в их критической массе.
Есть те, кто скажет, что война показала: ценность Израиля как союзника упала. Но нельзя не отметить, что «Хизбалла» представляет собой интегральную часть иранской военной системы. Возможно, это одна из лучших тактических пехот на свете. Наряду с ливанскими шиитами сражались и иранцы. Израильские офицеры отмечали, что «никогда арабские армии так против нас не воевали». Так что, хотя я и отношусь к критикам нынешнего израильского правительства, можно сказать в его защиту, что то, что общество рассматривает как ошибочные решения в ходе войны, было, хотя бы частично, прощупыванием боем иранской армии. Вы понимаете, что этот военный опыт актуален не только – и не столько – для Израиля.
Источник: http://www.polit.ru/analytics/2006/08/21/shapiro.html

Kraft1

Грамотно

yojik_morkojik

Особенно жонглирование сунитами-шиитами вначале. В России, дескать, большинство мусульман - сунниты, именно поэтому она так активно поддерживает шиитский пояс против Израиля и суннитского Ближнего Востока. Аминь. Грамотно - не то слово.

sever576

Не хватало, чтобы еще Израиль пытался нами манипулировать.

Kraft1



именно поэтому она так активно поддерживает

Не угадал
Оставить комментарий
Имя или ник:
Комментарий: